А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Смерть на рыбалке" (страница 19)

   Приходилось ему купаться и вынужденно. Как-то, в конце сентября, идя по осенней Оби с другом на моторке на приличной скорости, наскочили на топляк, лодка перевернулась, и Сереге пришлось не только самому добираться вплавь до берега, но и помогать товарищу. Три раза во время зимней рыбалки он проваливался в полыньи, но если дважды благополучно покидал их без посторонней помощи, то однажды, сколько усилий ни прилагал, самостоятельно выбраться из ледяного крошева не получилось, и если бы не два пьяных рыбачка, заметивших и вытащивших его, обессиленного, на твердый лед, это почти получасовое купание наверняка стало бы для Сереги последним.
   И несмотря на все эти «ванны», Сергей ни разу не простудился. Даже в тот памятный день, когда, казалось, воспаление легких ему гарантировано, все обошлось…
   Вот и сейчас, держась на плаву рядом со своей лодкой номер «16», Сергей не боялся простудиться. Опасаться стоило сумасшедшего охотника, который стрелял и, слава богу, промахнулся по нему и, не дай бог, не промахнулся по Игорю.
   Чтобы снова не оказаться у него на мушке, Сергей разумно решил пока не высовываться. В этом месте ощущалось едва заметное круговое движение воды, благодаря чему лодка, не удерживаемая якорем, потихоньку приближалась к лодке сумасшедшего охотника. Ну а когда они сблизятся…
   Сергей пока не знал, что именно сделает, когда их лодки сблизятся, но прекрасно сознавал, что одному из них очень не поздоровится. Преимущество, несомненно, было у сумасшедшего: у него в руках оружие, сам он сидит в лодке и наверняка в своих действиях видит какую-то цель. Единственное, что может сыграть на руку Сергею, это внезапность, ведь, судя по всему, охотник должен быть уверен, что его жертва покоится на дне.
   Придерживаясь снизу за край борта и стараясь не раскачивать лодку, Сергей освободился от сапог, жизнь дороже, а в ответственный момент лишние килограммы могли оказаться очень некстати. Надо было бы скинуть еще и брюки, но это потребовало бы немалого времени и сил, к тому же мужчина, оставшийся без брюк, чувствует себя гораздо неуютнее, чем только без обуви.
   Но времени для этого, похоже, и в самом деле не осталось. Поблизости начался какой-то непонятный разговор, а когда Сергей догадался, что таким образом можно говорить по рации или по телефону, услышал и почувствовал, как лодка обо что-то глухо стукнулась.
   Он сделал два глубоких вдоха и выдоха, на третьем входе задержал дыхание и бесшумно погрузился под воду. Сергей сразу открыл глаза, увидел над собой большое темное пятно – дно своей лодки, проплыл под ней и еще под одной лодкой и все также бесшумно, лицом вверх, вынырнул.
   И сразу, вцепившись обеими руками в борт чужой лодки, рванулся вверх. Лодка угрожающе накренилась в его сторону, да и он усилил крен, надавив на борт грудью. Из-за чего стоявший в лодке человек потерял равновесие, выронил из рук карабин, булькнувший в воду, наклонился, чтобы ухватиться за борт… Сергей успел увидеть, что лицо человека прикрыто волчьей маской, а дальше действовал автоматически, словно всю жизнь только этому и учился: выбросил вперед и вверх левую руку, схватил человека за волосы, резко дернул вниз, с хрустом припечатав «волчью пасть» в борт, одновременно подтянулся и, словно имитируя движения дельфина, вибрируя ногами и всем туловищем, переполз-перевалился в лодку.
   При этом лодка, зачерпнув воды, едва не опрокинулась, одно весло выскочило. Сергей поймал его, размахнулся и от души врезал лопастью по хребту пытавшегося подняться охотника, а затем добавил по голове. Тот обмяк. Сергей окинул взглядом разбросанные в лодке вещи и, увидев рацию, поднес ее ко рту:
   – Порвать мои стальные нервы! Кто-нибудь ответит, что здесь происходит?
   Мощный толчок в плечо отбросил Сергея на дно лодки, и только во время падения он понял, что в него вновь стреляли, но на этот раз не промахнулись.
* * *
   Отвечая на вопрос Марата, что он взял с собой в лодку помимо пива, Владимирский умолчал лишь об одном – двухсотграммовой фляжке с коньяком. На любой рыбалке и любой охоте эта фляжка была при нем неизменно, как неприкосновенный запас. То есть, конечно же, запас был «прикосновенный» и в каждую поездку обязательно уничтожался. Но спрашивать об этой фляжке было все равно, что спросить, не забыл ли он взять на рыбалку спиннинг, а на охоту – ружье.
   Как и просил Марат, Владимирский загнал лодку в прибрежные заросли тростника. Его трясло, но не от холода – перед глазами был саратовский дедуля, фамилию которого он никак не мог вспомнить. Рука непроизвольно полезла во внутренний карман жилетки, где ждала своего времени фляжка с НЗ. Машинально отвинтив крышку, он опустошил фляжку не меньше чем наполовину и так же машинально ее закрыл. Фляжку подарили друзья-рыболовы; сделанная из нержавейки, она была обклеена кожей с выжженной на лицевой стороне надписью: «Идейному борцу за большие уловы».
   Особо большими уловами Владимирский никогда особо похвастать не мог. В отличие от… дедули, изуродованная шея которого опять возникла перед мысленным взором. За что же его убили?! Неужели специально? Тогда кто? Ведь не спортсмены-конкуренты!
   В горле пересохло, и Вовик открыл банку пива. Пока утолял жажду, в осоке со стороны берега послышалось хлюпанье. Кто-то неспешно двигался прямо на него. Не хватало еще, чтобы какой-нибудь охотник, подзабывший правила безопасности и услыхавший шум, выстрелил в его сторону! Владимирский втянул голову в плечи, хотел аккуратно поставить банку с пивом на сиденье у себя за спиной, но, уже разжав пальцы, понял, что промахнулся. Банка с грохотом упала, заливая дно лодки шипящей пеной. Ругнувшись, он торопливо схватил ее и поднес ко рту, чтобы хоть оставшееся пиво попало в рот.
   – Разве на соревнованиях разрешено алкоголь употреблять? – услышал он вдруг голос за спиной.
   – Пиво – не алкоголь, – машинально ответил Вовик, оглядываясь. – А-а-а… вы кто – судья?
   Судья, или кем он там являлся на самом деле, вышедший из густых зарослей тростника, стоял по колено в воде в болотных сапогах. Камуфляжный костюм дополняли волчья маска и шляпа, на груди – бинокль, в руках – карабин.
   – У тебя тридцать пятая лодка? – поинтересовался он.
   – Тридцать пятая. А в чем дело?
   – А твой приятель на сорок третьей куда подевался? – проигнорировал тот встречный вопрос.
   – Обратно на базу намылился. Ментов вызывать, – не моргнув глазом соврал Владимирский.
   – Ха! Ментов…
   – Не веришь? Мы с ним лодку с трупом нашли. Кто-то одному спортсмену шею прострелил. Случайно, наверное, но ментов-то все равно вызывать надо…
   – Ха! А ты что же с дружком своим не поплыл?
   – Боюсь в тумане заблудиться.
   – Ну ничего, со мной не заблудишься. Выпрыгивай!
   – Щас! – возмутился Владимирский. – С какой это стати?
   – С такой, что ты арестован. – Он повел карабином. – Говоришь, жмурика нашли? Так вот, ыы с приятелем и есть первые подозреваемые в его убийстве.
   – Да кто ты такой, чтобы нас подозревать?! Назначили тебя судьей, так суди. А я правил пока не нарушал.
   – Достаточно того, что я – человек с ружьем, – сказал тот. – Не вылезешь сию же минуту, для начала прострелю лодку…
* * *
   «Господин полковник, докладывает Линза. Жертва номер «32» возвращается на базу. Я ему из одного длинного спиннинга сделал два коротких…»
   «Прекрасно!»
   – Ну, Антоша как дела? – спросил Волохов долговязого помощника, не без зависти наблюдавшего за сценой Цыплаков – Валентина.
   – Все нормально. Один под номером «8» уже отдыхает в гостинице.
   – Так, поглядим, что это за номер восемь. – Волохов достал из кармана сложенный вчетверо листок и пробежал глазами список. – Некто Андрей Хлебников из Новосибирска. Не сбежит?
   – Куда он денется?! Дверь в кабинете директора железом обита и на засов с внешней стороны закрыта, а на окне – решетки.
   – Прекрасно! Ты, кстати, в сейфе у этого директора ничего не забыл?
   – Никак нет. Все в нашу штаб-квартиру перенес.
   – Прекрасно. – Волохов поднялся на крыльцо, постаравшись не задеть плечом директора базы, и окинул взглядом место событий.
   Все шло по плану. По прекрасно разработанному им самим плану. Есть повешенный и распятый, есть обезглавленный и расстрелянный; у колодца Влад Бинский сменил закончившего насиловать молодую вдову Николая Якимова; у флагштока Мишель, отодвинув застегивающего штаны Цыпу, крупным планом снимает на видеокамеру рыдающую и отплевывающуюся девчонку… Да, фильмец получится что надо! И это еще не все задумочки, будут и другие сногсшибательные кадры. Жертв еще предостаточно…
   – Господин полковник, у меня к вам просьба, – обратилась к нему Инесса.
   – Слушаю вас, госпожа Вабичевич, – сказал Волохов, спускаясь с крыльца.
   – Не могли бы вы послать кого-нибудь в нашу избушку за дартсом?
   – Ого? – удивился он. – Неужели здесь мало развлечений без этой игрушки?
   – Собственно, круг мне не нужен, только стрелы…
   – И что послужит мишенью? – Волохов обнял Инессу руками за талию и прижал к себе.
   – Не что, а кто. – Она кивнула в сторону Лещевского.
   – Неплохая мишень… – одобрил Волохов.
   – Да. Только если вспомнить одну из классических иллюстраций распятого Иисуса Христа, в нашем случае не хватает некоторых деталей.
   – Он принял смерть в одной набедренной повязке, – продолжая одной рукой обнимать Инессу, он подвел ее к Лещевскому. – Прикажете скопировать образ?
   – Этого можно оставить в одежде. И без тернового венка мученика он тоже обойдется, – усмехнулась она. – Но помните, на одной из картин, когда Иисусу вонзают в сердце копье, у него в теле уже торчат две стрелы?
   – Да, да, да. Одна вроде бы в плече, вторая – в груди…
   – Поближе к паху, – поправила Инесса Станиславовна.
   – О, госпожа Вабичевич! Я гляжу, вы вошли во вкус?!
   – А почему бы и нет? Я всегда считала, что если уж чем-нибудь заниматься, то надо получать от этого максимум удовольствия.
* * *
   Услышав по рации знакомую поговорку, Марат не поверил своим ушам.
   – Серега, земеля, это я, Марат!
   – Марат? – донеслось из рации.
   – Это я, я, твой однодневка. Где ты?!
   – Под мостом, блин! В меня какие-то отморозки стреляли, в руку ранили…
   «Господа снайперы, какого лешего нарушаете правила переговоров? – Или это кто-то посторонний на нашу волну вылез?»
   – Порвать мои стальные…
   – Земеля, постой, не говори ничего! – перебил Марат. – Срочно перестройся на другой канал. Номер – день нашего с тобой дня рождения, только наоборот. Понял?
   «Алло, вы кто такие? Немедленно представьтесь!»
   «Господин полковник, на связи Гаврик. Жертва с лодки номер «16» забрался в лодку к Евтею и, кажется, его вырубил…»
   «Да вы что?! Шутки шутить наду…»
   «Господин полковник, я эту жертву зацепил, но он, сука, в лодке залег!»
   – Марат, блин, это они про меня говорят…
   – Молчи, земеля! И слушай, как на другой канал перестроиться.
   «Высшая справедливость! Всем снайперам сейчас же перейти на запасной канал, немедленно!»
   – Они тоже перестраиваются, земеля! Слушай меня: сначала кнопку меню выбираешь…
   Сергей оказался понятливым, ни разу не переспросил, что надо делать, и вскоре они успешно перестроились на нужный канал.
   – Этих волков здесь целая группировка, Серега! – сразу начал говорить Марат. – Они и в шалашах на берегу, и в лодках, а на базе – их босс с помощниками. Я здесь, на большом острове одного гада к ногтю прижал, так он мне все и выложил. Они специально сюда приехали, чтобы всех нас, спортсменов, уничтожить.
   – Почему?
   – Я не совсем понял. Типа кто-то кому-то бабла отстегнул, чтобы за что-то там отомстить. Дедулю саратовского замочили! Я сам видел, как Тыкву в лодке, словно мишень в тире, расстреляли!
   – Ого!
   – Послушай, давай пока нас не вычислили, еще раз на другой канал перестроимся…
   – Хорошо, порвать мои стальные…
* * *
   «Гаврик, что собираешься делать?»
   «Я не вижу ни Евтея, ни жертву. Но могу подняться на мост, они тогда передо мной как на ладони будут».
   «Давай, только живо, живо!»
   «Высшая справедливость!»
   «Так, Федор, что там с ДДД? Федор, почему не отвечаешь?! Да что там у вас с рациями?! Внимание снайперам, всем, кто меня слышит, – перекличка!»
   «На связи Живность. У меня все нормально. Никого не вижу»…
   – Давай, давай их сюда, – не отнимая от уха рацию, крикнул Волохов и пошел навстречу Началову и Бинскому, которые вели со стороны пирса сразу четырех пленных, среди которых была одна девушка.
   – Госпожа Вабичевич, кое-кто из ваших клиентов появился, – окликнул он Инессу.
   – Сейчас иду. Минуточку!
   Одна за другой две миниатюрные стрелы полетели с трехметрового расстояния в живую мишень. Первая с глухим стуком вошла в стену, вторая попала Лещевскому чуть выше пупка. Он вздрогнул, и стрела, видимо, неглубоко вошедшая в тело, выпала на землю.
   – Ну что ты все дергаешься? – с упреком сказала Инесса. – Только усугубляешь свои мучения.
   Лещевский с заклеенным скотчем ртом мог только неразборчиво промычать в ответ. Одна стрела после первого же броска этой твари в маске пронзила мышцу левой руки и надежно в ней застряла; две другие, если и попадали в тело, не задерживались и падали, оставляя кровоточащие раны, которых было уже с десяток. Каждое попадание приносило боль, но что было еще хуже, при каждом броске на него накатывала волна страха, ведь любая стрела могла попасть ему в пах или в лицо, в глаз!
   – Ладно, небольшой перерыв, – сказала мучительница, вместе с ним провожая взглядом двух связанных пленных, которых вели в гостиницу.
   В одном из пленных Лещевский узнал Михаила Ручкина из Краснодара, давнего своего соперника в спиннинговых баталиях, в другом – новосибирца Серегу-пасечника, который накануне угощал всех медом. Вряд ли бы они отправились сюда из далей дальних, если бы знали, что ожидает их здесь вместо соревнований…
   – Вот и ваши голубочки, – сказал Волохов, когда Инесса подошла к двум другим пленным. – Под первым номером – Марина Конобеева; под номером двадцать – Геннадий Крутов, или, как его называют друзья, господин Палач. Ха-ха-ха. Только теперь в роли палачей будут выступать другие, да, госпожа Вабичевич?
   – Ну да, – ответила она, подходя к Марине. – А чего это ты вся мокрая? Искупалась?
   Подцепив наманикюренным ногтем край скотча, Инесса Станиславовна отклеила его ото рта девушки. Марина вдохнула полной грудью и вместо ответа спросила:
   – Кто вы такие и что вам надо?
   – А я тебе сейчас все расскажу, – пообещала Инесса Вабичевич, сжав пальцами ее подбородок. – Чтобы ты знала, я дочь Большого Стаса, директора ресторана «Тетерев», в котором вы убили отца и который сожгли!
   Марина дернула головой, освободив подбородок от хватки, и крикнула:
   – Да мы-то тут при чем?!
   – Ах ни при чем! – Инесса с силой ударила Марину ладонью по щеке. Крутов, стоявший рядом, рванулся к ней, но Началов удержал его, схватив за волосы.
   – А если ты узнаешь еще, что я жена Георгия Семина, которого вы упекли в тюрягу!? Которого ты, стервятина, зимой в прорубь столкнула!
   Инесса протянула растопыренные пальцы к лицу Марины. Девушка проворно отпрыгнула в сторону, но угодила в объятия подкарауливавшего сзади Цыплакова, который бесцеремонно вцепился в ее груди.
   – Пусти, тварь! – закричала Марина.
   – Держи покрепче! – Инесса подскочила к ним с нацеленными в глаза девушки ногтями.
   – Успокойтесь, госпожа Вабичевич, – встрял Волохов. – А то она еще, глядишь, палец вам откусит.
   – Так заклейте ей рот!
   – Зачем? Пусть кричит. – Невозмутимо сказал Волохов. – Только не здесь, а там, – он показал на колодец.
   – Ее тоже, что ли, трахать собираетесь? – скривилась Инесса.
   – Да сколько можно трахать-то! Вроде бы все наши мальчики уже полностью удовлетворены. Вы вот здесь только что сказали, что она вашего Жорика зимой в проруби плавать заставила. Сейчас хоть и не зима, но, думаю, в колодце водичка не теплее, чем в проруби.
   – Предлагаете ее утопить в колодце? – недоверчиво спросила Инесса.
   – Зачем сразу топить? Пусть для начала померзнет. Давай-ка, Цыпа и ты, Мишель, снимите с цепочки ведро, привяжите к ней эту шлюшку и в колодец ее. Только не с головой, а так, по горлышко. Да, если есть желание, можете оставить ее без одежды. В колодце ей одежда ни к чему.
   Не обращая внимания на попытки вырваться и визг девушки, те бросились исполнять приказ.
   – А теперь давайте-ка с так называемым Палачом разберемся. – Волохов подошел к Крутову, которого продолжал держать за волосы Началов. – Насколько я в курсе, господин Крутов тоже сыграл не последнюю роль в вашей трагедии. А, госпожа Вабичевич?
   – Георгий написал, что как раз с него-то все и началось, – подтвердила та.
   – Очень хорошо! Антоша, тащи-ка своего подопечного к крыльцу, – деловито распорядился Волохов. – Вадим, помоги ему привязать господина Крутова к столбу рядышком с висельником. А потом возьми у колодца ведро, слей в него бензину из любой тачки и неси туда же.
   – Есть, господин полковник!
   – Что вы придумали на этот раз? – спросила Инесса.
   – Это называется контраст.
   – В каком смысле?
   – А в таком, что в отличие от подружки господина Крутова ему самому мы замерзнуть не дадим…
* * *
   Клевал, клевал окунь! Поклевки ощущались почти при каждой проводке. Старых реагировал на них резкими подсечками, после чего кончик спиннинга сгибался и начинал подрагивать под рывками попавшейся рыбины. С которой он особо не церемонился: быстро крутил ручку катушки, не оставляя рыбе времени на маневры, быстро забрасывал ее в лодку, буквально выдирал тройник изо рта, иногда вместе с оторванными губами и, не глядя, бросал в стоящее перед собой ведро с водой. Когда промахивался мимо ведра, не обращал на это внимания, не теряя ни секунды, вновь и вновь забрасывал блесну, вновь и вновь ловил.
   Окуни попадались стандартные – от восьмидесяти до ста граммов, и это было замечательно. Исходя из простого подсчета, выходило, что каждые двенадцать окуней приносили минимум килограмм. Чтобы поймать их, хватало десяти минут и даже меньше, следовательно, за час ловли в том же темпе и с той же продуктивностью можно было, как любил говорить Дэвис, «наворочать» килограммов шесть. Это уже был бы очень неплохой результат. И до финиша оставалась бы еще уймаа времени. Вот если бы не поломанное весло…
   Дэвис вспомнил о нем после того, как несколько проводок подряд оказались пустыми. Переловить всех окуней он не мог, хотя ведро было уже почти наполовину заполнено плещущейся рыбой. Либо стая переместилась и оказалась вне досягаемости забросов, либо лодку потихоньку снесло течением.
   Отложив спиннинг, он взял весло и начал подгребать, словно гондольер, при этом крутя головой в надежде обнаружить на воде всплески рыбы. За легкой завесой тающего тумана он по-прежнему не видел лодок соперников. И ничуть об этом не жалел – в одиночестве рыбачить спокойнее. А хороших мест впереди хватало, Дэвис разведал их и во время тренировки…
   Еще лучше, чем Старых, здешние места знал капитан его команды Макс Рыбкин. В отличие от непоседливого товарища Максу не нравилось метаться по водоему с целью кого-то обогнать или выловить рыбу из-под носа конкурента. Наоборот, больше всего ему было по душе доплыть до уловистого места, аккуратно, без лишнего шума, опустить на дно якорь и начать спокойную ловлю: методично меняя одну приманку на другую, экспериментируя с амплитудой, скоростью и горизонтом проводки. Чтобы рано или поздно спровоцировать-таки на поклевку свою любимую рыбу – судака.
   Единственная, но серьезная проблема в выбранной тактике была в том, чтобы найти то самое заветное место. В поднявшемся утром тумане сделать это было практически невозможно. Невозможно, если бы Макс не махнул рукой на спортивные правила и не прихватил бы с собой в лодку очень полезный в таких ситуациях приборчик – спутниковый GPS-навигатор.
   Подобное нарушение правил считалось серьезным. Узнай о навигаторе судьи, и ему не миновать дисквалификации как минимум на сезон. Да и никто, даже товарищи по команде, такой «фокус» не одобрили бы. Поэтому еще в гостинице, улучив момент, когда остался один в комнате, Макс спрятал замотанный в плащ-накидку запрещенный приборчик на дно рюкзака.
   Достал навигатор после того, как отплыл от базы и погрузился в плотный туман и убедился, что его никто не видит. Работая веслами и следя за стрелкой на дисплее, которая указывала путь от одной заданной точки до другой, Макс не рисковал заблудиться. Миновав протоку между берегом и большим островом, он выплыл на большой плес и, немного поманеврировав, остановился точно в том месте, где и планировал.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация