А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Изгнанная армия. Полвека военной эмиграции. 1920–1970 гг." (страница 33)

   Очень немногие авторы упоминают о том, что некоторые представители британских частей в те дни находились на грани неповиновения приказу о насильственных действиях в отношении казаков; многие солдаты предупреждали их о предстоящей репатриации и даже помогали скрыться. Есть данные, что в связи с этим английское командование было вынуждено отозвать часть своих солдат.
   По воспоминаниям терского казака Терско-Ставропольской станицы Казачьего Стана М. П. Негоднова: «…раздались выстрелы и появились бесы в английской форме… многие из них говорили по-русски… Эти бесы клещами врезались в гущу людей и палками, прикладами и штыками гнали их к грузовикам и там, как мешки с картофелем, грузили живых, больных, убитых, женщин, детей и священников. Кто оказывал сопротивление, зверски били палками, прикладами или просто закалывали штыками. Одного священника закололи штыком, пробив икону, которую тот держал в руках. Часам к 2–3 в лагере уже было относительное спокойствие…»
   По сведениям, приводимым Алехиным, войсковой старшина Л. Н. Польский, служивший в Казачьем Стане, настаивает на том, что выдачу офицеров в Юденбурге «осуществляли чины палестинского корпуса под свист, улюлюканье и ликование собранных из газет 3-го Украинского фронта журналистов… Особенно неистовствовали женщины, изощряясь в грубейшей лагерной брани». Однако в письме к ставшему впоследствии в США атаманом кубанских казаков В. Г. Науменко от 14 октября 1956 года, направленном Б. К. Ганусовским, есть прямо противоположное свидетельство: «Относительно участия солдат с нарукавным знаком “Палестина”, скажу следующее: насколько я помню, эти солдаты в Юденбурге являлись только зрителями интересного для них зрелища. Оружия у них ни у кого не видел. Они свободно и без видимого дела бродили около наших грузовиков и старались сорвать с нас, что только было можно. Вроде покупки часов за сигареты. Сколько их там было, я сказать не могу, ибо из грузовика поле зрения было очень ограничено»[187].
   Любопытные сведения приводились советским подполковником КГБ в отставке М. Соловьевым, служившим в 1945 году заместителем начальника отделения СМЕРШа в 57-й армии. Как-то его коллегам удалось арестовать некую Елену – любовницу Шкуро, которая на допросе показала, что «главари казачьих частей» имеют при себе «более 14 кг золота в изделиях, монетах царской чеканки и слитках». Если верить этим воспоминаниям, СМЕРШ использовал эту информацию на переговорах с англичанами, предложив им передать тех, кто не подлежал выдаче в СССР, а имеющееся у генералов золото оставить себе. По его словам, «все вышло так, как и договаривались». Англичане отобрали не только золото, но и другие ценности. Если это действительно так, то вполне вероятно, что данное золото могло принадлежать «Казачьему банку».
   Граф Н.Д Толстой-Милославский указывает на то, что «все имущество Казачьего Стана было просто украдено англичанами, хотя они и заверяли, что все передано советской стороне». «Пропала» и знаменитая шашка генерала А. Г. Шкуро. Англичанами была изъята именная шашка, подаренная тому, по его заверениям, еще императором Николаем II в бытность Верховным главнокомандующим русской армии. Шашка очень дорогая, украшенная бриллиантами. Вполне вероятно, что шашка представляла собой привлекательный трофей и просто была украдена предприимчивым «английским генералом и до сих пор находится у него дома». Имеются еще сведения о том, что около 1000 лошадей и всех верблюдов Казачьего Стана англичане перестреляли…
   Из воспоминаний одного служившего в советском 5-м Донском кавалерийском корпусе чина следует, что его командир, советский генерал-майор М. Ф. Малеев, примерно 5–7 июня 1945 года «организовал выводку лошадей, которые раньше принадлежали генералам, сдавшимся в плен англичанам». Из более 1000 лошадей он отобрал 87, которых из Юденбурга в течение 36 дней перегоняли в СССР. Расставание казаков с безгранично любимыми лошадьми было очень трагичным и для последних. По воспоминаниям одного очевидца, «как стаи голодных волков собирались англичане… и местные австрийцы; арканом или соблазнительным куском сахара старались овладеть “военной добычей”». Но «добыча» не шла им в руки… И еще долго-долго можно было видеть ищущих своих хозяев коней. Немаловажным является и тот факт, приведенный исследователем Г. Алехиным, что, даже находясь на советской каторге, казаки отнюдь не потеряли своего достоинства и решили хоть как-то отметить свое пребывание на ней.
   Казаками-каторжанами в 1955 года в ОЗЕРлаге, что располагался в Иркутской области, был учрежден проект Каторжного креста. Автором его креста являлся ныне покойный донской сотник Константин Орлов. Получить эту награду имели право лишь казаки – участники Дальнего похода, а таковым называлась передислокация различных казачьих формирований в Югославию, Италию, Францию и другие страны Западной Европы в 1943–1945 годах, осужденные на заключение или ссылку по 58-й статье Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, и никто иной. Эта награда имела для них примерно такое значение, как для чинов Добровольческой армии – знак 1-го Кубанского «Ледяного» похода. Каторжный крест имел две степени: 1-я с блестками на концах креста для осужденных на 25 лет и 2-я степень без блесток для тех, кого осудили на меньшие сроки. Первая партия крестов 2-й степени была изготовлена в большой тайне на авторемонтном заводе «ЦАРМЗ» в года Тайшете Иркутской области в количестве 10 штук. По окончании срока была увезена казаками в ссылку в Караганду. Именно там, в Казахстане, трудами есаула 2-го Донского пластунского полка Николая Дутикова было выпущено еще 50 крестов, в том числе и 10 крестов 1-й степени в 1956 году. Последняя партия в 10 штук была изготовлена в Ростове-на-Дону благодаря инициативе бывшего подъесаула 1-го Донского пластунского полка Виктора Семеновича Дудникова.
   Внешний вид Каторжного креста незатейлив и прост, ибо сначала его изготавливали в суровых условиях концлагерей СССР. Он представляет собой латунный, равносторонний крест размером 40×40 мм, покрытый черной эмалью по периметру. Крест имел фаску шириной в 3 мм, в центре которой расположено полированное медное полушарие. Крест крепился к миниатюрной черной «бабочке» и носился на шее.
   Стоит сказать, что после того, как о жестокостях методов выдачи русских и советских людей в Европе заговорила даже западная пресса, в ООН 15 декабря 1946 года о «перемещенных лицах» выступил с речью будущий советский министр иностранных дел А. А. Громыко, отрицавший какие-либо противоправные действия с советской стороны.
   Динамика репатриации людей с 1944 по 1952 год носила весьма неустойчивый характер. Достигнув своего пика к концу 1945 года, волна насильственных возвращений постепенно пошла на убыль. Это объясняется отчасти тем, что после многочисленных трагедий, непременно случавшихся в лагерях беженцев при попытках союзников передать их в советские руки, происходил отток и бегство отдельных лиц и групп людей дальше на Запад Европы или в Соединенные Штаты. Самыми известными трагедиями был ознаменован путь сидельцев в лагерях Платтинг, Келлерберг-Аугсбург – Кемптен-Дахау и других.
   Записанные устные рассказы об этом породили в послевоенный период возникновение целой литературы на русском языке, посвященной насильственным выдачам, часто использовавшейся госдепартаментом США в своих пропагандистских целях. Наиболее внушительным трудом стала книга полковника Б. Кузнецова, составленная из двух частей, опубликованная по горячим следам событий и выдержавшая второе издание в 1993 году в Нью-Йорке. В ней собраны не только рассказы очевидцев и свидетелей выдачи «от первого лица», но и составлена подборка официальных документов о переписке русских военных эмигрантов и духовенства с американским командованием.
   Судьбы почти все выданных людей сложились одинаково: без различия гражданства, они проходили через ускоренную судебную процедуру, результатом которой становились разнообразные лагерные сроки.
   Указом Президиума ВС СССР от 15 февраля 1947 года были запрещены браки советских людей с иностранцами, и на этом основании любые граждане СССР, попытавшиеся подобным путем избежать выдачи советской военной администрации, ставились вне закона и осуждались на различные сроки заключения.
   С 1945 года в СССР числилось три основные группы возвращенных лиц – военные преступники, пособники врага и добровольно возвратившиеся граждане.
   Последние появились вскоре после начала пропагандисткой компании по уговорам о возвращении в СССР.
   Отчеты Ф. И. Голикова по «проделанной работе» для Политбюро носили традиционный характер бодрых рапортов о небывалом энтузиазме советских граждан в ходе кампании по возвращению на родину под контролем органов госбезопасности, выявлявших среди «энтузиастов» потенциальных и скрытых врагов, путь которых сразу же лежал в лагерь.
   Записка председателя МГБ СССР И. А. Серова, поданная им в 1954 году об амнистии «советским гражданам» за рубежом на рассмотрение Совета министров привела к тому, что вышел соответствующий Указ от 17 сентября 1955 года «об амнистии граждан, сотрудничавших с германской армией и полицией».
   Согласно плану, в случае дополнительного возвращения беженцев, эмигрантов и бывших советских граждан, рассеявшихся по всему миру, МГБ планировало расселять амнистированных в Сибири, Казахстане, Приуралье и верховьях реки Камы. Результатом этой декларации стало желание лишь 6–8 % готовых вернуться под гарантии неприкосновенности жизни русских эмигрантов, переживших годы выдачи за рубежом. Назад, в СССР, вернулись лишь тысячи вместо ожидаемых правительством СССР сотен тысяч. Ручейки эмигрантских судеб постепенно сократились до минимума, составив 300–400 возвращаемых лиц ежегодно после 1956 года, что совпало с обратным процессом оттока русских эмигрантов «первой волны» из Европы за океан.
   Последние добровольные «возвращенцы» в СССР оказались лишь в 1959 году, поставив точку в процессе массового возвращения русских эмигрантов двух волн.

   Глава седьмая. Послевоенный мир и военная эмиграция

   …Это было в Париже,
   На балу у кадет.
   Это было в Париже
   На старости лет.
В.Н.

   7.1. Изменения в общественной жизни военной эмиграции после 1945 года

   Военные и гражданские в зарубежье были разделены по направлению своей деятельности, политическим убеждениям, а также по возрастным критериям. Ввиду того, что еще в 1920—1930-е годы в эмиграции родилось немало детей – прямых потомков русских военных изгнанников, во многих семьях лучшим средним учебным заведением считался кадетский корпус, как в старые добрые времена в России, что обуславливало тогда не только начало блестящей карьеры, но и создавало определенный запас житейской прочности. К тому же любой кадетский корпус за рубежом становился своего рода островком национальной культуры, столь стремительно таявшей в океане мировых традиций.
   Задолго до Второй мировой войны, 1 ноября 1930 года, в Париже был открыт Русский кадетский корпус-лицей имени императора Николая II, а его директором стал генерал Римский-Корсаков. Предыстория этого назначения была такова. Приехав в 1926 году в Париж на Зарубежный съезд, генерал Римский-Корсаков встретился с группой бывших кадет I Московского корпуса во главе с Его Высочеством князем Гавриилом Константиновичем, некогда выпускником 1-го Московского императрицы Екатерины Великой кадетского корпуса. Поговорив о современных кадетах, рассеянных по всей Европе, и в особенности о тех, что жили в своих семьях во Франции, собеседники пришли к выводу о создании кадетского корпуса для русских детей на французской земле. Летописец корпуса сообщал: «Началась необходимая подготовительная работа, встретившая много затруднений и препятствий на своём пути. Душою дела был генерал Римский-Корсаков. Сколько спокойной выдержки, сколько силы духа и терпения надо было для осуществления задуманного начинания. Но понемногу нашлись русские люди, готовые помочь русскому делу. Возник комитет по устройству учебных заведений, первым председателем которого был Его Величество князь Никита Александрович. Русский эмигрант Анастасий Андреевич Вонсяцкий предоставил в бесплатное пользование будущему корпусу купленный им на средства жены (американки Марион Бакинэм Рим. – Примеч. авт.) дом, в местечке Villiers le Bel. в 18 километрах от Парижа»[188].
   Приехав в Париж и полностью отдавшись делу устройства нового кадетского корпуса-лицея, В. В. Римский-Корсаков запомнился своим новым воспитанникам своей необычайной отзывчивостью и любовью к своему делу. Один из его учеников вспоминал впоследствии: «Не любить Владимира Валерьяновича было невозможно. Тот, кто хоть раз видел его ласковый взгляд, навсегда уже был им очарован. А кадеты, видевшие его ежедневно и понимавшие его отношение и любовь к ним, просто благоговели перед своим “Дедушкой”. Никто лучше него не понимал нашей детской души»[189].
   Римский-Корсаков нередко повторял: «Кадеты должны чувствовать любовь к себе, чтобы полюбить корпус, а через корпус они узнают и полюбят Россию». Это подтверждалось повседневной практикой педагогической работы самого директора корпуса со своими воспитанниками, демонстрировавшей искреннюю любовь и заботу директора, проявлявшуюся во всех мелочах корпусной жизни. На глубоком уважении учеников к директору и на признании исключительного обаяния его личности было прочно основано огромное влияние Римского-Корсакова на ход учебных процессов. Он преподавал русский язык, историю и географию России. В свободное время читал кадетам произведения лучших русских писателей, и далекая, столь мало известная эмигрантским детям Россия постепенно становилась им понятной, а затем близкой и родной. Только за первые три года существования в Париже корпус приобрел известное имя и значительное количество приверженцев и меценатов. Русский педагогический комитет возглавлялся тогда генералом Е. К. Миллером, оказывал корпусу всемерную поддержку, да и сам глава РОВС, несмотря на загруженность по линии этой эмигрантской организации, вплоть до самого своего похищения из Парижа стремился уделять кадетам свое теплое внимание и оказывать всяческую поддержку.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 [33] 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация