А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Чушь собачья (сборник)" (страница 7)

   Глава 6

   – Итак, следует, видимо, признать, что наша версия о мотивах убийства находит подтверждение, – заявил Кряжимский, выслушав мой рассказ о приключениях бойкой старушки. – Позволю себе предположить, что человек на автомобиле имеет прямое отношение к даче Порошкова, поскольку его машина появлялась там достаточно регулярно. А вот тот бесплотный пока призрак, который так хорошо управляется с ножом, пришел, скорее всего, со стороны – из тех же краев, что и несчастный Гаврилов. Но обоих их привела сюда одна и та же причина – смею предположить, с криминальной подоплекой.
   – Но и этот, с машиной, – тоже не самый законопослушный гражданин, – заметила я. – Коль скоро ходит с пистолетом в кармане. Или, как выразилась более точно Клавдия Дмитриевна, крадется в темноте.
   Кряжимский слегка поморщился.
   – В отношении пистолета нет полной ясности, – сказал он. – Старушка могла принять за выстрел треск сломанной ветки, щелчок замка – мало ли что. Вот если бы найти гильзу!
   – Я поищу! – коротко бросил вдруг Виктор, до сих пор не произнесший ни слова.
   Мне пришлось напомнить ему о том, что дача опечатана, а заросли бурьяна на участке ничуть не уменьшились. Но Виктор уже решительно поднялся.
   Через некоторое время с улицы донесся шум отъезжающей машины. Кряжимский старательно вслушался в него, пока звук не растворился вдали, а потом объявил:
   – Ну а я, пожалуй, займусь номером машины, Ольга Юрьевна, и ее хозяином. Этот номер – самое реальное, что сейчас имеется в нашем распоряжении. Владелец машины, в свою очередь, вполне мог столкнуться с убийцей. Но… – Сергей Иванович сожалеюще пожал плечами. – Я вовсе не уверен, что даже если мы найдем этого человека, это решит все дело.
   – Что вас смущает? – спросила я.
   – Во-первых, это может оказаться совсем посторонний человек. Ваша адвокатесса, конечно, весьма достойная женщина, но она могла ошибиться. Владелец машины мог быть гостем на какой-то другой даче. Этого нельзя исключать. Во-вторых, в любом случае этот человек вряд ли сможет описать убийцу – ведь было еще темно. В-третьих, я допускаю самый экзотический вариант – старушка просто нас дурачит.
   – Зачем это ей? – недоверчиво спросила я.
   – Есть масса людей, обожающих розыгрыши, – сказал Кряжимский. – И чем серьезнее последствия, тем большее удовольствие такие шутники получают. Судя по вашим рассказам, дачники воспринимают свою соседку не слишком-то серьезно.
   – Однако ее-то рассказ о той ночи во многом совпадает с рассказом Лисицына, который обнаружил труп, – возразила я.
   – Зато Лисицын, кажется, и словом не обмолвился о выстреле? – напомнил мне Кряжимский. – Возможно, его и не было?
   – Убийцу с ножом тоже никто не видел, – сказала я. – Возможно, его тоже не существовало. Выстрел из пистолета с глушителем – это, по сути дела, негромкий хлопок. Те, кто находился в домах, а тем более спал, могли не обратить на него внимания – кстати, как и на шум проезжающей машины, – но Клавдия Дмитриевна находилась в этот момент на улице! И потом, не с неба же она взяла номер машины?
   – Ольга Юрьевна, ради бога, не горячитесь! – умоляюще произнес Кряжимский. – Я ничего не утверждаю. Просто в наших же интересах подвергать сомнению попадающие в наши руки факты. Ошибка может очень дорого стоить.
   – Кстати, – задумчиво протянула я. – Как там обстоят дела с нашим подзащитным? Когда ему предъявят нож, найденный на его клумбе, он вполне может впасть в панику.
   – Ну, не думаю, – как-то смущенно возразил Кряжимский. – Все-таки он мужчина.
   – Эх, Сергей Иванович! – сказала я со вздохом. – Именно это меня и смущает!
   – Кажется, вы заделались феминисткой, Олечка? – шутливо спросил меня Кряжимский. – Раньше вы не столь однозначно высказывались о мужчинах!
   – Ну, посудите сами, Сергей Иванович, – развела я руками. – Кто приходит в милицию, в суд, в газету, требуя справедливости? Женщина. Кто спешит на выручку? Женщина. Кто дает информацию? Опять женщина. А что делают в это время мужчины? Пьют водку, бранятся, машут ножами и совершают всевозможные ошибки. Поневоле задумаешься. Между прочим, речь в данном случае не о вас и не о Викторе. В нашей редакции собрались лучшие представители сильного пола!
   – Это называется подсластить пилюлю! – с усмешкой заметил Сергей Иванович. – Тем не менее, благодарю вас, Олечка, за комплимент. Благодарю и удаляюсь. К завтрашнему дню постараюсь собрать вам все данные на этого загадочного автолюбителя. Может быть, если повезет, заодно выясню, имеется ли у него разрешение на огнестрельное оружие.
   Сергей Иванович ушел, и я вызвала в кабинет Марину. Честно говоря, я уже соскучилась по ней. Впрочем, как и по кофе, который она так изумительно варит.
   Наша красавица Марина окончила романо-германское отделение и знает несколько языков, но сметка у нее наверняка врожденная, чисто женская. Вот и сейчас она ее блестяще подтвердила, появившись на пороге не просто так, а с подносом, на котором красовались большая чашка горячего кофе, тарелка с пончиками и что-то еще, аппетитное и румяное.
   – Ты сегодня забыла о калориях, Оля! – озабоченно произнесла секретарша, ставя передо мной поднос. – Это хорошо для фигуры, но нужно знать меру. В женщине должна быть загадка, правильно? А какая же загадка в голодной женщине? Я тут пиццу купила, с сыром, между прочим, пальчики оближешь!
   Я была настолько расстроена, что даже простила Марине ее сегодняшний наряд – одно из этих ужасных платьев, которые на спине состоят из нескольких завязок и чистого воздуха между ними. На мой взгляд, в этом одеянии женская спина становится похожей на плохо зашнурованный ботинок. Впрочем, возможно, я просто постепенно отстаю от жизни.
   Поэтому я не стала брюзжать, а с жадностью набросилась на еду.
   – Между прочим, насчет калорий ты не совсем права, – сообщила я Маринке, жуя пиццу, которая действительно оказалась – пальчики оближешь. – Сегодня я выпила стакан малинового вина, большую чашку чая, съела, наверное, килограмм варенья и не меньше фунта плюшек. Как ни странно, я все равно голодна – наверное, это чистый воздух на меня так действует.
   – Ты опять ездила на эту ужасную дачу! – вздохнула Марина и уселась напротив меня, подперев кулачком щеку. – И что там слышно? Неужели Токмаков убийца? Это невозможно – такой обаятельный, такой интересный мужчина! Хотя и в возрасте… Между прочим, почему у красивых мужчин всегда такие невзрачные жены? Это удивительно! Токмакову нужна другая жена – безумно красивая и решительная.
   – Любовь Георгиевна достаточно решительная женщина, – возразила я. – Но такие неприятности могут доконать кого угодно. Представляешь, сегодня в их саду проводили обыск и обнаружили нож – вероятно, орудие убийства.
   Марина ахнула и посмотрела на меня округлившимися глазами.
   – И что же теперь? – с тревогой спросила она.
   – К сожалению, у меня складывается впечатление, что следствие движется по самому легкому пути, весьма поверхностно интерпретируя факты. Другой интересный мужчина, который сегодня утром привлек твое внимание, кажется, всерьез вознамерился отправить Токмакова за решетку.
   – Но надо же что-то делать! – воскликнула Марина.
   – А мы не бездействуем, – успокоила я ее. – К сожалению, истина достается с большим трудом. Комбинация, которую затеял Полянский, выстраивается гораздо проще. Рано или поздно она развалится, но до этого наш пижон многим потреплет нервы. Кстати, нужно ему, пожалуй, позвонить для очистки совести. Пусть задумается над информацией, которую мы раздобыли. Чтобы потом не жаловался, что газета «Свидетель» утаивает что-то от следствия.
   Я выпила кофе и придвинула к себе телефонный справочник. Найдя номер следственного отдела, где работал Полянский, я набрала комбинацию цифр. Юрий Павлович подошел к телефону не сразу, видимо, был занят.
   Когда он заговорил, настроение у меня сразу упало – его голос звучал чересчур бодро и приподнято, – значит, он считает, что дела идут совсем не плохо. Мне захотелось, чтобы он хоть чуточку огорчился.
   – Это Бойкова, Юрий Палыч! – сообщила я деловито. – Видите, день еще не закончился, а мы с вами трижды вступаем в контакт. Надеюсь, я не слишком вас утомила?
   – Да нет, ничего, – уклончиво ответил Полянский.
   – Послушайте, я звоню, потому что разузнала кое-что новенькое об этом убийстве.
   – Вы не теряете зря времени, – одобрительно заметил следователь, почти не скрывая иронии. – Мы, правда, тоже не сидим сложа руки.
   – Так, может быть, вы хотите меня допросить? – предложила я. – В связи со вновь открывшимися обстоятельствами?
   Я услышала, как Полянский коротко рассмеялся.
   – В этом нет необходимости, Ольга Юрьевна, – благодушно сказал он. – Ни к вам, ни к вашим сотрудникам у нас больше нет претензий. Можете спокойно работать. И мой совет – выбросьте из головы это убийство!
   – Что это значит, Юрий Палыч? – спросила я.
   – Оно вас не касается, – снисходительно объяснил Полянский. – Дело практически закончено. Только что Токмаков подписал искреннее и чистосердечное признание…
   Пока я переваривала этот факт, Полянский успел сказать «до свидания» и положил трубку.

   Глава 7

   Утром все заявились в редакцию на полчаса раньше – точно сговорились. По лицам Кряжимского и Виктора мне стало ясно, что у них есть что сказать. Но и мне было чем их удивить. Собрав всех в кабинете, я первым делом сообщила о том, что Токмаков признался в убийстве.
   – Я все-таки не понимаю! – в сердцах воскликнула Марина. – Если ты не виноват, то как можно на себя наговаривать?
   – Ты еще маленькая, – заметила негромко я. – Вырастешь – поймешь.
   – Нет, ну я понимаю, что могут оказывать давление, – горячилась Марина. – Но ведь не били же его! Ни за что не поверю, что в милиции могут избить знаменитого артиста!
   – Для того чтобы выбить признание, совсем не обязательно бить, Мариночка! – заметил Кряжимский. – Вы уж простите меня за неудачный каламбур. Есть миллион других способов. Представьте себе, что вас сажают в камеру, где уже находятся два десятка заключенных, а спать приходится по очереди, а параша – это далеко не отдельный санузел. Через два дня интеллигентному человеку начинает казаться, что он попал в ад, особенно если сокамерники начинают ему докучать. А тут следователь намекает, что есть возможность поменять камеру на одиночную с унитазом и без соседей – достаточно только подписать ма-а-ленькую бумажку. Тем более что орудие убийства – вот оно, найдено на вашей клумбе, чего уж тут запираться!
   Марина посмотрела на Сергея Ивановича с гневным осуждением, точно подписать бумажку несчастного подследственного заставил именно он, Сергей Иванович, и сказала:
   – Мы должны обратиться с протестом! Пусть этим следователем займутся хорошенько!
   – С протестом обратиться, конечно, можно, – откликнулся Кряжимский. – Но ведь все может оказаться гораздо сложнее, Мариночка. Я-то нарисовал самую примитивную схему. Нет, на мой взгляд, надежнее будет завершить наше расследование. Тогда у нас на руках будут все козыри.
   – А на данный момент у нас есть хотя бы один козырь, Сергей Иванович? – поинтересовалась я.
   Кряжимский кивнул и поспешно извлек из кармана записную книжку. Перелистнув несколько страниц, он поднял на меня глаза и объявил:
   – Кое-что мне удалось выяснить. Владельцем интересующей нас «девятки» является некто Темкин Антон Владимирович, проживающий в Кавказском переулке, дом девять, квартира четыре. Числится сторожем в ЗАО «Электрон», но, похоже, это для отвода глаз. Я постарался разузнать и насчет оружия. Так вот, никакого огнестрельного оружия, по идее, быть не должно. Антон Владимирович по вопросу регистрации такого оружия никогда не обращался.
   – У него или не у него, – неожиданно подал голос Виктор, – а оружие было.
   Он тоже полез в карман и извлек оттуда небольшой, тускло отсвечивающий предмет. С легким стуком предмет упал на стол, и мы увидели, что это стреляная патронная гильза.
   – Скорее всего, пистолет Марголина, – объявил Виктор. – Оружие маломощное, и серьезный гангстер его использовать никогда не станет. Кстати, выстрел из него негромкий. Я думаю, не было никакого глушителя.
   – Но из него можно убить человека? – спросила я.
   – Убить и пальцем можно, – хладнокровно ответил Виктор. – А это пистолет.
   – Понятно, – сказала я. – Значит, в серьезные гангстеры этого типа записывать рано, но, тем не менее, он предпочитает все-таки ходить с оружием и вдобавок незарегистрированным. Позволю себе предположить, что мы имеем дело с несерьезным гангстером.
   – Или мелким бизнесменом, Ольга Юрьевна, – добавил Кряжимский. – Пистолет он приобрел больше для душевного успокоения. И пустил его в ход, когда столкнулся с убийцей. Думаю, что встреча эта явилась для него полной неожиданностью – сделав один выстрел, он в панике бежал.
   – Неожиданностью для него могла стать смерть Гаврилова, – возразила я. – Тут убежишь, пожалуй.
   – Так или иначе, но с убийцей он столкнулся, – задумчиво проговорил Кряжимский. – И не стал задерживаться ни на минуту. Почему? Знал, с кем имеет дело? Может быть, он серьезно ранил убийцу?
   – Серьезно – вряд ли, – сказала я. – Убийца смылся довольно оперативно – никто его даже не видел.
   – Как бы то ни было, нужно ехать к этому Темкину домой, – заключил Кряжимский. – Миссия не из приятных, но без этого мы не стронемся с места.
   – Темкин, Темкин… – пробормотала я. – Как вы думаете, может Темкин иметь прозвище Тимоха? В письме, которое Полянский обнаружил у покойника, некий Тимоха упоминается как хранитель ключа от дачи Порошкова.
   – Темкин – Тема – Тимоха, – построил ряд Кряжимский. – Вполне возможно, что это он и есть. Я даже придерживаюсь мнения, что это именно он. Вряд ли Гаврилов, приехав издалека и ведя затворнический образ жизни, сумел завязать новые контакты.
   – Наверное, интеллигентный человек, – предположила я. – Порошков и его жилец Гаврилов – оба инженеры. Судя по письму, с Тимохой они знакомы весьма коротко. А знакомства люди обычно завязывают среди своего круга.
   – Смею вас поправить, Ольга Юрьевна, – сказал Кряжимский, посмеиваясь. – По аналогии с «новыми русскими» я бы назвал этих интеллигентов «новыми интеллигентами». Все-таки, согласитесь, привычки и образ жизни господина Гаврилова и этого вероятного Тимохи мало вяжутся с привычным нам образом российского интеллигента.
   – Какие времена, такие и интеллигенты! – вздохнула я. – Однако пора приниматься за дело. Распределим роли следующим образом: Сергей Иванович остается в редакции и поддерживает связь; Марина отправляется домой к Токмаковым – нужно проведать и успокоить Любовь Георгиевну, ей сейчас нелегко. Объяснишь ей, что надежду терять не следует – мы делаем все возможное, чтобы ей помочь. А мы с Виктором едем в Кавказский переулок – брать за жабры нашего стрелка-любителя. Если его не окажется дома, по крайней мере, наведем справки у соседей.
   Поехали мы с Виктором на моей машине. Хотя предполагалось, что господин Темкин вооружен, у нас никакого оружия, разумеется, не было, если не считать стреляной гильзы, которую Виктор захватил с собой и которая, строго говоря, могла считаться собственностью того же Темкина.
   Кавказский переулок располагался в Заводском районе и производил на первый взгляд впечатление довольно тихого места. Дома, стоявшие тут, были построены не один десяток лет назад, и местные аборигены уже успели обжиться основательно. Возле каждого подъезда стояли лавочки, ухоженные палисадники были засажены сиренью, рябиной и яркими цветами, пламенеющими среди пышной зелени.
   Мы отыскали дом номер девять и оставили машину за углом дома. Оказалось, что четвертая квартира находится в первом подъезде и на первом же этаже. На лавочке возле подъезда сидели пожилые женщины – несомненно, местные жительницы, – но какое-то шестое чувство удержало меня от желания вступить с ними в беседу, хотя взоры, которые они бросали на нас с Виктором, буквально призывали к такой беседе. Мне все-таки хотелось сначала поговорить с Темкиным.
   С невозмутимым видом мы вошли в подъезд и остановились у дверей квартиры номер четыре. Я надавила на кнопку звонка и выслушала короткий мелодичный перезвон за дверью. Этим все и ограничилось. Никто не спешил нам открывать.
   Я приложила ухо к двери. Из квартиры не доносилось ни единого звука. Я вопросительно взглянула на Виктора. Он знаком попросил меня отойти в сторону и с большим любопытством осмотрел замок. Что-то ему в нем не понравилось. Недолго думая, Виктор достал из кармана ключ от собственной квартиры и безо всякого труда несколько раз повернул его. Послышались равномерные металлические щелчки, которые звучали как-то бессильно и неубедительно.
   – Кажется, замок взломан, – негромко сказал Виктор.
   Вытащив ключ, он посильнее нажал на дверь, и она, тихонько скрипнув, ушла внутрь. Оказалось, что она держалась просто на защелке.
   Мы быстро вошли в квартиру и закрыли дверь. Вообще-то этого не следовало делать, и если бы дамы у подъезда проявили бдительность, у нас могли возникнуть серьезные неприятности. Но по взгляду Виктора я поняла, что он, как и я, намерен рискнуть.
   Сначала мы постояли немного, не двигаясь и почти не дыша. В квартире царила полнейшая тишина, и это нас успокоило. Мы на цыпочках двинулись из прихожей в комнаты.
   Пожалуй, это жилище как нельзя лучше соответствовало определению «холостяцкая берлога». Здесь не было заметно вмешательства не только женской руки, но и мужской тоже. Полы не мылись, наверное, уже не меньше месяца. Заглянув в ванную, мы поняли, что и стиркой хозяин не увлекался. Даже в жилых помещениях наблюдался кавардак и запустение: скомканное белье на постели, разбросанные где попало грязные носки, пустые винные и пивные бутылки.
   Однако, присмотревшись, мы поняли, что не весь хаос в квартире имеет, так сказать, естественное происхождение. Выдвинутые ящики шкафа, выпотрошенные чемоданы, стоящая в полном беспорядке мебель… Глядя на все это, можно было предположить, что или хозяин куда-то собирался в страшной спешке, или кто-то посторонний искал здесь нечто ценное. Учитывая историю со входным замком, я склонялась ко второму варианту.
   Однако обыск этот был, по всей видимости, осуществлен без излишнего усердия, для проформы, и явно в отсутствие хозяина. Следов борьбы, пятен крови и прочих ужасов, к счастью, мы не обнаружили.
   – Знаешь что? – сказала я Виктору. – Сдается мне, господин Темкин сюда из своего ночного похода не возвращался. Вместо него пришел некто, назовем его Икс, который здесь основательно порылся. Но, кажется, наконец сообразил, что хозяин ничего ценного не хранит.
   Мы с предосторожностями покинули квартиру и, убедившись, что не попались никому на глаза, вышли во двор. Праздные дамы на скамейках по-прежнему занимали свои позиции. Виктор, изображая деликатность, отошел в сторону, а я завязала с соседками разговор, вовсе не стараясь сохранить инкогнито. Пожилые женщины обожают криминальные сюжеты, и я рассчитывала, что моя профессия расположит их в мою пользу.
   Для начала я продемонстрировала удостоверение, в которое дамы – а всего их было четыре – заглянули по очереди с плохо скрываемым любопытством. Убедившись, что перед ними представитель прессы, лицо почти официальное, женщины с каким-то веселым смущением переглянулись, и одна из них, толстая, рыжая и, видимо, бойкая на язык, сказала:
   – Теперь, бабы, все в газету попадем! В свидетели всех перепишут!
   Приятельницы засмеялись дружно, но сдержанно, переглядываясь между собой не без задней мысли, – а ну как и вправду перепишут!
   – Ну что вы! – сказала я, мило улыбаясь. – Мы никого не переписываем. Вот в газете изобразить можем, и то с вашего согласия.
   – Нас, красавица, изображать не нужно – мы уже устарели! – весело сказала коротко стриженная женщина в брюках, обнажая в улыбке железные зубы. – Ты лучше нашего начальника жэка изобрази – который день воды в доме нет!
   – Нужен им твой жэк! – презрительно отозвалась рыжая. – Это в прежние времена про жэки писали да про письма трудящихся. Нынче им «новых русских» подавай да этих… как их? Валютных проституток!
   – Ну, у нас валюты нет! – огорчилась женщина в брюках.
   – А ты, Петровна, сходи на Казачью! – предложила третья соседка, с косой, уложенной вокруг головы. – Может, сторгуешься!
   Слова ее покрыл громкий смех – на Казачьей улице собирались по вечерам женщины древнейшей профессии, и намек был более чем прозрачен.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация