А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Убить невесту" (страница 4)

   – Это вы преследовали меня с потушенными фарами, – вдруг твердо сказала Одри. – Я вас узнала.
   – Значит, у вас превосходное зрение, мисс. Когда ваша машинка тут кувыркалась, я еще брился дома. Вот этой бритвой.
   Мужчина вынул из кармана куртки опасную бритву. Ее остро заточенное стальное лезвие зловеще блеснуло в темноте.
   Одри съежилась в ожидании нападения, но мужчина быстро спрятал бритву в карман.
   – Боитесь? – спросил он ледяным тоном. – Боитесь! Но вам было бы весьма полезно знать, что смертельная опасность для вас исходит не от меня, а совсем с другой стороны. Вы уже один раз пережили страх. Не трудитесь возражать – я вижу вас насквозь. Вы провели кошмарную ночь в доме, в котором Люцифер играл в свои жуткие игры.
   Девушка молчала. Откуда он все это знает? Может быть, он был там? Он выглядел настолько зловеще, что вполне мог быть посланцем дьявола.
   Незнакомец больше не проронил ни слова. Доехав до ближайшей деревни, он высадил девушку у единственной в ней автомастерской, разумеется, еще закрытой в этот ранний час.
   – Будьте благоразумнее, мисс, – бросил он напоследок. – Спасайте свою жизнь. Это все, что я могу вам посоветовать.
   Мужчина нажал на газ, и автомобиль рванул с места. Одри проводила его растерянным взглядом. Все это чушь несусветная, но ведь дыма без огня не бывает!
* * *
   Одри приехала в Питерхед и осталась там, ожидая возвращения Оливера из Лондона. Они созванивались по нескольку раз в день: Оливер был в шоке, узнав об аварии.
   – Ты действительно в порядке, дорогая? – спрашивал он постоянно.
   – Я-то да! А автомобиль, к сожалению, восстановлению не подлежит. И знаешь, что? Голову даю на отсечение, что тормоза испортил ночью тот же тип, который выкачал из бака весь бензин.
   Оливеру это не казалось таким уж очевидным. Он гнал от себя подозрения, что кто-то стремится лишить жизни такую чудесную женщину, как Одри. У нее нет врагов, тем более в Тарлэнде. Конечно, пьяный мерзавец пытался ее изнасиловать, но даже если бы он решил отомстить за неудачу, то произвел бы столько шума, что его немедленно бы застукали.
   – Я показал рукописи, – сообщил он, – но, к сожалению, эксперты пришли к взаимоисключающим выводам. Один считает, что подобные договоры с дьяволом заключают и в наши дни, и даже чаще, чем можно себе представить. И у него есть убедительные доказательства. Второй же уверен, что возраст рукописи не более шести месяцев, а Бенджамин Крокер исчез несколько лет тому назад. Он поинтересовался, часто ли ты так разыгрываешь меня?
   – Я? – возмутилась девушка. – Он думает, что я сама это написала?
   – Не принимай близко к сердцу, дорогая! – успокоил ее молодой человек. – Этот эксперт известный женоненавистник. Он женат на науке. Чудаковатый ученый, помешанный на своих теориях. Ему нельзя верить безоговорочно.
   – Когда ты вернешься, любимый? Я так по тебе соскучилась!
   Во вторник, как и обещал, Оливер приехал в Питерхед.
   – Ты стала такой бледной, – заботливо заметил он, взяв в ладони ее нежное прекрасное лицо и покрывая его поцелуями.
   – Я все дни ударно трудилась, – кокетливо засмеялась Одри, указывая на сложенные в комнате картонные коробки. – И теперь полностью готова к переезду.
   Оливер довольно улыбнулся, радуясь, что ни ужасная ночь, ни зловещие предсказания незнакомца не испугали его невесту. Какая все-таки она молодец!
   – Возьми только самое необходимое. Я уже договорился с рабочими на завтра. Сначала проведут электричество и установят городской телефон. Водопровод придется переделать полностью, поэтому все подвальные помещения будут задействованы. Ты уже выбрала обои и ковры?
   Одри с готовностью показала ему образцы. Молодой человек искренне похвалил ее выбор:
   – Похоже, дизайнерский проект можно полностью доверить моей любимой невесте – у нее безупречный вкус! Давай на уик-энд поедем в Тарлэнд и представимся будущим соседям?
   Одри мгновенно согласилась.
   – И я хотела бы переночевать в нашем доме, – добавила она.
   Оливер заказал небольшой грузовичок для перевозки вещей невесты.
   – Когда твои вещи будут в доме, тебе станет в нем гораздо уютнее, – уверил он ее.
   По дороге в Тарлэнд Одри показала жениху место аварии:
   – Причину так и не установили. Мастера в автосервисе уверены, что причиной в равной степени могли быть и износ материала, и злой умысел. Его они тоже не исключают.
   – Думаешь, этот Гордон способен на такую подлость?
   – Продавец на автозаправочной станции? – удивленно протянула девушка. – А зачем? Я дала ему большие чаевые.
   – Его папаша, пьяница и мерзавец, мог наклепать ему что-нибудь на тебя. Я еще накостыляю этому уроду.
   – Ради бога, не надо, – взмолилась девушка. – Мы же договорились забыть об этом. Этот тип получил достойный отпор, и хватит с него. Гораздо важнее разузнать что-нибудь о Бенджамине Крокере.
   Одри была приятно удивлена, увидев, что рабочие активно принялись за дело. Они помогли Оливеру перенести все коробки в дом.
   – Давай сыграем свадьбу в нашем доме, – предложил молодой человек. – Здесь так здорово, и места вполне хватит.
   – Чудесно, – сразу согласилась девушка. – А не придется слишком долго ждать окончания ремонта?
   – Думаю, месяца три-четыре. У нас еще будет время, чтобы обжиться. Мистер Хатли обещал мне, что на следующей неделе на кухне, в ванной и в нижних жилых комнатах уже будет проведено электричество.
   – А как же рабочие пользуются электрическими инструментами, дрелями например. Они питаются от аккумуляторов?
   – Нет, нет. Прежний владелец подключил дом к электросети. В саду есть распределительный щит, от которого берется питание для электроприборов. У них есть разрешение.
   – А если кто-то воспользуется щитом без разрешения?
   – Куда ты клонишь? Имеешь в виду плату за электроэнергию?
   – Ты забыл, что меня ударило током, когда я дотронулась до медного абажура? Мог ли кто-нибудь на короткое время установить соединение распределительного щита с домом?
   – Маловероятно.
   – Не важно, вероятно или нет. Важно, можно ли?
   – Теоретически, да. Надо просто открыть запертый щит и установить пару контактов.
   – Вот это я и хотела знать.
   – Но ведь я касался абажура сразу после тебя, – вспомнил Оливер. – И меня током не ударило.
   – Я помню. Но я видела, как от этого щита в саду на некоторых окнах появляются отблески.
   Оливер вздохнул. Он был жутко зол на незнакомца, заморочившего голову невесте угрозами. Ну зачем, спрашивается, убийца стал бы подводить электрический ток к старой лампе, красть бензин или выводить из строя тормоза, если он легко мог сам нанести смертельный удар? Но самым главным аргументом против версии убийства он считал полное отсутствие мотива. Кто выиграет от смерти Одри? Из каких мстительных побуждений убивать безобидную молодую женщину?
   Влюбленные въехали в деревню, и у первого же дома увидели мужчину лет сорока, выпалывавшего сорняки в огороде. Они вежливо поздоровались и представились.
   – Брахам, – приветливо представился сосед в ответ. – Хорошо, что этот дом снова наполнится жизнью. Он слишком давно пустует, а это вредно для дома. Дом без обитателей – все равно что голова без мыслей. И то и другое от этого хиреет.
   Влюбленные переглянулись: похоже, они встретили философа.
   – Вы были знакомы с мистером Крокером? – с надежной спросила Одри.
   – Разумеется, но далеко не так близко, как бы хотелось. Бенджамин Крокер был весьма своеобразным джентльменом: очень подозрительным и нелюдимым. Он редко приходил в деревню.
   – Говорят, он заключил договор с дьяволом? – выпалила Одри.
   Мистер Брахам вздрогнул, как от удара:
   – Вот как? Ну, это меня не удивляет, ведь он так и не нашел путь ко мне.
   – К вам?
   Мужчина многозначительно улыбнулся:
   – Я убежденный сторонник свободной конкуренции. И я проиграл в этой честной борьбе. Я забыл упомянуть, что я священник в этой деревне.
   – О, извините, вы… – смущенно пробормотала Одри. – Я этого не знала.
   – Вам не за что извиняться, мисс Хейли. Мне, как проповеднику и пастырю духовному, не чужды мысли о дьяволе. Но я бы и не подумал договариваться с ним. Я получаю значительно более важные знания от противоположной стороны.
   – А Бенджамин Крокер посещал церковь?
   – Если и посещал, то очень умело прятался от меня. Я его никогда в церкви не видел. К сожалению!
   – А вам известно, где он сейчас?
   – Недавно я слышал, что он обосновался в Южной Америке и начал там новую жизнь. Аборигены в бассейне Амазонки считают его своим гуру. Но это, разумеется, всего лишь слухи. Я не могу себе представить, чтобы всегда сторонившийся людей Крокер вдруг решил объединить их вокруг себя.
   – Прежде всего, он ненавидел женщин, – вставила Одри.
   – Ненавидел женщин? – удивился пастор. – Но Крокер был женат.
   – Женат? – переспросила девушка. – А его жену звали, случайно, не Саманта?
   Преподобный задумался на секунду и ответил утвердительно:
   – Точно, Саманта. Вы, конечно, уже слышали о ней? Изумительная женщина! Она определенно похожа на вас, мисс Хейли, но вы значительно моложе.
   – А что с ней стало? – спросил Оливер. – Она умерла?
   – Всегда ходит множество гадких слухов, когда человек внезапно исчезает, мистер Макей. Я не видел ее в гробу и не произносил надгробную речь. Может быть, она жива. Некоторые шепчутся, будто бы она сбежала от Крокера. Извините, что распространяю сплетни, но вы меня прямо спросили, и я прямо ответил. Больше мне ничего не известно.
   Действительно ли он ничего не знает? Одри чувствовала, что за этой пресной миной скрывается некая тайна, которую он не намерен раскрывать людям, которых видит впервые в жизни.
   Одри решила в ближайшее время снова завести разговор с преподобным и вытянуть из него правду. Она поинтересовалась у священника и незнакомцем, максимально точно описав его внешность.
   Преподобный усмехнулся:
   – Вы описали какого-то монстра, мисс Хейли. Здесь я ничем помочь не могу.
   «А вдруг он и есть монстр?» – с тревогой подумала девушка.
   Влюбленные познакомилась и с другими жителями деревни, и все встречали их любезно и доброжелательно. Оказалось, дом вовсе не пользовался дурной славой, хотя Крокер и не водил дружбу с соседями.
   – Он был ужасный скряга, – сообщила хозяйка продуктовой лавки. – Задолжал мне семнадцать фунтов и, похоже, я их уже никогда не получу. А ведь у него водились денежки. Не зря говорят, чем богаче, тем жаднее. Люди рассказывают об уникальном бриллианте, который он привез из Южной Америки.
   – А его жена? – спросила Одри. – Она поддерживала отношения с жителями деревни?
   – Вот еще! Она якшалась, в основном, с парнями из города.
   – Думаете, у нее был любовник?
   – Любовник! Один? Это мягко сказано! О ней такое говорят, что голова кругом. Не спрашивайте у меня о подробностях, мисс Хейли. Я женщина порядочная.
   – А что с ней стало? – продолжала выспрашивать Одри.
   – Никто не знает. Однажды она просто исчезла. Крокер, наверное, в курсе, но у него уже не спросишь. Может быть, его полиция заподозрила, и он решил унести отсюда ноги.
   – А его не обвиняли в убийстве жены? – встрял в разговор Оливер.
   – Официального обвинения не предъявляли. Но после исчезновения Саманты Крокер из дома никто больше ее не встречал и ничего о ней не слышал.
   Одри мучил еще один вопрос:
   – А в доме Крокера умирали женщины?
   – Вы имеете в виду миссис Бельвуд? Ее внезапная смерть потрясла всех нас.
   Одри испугалась:
   – А кем была эта миссис Бельвуд?
   – Экономкой Крокера. Во всяком случае, она утверждала, что работает в доме экономкой. Правда, злые языки болтают, что она состояла в любовной связи с хозяином.
   – В Тарлэнде, кажется, нет недостатка в злых языках, – констатировал Оливер. – А как она умерла?
   – Она сломала себе шею.
   На минуту повисло тягостное молчание.
   – Она упала с лестницы, – уточнила хозяйка лавки. – Это был несчастный случай.
   – А что установила полиция? – поинтересовался Оливер.
   – Мистера Крокера ни в чем не обвиняли. Он не виновен в ее смерти. А зачем ему, собственно, ее убивать?
   – А Саманта была тогда дома?
   – Нет, она исчезла несколькими месяцами раньше.
   Оливер сразу выдвинул свою версию: пресловутый Крокер убил жену из ревности – он же написал в дневнике о своей ненависти ко всем женщинам, а миссис Бельвуд узнала о преступлении и шантажировала хозяина, за что и поплатилась собственной жизнью. Но и несчастный случай исключать нельзя – лестница в аварийном состоянии.
   Одри тоже размышляла о судьбе обеих женщин. Но ее мысли текли в ином направлении. Она вспомнила о договоре с сатаной и о том, что все женщины в доме были предназначены ему. Миссис Бельвуд была обречена на гибель. Саманта Крокер исчезла, и многие в Тарлэнде считают, что ее нет в живых. Кто следующий? Она сама? Она уже получила не одно грозное предупреждение!
   Только когда влюбленные выехали из деревни, Одри усилием воли отогнала от себя мрачные мысли и тесно прижалась к Оливеру, крепко обнявшему ее за плечи.
   – Мы ведь не позволим себя запугать, правда, дорогая? – тихо начал он. – Всему есть логическое объяснение. Или тебя удивляет, что миссис Бельвуд упала с лестницы? Но это немудрено: там все ступеньки шатаются.
   Когда они вернулись в дом, рабочие уже ушли. Повсюду валялись инструменты и стройматериалы.
   – Я разрешил им не убирать за собой каждый раз – объяснил Оливер. – Это отнимает у них время, а у нас – деньги. В понедельник они продолжат работу. Осторожно, Одри!
   Предупреждение запоздало. Одри споткнулась и упала на пол, сильно ударившись и чудом не поранив лицо о прислоненную к стене пилу.
   Оливер засуетился вокруг нее.
   – Ты споткнулась, дорогая? – спросил он озабоченно.
   – Я почувствовала, как кто-то словно оттянул назад мою ногу, – со стоном ответила девушка. – Я потеряла равновесие и упала. Со мной такое никогда не случалось.
   Она в каком-то оцепенении уставилась на щиколотку левой ноги, вокруг которой, как змея, обвился черный шнур.
   – Это электрический кабель, – быстро проговорил Оливер. – Он сложился петлей, твоя нога за нее и зацепилась.
   – Но я бы тогда не упала! – воскликнула Одри. – Это было так, словно мою ногу схватили и потянули.
   Молодой человек проверил, куда ведет кабель, и выяснил, что на улицу. Он вышел из дома и очень скоро вернулся:
   – Никого там нет, – сообщил он. – Ты просто зацепилась ногой за кабель и потеряла равновесие.
   – Да, конечно, – кивнула девушка, ей не хотелось спорить, но в глубине души она знала, что возлюбленный ошибается.
* * *
   Они провели свою первую ночь в старом доме на полу в одной из комнат, и весь окружающий мир с его опасностями и невзгодами уплыл далеко за свинцовые облака. Лежа на теплых шерстяных пледах, они любили друг друга, щедро даря чувственное наслаждение своим отзывчивым молодым телам.
   Потом они пили деревенский эль, закусывая хрустящим горячим хлебом и сыром, говорили о своем безмерно счастливом будущем и снова предавались любви. Ну как можно думать о смерти, когда все самое чудесное и радостное в этой прекрасной жизни еще впереди?
   Дни шли за днями. Ремонт продвигался быстро, большая часть помещений на первом этаже была уже готова.
   Но тут опять произошло нечто странное.
   Оливер обсуждал с прорабом ход работ, а молодая хозяйка на полностью укомплектованной кухне готовила еду для ремонтной бригады. Она собиралась налить воду в кастрюлю и уже положила руку на водопроводный кран, как вдруг у нее перед глазами вспыхнули яркие блики, и она ощутила невыносимую боль в руке. С громким криком Одри выронила кастрюлю, ее резко отбросило в сторону, и, ударившись спиной о холодильник, она со стоном рухнула на пол.
   Мужчины прибежали на ее крик. Оливер пришел в ужас – налицо был мощный удар электрическим током! На свежепокрашенной стене кухни виднелось пятно копоти.
   – Не прикасайтесь к крану, – пролепетала Одри, едва оправившись от шока. – Он под напряжением.
   – Этого не может быть! – воскликнул прораб и коснулся крана индикатором напряжения. – Здесь нет тока. Убедитесь сами.
   Но ведь удар током был! Разумеется, прораб попытался снять с себя ответственность.
   – Мои ребята не халтурят, – настаивал он. – Они классные специалисты.
   Оливер потребовал немедленного расследования происшествия. Он подхватил невесту на руки, отнес в спальню и не отходил от нее, отпаивая чаем и успокаивая.
   Прошел тягостный час. Но загадка так и осталась загадкой.
   – Это какая-то мистика, – утверждал прораб. – Я лично проверил водопровод на наличие тока, но ничего не обнаружил. Ничего.
   – А мог кто-нибудь на короткое время подвести электрический ток к водопроводу? – спросил Оливер.
   Прораб пожал плечами:
   – Теоретически, да, мистер Макей. Но для этого нужна веская причина, а я таковой не вижу при всем моем желании. Мне очень жаль, что мисс Хейли пострадала. Она такая очаровательная. Если бы вы не увели ее у меня из-под носа, я бы сам на ней женился.
   Это шутливое признание слегка разрядило тягостную атмосферу, но ненадолго.
   – Послушай, Одри, мистика это или нет, но я не намерен и дальше подвергать твою жизнь опасности. Теперь я верю, что тебя действительно ударило током, когда ты коснулась абажура лампы. И над историей с неисправными тормозами надо хорошенько подумать.
   – И что из этого следует? – слабым голосом спросила Одри, еще не отойдя от пережитого шока.
   – Я пока не знаю, дорогая, но в одном убежден: мы не должны жить в этом доме.
   – Ты хочешь продать дом?
   – Я сегодня же дам объявление.
   В опубликованном Оливером объявлении о продаже дома было указано: «Ввиду особых обстоятельств». Теперь оставалось только ждать звонков покупателей.
   Вскоре позвонил мужчина, представившийся Винстоном Флутером.
   – Вы уже определились с ценой? – спросил он с налета.
   Оливер ответил звонившему:
   – Мы продаем дом за ту цену, что заплатили сами, плюс расходы на ремонт. Он идет полным ходом, поэтому цена поднимется как минимум на десять тысяч фунтов.
   Винстон кашлянул и сказал:
   – Десять тысяч фунтов – это как раз та сумма, которую я и предполагал вложить в покупку дома, мистер Макей.
   – Момент, – быстро поправил Оливер. – Десять тысяч фунтов – это минимальная стоимость ремонта. Сам дом обойдется значительно дороже, мы можем сойтись на ста пятидесяти тысячах фунтов. За все.
   Флутер громко расхохотался:
   – Ну и шуточки у вас! Вы получите за дом свои десять тысяч фунтов и ни пенни сверху. У меня больше денег нет, а я не собираюсь из-за какой-то развалюхи влезать в долги.
   – Если у вас нет средств, – холодно парировал Оливер, – то я продам свою развалюху, как вы изволили выразиться, кому-нибудь другому.
   Но что за чертовщина! Других звонков не последовало! Через неделю снова позвонил Флутер и поинтересовался, продается ли еще дом?
   – Вам повезло, – ответил Оливер. – Так как вы позвонили первым, я готов уступить вам пять тысяч фунтов.
   – Это очень великодушно с вашей стороны, мистер Макей, – заявил покупатель. – Мы можем встретиться немедленно. Я привезу вам пять тысяч фунтов. Наличными.
   – Вы не поняли, – ответил Оливер. – Цена дома сто сорок пять тысяч фунтов.
   – Вы очень скоро снизите ее, – рявкнул мужчина и повесил трубку.
   – Что будем делать? – поинтересовалась Одри.
   – Обстоятельства вынуждают нас остаться здесь, но только пока идет ремонт. После его окончания будет легче найти покупателя, который даст достойную цену. Мы же не можем подарить этот дом. Я вложил в его покупку почти все свои деньги.
   – Не волнуйся, я буду осторожней, – пообещала девушка, чувствуя себя виноватой. Она видела, что вся эта ситуации совершенно выбила Оливера из колеи, и не хотела подливать масла в огонь: – Ты увидишь, когда закончится ремонт и мы поженимся, нам не захочется продавать дом. Кстати, ты не против, если Марджи будет свидетельницей на бракосочетании? Она так мечтает об этом!
   – Ну, разумеется. А старина Доэрти вызвался быть вторым свидетелем. Я ему уже обещал. Ты согласна?
   – Я согласна со всем, что ты делаешь, – честно ответила Одри. – Какую дату назвать Марджи?
   – Может быть, четырнадцатое?
   – Почему четырнадцатое?
   – Потому что я не в силах больше ждать, дорогая! Я надеюсь, что и ты тоже.
   Одри обняла его за шею.
   – Я люблю тебя, – прошептала она тихо. – И всегда буду тебя любить.
   И добавила, чуть слышно:
   – … пока смерть не разлучит нас.
   Но прошептав грустные слова, девушка сразу забыла о мрачной сути сказанного. Гораздо больше ее волновал вопрос: успеет ли Марджи сшить подвенечное платье к назначенной дате? На прошлой примерке выявилось много недостатков: юбка из кружева и снежно-белого шелка была недостаточно объемной, а декольте слишком скромное, как у старой девы. Марджи шила платье по фотографии, но фотография одно, а жизнь – совершенно другое.
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация