А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Смерть на рыбалке" (страница 14)

   Лодку и особенно весла Марат выбрал хорошие. Груз, правда, достался легковатый – не привычное звено от гусеницы трактора, а обломок автомобильной рессоры. Но Марат и не собирался часто вставать на якорь, а планировал, как можно больше передвигаться вдоль береговой линии. От пирса отплывали втроем: Марат, Акимов и Владимирский; Лещевский, поднявшийся позже всех, сказал, чтобы его не ждали.
   Волга. Марат еще ни разу не рыбачил на этой реке. А как мечтал! Сколько прочитал статей и рассказов о ловле на необъятных волжских просторах! Но он знал, что и в этот раз половить на самой реке не удастся. На карте, вывешенной в коридоре гостиницы, красным фломастером была четко выделена граница зоны, где разрешалось тренироваться и соревноваться, то есть в прилегающих протоках и заливах. Сама коренная Волга, к сожалению, была за этой границей. Чтобы посмотреть на нее хотя бы издали, Марат договорился с Владимирским, что начнет ловить с внешней стороны большого острова. Часа через три они собирались встретиться где-нибудь за островом, перекусить и обсудить дальнейшие действия.
   В лодке у Марата было три спиннинга, пока не собранных. По-хорошему, собрать их и оснастить надо было вчера вечером, что по понятным причинам сделать не удалось. Теперь Марат очень об этом пожалел. Подплывая к острову после почти получасовой гребли, он вдруг сначала услышал всплески и характерное чавканье, а затем увидел настоящий окуневый котел – метрах в десяти от него вода прямо-таки бурлила, стайки серебристых мальков то там, то тут выпрыгивали на поверхность, а за ними, словно управляемые торпеды, гонялись окунищи.
   «Если бы такое случилось во время соревнований, я бы себе этого не простил!» – думал Марат, торопливо собирая спиннинг.
   Все делалось автоматически: вставить одно колено в другое, проверить симметричность колец, вставить в катушкодержатель катушку, закрепить ее, откинуть дужку лесоукладывателя, продеть леску в кольца, привязать блесну… Не прошло и двух минут, как Марат забросил приманку в центр жирующей стаи. При первом же обороте катушки в руку передался удар. Подсечка, и полосатый хищник трепещется на крючке. Еще один заброс – есть! Заброс – есть! Заброс… пусто. Заброс, заброс, заброс… Исчезла стая, словно ее и не было.
   Но что значит не было? Вот же они, три окуня, прыгают на дне лодки. Вот если бы он приплыл сюда пораньше, если бы не потратил драгоценное время на подготовку спиннинга! Нет, завтра надо подойти к этому делу во всеоружии. Да и грести, со всей мощью налегая на весла. Ну, а сейчас надо собрать оставшиеся спиннинги и искать другие рыбные места…
* * *
   Стоп! Дальше плыть было нельзя – разноцветные воздушные шарики, покачивающиеся на волнах, обозначали границу зоны ловли. Даже забрасывать блесну за эту границу не разрешалось. Впрочем, Марату этого и не требовалось. Он успел найти несколько отличных мест, и на соревнованиях его улов вполне мог бы претендовать на призовое место. Как требовали правила, он отпустил всех пойманных окуней, и щуку. Вот бы завтра поймать их вновь! А еще лучше – раза в два больше, тогда он точно чемпион!
   А вон и еще один рыбачок! Из-за островка за границей зоны показалась лодка. Расстояние до нее было приличное, но то что лодка с рыболовной базы, не вызывало сомнений – такого же типа, как у Марата, покрашенная в ярко-синий цвет с белеющим номером на борту номером, который издалека было не различить. Может быть, это судья, контролирующий, чтобы спортсмены не нарушали правила? Но тогда почему он плывет к большому острову с такой скоростью, будто за ним гонятся? Заприметил нарушителя? Или сам нарушил правила? А ведь верно! – вспомнил Марат, – у судей на лодках должны быть красные флажки, а у этого флажка нет. Значит, спортсмен, ловивший в неположенном месте!
   Марат развернул лодку, но, прикинув, сообразил, что догнать нарушителя вряд ли удастся. Тот гораздо раньше него заплывет за остров, где либо спрячется в зарослях тростника, либо рванет еще дальше и затеряется среди других лодок.
   Что ж, можно сделать по-другому. Остров, как он помнил по карте, представлял собой подобие неровной подковы. Можно высадиться на остров и по берегу выйти в центр внутренней части «подковы», откуда и понаблюдать за дальнейшими действиями спортсменчика. Предъявить ему претензии в этом случае, конечно, не удастся, но достаточно хотя бы узнать, кто это такой.
   Не прошло и пяти минут, как нос лодки, раздвинув стену высокого тростника, уткнулся в берег. На всякий случай Марат привязал лодку к стволу ивы и вышел на узкую полоску суши, с противоположной стороны которой был вклинившийся в остров залив. Здесь тоже вдоль всего берега рос тростник, в прогалах которого поблескивала вода. Через один такой прогал он увидел лодку. Судя по тому что плыла она с приличной скоростью, в ней был тот самый нарушитель.
   Марат немного углубился в лес и побежал, огибая залив, намереваясь оказаться напротив места, куда стремилась лодка. Проведя за свою жизнь немало времени, охотясь в сибирской тайге, а потом служа в пограничных войсках, он передвигался по лесу практически бесшумно, зато сам хорошо распознавал малейшие шорохи вокруг. Неожиданно прозвучавший не типичный для леса шум – три коротких шипения – заставил его замереть с поднятой для очередного шага ногой.
   – Так точно, господин полковник! – услышал он приглушенный голос. Совсем рядом, за кустами.
   Вновь раздавшееся шипение позволило предположить, что кто-то разговаривает по рации:
   – Да, да… все ясно, господин полковник. Без проблем… сейчас же навещу Федора.
   Вновь короткое шипение, и вновь голос с чуть более высокой ноткой:
   – Высшая справедливость!
   «Наверное, кто-нибудь в «Зарницу» развлекаются, – подумал Марат, постаравшись слиться с деревом. – Пусть развлекаются. Главное, чтобы завтра соревноваться не мешали».
   Из зарослей появился мужчина в камуфляжном костюме, такой же зеленовато-серой маске, полностью закрывающей лицо, и с карабином за плечом.
   «На кого это он здесь с винтарем охотиться собирается? – удивился Марат. – Охота открывается завтра, но только по водоплавающим. Не по уткам же – пулями?! Или вместо настоящего ствола у него игрушка деревянная? Хотя человек взрослый – какие могут быть игрушки?»
   Дождавшись, когда мужчина скроется за деревьями, Марат решил посмотреть, откуда тот вел переговоры. И нашел очень грамотно построенный и замаскированный шалаш – пройдешь в двух шагах и не заметишь. Марат рискнул забраться внутрь. В тусклом свете, падающем из прямоугольного окошка, увидел висевший на сучке рюкзак; в углу – пакет, судя по всему, с мусором; раскладной стульчик со спинкой; под окошком – две полки: на верхней – открытая банка пива и бинокль; на нижней – еще одна банка из-под пива, теперь служившая пепельницей, и рядом выставленные в ряд десяток патронов. Из окошка-амрбазуры открывался неплохой обзор протоки, отделявшей остров от основного берега, до которого было метров сто и под которым стояли две лодки с рыбаками.
   Марат приложил к глазам бинокль: рыбаками оказались Геша Крутов и его девушка Марина.
   «Какие прекрасные цели! – Невольно возникла мысль: – И место для стрельбы идеальное».
   Он посмотрел патроны, взял крайний и взвесил на руке. Точно такими же Марат стрелял из карабина в армии и несколько раз во время охоты на лося.
   Вместо того чтобы поставить патрон на место, Марат положил его в карман своей жилетки. И, выскользнув из шалаша, весь обратившись в слух, стал красться в ту сторону, куда ушел загадочный охотник.
   Он скорее почувствовал, прежде чем заметил еще один шалаш. Даже не почувствовал, а вычислил: удлиненная правая часть «подковы» острова заметно начала сужаться и, судя по пройденному расстоянию, за подъемом, заросшим густым кустарником, ей пора было закончиться. В этом месте через кусты кто-то уже продирался и не один раз. Не совсем понимая, зачем он это делает, Марат отошел немного в сторону и очень медленно, практически бесшумно раздвигая переплетения кустов, стал красться параллельно лазу до тех пор, пока донесшийся запах сигаретного дыма не заставил замереть.
   – А если сюда одновременно сразу три или пять лодок приплывут? – послышался приглушенный голос. – Тогда как быть?
   – Тогда жди, пока они в разные стороны не расплывутся. Если надо, жди хоть три часа. Главное – чтобы за зону никто не уплыл. Но полковник сказал, что с этой стороны нас Андрюха Живность страховать будет на судейском катере с красным флажком на носу.
   – Ага. Понятно. Ну что, посмотришь рацию?
   – Давай, я ее у себя в шалаше посмотрю. Ты точно ее в воду не ронял?
   – Да говорю тебе, не ронял!
   – Ну, может, не ронял, зато пиво на нее пролил…
   – Да пошел ты!
   – Иду, иду. Встречаемся, как вчера, в половине одиннадцатого. Смотри, всю тушенку не схомячь, а то ужинать водой будешь…
   После того как кто-то продрался сквозь кусты, Марат бесшумно ретировался. Он шел вдоль тростника, пытаясь осмыслить услышанный разговор.
   «Неизвестные однозначно говорили о завтрашних соревнованиях. Лодки, судейский катер, красный флажок… Получается, что эти, на острове, тоже вроде наблюдатели? Типа контроль, чтобы все соревновались по-честному? Надо же, какой серьезный подход!»
   Размышления прервал всплеск недалеко от берега, будто в воду бросили что-то тяжелое. Затем послышалось поскрипывание уключин и шлепки весел, постепенно удаляющиеся.
   «Делать мне, что ли, больше нечего!» – подумал Марат, скидывая кроссовки, штаны и заходя в воду. Ежась от холода, раздвигая жесткие стебли тростника, он продвинулся вперед до тех пор, пока не намочил плавки, и собрался повернуть обратно, когда заметил торчащий из воды кол. Еще пару шагов, рука скользнула по колу вниз, пальцы нащупали веревку и… Веревка оказалась не чем иным, как куканом, на застежках которого бились четыре плененные щуки, примерно по килограмму каждая.
   Вот оно! Вот как некоторые «спортсмены» первые места себе обеспечивают! Но кто? Кто?!
   Кто приплывет сюда завтра и, дождавшись пока рядом не окажется свидетелей, снимет рыбу с кукана и принесет ее на взвешивание? Кто способен на такую подлость?
   Ох не напрасно кто-то умный догадался на острове наблюдателей-контролеров расставить! Чтобы гаденышей за задницу вовремя схватить! Но в таких зарослях этого гаденыша никакие контролеры не заметят. И что же делать? А вот что!
* * *
   …– И тогда я двум щукам под левые жабрины по маленькому тройничку запихнул и так там их и оставил, не выскочат.
   – Отлично, Марат! – похвалил друга Акимов. – Завтра перед взвешиванием скажем об этом главному судье. Нарушитель наверняка щук на той стороне Волги поймал. А здесь спиннингисты в основном за окунем да судаком охотятся. Ты бы, Марат, знал, как же мне хочется гада при всех уличить! На рожу его посмотреть. Ты точно не разобрал, может, это Тыква был?
   – Говорю же, расстояние слишком большое было. Но греб он очень быстро, как заведенный.
   – Во-во, Тыква как раз так и гребет – фиг угонишься. Молодой, здоровый. Выплыл, наверное, еще затемно, и сразу за Волгу, в какой-нибудь заливчик. Там быстренько щучек поймал, а может, вообще из сетки браконьерской вытащил, потом в наш залив вернулся и – на кукан. Рисковал, конечно, что заметят, как он границу зоны нарушил. Но это все-таки тренировка, а не соревнования, придумал бы, как оправдаться. Сказал бы, что в темноте шарики не заметил, а когда понял, что зону нарушил, так сразу обратно. Сволочь…
   Вечерело. После тренировки все успели пообедать, еще раз проверить и подготовить снасти к первому туру. Марат упросил Игоря пойти и искупаться в прохладной августовской водичке. Что они сделали не без удовольствия. И теперь сидели на берегу, попивая пиво.
   Примерно через полчаса должно было состояться официальное открытие соревнований, затем – собрание капитанов команд. После собрания клуб «Доктор Ливси» в полном составе был приглашен в гости к сибирякам на какое-то фирменное сибирское блюдо. Марат примерно представлял, чем может закончиться такой поход в гости: разойтись бы до двенадцати да добраться до своего номера без посторонней помощи!
   – Слушай, Игорь, – решил он высказать беспокоившую мысль, – не идут что-то у меня из головы чуваки на острове…
   – А чего ты беспокоишься?
   – Понимаешь, как-то мало верится, что для контроля за спортсменами надо на острове ночевать, такие вот шалаши строить да еще и карабины с собой иметь.
   – Так ты уверен, что у мужика карабин был?
   – Что ж я винтарь от обычной гладкостволки не отличу? И вот еще, – Марат достал из кармана патрон. – У него в шалаше на полочке десять таких стояло. Словно специально для стрельбы по движущимся мишеням приготовил.
   – А вдруг у них фишка такая – по уткам пулями стрелять? Типа снайпера.
   – Полный маразм!
   – Согласен… – Игорь почесал затылок. – Вот что, давай-ка я своему другану – капитану милиции звякну.
   – И что это даст? Он что, помчится сюда разбираться?
   – Никуда он не помчится. – Игорь достал мобильник и стал набирать номер. – Но по своим каналам справочки кое-какие наведет.
   – Да прекрати ты человека напрягать. – Марат потянулся к телефону, но Игорь отстранил руку.
   – Алло, Борисыч? Здравствуй, как сам? Я – нормально, завтра соревнуемся по спиннингу. На базе «Волжские просторы»… А как же без этого!
   – Игорь, прекрати… – Марат сделал еще одну попытку прервать разговор, но приятель лишь отмахнулся.
   – Слушай, Борисыч. Здесь один мой друган обнаружил на острове каких-то подозрительных личностей с карабинами… Ничего он не перепутал. Я сейчас один такой патрон в руке держу… Как раз завтра с утра охота открывается. Но ведь не по зверю, а? Ты бы узнал там у себя, вдруг здесь и в самом деле на медведя охотятся, а мы на лодках под пули полезем… Ну и хорошо… Что узнаешь – перезвони, чтобы наши душеньки спокойны были… Добре, добре. – Игорь выключил мобильник. – Ну вот, озаботил мента.
   – Напрасно ты это, – сказал Марат недовольно.
   – Да брось! Ты знаешь, в какие передряги мы с Борисычем попадали? Я тебе расскажу как-нибудь – не поверишь…
   – Приготовиться к построению! – донеслось со стороны базы.
* * *
   Сколь ни усердствовал главный судья соревнований Константин Хрущев, пытаясь более-менее ровно построить четыре десятка рыболовов, никак у него это не получалось. Из строя постоянно кто-то выходил или в строй возвращался в поисках своей команды; одни что-то яростно доказывали другим; кто-то невозмутимо потягивал пивко; слышались взрывы хохота. Удивляться было нечему: после напряженной тренировки старые друзья-соперники встретились за обедом и неплохо эту встречу отметили.
   Разумней было провести официальное открытие завтра утром, перед самим стартом, но организаторы настояли, чтобы это произошло именно сейчас. Мол, завтра утром некогда будет строиться и митинговать, завтра рыбу надо ловить. Но и сейчас со строем как-то не складывалось.
   До тех пор пока инициативу в свои руки не взял Эдуард Лещевский. Он вышел на открытое пространство между спортсменами и группой судей-организаторов и потряс поднятыми вверх руками, призывая всех к вниманию.
   Лещевского знали все: и как ведущего телевизионной программы «Золотая рыбка», и как автора статей в рыболовных изданиях, и как опытного спортсмена. Авторитетом он пользовался огромным, и неудивительно, что буквально через минуту гомон затих, и Эдик порвозгласил:
   – Дорогие друзья-спиннингисты! Уважаемые организаторы, судьи и работники базы! Позвольте объявить, что праздник, ради которого мы здесь с вами собрались, начинается!
   Ответом послужили крики «Ура!» и аплодисменты.
   – А теперь призываю всех к порядку и передаю слово главному судье предстоящих соревнований господину Хрущеву.
   Лещевский дождался, когда главный судья встанет рядом с ним, позируя шустрому фотографу, затем вернулся в строй. Хрущев, авторитет которого по сравнению с Лещевским только что был явно подорван, криво улыбнулся:
   – Господа спортсмены, позвольте представить вам тех людей, благодаря которым проводятся эти соревнования…
   – А мне всегда казалось, что соревнования проводятся благодаря спортсменам, – сказал Акимов, стоявший в строю позади Марата.
   – В первую очередь это персонал «Волжских просторов»: начальник базы Николай Якимов; заместитель начальника Людмила Якимова, ей вы вчера платили деньги за проживание и за лодки, а также лодочник – Владимир Пушкин. Теперь представляю судейскую бригаду: Валентина Рыбкина, Артур Началов, Анатолий Цыплаков, Евгений Корниенко, Александр Киселев, заместитель главного судьи Владислав Бинский…
   – Вот вам и спиннингисты-элитчики в полном составе, – прокомментировал Акимов. – Выступать отказались, зато судить – пожалуйста. Прав Лещевский, неспроста это.
   – Главный судья – Константин Хрущев. А теперь передаю слово организатору и главному спонсору «Кубка клубных команд» Александру Николаевичу Волохову!
   Под негромкие аплодисменты вперед вышел мужчина лет пятидесяти, короткостриженый, коренастый, подтянутый, одетый в камуфляжный костюм, перепоясанный широким офицерским ремнем. Заложив руки за спину и расставив ноги в яловых сапогах, Волохов обвел строй спиннингистов тяжелым взглядом.
   – Ему бы еще белые фуражку, перчатки, плетку и – вылитый гестаповец, – не удержался от комментария Акимов.
   – Тот мужик на острове точно так же был одет, – обернулся к нему Марат. – Прямо как из одного ателье костюмчики.
   – Все ясно, – сказал Игорь. – Засланные казачки наблюдать за нами будут. А может, и отстреливать поодиночке. Ха-ха…
   – Господа! – наконец начал речь главный спонсор. – Я сам рыбак и поэтому рад видеть такое количество увлеченных общей страстью людей, которые собрались здесь, на этой гостеприимной базе! Собрались, чтобы определить, кто же лучше других на сегодняшний день ловит хищную рыбу. Выяснить в справедливой борьбе, выяснить не на словах, а на деле.
   Недавно в рыболовном журнале я вычитал, что королева Англии лично вручает награды чемпионам мира по поплавочной удочке. У нас в России, к сожалению, все гораздо скромнее. Иногда чемпион в качестве приза довольствуется лишь медалькой да почетной грамотой. Мне известно, что организаторы соревнований приготовили для победителей в командном зачете кубки, грамоты, какие-то не очень внушительные призы.
   Я же со своей стороны утверждаю единственный приз, который будет вручен победителю в личном зачете. Этот приз, – Волохов протянул назад руку и взял поданный конверт, из которого вытащил пачку зеленых купюр, – три тысячи американских долларов!
   Теперь аплодисменты были значительно громче, в строю даже одобрительно закричали и засвистели. Оно и понятно – до сих пор о чем-то подобном спиннингисты даже не мечтали.
   – Этот приз, – продолжил Волохов, – будет храниться в сейфе в кабинете начальника базы. А ключ от сейфа – у меня. И еще в этом же сейфе до окончания соревнований будут храниться все мобильные телефоны и радиостанции, которые вы, господа, привезли с собой. Ведь согласно правилам этих соревнований пользоваться средствами связи запрещено? – Волохов обернулся к главному судье.
   – Так точно! – отрапортовал Хрущев.
   – Минуточку, минуточку, – попросил слово Лещевский. – Средствами связи, уважаемый, э… Александр Николаевич, запрещено пользоваться только во время соревнований…
   – Уважаемый Эдуард, – перебил Волохов, – скажите на милость, зачем вам эти самые средства здесь, на базе?
   – Ну-у мало ли, – развел руками Лещевский. – В любом случае этот вопрос необходимо обсуждать на собрании капитанов!
   – В любом случае, – скрипнул зубами Волохов, – если не собрать мобильники прямо сейчас, потом их с вас не соберешь! И в любом случае, если мое условие не будет сейчас же выполнено, то вот с этим призом, – спонсор потряс конвертом, – вам придется распрощаться!
   – Я не вижу проблемы, если спортсмены сдадут средства связи в сейф, – вмешался Бинский. – Каждый судья на воде будет обеспечен рацией, если у спортсмена что-либо случится, к примеру, лодка начнет сильно течь или уключина сломается, ему достаточно будет поднять вверх весло, и в считанные минуты судьи придут на помощь.
   – Совершенно верно, – поддержал его Хрущев. – И к тому же таким образом мы исключим саму возможность нарушить правила. В общем, так! Я как главный судья заявляю, что если хотя бы один спортсмен теперь же не сдаст в судейскую коллегию имеющиеся у него электронные средства связи, то данные соревнования не состоятся!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация