А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Чушь собачья (сборник)" (страница 23)

   – Ну вот, – тут же влезла в разговор Маринка, до этого делавшая страшные глаза и демонстрировавшая, что она тут вообще случайно, и только не подумайте, что она тоже хочет разговаривать! Однако тема турбазы вывела ее из ступора, задев какие-то кнопочки в психике.
   – Вы ничего нам не сказали, молодой человек! – Маринка потянула меня за руку, словно демонстрируя предложение самого вульгарного обмена «Олю на информацию». – Мы должны сначала выполнить редакционное задание! – выпалила Маринка. – А вы вместо помощи сразу зовете на турбазу! Оно нам надо?
   – Какие вы некомпанейские, девчонки! – паренек снова принялся чесаться в разных местах, пытаясь сообразить, что же нас отпугивает. Он не понял, что перед ним девушки, конечно же, но в первую очередь журналистки, стремящиеся выполнить свою работу.
   – А что, – пробубнил этот непривычный к сложным мыслительным процессам представитель местной фауны, – типа мужья у вас и это… семеро по лавкам, да?
   – Мы не замужем, – сказала я, думая, что этот довод позволит парню продолжить свои поползновения и он наконец-то додумается сказать хоть что-то стоящее про Куделя, но тут на сцене появился еще один персонаж. Точнее говоря, то, что персонаж появился, я узнала позже, а пока только увидела, как во двор въехала машина.
   Я обратила на нее внимание только потому, что беседующий с нами «браток» сперва дернулся, словно хотел или броситься под колеса, или бросить под эти же колеса гранату, но потом он качнул головой и отвернулся, потеряв к машине интерес.
   Темно-синий «Опель-Кадет» проехал по двору и аккуратно встал с краю общего ряда автомобилей.
   – Свои приехали? – спросила я самым безразличным тоном, на который только была способна.
   – Да, можно и так сказать, и свои, и наши, и ихние, – туманно объяснил «браток».
   Хлопнула дверца «Опеля», и из него вышла стройная девушка, кивнула головой кому-то во дворе и прошла в открытую металлическую дверь, в которую нам с Маринкой пройти так и не удалось.
   Я сразу узнала эту девушку. Это была дочь Эльвиры Николаевны.
   «Вот тебе и на», – только подумала я и очень постаралась, чтобы выражение моего лица сильно не изменилось. Однако, надо признаться, было с чего.
   – Кому-то можно, – с лицемерной жалобностью проговорила я, – а нас, значит, не пускаете, зато на турбазу приглашаете, да? – я покосилась на Маринку, и она тут же приняла мою подачу.
   – И речи быть не может! – резко сказала она. – Я думаю, нам нужно обидеться. Правильно я говорю, Оль?
   – Безусловно, – сказала я, – и очень сильно.
   – Это вы про Светку, что ли? – спросил «браток». – А ее я не приглашаю на турбазу и не приглашу никогда. Она ж дешевка, хоть и в дорогом прикиде.
   – А почему тогда дешевка? – Маринка так искренне изобразила непонимание, что мне самой захотелось ей растолковать, что «браток» имеет в виду какие-то личные качества этой девушки, но я вовремя остановилась и даже поддержала Маринку.
   – Что-то я не пойму, – сказала я, – как можно быть дешевкой, одеваясь так дорого?
   Ничто не принимается мужчинами с такой откровенной благодарностью, как женская бестолковость.
   Гоблин усмехнулся и начал излагать:
   – А потому что, девчонки, ее муж у нас работает в охране, а она при нем, при живом муже то есть, с шефом связалась. Ну это их дела, конечно, но ты, баба, будь человеком! Ты приди и скажи, да? А то все тайно да исподтишка. А какие тут тайны могут быть? Все свои, все все знают, вот Костян с ней и развелся. А я бы ей и хлебальник набил, я извиняюсь, но есть за что.
   – Константин его зовут? – переспросила я, разумеется, вспомнив про знакомого нам с Маринкой Константина, но тут же спохватилась: – Красивое имя.
   – Имя как имя, – буркнул «браток» и продолжил: – Что-то он не пришел сегодня, ну понять можно, в общем-то. Короче, вот так. Ну а потом и с шефом у нее не задалось. Она тут такие бои устраивала! Бананы в окно кидала, рыдала, как это… животное такое… ну… А! Вспомнил: филин, вот! Ну а потом быстренько так в два дня и перекинулась к другому бугру, тоже шефу, но помельче. С ним теперь живет. – «Браток», устав от долгой речи, вытер ладонью вспотевший лоб, а потом ладонь вытер о заднюю часть своих брюк. – За вещичками по ходу приехала. Две сумки здесь ее тряпок и пузырьков разных.
   – Каких пузырьков, – спросила Маринка, – с таблетками?
   – Да нет, с лакокрасочными изделиями, – «браток» засмеялся собственной шутке и еще нам указал: – Вот как сказанул! Короче, для ногтей и волос жидкости всякие, Кудель ей много чего надарил, надолго хватит.
   – И с каким же шефом она теперь живет? – спросила я, но источник информации как неожиданно прорвался, так же внезапно и заткнулся.
   – А вам зачем? Место занято! – засмеялся «браток» и продолжил свою любимую тему, так удачно нами прерванную: – Ну что, поедем на турбазу? Шашлычок, вино хорошее, баня! Короче, все будет пучком, и пацаны у нас нормальные, еще никто на нас не обижался. Ну что, согласны?
   – Как-нибудь потом, – со вздохом сожаления сказала я.
   – Да, в следующий раз, – поддержала меня Маринка, подхватывая меня под руку и начиная тараторить: – Нам работать нужно, уже заждались, сейчас будут звонить, потом ругаться, дела, дела, дела.
   – А типа телефончик? – обиженно протянул «браток».
   – В газете есть, на последней странице, – выпалила Маринка, продолжая тянуть меня к выходу на улицу, словно я собиралась тут задерживаться или на самом деле давать телефон.
   – В газете? – повторил «браток» и сморщился. – Вот влом с таким погонялом: «Свидетель»… Пацаны смеяться будут еще…
   На этом все наши беседы и закончились. Утягиваемая Маринкой, я пошла за ней и даже не оглянулась на стоящего посередине арки нашего нового знакомого. Даже не помню, познакомились мы с ним или нет, в любом случае это было одно из тех знакомств, которые забываются через пять минут. Пусть меня упрекнут в снобизме и еще бог знает в чем, но такими знакомыми я не дорожу и не стесняюсь признаться в этом.
   – Видала? – спросила у меня Маринка, когда мы вышли на улицу. После тенистого двора, закрытого со всех сторон стенами здания, яркое летнее солнце так сильно ударило по глазам, что пришлось на секунду даже зажмуриться.
   – Думаешь, что я скажу «нет»? – проворчала я.
   – Ничего я не думаю, – выпалила Маринка, – то есть думаю, что ты скажешь, что ты думаешь… То есть… тьфу, черт! – Маринка наконец-то остановилась и привела мысли в порядок. – Заболталась я совсем со всеми вами! Где твоя машина?
   – Да вон же она, – я показала на «Ладу» и направилась к ней.
   – Ах, да! – Маринка обогнала меня и подошла к «Ладе» первой.
   – Вечно заставляешь себя ждать! – зачем-то сказала она, я промолчала. Когда Маринка начинает волноваться, она говорит все, что ей в голову придет, и это вовсе не означает, что на каждое ее слово нужно отвечать. Вот я и не ответила.
   Я подошла к машине и, открывая свою дверцу, бросила взгляд на арку, из которой мы только вышли. За нами оттуда никто не следил. А вот из-за занавешенных темно-бордовыми шторами окон второго этажа за нами мог наблюдать хоть целый батальон всяких разных Свет или, как там ее зовут, эту прыткую дочку Эльвиры Николаевны…
   Мы сели в машину, и я наконец-то спокойно закурила! И даже мотор не стала заводить. Мне хотелось получше обдумать все, что мы только что узнали. Мозаика складывалась довольно-таки прихотливая.
   – Ну а сейчас куда направим наши колеса? – Маринка извертелась рядом со мною и, тоже загруженная полученной информацией, продолжала нервничать. – Надеюсь, домой? Сколько можно кататься?
   – А что нам дома делать? – тихо спросила я. – Только вечер начинается, а ты предлагаешь скучно запереться в четырех стенах! Неинтересно.
   – Я в душ хочу. В холодный, – заявила Маринка.
   – Замерзнешь!
   – Пусть! Но это лучше, чем продолжать жить в этом пекле! Сначала в холодный, потом в теплый, потом снова в холодный, а потом бряк – и смотреть телевизор! Ну, так что скажешь?!
   – А то и скажу, что наша любезная Эльвира Николаевна вполне могла быть знакома с Кудельниковым. Зять же в некотором роде.
   – И не только с ним, – указала Маринка, – а и с Константином еще! Вот с кем.
   – Нет доказательств, что это тот самый Константин, которого мы знаем, – я пыхнула сигаретой в открытую форточку, – хотя маловероятно, что это совпадение. Но как они все любопытно сгруппировались! Неужели тот самый?
   – А какие ты хочешь доказательства? – вскричала Маринка. – Фотографию у майора Здоренко в папке помнишь? Зачем она ему, как ты думаешь?
   – Да, верно, – пробормотала я.
   – Вот то-то и оно-то! – выпалила Маринка и начала сдаваться:
   – Ну, если не хочешь домой, тогда поехали куда-нибудь, где кормят! Из-за этого Пал Палыча даже пожрать не получилось!
   – Кстати, о Пал Палыче! – вспомнила я и посмотрела на часы. – Открылось, наверное, наше казино!
   – Ну и черт с ним! – сказала Маринка. – Во-первых, неприлично приходить к самому началу! А то еще примут опять неизвестно за кого и начнут приглашать на турбазу. Хорошо еще, что на турбазу, а то просто за угол!
   – А во-вторых? – поинтересовалась я.
   – Что «во-вторых»? – Маринка непонимающе уставилась на меня.
   – Ты сказала, что это «во-первых», а что будет «во-вторых»?
   – Поехали кушать! – уже не закричала, а просто попросила Маринка. – Неизвестно, чем еще кормят в твоем казино и вообще дадут ли нам поесть!
   – Ладно, уговорила! – я затушила сигарету в пепельнице и завела мотор.
   – Наконец-то! – Маринка откинулась к спинке сиденья и прикрыла глаза рукой.
   – Надоело мне все, – пожаловалась она. – Может быть, это болезнь?
   – А как же, – согласилась я и тронула машину с места, – и называется эта болезнь «старость». Слышала о такой?
   – Я вообще этого слова не знаю, впервые слышу, – ответила Маринка, не открывая глаз, – это на каком языке?

   Глава 8

   Мы действительно заехали в кафе, попавшееся нам по дороге. Кафе было обыкновенным, каких десятки развелось за последние несколько лет, наверное, по всей стране, со стандартным набором булочек и напитков.
   Быстро перекусив, обсудив и обмусолив еще разок тему Светы – Кости, мы поехали к казино «Галактика». Я тоже чувствовала себя уставшей и тоже была не прочь залезть под душ, но слишком уж гладко и содержательно пошло наше расследование, чтобы вот так просто бросать его на половине пути.
   Вечер уже начался, и на улице стало темнеть.
   Наученная горьким опытом и обидной утратой небольшой денежки, я поставила «Ладу» на стоянке напротив входа в казино. Хоть и не для моей машинки был начерчен прямоугольничек на асфальте, но она так хорошо в него вписалась, что мне самой понравилось. А если кому не нравится – пусть потерпит один вечерок, я не так уж часто приезжаю в это казино.
   Охранник, уже знакомый нам по первой встрече, встретил нас в холле и расплылся радостной улыбкой, словно мы пришли сюда в его честь. Ни я, ни Маринка не стали огорчать парнишку, а просто кивнули ему и, заплатив положенную мзду в половину от суммы, которую должны платить мужчины, прошли внутрь казино.
   Сперва мы увидели большой квадратный зал, погруженный в полумрак. На приподнятой в противоположном от входа конце зала эстраде слабеньким голоском пела худенькая девушка в чем-то блестящем и купальникообразном.
   Мы сели за столик слева, подальше от входа, и начали осматривать диспозицию.
   – А здесь уютно, – сказала Маринка, – я бы даже сказала, что мне тут нравится.
   – Это потому, что здесь полумрак, – ответила я, доставая сигареты из сумки, – а так, если присмотреться, я не вижу, чем это заведение отличается от прочих забегаловок.
   – Ну не скажи! – почему-то обиделась Маринка, – ты так говоришь, словно одержима каким-то комплексом. Хотя, подруга, я все понимаю: рядом со мною комплексовать – это нормально.
   – Да, наверное, ты права, – нехотя согласилась я, лишь бы замять никчемный разговор и просто замолчать.
   – Ну вот видишь, – обрадовалась Маринка и, не поняв моего настроения, начала все-таки ненужный треп.
   – Как ты думаешь, – спросила она подчеркнуто томным голосом, – о чем можно подумать, глядя на нас?
   – На нас смотрят и думают: зачем такая привлекательная брюнеточка с сигареткой привела с собою свою мамочку? Наверное, тщетно пытается выдать ее замуж, да не получается! – нейтрально ответила я и отвернулась, чтобы не рассмеяться, глядя на выражение Маринкиного лица.
   – А вот фиг тебе! – рявкнула Маринка и нервно заерзала на стуле. – Чушь говоришь! Чушь собачью! Думают совсем по-другому, думают: зачем такая приятная…
   Тут к нам подошла официантка, и Маринка замолчала, решив, наверное, отложить свое выступление на несколько минут.
   – Что будете пить? – спросила официантка.
   – Вот так сразу и пить? – недобрым тоном переспросила Маринка и так стрельнула глазами на официантку, что та, кажется, даже попятилась назад.
   – А, простите, что бы вы хотели? – уже более человеческим голосом задала та другой вопрос.
   – Мы хотим что-нибудь? – переспросила Маринка у меня. – Я и не знаю… Может быть, по кофе?
   – Хотим, – решилась я и сказала официантке: – Нам, пожалуйста, два кофе и что-нибудь из фруктов на десерт.
   – Бананы, апельсины, яблоки, груши, арбузы, ананасы, кокосы… – зачастила официантка, видимо, стараясь этим пересчетом взять некий реванш над Маринкой за ее отповедь.
   Наверное, у нее было такое в мыслях, да ничего не получилось. Когда Маринка взведена, даже у меня не всегда получается осадить ее.
   – Арбузы? – недоуменно повторила Маринка, больше не слушая ничего. – Мне кажется, что я уже в детском саду знала, что арбуз – ягода, а мы, девушка, просили фруктов!
   – А ягоды – не фрукты? – обалдела официантка от неожиданно на ровном месте вскочившей дискуссии на фруктово-прикладную тему. Но сама виновата, не нужно было выпендриваться.
   – Принесите нам, пожалуйста, к кофе еще и ананасов, и на этом пока остановимся, – прервала я ненужную беседу, и официантка, благодарно скользнув по мне взглядом, убежала, радуясь, что пока дешево отделалась.
   – Ты что, очень любишь ананасы? – спросила у меня Маринка.
   – Кушать люблю, а так – нет, – ответила я фразой из старого анекдота и в свою очередь спросила: – Ну что ты кидаешься на людей? Не забывай, что мы на работе, а не…
   – А я и не забываю, – прервала меня Маринка, – а вот ты, между прочим…
   Маринка сделала паузу, набирая побольше воздуху в легкие, чтобы уронить на меня целую железобетонную плиту обличительных речей, но тут я прервала ее. Посмотрев на эстраду, я заметила вышедших слева от нее из двери Павла Павловича и, как это ни странно мне показалось, Ажибайрамова!
   Они вышли, продолжая разговор с третьим незнакомым мне человеком, по виду – самым обыкновенным торговцем с продуктового базара. Они все трое пожали по очереди друг другу руки, но не расстались после этого, а продолжили разговор, судя по выражениям их лиц, уже легкий, простой и никчемный, предшествующий скорому расставанию.
   – Смотри! – прошептала я. – Вот это встреча на Эльбе!
   – Вот и последнее доказательство в обнаруженной нами цепочке событий! – восторженно заговорила Маринка строками своей будущей статьи. – Это я первая обратила на него внимание, на Окуркина, помнишь? Вот тебе за все твои подлые подковырки! Я оказалась права!
   – В чем? – попросила я уточнений хотя бы потому, что сама понимала далеко не все.
   – В том, что этот Палыч, несомненно, – ты слышишь меня? – несомненно, причастен к убийству Кудельникова! Вон они стоят вдвоем, видишь?! Этот, как его, Байрам… адажио… ну, в общем, ты поняла, он подвозил, а второй, который Палыч, и бомбу подложил в «дипломате»! – Маринка так разволновалась, что начала даже неприлично размашисто жестикулировать. – Ой, я уже предвкушаю, какую огромную статью я напишу! Мой бог! Да после этого меня пригласят сразу в «Нью-Йорк таймс», не меньфе! – нарочно через «ф», как в одном известном мультике, сказала она, – не меньфе!
   – Или в РУБОП позовут, в гости к майору Здоренко, – скучно закончила я, – эх, он и поорет! Я тоже предвкушаю!
   Лицо Маринки из светло-одухотворенного стало серо-испуганным.
   – Но ты не волнуйся, твоя лучшая подруга защитит тебя, – я потрепала Маринку по руке.
   – Правда? – почему-то недоверчиво спросила она. – А как?
   – А я просто не стану печатать твою великую статью, да и дело с концом! Вот и все! – улыбнулась я и выдохнула на Маринку сигаретный дым, чтобы она не сильно задавалась в своих мечтах. В «Нью-Йорк таймс» пригласят сначала меня, а потом ее. Сначала – меня! Именно в такой очередности, и никак иначе!
   К нам подошла официантка с подносом в руках, уже настороженная и скованная.
   – Ваш заказ, – сказала она, ставя с металлического подноса на стол две чашки кофе и две тарелки с нарезанными узкими дольками ананасами.
   – Еще что-нибудь желаете? – спросила она после того, как мы, разумеется, ее поблагодарили.
   – Да, – сказала я, – не подскажете ли вы нам, что тут делает господин Ажибайрамов? У него дела в казино или он… – я нарочно не стала продолжать фразу, надеясь, что официантка купится на столь дешевый трюк. Я не была низкого мнения об ее умственных способностях, просто я часто замечала, что сила простых ловушек именно в их простоте. На них ловятся даже весьма прожженные типы. Такова се ля ви, и не я это придумала.
   – Да, у него здесь дела, – недоуменно ответила официантка, – он же наш директор, как-никак.
   – А Пал Палыч? – спросила Маринка. – А Окуркин кто же здесь?
   – Не Окуркин, а Окурков, – поправила нас официантка. – Он тоже директор, только по маркетингу.
   – Ага, – сказала я, не понимая пока предполагаемого круга обязанностей ни Ажибайрамова, ни Окуркова. Да это было и неважно.
   – Передайте, пожалуйста, обоим господам, – попросила я официантку, – первому и второму, что мы хотели бы с ними поговорить.
   – И Окуркину, и Окуркову, – прошептала Маринка и прыснула со смеху.
   – Нет, – уточнила я, – и Ажибайрамову и Окуркову. Вон они как раз стоят около эстрады.
   Официантка оглянулась на свое руководство и спросила у меня:
   – А как про вас сказать?
   – Да никак не надо говорить, – снова вмешалась Маринка, – они же в зале стоят, вы просто на нас покажете, и все.
   Официантка смерила нас задумчивым взглядом, но промолчала. В конце концов она наверняка подумала, что это все не ее дело, а кто мы такие, она и так узнает, не от самих директоров, так подслушав их разговор о нас.
   В общем, наверное, так и получилось.
   Попивая кофе, мы с Маринкой обе постарались как можно незаметнее, – не знаю даже, как это получилось в действительности, наверное, не очень, – проследить за официанткой. Та подошла к трем улыбающимся господам, все никак не находящим в себе силы расстаться, и Пал Палыч, обратив на нее внимание, очевидно, спросил, что ей угодно.
   Официантка принялась объяснять, несколько раз показав на нас. Пал Палыч внимательно посмотрел на меня, на секунду задумался и улыбнулся.
   Тут к нему обратился Ажибайрамов, и Пал Палыч, продолжая улыбаться, сказал ему про нас с Маринкой. Ажибайрамов тоже взглянул в нашу сторону, но его реакция была другой. Мягко говоря, его перекосило. Он тут же подался еще ближе к Окуркову и зашептал ему что-то на ухо. Было забавно наблюдать, как сползала улыбка с расслабленного лица Окуркова. Взгляд его стал напряженным. Их собеседник, поняв, что на этот раз уже действительно пора закругляться, в последний раз поклонился и ушел, размахивая барсеткой.
   – Ну вот и произвели впечатление, – с удовлетворением сказала Маринка, – ты знаешь, – она повернулась ко мне и доверительно понизила голос, – я иногда думаю, что если бы я курила, то в таких вот ситуациях выглядела бы еще эффектнее, чем обычно. Ты не находишь?
   – Чем обычно? – переспросила я.
   – Да! – Маринка тут же напряглась, взглянула на меня с подозрением и постаралась плоско пошутить: – Ну то есть так, дочка, как тебе еще учиться и учиться.
   – Ну вот ты и путаешься в показаниях, – пробормотала я, – а раньше ты говорила, что с эффектностью рождаются.
   – Я так говорила? – переспросила Маринка. – Ну, значит, так и есть, если я так говорила. Я никогда зря не говорю и, к сожалению, почти никогда не ошибаюсь.
   – Да? – удивленно спросила я.
   – Увы! – подтвердила Маринка.
   Окурков и Ажибайрамов не торопились к нам идти, они продолжали стоять около эстрады. Окурков достал из кармана сотовый телефон и что-то по нему говорил, а Ажибайрамов выбил из пачки сигарету и нервно перекатывал ее в пальцах.
   – А не торопятся к нам джентльмены. Как ты думаешь, – спросила я у Маринки, – подойдут ли они вообще?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация