А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Охранительная концепция права в России" (страница 23)

   4.3. Идея государства правды в мировоззрении Федора Карпова

   О Федоре Ивановиче Карпове известно немного. Впервые имя его встречается в летописных документах во время поездки Ивана III в Новгород в 1495 г. В начале XVI в. Федор Карпов становится дипломатом и возглавляет во время правления Василия III внешнюю восточную политику Московского государства. В 1538 г. он становится окольничим, а при Елене Глинской – оружничим. Около 1540 г. он умирает. До нашего времени дошло несколько его посланий – Максиму Греку, митрополиту Даниилу и иноку Филофею. Известно, что Федор Карпов входил в круг общения Максима Грека и нестяжателей – Вассиана Патрикеева, Зиновия Оттенского. Исследователи биографии Карпова отмечают, что на его мировоззрение оказало влияние движением еретиков – Курицына, Башкина, но лишь по вопросу о природе и предназначению царской власти. Суда по трудам Карпова, он глубоко разбирался в Священном Писании и трудах греческих философов, прежде всего Аристотеля. Однако, взгляды Федора Карпова практически не получили отражения в современной политико-правовой науке. Лишь в учебнике И.А. Исаева и Н.М. Золотухиной Карпову посвящен особый параграф[238].
   Послания Федора Карпова позволяют утверждать, что он различал две формы правления – царства и народное дело (республики – в буквальном переводе с латинского языка). Не отдавая предпочтение в своих посланиях формам правления, он указывает на их неизбежность, необходимость в человеческом обществе. В послании митрополиту Даниилу, отстаивавшему терпение, смирение как главные качества христианина, Ф. Карпов подчеркивает, что терпение должно доминировать в среде духовенства, а в мирской жизни не обойтись без законов и начальства, исправляющих грехи и несправедливость людей. Так, Федор Карпов замечает: «Ибо всем христианам должно быть присуще терпение и по мирскому правилу, и по евангельскому учению – одним более, другим менее в зависимости от лиц, и обстоятельств, и времени. Среди монастырских братьев никогда не должно оскудеть терпение, а в мирской жизни требуется многое от подданных: иногда слуги, иногда оружие, в другой раз кони, иногда одежды красивые, иногда другие вещи, которые приобретаются за серебро, за деньги. И если я скажу: я терплю, не имея указанных вещей, к чему приведет мое терпение? Но будет лишен такой человек вотчины, будет изгнан со службы честной, будет послан нищим на службу негодную и не подобающую его происхождению, к тому же и домашние дела сильно досаждают, потому что великим терпением обременены люди. Дело народное в городах и царствах погибнет из-за излишнего терпения, долготерпение среди людей без правды и закона общество достойное разрушает и дело народное сводит на нет, дурные нравы в царствах вводит и делает людей непослушными государям из-за нищеты. Поэтому всякий город и всякое царство, по Аристотелю, управляться должно начальниками по правде и определенными законами справедливыми, а не терпением».
   Терпимость и отсутствие власти возможно лишь в церкви, идеальном, небесном существовании людей. В земной же жизни отсутствие власти и справедливых законов приведет к угнетению слабых сильными, произволу, расцвету пороков и греха. Закон и власть – средства охраны верующих людей от растлевающего действия греха порочных людей. Не отрицая терпения и идеального соборного строя, Карпов подчеркивает, что в мирской жизни такое состояние может быть достигнуто с помощью правды – восстановления справедливости и добра в обществе силой государства и неуклонным применением законов. Здесь Карпов близок к русской традиции различения закона и правды, благодати. Благодатное состояние, долготерпение достижимо для праведников и невинных людей. Путь к правде, благодати лежит через усвоение и воспитание человека в законе и страхе перед властью, наказание за злые проступки. Власть и закон – институты защиты добра от зла, искоренения и сдерживания порока.
   В том же послании Федор Иванович Карпов пишет: «Дело народное в городах и царствах погибнет из-за излишнего терпения, долготерпение среди людей без правды и закона общество достойное разрушает и дело народное сводит на нет, дурные нравы в царствах вводит и делает людей непослушными государям из-за нищеты. Поэтому всякий город и всякое царство, по Аристотелю, управляться должно начальниками по правде и определенными законами справедливыми, а не терпением. Потому что мы, люди, находящиеся в этом море великом, в котором бури губительны, нуждаемся во власти царей, которые нас в царствах и городах своих по достоинству каждого справедливо пасут, невинных защищают, страдающих освобождают, вредящих и угнетающих наказывают, а совершенно неизлечимых людей из общества хороших удаляют».
   Карпов уподобляет власть и начальников гусляру: «Всяким странам и народам необходимы цари и начальники, которые должны быть наподобие гуслей музыканта Давида. Ведь как гусляр струны расстроенные приводит в согласие и стройные приятные созвучия, бряцая, извлекает из них, так глава всякого царства непослушных и зловредных грешников понуждать должен к согласию с добрыми людьми грозой закона и правды, а добрых подданных беречь своим жалованием и положенной им милостью и побуждать к добродетелям и добрым делам дарами, и сладостными и добрыми словами, утешительными речами, злых же наказаниями делать лучше, и угрозами обличать, и от порока к добру царскими напоминаниями приводить, а ненасытных и злых, которые при лечении не хотят становиться лучше и Бога любить, совершенно истребить». Гроза в концепции Карпова – кара за нарушение справедливых законов. Грозой царь может усмирить зло в обществе. Без грозы сильный помыкает слабым, зло ущемляет добро, грех становится нормой жизни.
   Ф.И. Карпов различает три вида законов, исходя из христианской святоотеческой литературы:
   – закон естественный;
   – закон Моисея;
   – закон Христа, благодать.
   Как и Иларион, Карпов подчеркивает ценность закона в смысле приготовления человечества к свободному принятию благодати – веры и любви Христа. Назначение закона человеческого состоит в том, чтобы сохранить нравственные устои и преодолеть пороки общества. Карпов в Послании митрополиту Даниилу замечает: «Ибо во все времена от первого злодеяния Каина вплоть по последнего злодеяния злые люди в этом бренном мире всегда будут с добрыми смешаны, всегда добрые будут страдать от преступлений злых. Потому законы были нужны, чтобы спокойно существовала между негодными невинность. Для того даны законы, чтобы не было так, что кто сильный – все может».
   Вместе с тем, Карпов отмечает, что правда как действие справедливых законов должна сочетаться с милосердием к оступившимся людям. Но, и милость должна быть справедлива, иначе дает возможность для развития порока и греха: «Все делается правдой, и милостью, и истиной. Из-за милости ведь предводитель и князь подданными весьма любим, а из-за истины его боятся. Ибо милость без правды есть малодушество, а правда без милости есть мучительство, и оба они разрушают царство и всякое общежитие. Но милость, правдой поддерживаемая, а правда, милостью укрощаемая, сохраняют царю царство на многие дни».
   Примечательно, что Карпов как и другие представители русской традиционной правовой мысли полагал, что за воплощение правды в жизни царство несет ответственность перед Богом. На царе лежит высокая духовная обязанность – стремление к благодатному, соборному состоянию общества через правду (справедливость законов и правосудие) и милосердие к падшим людям. Так, Ф.И. Карпов пишет: «Если же все это начальник не выполнит и не будет прилежно заботиться о своих подданных, но допустит угнетение неповинных сильными, тогда грехи и насилия угнетающего на него ложатся, и за них ответ должен он будет дать великому Судье, и если при этом сам не делается лучше, тогда за грехи тех наказывается, как и за свои, по словам апостола Павла к римлянам, первая глава: «Достойны смерти не только делающие, но и попустительствующие делающим».
   Некоторые исследователи утверждают, что Карпов был выразителем правового государства[239]. Однако, правильнее сказать, что Карпов создал идеал государства правды, а не правовой государственности. Теория правового государства основана на идее прав человека, ограничении власти законом, разделении властей, принципа светскости государства и либеральной экономики. Главное в теории правового государства – удержание власти от произвола. А этой концепции проявляется попытка европейского гражданского общества оградить личность от вмешательства в ее жизнь государственной власти.
   Концепция государства правды проистекает из православного учения о соборной церкви как идеале общежития, права как средства охраны добра, справедливости и борьбы с пороком. Теория правового государства воспевает культ закона, тогда как Карпов на закон и власть возлагает нравственные задачи – охраны невинности и моральных устоев общества от зла. Закон и власть подчинены высшей задаче – духовному преображению греховного мира в светлое единство верующих. Речи в этой теории нет о борьбе общества, личности и государства и необходимости обуздания власти. Напротив, концепция государства правды исходит из веры в построение гармоничного соборного общества людей. Правда – мостик на пути к благодатной жизни, а не средство защиты индивидуальных интересов эгоистичной личности.

   4.4. Концепция православного самодержавия в мировоззрении Ивана Грозного

   Иван Васильевич (1530–1584 гг.) – первый государь Московского государства, который венчался на царство в 1547 г. и после одобрения Константинопольского патриарха получил титул царя. Первая половина жизни Ивана IV была связана с расширением границ Московского государства – присоединением Казанского, Астраханского царств и Сибири. В годы правления Ивана IV окончательно оформилось государственное единство Московского государства, были пресечены притязания удельных князей и боярства. Вторая же половина царствования Ивана Васильевича, выразившаяся во введении опричнины и борьбы с крамолой бояр, дворянства и духовенства, резко осуждается в исторической литературе как тиранический, кровавый режим обеспечения личной власти царя. Все-таки, хотелось бы отметить, что опричнина была вызвана не одними личными качествами Ивана Грозного, но и смертью его жены Анастасии (возможно в силу заговора, как полагал сам царь), борьбой бояр и удельных князей за власть, воспитанием царя в условиях розни между царедворцами и пренебрежения к маленькому наследнику престола (Иван стал царем в 4 года после смерти отца и матери). В немалой степени режим опричнины и суровые карательные меры диктовались попытками боярства и удельных князей сохранить старые удельные порядки – самовластие высших слоев общества в своих владениях, что вело к разрушению государственной целостности.
   Следует отметить, что количество жертв режима Ивана Грозного значительно уступает жертвам режимов европейских королей. За 20 лет режима Ивана Грозного погибло меньше человек, сколько погибло во Франции за одну Варфоломеевскую ночь (4 тысяч человек в Московском государстве против 60 тысяч человек во Франции). Но, правление Ивана Грозного потому стало осуждаться, что прежде в России таких кровавых событий было неизвестно. Считается, что и свое прозвище «Грозный» Иван получил за жестокий и крутой нрав. Однако, нужно помнить о том, что в русской традиции слово «гроза» означало мощь, силу государя по отношению к внешнему врагу. Иван же Грозный прославился своими победами в Казанском и Астраханском царствах, за что и мог заслужить свое прозвище. Наконец, нужно подчеркнуть, что Иван IV пользовался непререкаемым авторитетом в широких слоях русского общества. Не раз, уезжая в монастырь, Иван Грозный потом возвращался после уговоров московских людей, полагавших, что без царя русская земля ввергнется в хаос и беспорядки.
   Стоит подчеркнуть, что с Иваном Грозным связаны те государственно-правовые порядки, которые впоследствии идеализировались русскими консерваторами – отмена кормления, введение широких прав местного самоуправления, установления суда целовальников (присяжных), нравственное и религиозное обоснование права[240].
   В меньшей степени Иван Грозный известен как неординарный писатель и мыслитель. После Ивана Грозного осталось множеством посланий к различных людям, в том числе шведскому королю, английской королеве, протестантским богословам. Особое место среди сочинений Ивана Грозного составляет переписка с князем Андреем Курбским, который опасаясь опалы бежал в Литовское государство, где нанялся на службу литовскому королю. В полемике с князем Иван Грозный сформулировал свою концепцию православного самодержавия, которое является богоустановленным нравственным служением перед Богом за поданных и не ограниченным самовластием бояр и духовенства. Помимо богословских и политических трудов Иван Грозный писал тексты гимнографического содержания – молитвы, например, Канон Ангела Грозного. В своих произведениях Иван Васильевич показывает себя как незаурядную личность – знатока священного писания, богословских работ, истории России и зарубежных стран, великолепного и эмоционального спорщика.
   Как личность Иван Грозный до сих пор вызывает немало споров среди современников. Существует даже гипотеза, что под именем Ивана Пересветова, который предложил целую систему реформ, реализованных Иваном Грозным, скрывался сам царь[241].
   Вследствие того, что Иван Грозный за свою власть боролся с удельными князьями и боярскими людьми, постольку значительное место среди его работ занимают вопросы династической преемственности власти и апологии самодержавия. Упреки Андрея Курбского в отказе от политики Избранной Рады – управления царя совместно с боярами и духовенством Иван Грозный парирует ссылками на опасность ограничения царской власти. В своих посланиях Иван Грозный пытается оправдать отход от предшествующей политики соработничества с боярами, дворянами и духовными людьми (Алексеем Адашевым и Сильвестром). Раду он уличает в заговорах и изменах, прежде всего, попытки посадить на царский трон его родственника – удельного князя Владимира. Против этих идей ограничения власти и нарушения принципа династического перехода власти и восстает царь.
   Иван Грозный в переписке с Андреем Курбским и шведским королем Юханом отмечает, что статус царя определяется его происхождением. Сам Иван Грозный считает, что его царственный род происходит от самого Октавиана Августа и его позднего родственника Поруса. Порус же дал новую ветвь Рюриковичей, из которых происходили Владимир Святой, Владимир Мономах, Александр Невский, Дмитрий Донской и его прадед, дед и отец. Тем самым Иван Грозный доказывал свой высокий царственный титул – особое место среди царственных особ Европы. На его взгляд он как русский царь стоял выше шведского короля. В этих рассуждениях проявляется концепция Филофея «Москва-Третий Рим», обосновывавшая то, что Московское государство – единственное оставшееся государство, где хранится истинная вера.
   Во втором послании Юхану III Иван Грозный пишет: «Ты пишешь свое имя впереди нашего – это неприлично, ибо наш брат – цесарь Римский и другие великие государи, а тебе невозможно называться им братом, ибо Шведская земля честью ниже этих государств… Ты говоришь, что Шведская земля – вотчина твоего отца; так ты бы нас известил, чей сын отец твой Густав и как деда твоего звали, был ли дед твой на престоле и с какими государями он был в братстве и в дружбе…»[242]. По мнению Ивана IV родовитость и переход власти на династическому принципу дают царю авторитет и стабильность власти. Переход власти по наследству, а не в силу захвата, войны – надежная гарантия прочной и устойчивой власти.
   В большинстве своих посланий Иван Грозный доказывает превосходство самодержавия по отношению к остальным формам правления. Прежде всего, самодержавие – это богом избранная власть, что подтверждает текст Священного Писания. В послании к Стефану Баторию, польскому королю, он отмечает богоустановленность царской власти и самовольность выборных глав государства. Так, в послании царь указывает: «Божьей милостью мы, смиренный Иван Васильевич, удостоились быть носителем крестоносной хоругви и креста Христов, Российского царства и иных многих государств и царств скипетродержателем, царь и великий князь всея Руси, по Божьему поволению, а не по многомятежному желанию человечества»[243].
   Власть в республике – избранная народом – подчинена страстям людей, а не божьей воле. Такая власть неспособна выполнить свое духовное предназначение – борьбы со злом и защитой добра. Республики, ограниченные парламентом монархии на взгляд Ивана IV – суть символы беспорядка, анархии, борьбы классов и сословий за государственную власть. Резко негативно отзывается Московский царь об ограниченной монархии в Англии, избрании королей в Польше. Иван Грозный уподобляет демократическую власть – власти женщины – власти – безумцев. В первом послании Ивана Грозного Андрею Курбскому царь пишет: «…власть многих подобна женскому неразумию. Если не будет единовластия, то даже если и будут люди крепки и храбры, и разумны, но все равно уподобятся неразумным женщинам, если не подчинятся единой власти. Ибо так же как женщина не способна остановиться на одном желании – то решит одно, то другое, так и при отправлении многих – один захочет одного, другой другого. Вот почему желания и замыслы разных людей подобны женскому неразумию»[244]. Иными словами, исключительно единовластие может обеспечить целостность общества, нейтральность государственных велений. Самодержавие – средство компромисса, примирения враждующих социальных интересов. Без самодержавия социальные конфликты привели бы к гражданской войне и анархии. Недопустимо осуществление власти духовенством или боярством, так как такой строй неминуемо повлечет уничтожение государства. В послании Курбскому царь замечает: «Неужели ты видишь благочестивую красоту там, где царство находится в руках попа-невежды и злодеев-изменников, а царь им повинуется? А это, по-твоему, „сопротивно разуму и прокаженная совесть“, когда невежда вынужден молчать, злодеи отражены и царствует богом поставленный царь? Нигде ты не найдешь, чтобы не разорилось царство, руководимое попами. Тебе чего захотелось – того, что случилось с греками, погубившими царство и предавшимися туркам?»[245].
   В послании к английской королеве Иван Грозный недоумевает по поводу того, что королева не является полновластной в своем государстве и власть принадлежит торговцам, землевладельцам, промышленникам, представленным в английском парламенте. В обращении к королеве Елизавете Иван IV высказывает свой критический взгляд на английский государственный строй: «Мы думали, что ты в своем государстве государыня и сама владеешь и заботишься о своей государевой чести и выгодах для государства… Но, видно, у тебя, помимо тебя, другие люди владеют, и не только люди, а мужики торговые, и не заботятся о наших государских головах и о чести и о выгодах для страны, а ищут своей прибыли. Ты же пребываешь в своем девическом звании, как всякая простая девица»[246].
   Резко осуждает Иван Грозный ограничение царской власти духовенством и советом избранных людей. По мысли царя такое устройство власти приведет к распаду власти. В послании князю Курбскому Иван Васильевич пишет: «…какое управление бывает при многоначалии и многовластии, ибо там цари были послушны епархам и вельможкам, и как погибли эти страны… И в том ли благочестие, чтобы не управлять царством и злодеев не держать в узде, и отдаться на разграбление иноплеменникам»[247].
   Своеобразием отличается трактовка Иваном IV божественности царской власти. Московский царь не возводит власть в абсолют, полагая, что она – низшая ступень в духовной жизни общества. Царство было вынужденно создано Богом для израильского народа, который не смог жить под прямым правлением Господа. Власть стала одновременно бременем, тяготой, но и средством сохранения человеческой нравственности. В послании к князю Полубенскому Иван Грозный подчеркивает дуализм власти – подчиненность власти нравственным абсолютам, ее греховность и обременительность. Описывая становление человеческой власти в рамках библейской традиции, Иван IV отмечает, что для Иисуса Христа царство земное было делом греховным и низшим в иерархии человеческих ценностей: «И сперва он отверг царство, ибо говорит Господь в Евангелии, что высокое для людей – мерзость для Бога, а затем и благословил его, ибо божественным своим рождением прославил Августа-кесаря, соизволив родиться в его царствование…»[248].
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация