А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Чушь собачья (сборник)" (страница 24)

   – Ой, да конечно, мужчины такие любопытные, ты разве не знаешь?! Даже если они не сообразят, что нам нужно, все равно подойдут, чтобы хотя бы познакомиться, – жутко умудренным тоном сказала Маринка.
   – Пал Палыч уже однажды подходил, – напомнила я. – А Ажибайрамов с нами знаком.
   – Окурков подходил, да, но он хотел не познакомиться, а снять женщину. Это разные вещи! – Маринка раздраженно расфыркалась и вот-вот была готова сорваться.
   – Одно другому не мешает, – нейтральным тоном проговорила я, не обращая внимания на ее настроение. Меня больше интересовало, что происходит у эстрады.
   – Но не подразумевает, – Маринка забыла уже обо всем и была готова в этом пустяковом споре идти до конца. – Как я устаю с тобой разговаривать! – возвестила она.
   – Аналогично.
   Выяснение отношений затянулось, и я в очередной раз бросила взгляд на место, где стояли Окурков и Ажибайрамов, точнее, на место, где они до этого стояли. А там уже никого не было! Ушли джентльмены и не пожелали даже приблизиться к дамам, несмотря на явно выраженное желание этих дам! Во, мерзавцы!
   – Ну они дают! – потрясенно прошипела Маринка. – Так, все, абзац, кранты-монтана! Мое терпение лопнуло! Уходим отсюда к чертовой матери, и ноги моей не будет в этом неприличном злачном месте!
   Она вскочила со стула и явно собиралась рвануть к выходу.
   – Да ты подожди, – притормозила я ее, поймав за руку, – нужно хоть за кофе заплатить.
   – У тебя денег не хватит? Не могу я больше здесь оставаться, как ты этого не понимаешь! Я не привыкла к тому, чтобы мной пренебрегали! – Маринка выглядела оскобленной до глубины души, да, наверное, так себя и чувствовала.
   – Это не тобой лично пренебрегли, а журналистками из газеты… как там наш новый друг говорил? Со «жлобским названием»! – я всячески старалась смягчить ситуацию, но Маринка была настроена по-боевому.
   В этот момент к нам подошла официантка.
   – Извините, пожалуйста, вас приглашают в кабинет директора, – сказала она. Взгляд официантки, которым она смерила нас с Маринкой, говорил, что она все понимает и ничего не имеет против того, что люди зарабатывают денежки разными доступными им методами.
   – Какой еще кабинет? – подозрительно спросила Маринка, явно оттаивая, но продолжая держаться высокомерно.
   – Кабинет директора, Павла Павловича. Пройдемте за мною, я вам покажу, – объяснила официантка.
   – Ну что ж, если приглашают, нужно, наверное, идти, – неторопливо произнесла я.
   – А разве вы не этого хотели? – спросила официантка, и впервые в ее взгляде мелькнуло что-то презрительное.
   Маринка открыла рот и покраснела, я же сделала единственное, что могла в этой ситуации. Я расстегнула сумочку и достала свою визитку.
   – Если будут проблемы или просто вопросы, – улыбаясь, сказала я, протягивая визитку официантке, – звоните, приходите, не стесняйтесь. Всегда будем рады помочь вам.
   Официантка взяла визитку и зашевелила губами, читая текст, напечатанный в ней. Лицо ее стало меняться. Все-таки приятно было, что нашлась возможность мгновенно изменить к себе отношение.
   Я встала, и Маринка тут же поспешила взять власть в свои руки, пока этого не сделала я.
   – Ну где же этот кабинет Окуркова? – спросила она.
   – Пойдемте, пожалуйста.
   Официантка повела нас через зал и слева, рядом с дверью, ведущей в бильярдный зал, открыла нам дверь, отделанную деревом, как и стенные панели. Дверь эта была почти незаметна, и пока она не открылась, я ее и не видела.
   – Последняя дверь по коридору налево, – сказала нам официантка.
   – Спасибо, – с королевским полупоклоном произнесла Маринка и первой пошла в светлый коридор.
   Коридор был широким, высоким и, что немаловажно, прохладным. Он заканчивался зарешеченным окном, в котором гудел кондиционер, или, как любила модно произносить Маринка, «кондишн».
   – Она сказала «налево»? – с полуоборотом спросила меня Маринка, не останавливаясь и продолжая вышагивать впереди.
   – Кажется, – беспечно ответила я и решила немного подпортить ей настроение, – а представляешь, если нас там поджидает засада? Пять бандитов набрасываются на беззащитных девушек и начинают их…
   – Ага, зацеловывать до смерти, – презрительно закончила Маринка, – или ты не видела, как вытянулись их наглые рожи? Как они перекосились, перепугались и скукожились? Готова спорить на щелбан, что сейчас перед нами будут лебезить и предлагать нам всяческие блага, начиная от взяток и заканчивая…
   – Турбазой и толпой гоблинов для нашего развлечения, – закончила я.
   – А может быть, и так, – гордо согласилась Маринка, – я не собираюсь сразу соглашаться, я еще подумаю немного, помурыжу, как говорится.
   Она остановилась перед последней дверью налево, напротив которой располагалась еще одна дверь. Маринка глубоко вдохнула холодного воздуха, идущего из кондиционера, и, прошептав «благодать-то какая», толкнула дверь, и тут же сзади меня послышался какой-то звук.
   Я оглянулась, но заметила сзади только какую-то человеческую глыбу, как говаривал когда-то один низкорослый картавый классик, и получила сильнейший толчок в спину. Не удержавшись на ногах, я повалилась на Маринку, которая уже открыла дверь в так называемый кабинет директора, и оттуда показался Пал Палыч, сильно дернувший Маринку вперед за руку.
   Ну и получилось, как в цирке, когда выходят двое рыжих. Первый рыжий – Маринка – влетела в кабинет и растянулась на ковролине. Я влетела следом и рухнула на нее. Очень впечатляющее завершение исполнения роли принцессы или королевы. Или кого там изображала из себя Маринка еще несколько секунд назад.
   – Здравствуйте, девушки, – услышала я над собою мягкий приятный мужской голос, подняла голову и увидела Пал Палыча, с довольной усмешкой стоящего над нами. Рядом с ним стоял Ажибайрамов и еще один придурок – под центнер свинского веса, со свинячей же рожей и с такими же наверняка мозгами. Это он толкнул меня сзади, как первоклашка-переросток. Ну да, он недалеко ушел от того уровня развития, потому что сейчас радостно улыбался и таращил на нас свои маленькие кругленькие глазки, все равно остающиеся поросячьими и противными.
   – Это еще что такое?! – завопила Маринка, отталкивая меня, вскакивая на ноги и отряхиваясь. – Ну все, господа, вы влипли! Мы пришли с вами попробовать поговорить нормально, но теперь разговор не получится! Все, сушите сухари!
   Я тоже встала с пола, взяла в руки свою сумочку и одернула костюмчик. Хорошо еще, что браслет не порвался во время падения. Было бы жалко. А собирать его я бы не решилась – не та ситуация.
   – Насчет сухарей мы еще поговорим, а вот вам, девушки, точно придется перейти на хлеб и воду, – проговорил Пал Палыч.
   – Остроумно, – заметила Маринка и повернулась ко мне.
   – Оля! – требовательно произнесла она. – Когда майор Здоренко ожидает твоего звонка?
   Я посмотрела на часы и сделала вид, что задумалась.
   – Ну-у, – протянула я, – мы с ним договорились, что если я не позвоню через… пять, десять, пятнадцать… тридцать пять минут, максимум сорок минут, то он начинает переворачивать эту забегаловку вверх дном.
   – Ну и чудненько, а хозяев начинает выворачивать наизнанку, – закончила Маринка и, не обращая ни на кого внимания, прошла к дивану, стоящему у стены, и опустилась на него.
   Я подошла к креслу, стоящему рядом с диваном, и села в него. Ситуация получалась смешной. Посудите сами. Две девушки, попавшие в плен, – так, по крайней мере, надеялись эти кретины, – должны были сейчас разрыдаться, напугаться и перепсиховать. На это они явно рассчитывали, но сложилось так, что мы с Маринкой сидели – одна на диване, а другая в кресле, а эти три мушкетера стояли перед нами, вытянувшись чуть ли не по стойке «смирно» и, судя по их остекленевшим глазам, что-то усиленно соображали.
   Свинообразный гоблин соображать закончил первым. У него, как видно, ресурс был небольшим, и оперативная память вся зависла и заклинила. Он повернулся к Окуркову и спросил:
   – Ну что, Палыч, щемить?
   – Подожди, – быстро ответил Окурков, – успеем.
   Ажибайрамов взглянул на Окуркова, и тот принял решение. Окурков махнул рукой свину:
   – Да, выйди-ка пока, мы тут пообщаемся с дамами.
   Свин посопел, словно укладывая в голове эти слова, повернулся и потопал к выходу.
   Как только за ним захлопнулась дверь, я вздохнула спокойнее.
   – Итак, девушки, – Ажибайрамов посверкал стеклами очков на меня и Маринку, – теперь вы поняли, где находитесь.
   – Среди бандитов! – ответила Маринка. – Что ж тут непонятного?
   – Фу, как неинтересно! – Ажибайрамов похихикал, отошел назад и сел в кресло, стоящее почти напротив Маринки. – Бандитов здесь нет, а наш Сережа – не бандит вовсе, а честный работник лицензированной охранной структуры. В общем, давайте прекратим демагогию и поговорим просто и конкретно. Зачем вы следите за нами? За мной и за Пал Палычем?
   – А-а… – протянула Маринка и оглянулась на меня, – а мы и не думали следить за вами!
   – Ну, не надо, а! – прикрикнул Окурков. Он повернулся, подошел к единственному в этом кабинете столу и сел в кресло за него. – Ну зачем гнать эту пургу? Или я не вас увидел в кафе в Ленинском районе? Какого хрена вы там ошивались? Случайно заехали покушать, а потом вдруг увидели меня?
   – Именно так! – выкрикнула Маринка. – Так оно и было, скажи же, Оля!
   – Мне кажется, что на девушек Сережа произвел сильное впечатление, – тихо сказал Ажибайрамов, – они еще хотят с ним пообщаться!
   – Ну, насчет силы, это в самый раз, – усмехнулся Окурков и закурил, – этого у него не отнять.
   – А что там, кстати, за гнилые базары были насчет Здоренко? – спросил Ажибайрамов. – Можно уточнить?
   – Все можно, – сказала я, решая вступить в разговор. Ситуация складывалась таким образом, что, как я видела, угроз нашим жизням и здоровью пока не было.
   – Ну так скажите нам, что происходит! – попросил Окурков.
   – Все уже произошло, – сказала я, – убили Кудельникова.
   – Это не новость, – Окурков махнул в мою сторону сигаретой, – это было вчера.
   – А вы от меня ждете новостей? Я их не знаю. Может быть, еще кого-нибудь убили, мне это неизвестно, – сказала я.
   – Ну, ладно, – Ажибайрамов посмотрел на Окуркова и, мягко улыбнувшись, обратился ко мне: – Ну, убили Кудельникова, и что? Я все понимаю: преступление, заказное убийство и прочее. Но я не понимаю другого. Почему вы с вашей подружкой не даете нам прохода? Почему вы следите? Что вы от нас хотите? И не уходите, пожалуйста, от ответа, меня интересует, при чем здесь майор Здоренко?
   – Ну я же начала рассказывать, а вы меня постоянно прерываете, – укоризненно заметила я. – Майор Здоренко – наш старинный знакомый и в некотором роде коллега.
   – Минутку, – раздражаясь, прервал меня Окурков, – ну что это за пурга, как в степи! Майор Здоренко – вам коллега! Он же, кажется, из РУБОПа? А вы там кто? Аньки-пулеметчицы, что ли? – Окурков повернулся к Ажибайрамову. – Все-таки придется Сережу звать. Решили под дурочек косить.
   – Под дурочек косите вы, а не мы! – крикнула Маринка. – Что это за бабья такая манера разговора? Сами задаете вопросы, сами на них отвечаете, а потом вешаете на нас всех собак! В чем еще дело?! И за каким, извините, хреном нужно было нас сюда затаскивать?! Ясно же было сказано, что мы хотим поговорить! Поговорить! Что не ясно?!
   Окурков с Ажибайрамовым переглянулись. Мне показалось, что до них только сейчас стало доходить, что они сделали что-то не то. Следовательно – неразумное.
   – Ну вот и говорите, – попросил Ажибайрамов, – и не нужно так орать!
   – Так вот, по поводу Анек-пулеметчиц, это смешно, не спорю, но не очень, – сказала Маринка. – Не очень смешно и не очень умно. Ну в общем, я понимаю, мы тут не на семинаре по философии, а в казино.
   – Можно я продолжу? – спросила я у Окуркова, который, хоть и производил впечатление героя как бы второго плана рядом с более разговорчивым Ажибайрамовым, но мне казалось почему-то, что он здесь главнее.
   Окурков кивнул.
   – Спасибо, – с утрированной любезностью поблагодарила я, – наша газета проводит, когда есть такая необходимость, расследования для последующей публикации материалов. В ходе расследований нам приходится встречаться и с майором Здоренко, который, как вы правильно заметили, господин Окурков, действительно является одним из руководителей городского РУБОПа. Мы обычно расследуем не похищение банки огурцов и не несанкционированный увод крупного рогатого скота, а интересные преступления и происшествия, которые могут быть интересны не только нам, но и нашим читателям, разумеется. На это, собственно, и направлена вся наша работа.
   – Хорошо говорите, складно, – похвалил меня улыбающийся Ажибайрамов, – вы в вашей редакции кем числитесь? Наверное, редактором?
   – Главным, – скромно ответила я, – я главный редактор газеты «Свидетель» Ольга Юрьевна Бойкова. Моя визитка – в сумочке. – Я кивнула на наши с Маринкой сумочки, все еще сиротливо лежащие на полу посередине кабинета. – Можете сами посмотреть. Мне кажется, что, если я попытаюсь открыть сумочку сама, вы начнете дергаться.
   – И не сомневайся, не только начнут, но и держиморду своего позовут из-за двери. Мы же такие страшные, – зло проговорила Маринка и защелкала пальцами.
   – Мне не нужна ваша визитка, – скромно произнес Ажибайрамов, – а тебе? – он взглянул на Окуркова.
   – Тем более. Продолжайте, – сказал тот.
   – Ну вот, с майором Здоренко у нас постоянная связь, потому что частенько так получается, что дело, которое мы расследуем в очередной раз, уже находится у него под контролем.
   – Понятно, – буркнул Окурков, – по странной случайности он тоже не занимается беглыми коровами.
   – Вот именно, – кивнула Маринка.
   – Все-таки я залезу в свою сумку за сигаретами, – сказала я, – кто-нибудь будет против?
   Окурков бросил взгляд на Ажибайрамова, тот кивнул, взял мою сумку с пола, открыл ее и, проглядев содержимое, передал ее мне.
   – Он проверил ее на наличие и отсутствие насекомых, – объяснила мне Маринка, – а то вдруг какой-нибудь местный стасик заполз.
   – Я так и поняла, – кивнула я, закуривая, и продолжила: – Вот и по поводу убийства Кудельникова мы уже сегодня встречались с майором Здоренко в одном кабинете в Волжском РОВД и обсудили кое-какие общие проблемы. Итак, я подробно ответила на ваш вопрос? – спросила я у Окуркова.
   – Сойдет, так что же вам нужно от нас? – спросил тот, сильно заминая сигарету в пепельнице. – Я вас слушаю.
   – Не так! – сказала Маринка. – Что вам от нас нужно? Почему после того, как мы явно высказали желание с вами поговорить, нас хватают, толкают, и вообще, что это за хамское отношение такое?!
   – Марин, – попробовала я урезонить свою подругу, да куда там!
   – Подожди! – отмахнулась она. – Мы передали через официантку, что хотим с вами поговорить, и надеялись, что вы, как люди воспитанные, ну мы по крайней мере так о вас думали, сами подойдете к нашему столику, за которым мы спокойно, никому не мешая, кушали ананасы и пили ваш гадкий кофе…
   Маринка задохнулась от негодования, прервала сама себя и махнула рукой.
   – Да что с вами разговаривать! – пробормотала она и отвернулась.
   Окурков с Ажибайрамовым переглянулись.
   – Не в ананасах проблема, – сказал Ажибайрамов.
   – А в отсутствии их, – проворчала Маринка.
   – Так о чем же вы хотели с нами говорить? – более-менее терпеливо спросил Окурков.
   – А вы уверены, что у нас сохранилось такое желание? – вскинулась Маринка. – Я, например, в этом совсем не уверена. – Она обратилась ко мне: – А ты, Оль?
   Я пожала плечами.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация