А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Охранительная концепция права в России" (страница 37)

   Глава 7
   Консервативные политико-правовые учения в конце XIX – начале XX в

   7.1. Мистико-поэтическая концепция русского самодержавия Н.И. Черняева

   Имя Николая Ивановича Черняева малоизвестно в широких кругах. Более того, даже в правоведении Н.И. Черняев остается полузабытым мыслителем. Между тем именно ему принадлежит одна из первых в России работ, обосновывающая проникновение монархического начала в русское правосознание, что позднее нашло окончательное завершение в идее русского монархического правосознания И.А. Ильина.
   Николай Иванович Черняев (1853–1910) родился в старой дворянской семье. После окончания Харьковской гимназии он поступил на юридический факультет Харьковского Императорского университета. В 1875 г. после завершения курса обучения Н.И. Черняев был оставлен на факультете для приготовления к званию профессора в области истории русского права. В эти годы он уже начал писать свои первые работы о русском самодержавии.
   Н.И. Черняев любил театр, где познакомился с Ю.Н. Говорухой-Отроком. На процессе 193-х он выступил защитником своего друга. В 1881 г. Николай Иванович покидает университет и переходит к публицистической деятельности в журнале «Южный край». Наряду с публицистикой он работает в присяжной адвокатуре и участвует в ряде политических и литературных процессов. В 1890 г. по предложению Ю.Н. Говорухи-Отрока он начинает печататься в «Русском обозрении» – печатном органе правых сил. В 1895 г. в этом журнале выходит его центральная работа «О русском самодержавии» – первое систематическое произведение о монархии в России, предварившее сочинения Л.A. Тихомирова.
   В 1890-е гг. Н.И. Черняев тяжело заболевает – у него наступает паралич тела. Лишь позднее к нему возвращается подвижность рук. В 1901 г. выходит в свет еще одно исследование русской монархии – «Необходимость самодержавия для России. Природа и значение монархических чувств». В 1905 г. он перестает сотрудничать с газетой «Южный край», поскольку ее содержание приобретает социалистические оттенки.
   В 1907 г. Н.И. Черняев публикует сборник заметок о русской монархии, разбросанных в разных журналах и газетах и высказанных по различным поводам, – «Из записной книжки русского монархиста». С 1905 г. Николай Иванович стал активным членом харьковского отдела «Русского Собрания» и до последних дней был горячим защитником необходимости самодержавия в России как оплота ее существования наряду с Русской Православной Церковью.
   В своей теории русского самодержавия Н.И. Черняев особое внимание обратил на те природные, климатические, национальные и религиозные причины, которые делают необходимой для России монархическую форму правления.
   Во-первых, размеры русского государства как самого крупного политического организма с неизбежностью требуют сосредоточения власти в руках одного лица. Только при единстве власти можно обеспечить гибкость, быстроту и сплоченность государственной политики. Власть самодержца способна в отличие от республиканской формы правления удержать все окраины и территории в одном государственном целом. Н.И. Черняев отмечает: «Небольшие здания не нуждаются в крепких связях, но без них нельзя обойтись при сооружении громадных построек. Вот почему колоссальные по размерам державы нуждаются в единоличной власти государей-автократов. Всем понятная, наиболее естественная и простая из форм правления, она представляет вместе с тем все выгоды сочетания силы, быстроты решения и нравственного обаяния»[397].
   В-вторых, самодержавие обеспечивает примирение и защиту различных национальных и религиозных интересов. Российская Империя благодаря власти царя смогла не только дать условия для процветания русского народа, но и обеспечить охрану интересов других наций. Справедливо Николай Иванович утверждает, что другие инородческие слои России не терпят какого-либо стеснения, но, напротив, получают всяческую помощь и выгоды от сосуществования с русским народом. По словам Н.И. Черняева, «будучи хранительницей неотъемлемых прав русского народа, трудами и гонениями которого создана Российская империя, царская власть является вместе с тем и защитницей всех справедливых и неотъемлемых прав инородцев»[398]. Апологет самодержавия указывает на то, что все иные народности в Росси не угнетаются, а, напротив, имеют автономию и духовно-культурную самостоятельность (в виде специальных законов для Польши, Финляндии, остезейских территорий и т. п.).
   В-третьих, монархия в России обусловлена исповеданием русским народом православия. На взгляд Н.И. Черняева, из всех ветвей христианства только православие благоприятствует развитию самодержавия. Священное Писание и Священное Предание отцов церкви свидетельствуют, что наиболее предпочтительной для Бога формой правления является царская власть. Публицист пишет: «Почему же Самодержавие может быть только там, где Православие? Потому что ни одна из христианских религий не благоприятствует развитию и укреплению монархических начал в такой степени, как Православие, потому что Цари-помазанники и Цари Божией милостью могут быть, строго говоря, только в православных государствах»[399]. Здесь Н.И. Черняев подчеркивает православную скрепу царской власти, без которой последняя бы рухнула и выродилась в деспотическое правление. В признании своего рода сверхъестественной природы монархической власти заключаются ее магнетизм, поэзия и существо. Без мистицизма монархия ровным счетом ничего не значит и воспринимается как правление силы.
   В-четвертых, славянские народы изначально предрасположены к автократической власти и не способны управляться парламентскими учреждениями. По мнению Н.И. Черняева, выбор в пользу республики всегда приводил для славян к краху государственности и политическим катаклизмам. Так, в конце XIX в. только монархические Россия и Черногория были стабильными и независимыми государствами, тогда как в Болгарии и Сербии постоянно происходили политические смуты.
   В-пятых, экономические условия России таковы, что незначительная часть подданных имеет капиталы и может участвовать в политике, тогда как остальная занята пропитанием и неустанной и тяжелой трудовой деятельностью. При установлении республики в России сфера политики стала доступна только этой немногочисленной группе людей. Только самодержавие может оградить низшие слои от угнетения и своеволия богатого сословия. Николай Иванович пророчески заметил: «Очевидно, что 130-миллионое население России, принужденное считаться с суровыми условиями русской природы-мачехи, не может заниматься политикой и не будет заниматься ею не только теперь, но и в будущем. Ввести в Россию представительные учреждения значило бы отдать весь народ в кабалу ничтожному по численности богатому меньшинству, которое может посвятить себя политическому карьеризму»[400].
   Наконец, в-шестых, постоянные на протяжении всей русской истории угрозы внешнего военного вторжения требовали самодержавного правления, единственно возможного во время военных событий. Поскольку угроза войны никогда не ослабевала, постольку и монархия – неизбежный спутник русской истории.
   Резюмируя причины, приведшие Россию к самодержавной форме правления, Н.И. Черняев приходит к выводу, что для России самодержавие единственный вариант ее самосохранения. Самодержавие – фактор охраны и защиты русской территории, культуры, обычаев, веры и народа. Без самодержавия Россия обречена на раздел, военный захват и уничтожение народа, его культуры и веры.
   Н.И. Черняев первый в истории русской политико-правовой мысли вскрыл мистическое, духовно-нравственное единство русского народа и царской власти. Если у предшественников, в особенности славянофилов, только проступали едва различимые идеи о единстве монарха и народа, то у Н.И. Черняева концепция мистической природы русского самодержавия была сведена в целостную теорию.
   Мистицизм русского самодержавия Николай Иванович видел в двух началах:
   1) божественность происхождения и предназначения царской власти, что неоспоримо вытекает из учения православной церкви;
   2) глубокое и сильное убеждение, чувство монархизма, заложенное в сознании русского народа. По своей психологии русский народ-монархист и никакой другой формы правления не приемлет.
   Свою мистическую концепцию русской монархии Н.И. Черняев подкрепляет Священным Писанием, работами отцов церкви, литературными произведениями, а также русскими пословицами и народными песнями, отражающими в форме фольклора любовь русского народа к царю. Поэтому теорию самодержавия Н.И. Черняева можно назвать мистико-поэтической или мистико-психологической, поскольку выбор русского народа в пользу монархии он стал искать не только во внешних условиях, но и в национальной психологии, духе народа. О бессознательном влечении русских к автократической власти он писал так: «Мистика русского самодержавия всецело вытекает из учения Православной Церкви о власти и народных воззрений на Царя как на «Божьего пристава». Русский монархизм, как народное чувство и народный инстинкт, коренится в той глубокой и таинственной области бессознательного, которое дает начало и опору всем великим проявлениям человеческого духа»[401].
   Говоря о монархической привязанности русского народа, Н.И. Черняев отрицает идею обожествления самого царя. Языческая, прежде всего римская концепция обожествления императора в России не прижилась. То, что нередко в народе и церкви царя называли земным богом или Христом, показывает лишь его первенство в земной жизни, но не равенство Небесному Царю-Богу. Мистическая искра заложена Богом в самой природе царской власти, носитель которой может исказить суть монархии под влиянием собственных человеческих слабостей. Здесь Н.И. Черняев выражает общую для консерватизма мысль о двоякой сущности царской власти – божественной по происхождению и предназначению, но человеческую и греховную вследствие слабостей ее носителя.
   Н.И. Черняев писал: «Земной Бог – такое же метафорическое выражение, как Царь Небесный или Царица Небесная. Употребляя его, старинные русские люди были далеки от мысли придавать ему буквальный смысл и творить себе из смертного кумира. Любя и почитая своих Царей, русский народ смотрит на них с строго христианской точки зрения и не приписывает им никаких сверхчеловеческих свойств. Целый ряд народных пословиц напоминает носителям верховной власти о недостатках и немощах человеческой природы и о том, что миром управляют не Цари, а Бог. «Сегодня в порфире, завтра в могиле». «Царь и народ – все в землю пойдут»[402].
   Николай Иванович был убежден в том, что каждый русский человек по своей природе монархист. Только заблуждение, зашоренность сознания русской интеллигенции мешает разглядеть очевидное сродство русского менталитета с самодержавной формой правления. Н.И. Черняев убедительно доказывает, что самые лучшие представители русской культуры были апологетами самодержавия: А.С. Пушкин, М.Ю. Лермонтов, Н.И. Гоголь, Н.М. Карамзин, B.C. Соловьев, С.М. Соловьев и др. Даже революционеры и либералы, прошедшие долгий путь внутреннего перерождения, признавали ценность самодержавие (Станкевич, Герцен, Тургенев и др.).
   Н.И. Черняев в своих трудах показал целый ряд достоинств самодержавного правления в сравнении с республиками и деспотиями:
   – стабильность и прочность власти, не обремененной выборами и борьбой социальных сил за власть;
   – преемственность власти и забота о сохранении государственности, обусловленная тем, что царь заботится о том, что достанется в наследство его преемнику, тогда как выборные власти зависят от коньюктуры и заботятся о сиюминутных выгодах и интересах;
   – тесная связь царя и народа рождает доверие и нравственную поддержку правительственному курсу;
   – царская власть способна отрешиться от классовых и частных интересов, быть арбитром в социальных конфликтах;
   – самодержавие эффективно в условиях военного времени;
   – самодержавие гарантирует защиту национальной культуры и веры;
   – многие духовные и материальные успехи обязаны самодержавной власти;
   – царь способен встать над мертвой буквой закона и править по зову совести, помочь обиженному и обделенному;
   – самодержавная власть способна обеспечить порядок в условиях социальных волнений, катаклизмов и реформ, водворение устойчивости и безопасности в критических, чрезвычайных ситуациях.
   В мистической концепции русского самодержавия Н.И. Черняев на основе христианского вероучения, пронизывающего жизнь и мировоззрение русского народа, на царя возлагает высоконравственные задачи:
   1) защищать русскую веру – православие;
   2) оберегать русский народ, его территорию и единство – сохранять русскую народность;
   3) водворять правду, вести праведный и совестливый суд;
   4) бороться со злом, давать защиту слабым, угнетенным и обездоленным;
   5) уклоняться от греха и вести благочестивый образ жизни, чтить веру и церковь.
   Интересно, что Н.И. Черняев придерживается традиционной точки зрения на необходимость подчинения царю независимо от характера правления. Бог дает царя по заслугам народа. Но и царь за свои слабости навлекает на народ гнев Божий. Мыслитель указывает: «Царь, по воззрениям народа, должен уклоняться от греховной жизни не только из страха Божия, но и из сострадания к земле. В добром и благочестивом Государе благословляется вся страна; пороки царя навлекают на нее гнев Божий»[403].
   Н.И. Черняеву принадлежит целый ряд блестящих афоризмов, выражающих существо русского самодержавия. Вот некоторые из них: «Русское самодержавие есть последствие безмолвного и подразумеваемого согласия, готовности, умения, способности и потребности многомиллионного русского народа и вообще всего населения Империи, состоящего из людей, имеющих различные характеры, взгляды, привычки и нужды, жить заодно, всем жертвуя ради сохранения порядка, единства, целости, независимости и могущества государства. Русское самодержавие есть наилучший для нашей родины способ приведения к одному знаменателю 140 ООО ООО умов и воль, из которых слагаются воля и разум нации тех народов и общественных слоев, из которых она состоит. Русское самодержавие есть тот аппарат, при помощи которого легко может быть приводим в действие сложный, громадный государственный организм Империи, имеющий дело не только с центростремительными, но и с центробежными силами, – аппарат, благодаря которому Россия в любую минуту, и притом в самых трудных случаях своей жизни, может превратиться как бы в один вооруженный стан, одухотворенный одной мыслью и способный как к несокрушимому отпору, так и грозному натиску»[404].
   Подытоживая, хотелось бы отметить, что Н.И. Черняев до последних дней верил в несокрушимость самодержавия в России, в неиссякаемую любовь народа к царю. По мысли публициста, самодержавие в России – условие существования в России непоколебимой веры, единства и неприкосновенности страны. При ослаблении самодержавия рухнет вся Россия, но она всякий раз возрождалась и восстанавливалась после крушения и смут. Возможно, пророчества Н.И. Черняева сбудутся, поскольку без самодержавия в России нет ни православной веры, ни русского народа.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 [37] 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация