А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Смерть на рыбалке" (страница 13)

   – И какие планы на соревнования? – поинтересовался Игорь у Макса после очередного принятия «пятидесяти капель».
   – Под пионерлагерь поплыву. Там никогда сетей не бывает. Правда, конкуренты обрубить могут. Но здесь уж ничего не поделаешь…
   – Да, конкуренты наверняка за тобой потянутся. Особенно приезжие команды.
   – Там хоть люди культурные, – сказала Валентина. – Не то что наша молодежь московская. Или, к примеру, Анжела Дэвис…
   – Во-во, тот еще мудрила, – согласился с женой Макс. – Помнишь, в прошлом году на лимане под Темрюком ловили? Мы с Валькой заякорились метрах в тридцати от берега, забрасываем под самый камыш, и там щучка нет-нет да схватит блесну. Вдруг Дэвис с крейсерской скоростью проносится на своей лодке прямо по тем местам, где у нас клюет! Я, главное, ему кричу, куда, мол, прешь, мудрила?! А он с понтом, не слышит. Всю рыбалку испохабил!
   – Надо было, Игорь, как в твоей книге – блесной по его лысой башке, – сказала Валентина.
   – Если ваш Анжела Дэвис со мной что-нибудь подобное вытворит, я ему точно харю начищу, – пообещал Марат.
   – Не поможет. Таких только могила исправляет, – отмахнулся Игорь. – Ладно, давайте пока по последней да перед заходом солнца половим еще…
   На базу Игорь, Марат и Макс с Валентиной возвращались в сумерках. Вечером рыбалка не заладилась – то ли погода начала меняться, и рыба прекратила клев, а возможно, рыбачки просто немного перебрали со спиртным и больше болтали за жизнь, чем ловили. Впрочем, на уловы и без того никто не жаловался. К тому же верилось, что они еще пополнятся на предстоящей утренней зорьке.
   Однако когда лодки вышли из-за мыса, и до базы осталось около полутора километров, спиннингисты поняли, что завтрашняя рыбалка вряд ли состоится. На месте лодочного пирса и ангара горел огромный костер…
* * *
   – Лодочника в хибаре точно не было? – в третий раз спросил Артур Началов. – Мне показалось, кричал кто-то.
   – Да не было, не было! – Влад Бинский выбросил тряпку, которой вытирал руки, в окно машины. – Бензином-то как воняет, просто гнидство! Кисель, притормози у первой заправки, я руки помою.
   – Может, лучше подальше отсюда уедем? – обернулся водитель. – От греха-то?
   – Кисель прав, – тоже обернулся с переднего сидения Началов. – Подумаешь, бензин. Мы чем раньше в Москве окажемся, тем лучше.
   – Ладно, остановимся, когда на Ленинградку выедем. – Бинский вновь брезгливо понюхал руки…
   Примерно час назад, когда начали сгущаться сумерки, он вместе с Началовым и водителем, которого все звали Кисель, приехали в подмосковное Осташево. Кисель остался в «девятке» у магазина, а Бинский и Началов отправились по шоссе в сторону рыболовной базы.
   Их можно было принять за обычных рыбаков: у обоих в руках чехлы с удочками, у Началова – за спиной рюкзачок. Вот только в рюкзачке вместо рыбацких причиндалов и продуктов лежали три литровые бутыли, наполненные бензином. И шли «рыбачки» не на базу, а на берег водохранилища, где стояла будка лодочника, были ангар и пирс. Бинский предполагал, что к этому времени лодочник давно убрал в ангар весла и спасательные жилеты и теперь на базе пьет водку со знакомыми рыбаками. Ночевать в будку он должен был вернуться не раньше половины первого. В планы Бинского входило, чтобы в эту ночь ночевать лодочнику оказалось негде.
   Как и ожидалось, ни у пирса, освещаемого тусклой лампочкой, ни у ангара и будки никого не было. Бинский велел Началову потратить первую бутыль на дощатый настил пирса и на фанерные «Кефали». Бензином из второй бутыли Началов должен был облить стены ангара. Сам Бинский пироманил с будкой лодочника. Обитая листовым железом, она могла гореть не так хорошо. Бинский ливанул пахучей жидкости на три деревянные ступени, потом, приподнявшись на цыпочки, просунул бутыль в открытую форточку и обильно полил занавеску. Аккуратно это сделать не получилось – бензин попал на руку и рукав рубашки. Опасаясь, как бы не загореться самому, он зажег зажигалку другой рукой и поднес к мокрой занавеске, которая моментально вспыхнула.
   – Артур, поджигай! – крикнул он Началову.
   Пламя от загоревшихся пирса и ангара осветило воду, прибрежные кусты, деревья и две бегущие прочь человеческие фигурки. Все было сделано без сучка без задоринки. Вот только Бинскому послышалось, что в будке кто-то закричал. Но это уже было неважно. Часа через полтора он сможет доложить полковнику об отлично выполненном задании. А пока они мчались на «девятке» в сторону Москвы.
   Радовало Бинского и то, что он не ошибся в Артуре Началове. В рыболовный спорт они пришли одновременно и сразу оказались в одном лагере, то есть заняли позицию, противоположную политике, проводимой, так называемыми «пиписочниками». Причем со временем Началов стал одним из основных лидеров образовавшейся оппозиции. Вступив в КЭС, или «Клуб элитных спиннингистов» и, имея талант внушать людям правоту своей точки зрения, он довольно быстро собрал внушительную группу единомышленников. Не прошло и года, как на очередном собрании Началов был избран президентом клуба.
   Правда, для КЭС это стало катастрофой: на следующий же день после перевыборов его покинули все противники нового президента, потом один за другим стали уходить и те, кто ненадолго принял сторону Началова. В конце концов от клуба, насчитывавшего около сотни членов, осталось человек пятнадцать. Но Началова это не смущало – своих целей он достиг. То есть неизменно становился капитаном команды и практически единолично распоряжался кассой клуба. До денег Началов был жаден.
   – Артур, ты успел заметить, «Кефали» загорелись? – спросил Бинский
   – Естественно. Я на них больше половины бутыли вылил.
   – Даже если какие-то лодки и сохранятся, все равно в этом сезоне на базе можно крест ставить. – Бинский хлопнул Началова по плечу. – Хотел бы я поглядеть на морду Акимова, когда он узнает, что соревнования на нашу базу перенесут.
   – Там мы их порвем! – взвизгнул Кисель.
   – Точно, порвем, – сказал Бинский и улыбнулся своим мыслям…
* * *
   – Если честно, мне совершенно все равно, где золото завоевывать, – пожал плечами Геша Крутов. – Просто до «Волжских просторов» добираться почти в два раза дольше, чем до Рузы. А если в плане рыбы, так окуня в тех местах предостаточно, а где окунь, там и щука…
   После окончания собрания спиннингистов, где обсуждались детали организации предстоящих соревнований, Геша предложил друзьям заглянуть на часок в гости к общему знакомому Саше Старых, которого все в шутку называли Анжела Дэвис, благо до его дома было пять минут ходьбы, а для гостей-рыболовов у Дэвиса двери были всегда открыты. Чтобы «продолжение банкета» не затянулось, спиннингисты не взяли с собой ничего, кроме нескольких бутылок пива. Впрочем, к пиву дома у Дэвиса всегда было припасено достаточное количество сушеных окуней и щук.
   Была среда, и всем, кто чистил рыбу и пил пиво, сидя за столом в огромной кухне шестикомнатной квартиры Старых предстояло следующим вечером уехать из Москвы почти за двести километров, чтобы принять участие в розыгрыше ККК – «Кубка клубных команд» – самых популярных соревнованиях по спиннингу.
   – Да дело не в том, сколько до базы добираться, Геша, – сказал Игорь Акимов.
   – А в чем? Да, сгорела одна рыболовная база, из-за этого соревнования перенесли в другое место и всего лишь на неделю позже. Мы – спортсмены, где скажут, там и будем выступать.
   – Только ты не учитываешь тот факт, что все мы, все наши друзья тренировались на Рузе, а на «Волжских просторах» из нас никто уже сто лет не бывал, – заметил Игорь.
   – В отличие от Хрущева, Началова и иже с ними, – добавил Володя Владимирский, крупной комплекции молодой парень, который собирался выступать на предстоящих соревнованиях за клуб «Доктор Ливси».
   – По поводу Началова, кстати, очень интересный момент выявляется. – Эдуард Лещевский достал сложенный листок бумаги. – Информация не то чтобы секретная – в пятницу эта статейка в рыболовной газете выйдет. Мне же благодаря кое-каким связям позволили с ней ознакомиться уже сегодня.
   – Еще какой-нибудь наш «друган» очередную порцию туфты выдал, – ухмыльнулся Акимов.
   – Зачитываю. – Лещевский поднял руку, призывая друзей к молчанию:
   «В связи с тем что большинство соревнований по спиннингу проводятся по правилам, разрешающим принимать в зачет рыбу, недостойную настоящих спиннингистов, команда «Клуба элитных спиннингистов» не считает для себя возможным принять участие в предстоящем «Кубке клубных команд». Наш клуб предлагает внести в комиссию по правилам предложение: принимать в зачет рыбу, пойманную во время соревнований: судак – не менее 50 см, щука, жерех – не менее 40 см, язь, голавль, окунь – не менее 30 см». Председатель КЭС Артур Началов.
   – Ай молодцы! – воскликнул Марат. – Окуня не менее 30 см в зачет не принимать! Да окунище длиной даже в 25 сантиметров на триста граммов потянет…
   – А как же жерех, язь? – удивился хозяин квартиры, поглаживая свою лысую голову.
   – Можно подумать, что полуметровый судак тоже так себе трофей, – хмыкнул Крутов.
   – Меня больше всего удивляет, чего это элитчики выступать отказываются, – Акимов в очередной раз приложился к пивной бутылке.
   – Действительно, – подал голос Владимирский. – Там же, говорят, призы – на три штуки баксов!
   – И главное – водоем-то для них родной.
   – Во-о-от, – протянул Лещевский. – А ты, Геша, говоришь, что мы чего-то там накручиваем, усложняем. Вот я лично думаю, что они неспроста выступать отказываются. Что-то здесь не так…
   – А что не так? Что? – Владимирский, не удосужившись очистить очередного окунька, перекусил рыбешку пополам, бросил одну половинку на стол, а вторую принялся ожесточенно грызть.
   – Да то! Я ничуть не удивлюсь, если, к примеру, на финише нас будет поджидать рыбинспектор, вызванный тем же Началовым, который возьмет и составит протокольчик на всех, у кого щуки и судачки меньше нормы окажутся.
   – Какой такой нормы? – возмутился Крутов. – Не существует в Тверской области никаких норм!
   – Ты уверен? А вдруг именно в том районе, где мы будем ловить, такие нормы введены, допустим, с прошлого года.
   – В таком случае об этом объявление должно быть, – сказал Марат.
   – Вот тебе и объявят, когда протокол составят.
   – Все это фигня. Нет там никаких ограничений, – сказал Акимов. – Ну а элитчики выступать отказываются, потому что, как всегда проиграть боятся.
   – Даже на своей родной базе боятся? – удивился Марат.
   – Значит, точно, какую-нибудь каверзу подстроят, – сказал Владимирский, разрывая пополам очередного окунька.
   – Подстроят, – согласился Лещевский. – Ладно, давайте решать, кто завтра с кем поедет…
* * *
   Из Москвы выбирались долго, несмотря на то что был четверг, а не пятница, когда дачники рвутся на свои обожествляемые «сотки». Ярославка была забита вплоть до выезда из Мытищ, как обычно, из-за крохотной аварии терять драгоценное время пришлось сотням и сотням людей. Более-менее свободной дорога стала при подъезде к Сергиеву Посаду. Ну а после старинного города, в котором дозакупили продуктов и пива, ехали вообще без задержек.
   Колонну в пять машин замыкала «Газель» с приехавшими спиннингистами из Краснодара, Нижнего Новгорода и Новосибирска. В четырех легковушках разместились москвичи – по четыре-пять человек в каждой. В тесноте да не в обиде. Хотя действительно было тесновато: каждый вез с собой тубус со спиннингами и подсачеком, объемный рюкзак или сумку с вещами, снастями и продуктами, у многих были специальные ведра – в последнее время стало модно держать пойманную рыбу не на куканах, а в ведрах…
   Марат Люденков ехал в «четверке», за рулем которой был Владимирский, а пассажирами вместе с ним Игорь Акимов и Эдик Лещевский – команда «Доктор Ливси» в полном составе. Сразу после выезда из Сергиева Посада Лещевский достал фляжку с коньяком и предложил разговеться. Кто бы был против! Разве что крутящий баранку Владимирский завистливо вздохнул.
   – А я, между прочим, ствол с собой взял, – сказал водитель, когда пассажиры выпили по первой и принялись хрустеть чипсами.
   – На фига? – спросил Лещевский, открывая бутылку «Клинского».
   – А что! В субботу официальное открытие охоты. Ружье у меня в чехле вместе со спиннингами. Положу в лодку – никто и не заметит. А когда поутру канонада в округе начнется, никто мои выстрелы от других не отличит.
   – Но у тебя путевки нет!
   – А зачем мне путевка? – усмехнулся Владимирский и, разорвав пакет с чипсами, отправил себе в рот приличную порцию хрустящих ломтиков.
   – Но ведь это браконьерство чистейшей воды!
   – А мне по-барабану.
   – У тебя какой ствол-то? – поинтересовался Марат.
   – МЦ 21–12, пятизарядка.
   – Неплохая пушка, – одобрил Марат. – А у меня в Лесосибирске ТОЗовка вертикалка осталась и карабин.
   – Чего ж ты их сюда не привез? – спросил Акимов.
   – Когда московскую прописку получу, тогда и привезу.
   – Ты у себя на родине-то часто охотился? – спросил Владимирский, продолжая уничтожать чипсы.
   – У-у-у! Почти каждый день. И почти каждый день не меньше двух рябцов брал. А бывало, и по пять, и по шесть за одну охоту стрелял. Я на зиму – поверите – до ста рябчиков заготавливал.
   – Нам бы так, – шмыгнул носом Владимирский. – А здесь, в Подмосковье, если за всю осень пару кряковых возьмешь – счастье. А рябчика я вообще ни разу в жизни не стрелял. Будто его здесь и нет вовсе.
   – Да есть он, – возразил Лещевский.
   – Конечно есть, – согласился Марат. – В таких лесах да чтоб рябчика не было! Просто охотиться на него надо вовремя. И главное – манок хороший иметь и свистеть правильно.
   – Давайте за охоту выпьем! – предложил Акимов. – Надеюсь, этой осенью съездим куда-нибудь в Переславское хозяйство или в Гагаринское?
   – Конечно, съездим, – сказал Лещевский, доставая фляжку. – И на рябчика съездим, и на зайчика. Ты же знаешь, у меня в охотобществе все схвачено. Стаканы подставляй. А ты, Вовик, скорость сбрось, а то весь коньяк расплескаем…
* * *
   До места добрались, когда начало смеркаться. Шлагбаум при въезде на территорию базы был поднят. На специальном щите жирными белыми буквами было выведено: «Добро пожаловать на РСБ «Волжские просторы». Машин перед двухэтажной деревянной гостиницей стояло прилично, пришлось парковаться во втором ряду.
   – Игорь, пойдем, познакомишь меня с земляками, – попросил Марат Акимова, как только команда «Доктор Ливси» разместилась в четырехместном номере.
   – Эй! А как же за приезд? – возмутился Владимирский. – Сами всю дорогу квасили, а о водителе не думаете совсем.
   – Вовик совершенно прав! – сказал Лещевский. – Тем более пока еще трезвые, надо выработать тактику завтрашней тренировки.
   – Какие предложения? – спросил Игорь, доставая из рюкзака бутылку водки. – Я, например, хочу завтра в районе железнодорожного моста места разведать. Помню, в июне я там неплохих окуней наворочал.
   – Отлично, – сказал Лещевский, выкладывая на стол упаковку сыра «Виола» и палку «Брауншвейгской» колбасы. – Вовик, а вы с Маратом в сторону большого острова плывите. Там под берегом и окуней можно наловить, и щучку. Я налево от базы выдвинусь. Там бровочка очень симпатичная есть, и если упереться, можно судачишку взять. Но вы в любом случае учтите, что я в первом туре запасной.
   – Может, все-таки лучше меня в запасные? – предложил Марат. – У меня опыта соревновательного с гулькин нос. Да и водоем незнакомый…
   – Этот вопрос даже не обсуждается! – твердо сказал Лещевский. – Во-первых, выступить тебе надо именно ради этого самого соревновательного опыта. Во-вторых, пока вы плавать будете, мне здесь необходимо кое-какие дела сделать.
   – Какие такие дела? – с легкой усмешкой спросил Акимов.
   – Потом расскажу. Может быть.
   – Ну, за приезд! – поднял Владимирский наполненный стаканчик.
   Не успели они выпить и закусить, как в дверь постучали, и в комнату один за другим ввалились человек восемь. И каждый пришел не с пустыми руками: один принес литровую банку меда, другой – водку, третий – огромного вяленого леща, четвертый – несколько бутылок пива…
   – О-о-о! Сколько лет! Как сами? – заполнили крики комнату. Начались обнимания, пожимания рук, шутливые тычки. И все это в пространстве между столом, стульями, тумбочками и кроватями, где и четверым-то было тесно.
   Если бы Марат приехал на соревнования впервые, то происходящее вызвало бы у него, по крайней мере недоумение. Но такое он уже проходил, правда, на прошлых соревнованиях встречались только москвичи, а здесь…
   – Вот, Марат, ты хотел со своими земляками познакомиться. – Игорь подпихнул его к парню с банкой меда в руках. – Это наш пасечник – Серега Гудков. Вон тот кабан стриженый – Серега Кузнецов, а рядом с ним Андрей Хлебников.
   – Вы из Новосибирска? – спросил Марат Серегу-пасечника.
   – Ага. И команда наша «Сибиряк» называется.
   – А я в Лесосибирске родился.
   – О! Это там, где Ангара в Енисей впадает! – Оказавшийся рядом стриженый, словно тисками сжал Марату руку. – Лавливал я в тех местах хариузка, порвать мои стальные нервы! Правда, от нашего города до вашего, блин, тыщи полторы километров, но все равно здравствуй, земеля!
   Марат постарался ответить на мощное рукопожатие, на что «земеля», добродушно улыбнувшись, ослабил хватку, сказал:
   – Я, может быть, чего-то не понимаю, порвать мои стальные нервы! Но у вас здесь что, сухой закон принят?
   – А вы стаканы-то принесли? – спросил Владимирский.
   – Мы вот что принесли, – сказал сибиряк и, достав откуда-то из-за спины бутылку с мутновато-белой жидкостью, выставил ее на стол. – Настоящий сибирский медовый самогон!
   – У него, правда, крепость почти шестьдесят градусов, – предупредил Серега-пасечник, ставя рядом мед. – Так что, кто не готов…
   – Я готов, я готов, – протиснулся к столу Владимирский. – Наливай!
   – И мне, – сказал Марат. – Люблю самогон.
   – Вот это по-нашенски! Порвать мои стальные нервы!
* * *
   – Вот куда поплывем. – Владимирский ткнул в карту. – Под остров.
   – И сколько это по времени? – спросил Марат.
   – Примерно полчаса. Ну плюс-минус пять минут. Кто как гребет.
   За окном едва рассвело. Но большинство приехавших на базу давно проснулись и теперь сновали туда-сюда: кто готовил на общей кухне завтрак, кто бегал с электрочайником, кто уже успел получить у лодочника весла и теперь переносил в выбранную лодку снасти. Происходила обычная предсоревновательная суета, которая так нравилась Марату. Тем более что сегодня были даже не соревнования, а тренировка, что не требовало особой спешки и переживаний.
   И все равно Марат, подчиняясь общему темпу, не просто слонялся по гостинице и прилегающей территории, а передвигался быстро и целеустремленно. Первым делом – туалет, затем – умывальник, кухня, чашка чая с мизерным бутербродом… Затем – быстрые сборы и к лодочнику за лодкой, веслами, черпачком, якорем, спасательным жилетом…
   Настроение и самочувствие были прекрасными. И это несмотря на солидное количество выпитого накануне спиртного. Да что там накануне! Хоть и смутно, но Марат помнил, что лег спать далеко за полночь. У рыболовов всегда найдутся темы для дискуссий. Нашлись они и вчера.
   Земеля из Новосибирска обвинил москвичей, что они держат в своих рядах не чистых на руку спортсменов. То есть тех, кто был уличен в подлоге рыбы во время соревнований.
   Такие случаи действительно имели место. Два молодых спиннингиста были замечены судьями в том, взяли рыбу у знакомых и принесли ее на финиш как свою. В тот раз их сняли с соревнований, но почему-то допустили для участия в следующих. По мнению Кузнецова, таких людей надо пожизненно дисквалифицировать. Вместо этого один их тех уличенных, некий Тыквенцов, ничтоже сумняшеся, участвует во всех соревнованиях, приехал он и на эти.
   – Если этот Тыква при мне смухлюет, я ему лично ручонки пообломаю, – пообещал Сергей. – Пусть даже меня тоже дисквалифицируют.
   Спорить с ним не стали, но всех интересовал вопрос, каким образом такого Тыкву поймать за руку, если он, к примеру, во время тренировки наловит рыбы, посадит ее на кукан и незаметно спрячет в укромном месте, а во время соревнований так же незаметно ее заберет. Судей-то на водоеме будет мало, и на такой большой акватории за каждым спортсменом они не уследят. Ну а если приставить к Тыкве отдельного судью, не станет рыбу прятать и все. Сделает это в следующий раз, ведь горбатого только могила исправит…
   В комнату команды «Доктор Ливси» то и дело заглядывали и заходили поздороваться и выпить стопку-другую новые и новые гости. Кое с кем Марат уже бывал на рыбалках и соревнованиях. К примеру, с Кылей Шумовым и Гешей Крутовым, которые собирались выступать в одной команде с молоденькой девушкой Мариной. Большинство же гостей Марат видел впервые. Зато Лещевский и Акимов знали всех и вся, причем знали не один год, им было о чем поговорить и поводов, чтобы выпить тоже хватало…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация