А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Фиктивность (преднамеренность) банкротства в России" (страница 6)

   При рассмотрении полномочий Федеральной налоговой службы России в части фиктивного или преднамеренного банкротства на основании п. 1 письма от 10 августа 2004 г. № САИ-6-19/162@[78] «О некоторых вопросах, возникающих при реализации функций уполномоченного органа» видно, что она не готовит заключение и не выдает справки по этому поводу. Помимо этого, данный уполномоченный орган не обеспечивает исполнения полномочий государственного финансового контроля в этой сфере. При этом существует предпосылка для наделения его такими полномочиями. В частности, на основании п. 4 указанного письма Федеральной налоговой службе предоставляется право обжалования действий арбитражного управляющего, причем имеются уточнения по поводу хозяйствующих субъектов, описанных в Приложении № 1 письма. В данном приложении речь идет об особо важных хозяйствующих субъектах Федерации и субъектах страны, имеющих значительные задолженности по обязательным платежам, денежные обязательства перед Российской Федерацией или же имущество предприятия, принадлежащее на правах собственности субъектам или муниципальным образованиям. Права арбитражных управляющих ограничиваются п. 7 письма, в котором говорится, что в случае выявления признаков преднамеренного банкротства организации налоговый орган может обратиться в правоохранительные органы.
   Таким образом, можно считать, что рекомендательные предложения письма от 10 августа 2004 г. № САИ-6-19/162@ закреплены п. 2 приложения к постановлению Правительства РФ от 29 мая 2004 г. № 257 «Положение о порядке предъявления требований по обязательствам перед Российской Федерацией в делах о банкротстве и в процедурах банкротства»[79], а также подтверждены приказом Федеральной налоговой службы от 18 октября 2004 г. № САА-3-19/2@[80]. В данном письме имеется подробно описанный порядок и механизм подачи заявления уполномоченным органом в арбитражный суд только после проведения досудебного разбирательства по долгам перед бюджетом, которое может быть основанием для дачи заключения о преднамеренном или фиктивном банкротстве. Следует отметить, что налоговые службы обладают и квалифицированными кадрами, и соответствующими материалами для выдачи заключения о преднамеренном или фиктивном банкротстве, но эти возможности они не используют. Их заключения являются лишь основанием для проведения проверки по признакам преднамеренного или фиктивного банкротства, которую должны проводить правоохранительные органы в случае криминального банкротства или же арбитражный управляющий исходя из своих полномочий.
   Нельзя не обратить внимание и на п. 20 постановления Правительства РФ от 29 мая 2004 г. № 257[81], в котором речь идет о взаимодействии налоговой службы с Министерством экономического развития и торговли Российской Федерации в виде подачи аналитической и статистической отчетности. Тем самым предпринята попытка провести анализ тенденций развития института банкротства в России, учесть особенности применения законодательства о несостоятельности (банкротстве) на территории страны, осуществить взаимное информирование об участии федеральных органов исполнительной власти в делах о банкротстве и в процедурах банкротства.
   Федеральная налоговая служба России способна осуществлять функции по государственному финансовому контролю в стадии обнаружения первоначальных признаков преднамеренного или фиктивного банкротства. Данное утверждение можно обосновать тем, что Федеральная налоговая служба и Министерство экономического развития и торговли разделили полномочия ранее существовавшей Федеральной службы финансового оздоровления и банкротства, а рассматриваемые полномочия по поводу преднамеренного и фиктивного банкротства никто из них на себя не взял. Тем не менее существует совместный приказ Министерства промышленности и энергетики Российской Федерации № 57 и Министерства экономического развития и торговли Российской Федерации № 134 от 25 апреля 2007 г. «Об утверждении методических рекомендаций по составлению плана (программы) финансового оздоровления»[82], который предполагает наличие расчета коэффициентов, характеризующих финансово-хозяйственную деятельность организации. Данное толкование описано в приложении III к методическим рекомендациям, которые более подробно сформулированы в постановлении Правительства Российской Федерации от 25 июня 2003 г. № 367 «Об утверждении правил проведения арбитражным управляющим финансового анализа»[83].
   Целесообразность наделения Федеральной налоговой службы полномочиями по выявлению первичных признаков преднамеренного или фиктивного банкротства подтверждается постановлением Правительства РФ от 22 мая 2003 г. № 299 «Об утверждении общих правил подготовки отчетов (заключений) арбитражного управляющего»[84]. Это связано с тем, что арбитражный управляющий представляет арбитражному суду и собранию кредиторов свой отчет или заключение, в котором подробно описывает финансовое состояние должника и делает предложение о назначении той или иной процедуры банкротства. Как мы уже указали, именно Федеральная налоговая служба является уполномоченным органом в части представления интересов государства в собрании кредиторов. Данные правила направлены на формирование типовых форм и методических рекомендаций по подготовке отчетов (заключений) арбитражного управляющего, которые должны быть разработаны Министерством юстиции РФ совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти.
   Указанное не означает передачу всех полномочий, связанных с выявлением признаков фиктивного или преднамеренного банкротства, в компетенцию Федеральной налоговой службы, но участие данного уполномоченного органа в финансовом мониторинге народного хозяйства считаем необходимым.
   Помимо ранее оформленных координационных процедур между уполномоченными органами по исследуемому вопросу, немаловажную роль играет саморегулируемая организация арбитражных управляющих. Она проверяет деятельность своих членов. Это является обязательной формой контроля и надзора за деятельностью арбитражных управляющих, поскольку именно они оценивают финансовое состояние и тем самым обязаны провести проверку по поводу выявления признаков преднамеренного или фиктивного банкротства. Поэтому можно утверждать, что на уровне саморегулируемой организации происходит процесс саморегуляции по применению мер воздействия к правонарушителю.
   Это подтверждено в постановлении Правительства Российской Федерации от 25 июня 2003 г. № 366 «Об утверждении правил проведения саморегулируемой организацией арбитражных управляющих проверки деятельности своих членов»[85], где утвержден порядок проведения проверки и основания для проведения проверки своих членов. Основанием для такой проверки может быть обращение органов государственной власти и органов местного самоуправления (это могут быть как уполномоченные органы в сфере несостоятельности, так и иные органы исполнительной власти и должностные лица), а также мотивированная жалоба лица на действия (бездействие) арбитражного управляющего. Пунктами 7 и 8 правил определен порядок проведения запроса и обязанность арбитражного управляющего представить интересующие документы в полном объеме в письменном виде, в том числе и сведения о финансово-хозяйственной деятельности должника. По результатам проверки на основании п. 9 правил составляется акт проверки, в котором приводится перечень лиц, проводивших проверку, с указанием их должностей, специальности и квалификации.
   В данном случае можно говорить о том, что если основанием для проверки стала жалоба, запрос о наличии в предбанкротный период признаков преднамеренного или фиктивного банкротства, то это основание будет проверяться экспертом.
   В акте также будут даны сведения о результатах проверки, выявленных нарушениях и лицах, их допустивших, сделаны выводы о наличии или об отсутствии нарушений, приведен перечень документов, на основании которых были сделаны эти выводы.
   Помимо этого, существует постановление Правительства РФ от 25 июня 2003 г. № 365 «Об утверждении положения о проведении проверки деятельности саморегулируемых организаций арбитражных управляющих регулирующим органом»[86]. В нем говорится о проверке с целью осуществления контроля за соблюдением этой организацией федеральных законов и иных нормативных правовых актов. В подпункте «б» п. 5 Положения предусмотрены правила о рассмотрении жалоб, заявлений, содержащих сведения о нарушении, в том числе и арбитражными управляющими, законодательства, регулирующего их деятельность, а также материалов о несоблюдении установленных законодательством о несостоятельности требований. Подпункт «е» п. 7 Положения устанавливает возможность осуществления контроля за соблюдением законодательства. Регулирующий орган осуществляет контроль за соблюдением членами организации норм, закрепленных в Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)». Это значит, что возможна проверка действий самого арбитражного управляющего, связанная с созданием предприятия-должника и доведением его до ликвидационных процедур, т. е. в действиях управляющего можно наблюдать квалификационный состав административного правонарушения в виде преднамеренного или фиктивного банкротства. Подпунктом «ж» Положения предусмотрено рассмотрение саморегулируемой организацией жалоб на действия (бездействие) арбитражных управляющих. Далее в подпункте «б» п. 8 Положения ставится вопрос о своевременности рассмотрения саморегулируемой организацией заявлений и жалоб, контроля за выполнением принятых решений по результатам проверки деятельности арбитражных управляющих. И последнее, на что необходимо обратить внимание, п. 18 Положения выдается предписание саморегулируемой организации об устранении выявленных нарушений с установлением срока исполнения.
   В заключение укажем, что на основании ст. 20.3 и 20.4 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» главенствующая роль в решении вопроса о целесообразности банкротства предприятия возложена на арбитражных управляющих, которые выносят свое решение на основе консультаций с узкими специалистами или комитетом кредиторов.
   Может случиться, что действия арбитражного управляющего будут обжалованы в суде не только уполномоченными на то органами, но и любым кредитором должника. Полагаем, что этого недостаточно для формирования государственно-частного партнерства. Помимо гражданско-правового регулирования процессов несостоятельности, следует учитывать и иные формы воздействия государства на правонарушителей в области хозяйственной деятельности. К таким формам следует отнести возможность наделения полномочиями в области решения вопросов о банкротстве Федеральной налоговой службы. Она могла бы при наличии признаков фиктивного или преднамеренного банкротства информировать правоохранительные органы, которые, в свою очередь, должны проводить оперативно-розыскные действия с представлением документов для выдачи заключения судебным экспертом.
   Органами судебной экспертизы располагают как Министерство юстиции РФ, так и экспертно-криминалистические подразделения органов внутренних дел. Такого рода экспертизы проводятся при расследовании и судебном разбирательстве дел, связанных не только с преступлениями в сфере экономической деятельности, но и по гражданским делам и хозяйственным спорам, когда для правильного разрешения возникающих вопросов требуются специальные познания в сфере бухгалтерского учета. Эти органы могли бы проводить и финансовый анализ по наличию или отсутствию признаков преднамеренного или фиктивного банкротства.
   Кроме этого предлагаем учитывать организационно-правовой статус органов, осуществляющих административно-правовое наблюдение за развитием и изменением экономики региона, Федерации (мониторинг должников), направленное на улучшение социально-экономических показателей. Целью мониторинга должника является выведение хозяйствующих субъектов независимо от формы собственности из экономического оборота, а также создание оптимальных условий для финансового оздоровления должника, отрасли, региона.
   В результате исследования управленческой деятельности государственных органов и должностных лиц в сфере банкротства и финансового оздоровления сделаны следующие выводы:
   1. Помимо традиционной совокупности норм права, носящих в юридической литературе названия «конкурсное право» и «конкурсный процесс», предлагаем учесть совокупность норм права, регулирующих взаимоотношения между предпринимательским сообществом и органами исполнительной власти, которая должна способствовать выработке антикризисных мер по преодолению кризиса органов управления.
   Выделение такой совокупности предлагаем назвать «субинститут антикризисных мер», под которой понимается наличие совокупности отдельных нормативных предписаний, регулирующих экономические отношения в рамках преодоления кризиса органов управления хозяйствующих субъектов, с учетом удовлетворения не только интересов от осуществления предпринимательской деятельности, но и публичного интереса всего общества.
   Это должно способствовать формированию государственно-частного партнерства. Выделение такой совокупности вызвано также и наличием влияния органов исполнительной власти на формирование промышленной политики на уровне региона и Федерации в целом. Это должно ускорить формирование единого экономического пространства, провозглашенного ст. 8 Конституции Российской Федерации.
   2. Предлагаем расширить полномочия Федеральной налоговой службы Российской Федерации в части проведения ею контроля за обнаружением первичных признаков фиктивного или преднамеренного банкротства не только в отношении социально значимых хозяйствующих субъектов, но и в отношении всего предпринимательского сообщества.
   С учетом закрепленного понятия «уполномоченные органы» в ст. 2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», а также его норм, посвященных правам и обязанностям арбитражных управляющих и их саморегулируемой организации, можно определить понятие «мониторинг в сфере финансового оздоровления и несостоятельности». Под ним следует подразумевать наличие организующего субъекта, обладающего правовым статусом, деятельность которого направлена на улучшение социально-экономических показателей населенного пункта, региона и всей страны в целом. Целью мониторинга является выведение хозяйствующего субъекта – должника из экономического оборота, а также создание оптимальных условий для проведения финансового оздоровления или ликвидации должника.
   3. Для улучшения решения вопросов в случае выявления признаков фиктивного или преднамеренного банкротства между органами, осуществляющими юрисдикционную деятельность, предлагаем закрепить за Федеральной налоговой службой сбор первичных материалов о правонарушениях у должника с последующей передачей их в арбитражный суд.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация