А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Чушь собачья (сборник)" (страница 8)

   – А что, может, и сходила бы! – подхватила шутку женщина в брюках. – Вот зубы золотые бы вставить…
   Они могли зубоскалить так до полуночи, но время поджимало, и я попыталась направить разговор в нужное русло.
   – Дорогие женщины, минутку внимания! – вмешалась я. – Давайте чуть-чуть посерьезнее! Честно вам признаюсь, начальника жэка изображать не намерена. Профиль нашей газеты немного иной. Мы занимаемся темами, которые так или иначе связаны с криминалом, другими словами, с преступлениями…
   – И кого сейчас ловите? – спросила женщина с косой.
   – Да кого? Темкина небось! – громогласно объявила рыжая, скрещивая руки на необъятной груди. – Кого тут ловить, окромя его? Давеча уж приходили!
   Я почувствовала, как по моей спине побежали мурашки.
   – Кто приходил? – изменившимся голосом спросила я.
   – Да к Темкину – из милиции! – охотно сообщила рыжая. – Со мной вот тоже разговаривал… Серьезный такой, обходительный мужчина…
   – Постойте-постойте! – пробормотала я. – Как из милиции? Не может быть!
   – Ну как это не может! – с обидой сказала рыжая. – Вчера утром. Я на лавочке тут сидела. Вдруг он выходит аккурат из этого подъезда. Оглянулся по сторонам и ко мне подошел – я, говорит, из милиции…
   – А как он выглядел? – упавшим голосом спросила я. – В черной рубашке, в очках? Сумочка на запястье? Такая, документы в ней носят.
   – Не было никакой сумочки! – уверенно заявила рыжая. – А вот рука правая у него была забинтована. Он еще сказал – смешно так, как в кино, – бандитская пуля, говорит. Высокий, серьезный, на лбу сильно полысел. Хотя и молодой – тридцати еще нет, пожалуй. А глаза твердые, стальные – как глянет, так, девки, просто мороз по коже!
   На этот раз «девки» не рискнули шутить – они слушали, затаив дыхание. А я поинтересовалась:
   – И что же он вас спрашивал, этот милиционер?
   – Спрашивал, какой человек Темкин, где работает, как с соседями общается, женат ли, кто к нему ходит. Подробно все расспрашивал, но вежливо! Не то что наш участковый – слова доброго не скажет!
   – Простите, и что же вы ему рассказали? – снова спросила я. – Понимаете, мы тоже ищем этого Темкина, но его, кажется, нет дома.
   – А его днями не бывает, милая девушка! – презрительно сказала рыжая. – Человек он не больно путевый – по всему видно, не работает, а на машине раскатывает. Друзья к нему приходят крутые, с цепями на шее. Опять же девки эти непотребные! Говорят, он этим самым бизнесом и занимается! – добавила она, значительно понижая голос.
   – Каким бизнесом? – не поняла я.
   – А этим… на Казачьей улице! – дурашливо ответила толстуха.
   Ее слова вызвали новый взрыв смеха.
   – Правда-правда! – делаясь серьезной, сказала рыжая. – Девки у него клиентов ловят. А он ими командует. С этого живет. Вот такая, прости господи, пакость у нас в доме завелась! – она в сердцах плюнула на асфальт. – Ну, слава богу, милиция им теперь заинтересовалась. Давно пора!
   – А этот милиционер, – спросила я. – Он удостоверение вам показывал? Или он в форме был?
   – В гражданском он был, – немного смущенно ответила рыжая. – И удостоверения я никакого не видела. Да кем ему еще быть? Кто ж еще милиционером назовется? Да нет, точно милиционер!
   Я не стала возражать – просто попросила вспомнить, во что был одет «милиционер». Оказалось, что, несмотря на жару, неизвестный был в прочной немаркой куртке с карманами – это было все, что запомнила толстая соседка.
   – Все в подробностях расспрашивал! – с жаром повторила соседка, явно желая отвлечь мое внимание от своей оплошности с милицейским удостоверением. – Обстоятельный такой! А я что, я ничего не скрывала! – добавила она с вызовом.
   Ее товарки согласно кивали головами.
   Мне стало ясно, что мы должны торопиться – «милиционер» опережает нас на целые сутки. Единственное, что утешало, – уверенность, что в Кавказском переулке он не нашел интересующей его вещи.
   Я сердечно распрощалась с женщинами и, кивнув Виктору, пошла к машине.
   – Слышал? – спросила я на ходу.
   – Слышал, – согласился Виктор.
   – Какие будут предложения?
   – Нужно искать на Казачьей, – сказал Виктор. – Поближе к вечеру.
   Он был прав – этот путь казался сейчас наиболее реальным. Можно было, конечно, попробовать разыскать родственников Темкина, однокурсников, но этот вариант был слишком долгим и ненадежным. Если слухи верны, наиболее близких к Темкину людей мы найдем на Казачьей.
   – Советую тебе приодеться, – сказала я Виктору. – Сегодня ты должен быть похож на состоятельного клиента. Не помешает, пожалуй, золотая цепь на шее – не обязательно в палец толщиной, достаточно обычной цепочки… Ну и, конечно, захвати с собой денег побольше – информация стоит недешево! Но с девочками позабавиться и не надейся! – шутливо добавила я. – Я намерена тебя сопровождать и контролировать все твои расходы.
   Мы отправились на поиски Темкина в восемь часов вечера. Теперь мы воспользовались машиной Виктора. Я уселась на заднем сиденье, стараясь выглядеть понезаметнее. Наш фотограф, чисто выбритый, в новой рубахе из джинсовой ткани, сидел за рулем. На его шее действительно болталась цепочка, но не золотая, а стальная, армейская, с опознавательным жетоном. У Виктора было своеобразное чувство юмора.
   Надо сказать, что даже в новой рубашке он мало походил на искателя ночных приключений – уж слишком мрачной выглядела его физиономия. Кроме врожденного свойства характера, этому способствовали и обстоятельства. У меня тоже настроение было на нуле – Марина вернулась с задания с плохой новостью.
   Любовь Георгиевна Токмакова, сломленная свалившимися на ее семью неприятностями, попала в больницу. К сожалению, пока дело ограничилось нервным срывом и ее жизни ничего не угрожало, однако бодрости это нам не прибавило. Всех нас терзало смутное чувство вины, хотя что мы могли поделать?
   Ночная жизнь на Казачьей уже вступала в свои права. На этой тихой улице, где по вечерам не слишком много прохожих и не такое интенсивное движение, обосновались многочисленные жрицы любви в возрасте от пятнадцати до сорока.
   Они прохаживались по тротуарам, не особенно стараясь привлекать внимание. Инициатива, как правило, принадлежала клиентам, которые прибывали сюда на автомобилях, – кто в одиночку, а кто и шумной компанией. Высмотрев понравившуюся девушку, клиент притормаживал у тротуара, и начинался торг. В большинстве случаев он кончался тем, что путана садилась в машину и уезжала. Некоторым, говорят, не везло – они не возвращались. Однако такие случаи были все же редкостью – за безопасностью подружек следили сутенеры или их подручные. По-видимому, в этой же роли подвизался и Темкин.
   Я вспомнила слова Клавдии Дмитриевны о том, что на дачу к Гаврилову приезжала женщина. Вполне возможно, Темкин поставлял тому проституток, как говорится, на дом. Удовольствие дорогое, но, возможно, он делал это по старой дружбе – или у Гаврилова водились денежки. Тогда у него было что искать.
   Виктор медленно вел машину вдоль тротуара, сумрачно вглядываясь в фигуры фланирующих взад-вперед девушек.
   – С таким взглядом ты их всех распугаешь! – предупредила я. – Они решат, что ты маньяк-убийца, помешанный на добродетели.
   Виктор ничего не ответил. Заметив впереди одиноко стоящую девушку, он подъехал поближе и остановил машину. На накрашенном лице «ночной бабочки» появился интерес. Она была совсем юной – не старше двадцати лет. Прямые золотистые волосы спадали на худенькие плечи. Коротенькая кофточка открывала смуглый животик с продетым сквозь пупок блестящим колечком. Из-под мини-юбки выглядывали аппетитные, несколько полноватые ноги.
   – Вы свободны? – церемонно спросил Виктор, приоткрывая дверцу. – Можно вас на минуточку?
   – Можно на минуточку, – усмехнулась девушка. – А можно и на час, без разницы. Тариф универсальный.
   – И какой тариф? – немного испуганно спросил Виктор.
   – Двадцать баксов, – ответила проститутка.
   – Может, сбавишь? – спросил Виктор.
   – Жена тебе сбавит, – парировала девушка. – Я не торгуюсь.
   Виктор нерешительно оглянулся на меня, а потом все-таки сказал:
   – Ну ладно, садись!
   Девчонка юркнула на переднее сиденье и, тут же заметив меня, сказала с легким возмущением в голосе:
   – Ты меня не предупредил, что будет группенсекс! В этом случае я беру вдвое, учти это!
   – Не будет никакого секса! – сказал Виктор сквозь зубы, трогая машину с места.
   – Эй, постой! – возмущенно воскликнула путана. – Рули обратно! Мы так не договаривались!
   – А мы никак не договаривались, – возразил Виктор, сворачивая в боковую улочку.
   – Послушайте, девушка, – вмешалась я. – Не пугайтесь. Вам ничего не грозит. Мы вам заплатим. Нам просто нужна кое-какая информация. Вас как зовут?
   Девчонка подозрительно посмотрела на меня, подумала немного и, кажется, решила, что пока ей ничего не угрожает.
   – Наташа, – неохотно сказала она. – А вы из милиции, что ли? Вот навязались на мою голову!
   – Мы не из милиции, Наташа, – успокоила ее я. – Просто мы ищем одного человека, который задолжал нам деньги. Кажется, он опекает каких-то девушек здесь, на Казачьей. Нам так объяснили.
   – Я ничего не знаю, – быстро произнесла Наташа.
   Ничего не говоря и даже не поглядев в ее сторону, Виктор достал из нагрудного кармана две двадцатидолларовые бумажки и бросил девушке на колени. В мгновение ока деньги исчезли, а Наташа заметно повеселела.
   – Ладно, спрашивайте! – снисходительно разрешила она. – Только, чур, вы меня не видели!
   – Договорились! – согласилась я и задала вопрос. – Ты не знаешь мужчину по фамилии Темкин? Может быть, у него кличка Тимоха – не знаешь такого?
   Наташа издевательски фыркнула.
   – Тимоху-то? Кто ж его не знает? Такой жук навозный! Он вам деньги должен? Ну, тогда можете прощаться со своими денежками! Тут вам ничего не светит.
   – Это почему же? – ошарашенно спросила я.
   – Потому что Тимоха кучу бабок Тиграну должен, – авторитетно объяснила Наташа. – У него сейчас главная забота, как с Тиграном рассчитаться. Иначе ему не жить, понятно?
   – Кто это – Тигран? – спросил Виктор.
   – Ну-у… я у него работаю, – замялась девушка. – Про Тиграна я рассказывать не буду, хоть зарежьте!
   – Не волнуйся, не нужен нам твой Тигран, – сказала я. – Ты лучше про Тимоху подробнее расскажи.
   – А чего про него рассказывать? – пожала плечами Наташа. – В прошлом году он появился. В бизнес хотел встрять. Делового из себя строил. Хотел сначала без Тиграна все решить, самостоятельно. Но это у нас голый номер. С ним поговорили, конечно. Я точно не знаю, но вроде договорились, что он Тиграну отступного должен заплатить и дальше процент отстегивать. Тогда может работать. Только у него не заладилось что-то с деньгами. И теперь он пропал. Я его уже месяц, наверное, не видела.
   – Так, может, его уже… того? – предположила я.
   – Не-е-т! – протянула сметливая девушка. – Тигран терпеливый. Он будет хоть год ждать, но свое получит. Просто прячется где-то Тимоха, – она хихикнула. – Деньги копит!
   – А где он может прятаться? – спросила я.
   – А я откуда знаю? – обиделась Наташа. – На фиг он мне сдался, Тимоха этот!
   – Это, конечно, верно, – сказала я. – Но, может быть, что-то вспомнишь? А я тебе еще двадцать долларов дам!
   – Давайте! – просто сказала девушка.
   Когда деньги перекочевали в ее наманикюренный кулачок, Наташа вдруг сказала:
   – Попробуйте поговорить с Шарон…
   – С кем? – удивилась я.
   – С Шарон, – повторила Наташа. – Это подружка Тимохина. Она теперь на Тиграна работает. На лицо – один в один Шарон Стоун. Ну, американская актриса, которая в «Основном инстинкте» без трусиков, не знаете, что ли? Вот ее и прозвали – Шарон.
   – А как ее найти, не подскажешь? – поинтересовалась я.
   – Она теперь вообще-то на дому работает, – сказала Наташа. – Могу адресок дать. За двадцатку.
   – Аппетиты у тебя! – не выдержал Виктор.
   – Нормальные аппетиты, – возразила Наташа, забирая у меня еще двадцать долларов. – Не нравится – не спрашивайте.
   – Нравится-нравится, – сказала я. – Давай адрес.
   Наташа назвала номер дома и квартиры на Турецкой улице, в самом центре города.
   – Только смотрите, как бы неприятности не случилось, – предупредила она. – У нее сейчас клиент может быть.
   – Мы будем очень аккуратны, – заверила я. – И тебя не выдадим, не беспокойся. Только ответь еще на два вопроса. – Тимоха с одной Шарон работал или у него были еще девушки?
   – Были, – ответила Наташа. – Но Шарон – это его коронка. Он все с ней носился. А так у него еще две-три кошелки крутились. Теперь они все к Тиграну переметнулись.
   – Ну, это естественно, – заметила я. – И последний вопрос: кроме нас, никто Тимоху не искал? Не замечала человека в толстой куртке с карманами, лысоватого, но молодого, с перебинтованной правой рукой?
   Наташа задумалась, вспоминая.
   – Столько мужиков приходится видеть, – вздохнула она. – Все в голове путается. Но такого я вроде не встречала. А Тимоху кто ж будет искать? Его даже Тигран пока не ищет, выжидает.
   – Ладно, спасибо тебе, Наташа, – сказала я. – Если захочешь заработать еще двадцать долларов и если вдруг увидишь человека, которого я тебе описала, сразу позвони по этому телефону, – я протянула ей бумажку с номером телефона редакции.
   Она исчезла так же быстро, как до этого исчезали деньги, а Наташа молча кивнула. Виктор остановил машину и выпустил девушку. Она махнула нам рукой и тут же пошла прочь уверенной деловитой походкой.
   – Н-да, погуляли! – с сарказмом произнес Виктор, глядя ей вслед.
   – Пороки разорительны, – согласилась я. – Зато лично я получила массу удовольствия. Пожалуй, я готова продолжить. Поехали сейчас же на Турецкую. Я знаю этот дом, такой старый, с малюсенькими балкончиками. Оставим машину в проходном дворе…
   Из-за одностороннего движения в центре мы добирались до нужного дома минут двадцать. В воздухе еще только-только начинали сгущаться сумерки. Во дворе, где мы оставили машину, шел большой ремонт. В соседнем здании полностью меняли облицовку, и вокруг пахло пылью, цементом и опилками.
   Перешагивая через битые кирпичи, ошметки штукатурки и шершавые доски, мы добрались до подъезда. Подниматься пришлось пешком – лифта в доме не было. На старой лестнице с потемневшими металлическими ступеньками пахло кошками и сыростью.
   – Хорошенькое гнездышко разврата! – проворчала я под нос. – Неужели есть мужики, которые с удовольствием ходят в такие места?
   Квартира находилась на четвертом этаже. Остановившись перед высокой старомодной дверью унылого бурого цвета, мы стали решать, что делать дальше.
   – Вдруг у нее правда клиент? – предположила я. – Если мы его спугнем, может получиться скандал, и эта дама не станет с нами разговаривать.
   Виктор пожал плечами.
   – Я знаю только один способ это проверить, – заключила я, нажимая на кнопку звонка.
   Толстая старорежимная дверь не позволяла слышать, что за ней делается, но по блику в стекле дверного глазка я поняла, что нас внимательно рассматривают изнутри. Наконец лязгнул открываемый замок, и дверь приоткрылась ровно настолько, насколько позволила стальная цепочка. В проеме мы увидели миловидную блондинку в пушистом белом халате.
   – Шарон? – без обиняков спросила я.
   – Ну, допустим, – сказала блондинка хрипловатым голосом. – А вы кто такие?
   – Мы от Тиграна, – поспешно вставила я. – Нам очень нужно с вами поговорить.
   На лице хозяйки появилось выражение легкой досады, но потом она все-таки откинула цепочку и предложила нам зайти.
   – Но только недолго, – предупредила она. – Через пятнадцать минут ко мне должны прийти.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация