А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Смерть на рыбалке" (страница 11)

   Тут занавеска в окне отдернулась, и Геша увидел смотревшую прямо на него Марину.
* * *
   Марина понимала, что при следующем появлении Жорика вряд ли отделается побоями. Необходимо было попытаться защитить себя, не говоря уже о том, что ей не терпелось отомстить мучителю. Для этого она собрала с кровати четыре-пять пузырьков и флакончиков с духами и лаком для ногтей, напихала их в свои эластичные колготки, предварительно снятые, и засунутые одна в другую, и туго их закрутила. Получился довольно тяжелый узел. Раскручивая его над головой, можно было какое-то время никого к себе не подпускать и даже поранить тех, кто сунется ближе. Неплохо бы было привязать это орудие к палке, чтобы получилось что-то, отдаленно напоминающее кистень. Но где ее взять?
   Еще лучше было бы просто удрать. Марина подошла к окну и отдернула занавеску. Она не знала, стоило ли рисковать и прыгать со второго этажа. Смелости на это у нее хватит, но ведь запросто можно покалечиться, к тому же внизу наверняка есть охрана. Ее сцапают как миленькую. И все же попробовать сбежать стоило.
   Марина подошла к кровати и скинула на пол одеяло. Из простыней можно было скрутить веревки и, как в кино, спуститься по ним вниз. Она сдернула простыню и приготовилась разорвать ее надвое.
   – Зачем белье испортить хочешь? – услышала она вдруг. Марина вздрогнула от неожиданности и уронила простыню. Задумавшись о побеге, она не заметила, когда в комнату вошел Бедретдинов.
   – Убежать хочешь? – снова спросил он, приближаясь.
   – Станислав Азарович, скажите этому, чтобы не приставал ко мне больше, – выпалила Марина, выразительно глядя Бедретдинову за спину. Тот растерянно обернулся и, никого не увидев, понял, что его разыграли.
   Тут же узел с пузырьками опустился ему на голову.
   – Ай! – крикнул он и снова получил по голове. – Не надо! – Но Марина ударила еще и еще раз, после чего Бедретдинов со стоном упал боком на кровать.
   Она склонилась, посмотреть, не убила ли, и увидела, наставленный на себя маленький пистолет. Как хоккейный вратарь отбивает неожиданно появившуюся перед собой шайбу, Марина наотмашь ударила по пистолету, опередив нажатие на курок. Пистолет отлетел к двери. Она по-обезьяньи прыгнула за ним, схватила и услышала сзади звон разбивающегося стекла.
   Марина не успела встать с пола, и это ее спасло. Влетевший в окно круглый предмет упал на кровать, катнулся под пытающегося подняться Бедретдинова, и в следующее мгновение разорвался с грохотом и яркой вспышкой.
   Бедретдинова сбросило с кровати на пол. Марина увидела, что сделалось с его животом и, поморщившись, отвернулась. В соседней комнате тоже раздался взрыв. Чуть позже еще один, уже дальше.
   – Это Геша, это мой Геша! – повторяла Марина после каждого взрыва, сидя на полу и держась за затылок.
   – Перебей их всех, Гешенька, перебей их всех, – принялась причитать она, когда взрывы прекратились, и стали слышны беспорядочные выстрелы. Марина на корточках подползла к двери, приоткрыла ее, выглянула в коридор и встретилась взглядом с Вабичевичем. Расстояние между ними было не больше пяти метров. Марина, не вставая с колен, направила на него пистолет, сжимая рукоятку трясущимися руками с такой силой, что костяшки пальцев побелели.
   – Это дружки твои орудуют, да? – прорычал Большой Стас, делая шаг вперед.
   – Конечно, – сказала Марина и три раза подряд выстрелила.
   Вабичевич схватился за глаза, весь как-то скукожился и начал клониться вперед. Марина, не опуская пистолет, ждала, когда же Большой Стас упадет, но он лишь наклонялся все ниже и ниже, издавая при этом прерывистый пищащий звук. Она уже готова была еще раз спустить курок, но тут в глазах у нее защипало, а во рту появился острый привкус раскушенного стручка горького красного перца.
   «Пистолет-то газовый!» – догадалась она и, зажмурившись, быстро ретировалась обратно в комнату.
* * *
   Треск выстрелов не прекращался. Вабичевич, истекая слезами и соплями, держась за стенку, кое-как добрался до лестницы и начал спуск на первый этаж. Он все еще ничего не видел, но хорошо мог себе представить, во что за несколько минут успел превратиться «Тетерев».
   Однако сейчас это мало его заботило. О людях, защищавших ресторан, он тоже не думал. Самым важным и срочным делом для Большого Стаса стало наказать соплячку, посмевшую поднять на него оружие и заставившую плакать. Она забаррикадировалась в комнате, наверное, подперев дверную ручку стулом или придвинув кровать. Вабичевич, плюясь и матерясь, не открывая режущие нестерпимой болью глаза, несколько раз ударил в дверь плечом, потом сообразил, что безоружный и ничего не видящий все равно не справится с девчонкой и пошел за подмогой.
   – Эй, кто-нибудь, сюда! – позвал он, наконец-то спустившись в зал. Его крик совпал с последним выстрелом. – Живой кто есть? – выдержав недолгую паузу, крикнул он снова. Никто не ответил.
   Немилосердно натирая глаза, Вабичевич двинулся по направлению к бару. Наступая на осколки стекла, он зашел за стойку, на ощупь отыскал в шкафу бутылку с минералкой и, открутив крышку, начал умываться.
   Глаза уже могли видеть, хотя резь не прошла, и слезы продолжали течь сами собой, когда Вабичевич услышал сзади хриплый голос:
   – Будет прихорашиваться-то!
   – Кто это? – сквозь зубы спросил Вабичевич и обернулся, часто моргая. – Кулак?
   Кулаков, стоявший по другую сторону стойки и одной рукой державший короткое ружье, смотрел на директора «Тетерева».
   – Мне надо бы банально поинтересоваться: «Зачем ты убил моих людей?», но теперь это уже неважно, – сказал тот, и Вабичевичу очень не понравился его тон.
   – Мы не хотели этого, Кулак, – торопливо заговорил он, смахивая с лица воду. – Все началось с идиотской случайности. Этот рыбак…
   – Рыбак вообще здесь ни при чем, – хмыкнул Кулаков, направляя ружье на грудь Большого Стаса.
   – Подожди! – Вабичевич выставил вперед руки вперед, словно мог заслониться от заряда картечи. – Я освобожу девчонку! Она там, на втором этаже…
   Кулаков снова хмыкнул, приблизил ствол «Ремингтона» к ладоням Большого Стаса и нажал на спусковой крючок.
* * *
   Скручивать простыни было уже некогда. Дожидаться, пока нагрянут люди Большого Стаса, тоже было нельзя. Марина распахнула окно и высунулась наружу.
   – Мариночка! Слава богу! – неожиданно услышала она и увидела внизу человека. – Не бойся, Мариночка, это я, Крутов.
   – Геша!
   – Да.
   – Что мне делать, Гешенька?
   – Ты должна прыгнуть.
   – Высоко, я боюсь!
   – Прыгай, не бойся, я тебя поймаю, – Он протянул к ней руки. – Только ложись животом на подоконник, опустись сколько сможешь, на руках, и оттолкнись от стенки. Мне со спины тебя легче поймать будет.
   – Ладно, – согласилась Марина, – только обязательно поймай.
   Отбросив страхи, она сделала все так, как сказал Геша, и прыгнула. Он и в самом деле сумел поймать ее, но на ногах не устоял и повалился вместе с ней на землю. Марина даже не ушиблась, зато Геша здорово подвернул правую лодыжку. Он попытался встать, но, ойкнув от боли, остался сидеть.
   – Что с тобой? Я тебя ушибла, да?
   – Нет, – поморщился Геша, – я сам оступился. Помоги, пожалуйста.
   Она помогла ему подняться, заставила закинуть руку себе на плечо и повела к лесу. Он сильно хромал, но все равно старался не виснуть на ней, а она, наоборот, пыталась чуть ли не нести его и, тяжело дыша, шептала: – Гешенька, дорогой, ты спас меня. Спасибо тебе. Они били меня, очень сильно били. Но ты перестрелял их всех, ведь правда?
   – Не я это стрелял, Мариночка, – говорил он, то и дело оглядываясь на ресторан, боясь внезапно наступившей тишины. – У них там своя война.
   Достигнув опушки темного леса, Марина споткнулась о корягу и упала. Геша не сумел удержать ее, но тут же помог встать на ноги, и Марина с благодарностью обняла его и стала торопливо целовать в щеки и губы.
   В это время в проеме окна, из которого только что выпрыгнула девушка, появился Кулаков. Он сразу увидел обнимающихся Гешу и Марину и, вскинув «Ремингтон», взял их на прицел.
* * *
   – И зачем, спрашивается, я эту жилетку покупал? – с деланным неудовольствием сказал Кулаков, придирчиво осмотрев только что снятый с себя бронежилет, которого так и не коснулась ни одна пуля.
   – А ты уверен, что он никогда больше тебе не пригодится? – спросила Виолетта, мельком посмотрев на Андрея и снова уставившись на дорогу, по которой мчался «Форд».
   – Может, и пригодится, – согласился он. – Я же его выбрасывать не собираюсь.
   – Они будут тебя искать?
   – Конечно. Но лишь до тех пор, пока я не обращусь к своим друзьям. Что, кстати, ты мне уже советовала сделать. Только тогда это было несколько преждевременно.
   – Ну да, преждевременно, – с сомнением сказала Виолетта. – А если бы тебе не повезло сегодня?
   – Но мне же повезло, – несколько напряженно улыбнулся Кулаков и устало закрыл глаза. Перед ним предстала картина, как он бежит вокруг ресторана «Тетерев» и бросает гранаты в каждое окно, где горит свет, а потом стреляет картечью из ружья, досылает в патронник патроны и снова стреляет. Он вспомнил сладко-возбуждающее чувство азарта, охватившее его в бою, чувство уверенности, что он неуязвим и что каждый его выстрел несет заряд благородного мщения.
   И еще Андрей Кулаков как бы вновь увидел обнимающихся парня и девушку в спортивном костюме. Свет из окна обозначил их силуэты у самого края леса, до которого было не больше метров тридцати. Они оказались свидетелями и представляли собой идеальную мишень, и все же Кулаков стрелять по ним не стал. Он не знал почему.
   – Леточка, как ты думаешь, к случайному свидетелю позволительно испытывать жалость? – спросил он.
   – То есть, другими словами, оставлять в живых? – уточнила Виолетта.
   – Да, отпускать на все четыре стороны.
   – Конечно нельзя, – сказала она убежденно. – Если свидетель будет гулять на свободе, ты будешь постоянно помнить о нем, как о человеке, представляющем угрозу твоей спокойной жизни. Ведь как только его хорошенько прижмут, к примеру те же менты, он в ту же секунду обязательно расколется.
   – Это ты в современных детективчиках вычитала? – усмехнулся Кулаков.
   – Да, – согласилась она. – И в кино насмотрелась. А ты что, всех замочил, а свидетеля пожалел?
   – Нет, не волнуйся, – солгал он, после чего молчал всю оставшуюся дорогу.
   Они благополучно въехали в Москву и вскоре остановились у дома, где жил Кулаков.
   – Загоняй, Леточка, машину в гараж и поднимайся ко мне, – сказал он. – Быстренько соберем кое-какие вещички, а потом ловим тачку и едем к тебе.
   Кулаков жил на третьем этаже. Он не стал вызывать лифт, а пошел по лестнице пешком, шагая через ступеньку. Молодой человек, повстречавшийся ему между вторым и третьем этаже, показался подозрительным. Кулаков остановился перед своей дверью и полез за пазуху, вроде бы за ключом, но на самом деле за пистолетом.
   – Вот тебя-то мы и ждем, – узнал он прозвучавший откуда-то сверху голос Семина и, не раздумывая, прыгнул в угол, одновременно выхватив пистолет.
   Тут же два выстрела нарушили тишину подъезда, и Кулаков почувствовал боль сразу во всем теле. Не глядя, он выстрелил в ответ, на голос, услышал звон разбитого стекла, потом послал пулю в вынырнувшего снизу подозрительного молодого человека, увидел, что попал и, уже падая, успел на мгновение почувствовать, как в голову ему врезалась жуткая боль.
   Георгий Семин приставил пистолет к сердцу своего бывшего институтского дружка, с которым еще неделю назад пил водку и парился в сауне, но, взглянув на его голову, понял, что добивать нет никакого смысла. Помощник Семина тоже был мертв. Он забрал его пистолет и побежал вниз.
   Открыв дверь подъезда, он столкнулся с высокой чернобровой женщиной.
   – Простите, – сказала она и, обогнув его, поспешила вверх по лестнице. Она показалась Семину очень красивой, но она его увидела, а живые свидетели были ему как кость в горле. Он быстро поднял пистолет и два раза выстрелил ей в спину.
* * *
   Охваченный пламенем ресторан «Тетерев» остался далеко позади, но Геша долго еще не решался выйти на дорогу. Лодыжка сильно болела. Он опирался на сучковатую палку и на плечо Марины. От усталости они еле переставляли ноги, и все равно ради безопасности Геша предпочел бы идти так до самого Адуевского озера, если бы лес не кончился и впереди не зачернело поле.
   До озера и деревни Адуево, где была автобусная остановка, предстояло пройти еще километра полтора. Поймать попутку Геша не рассчитывал – здесь и днем-то машины ходили редко, и сколько он раньше, возвращаясь с рыбалки, ни пытался голосовать, чтобы не ждать автобуса и доехать до станции, все равно никто не останавливался. Да, наверное, и лучше было бы, чтобы их никто сегодня здесь не видел и не запомнил.
   Передохнув, Геша и Марина вышли из леса и по небольшому глинистому откосу выбрались на дорогу. Не прошли они и ста метров, как увидели медленно едущую навстречу легковую машину. Чем ближе она подъезжала, тем опаснее казалась Геше. Он уже пожалел, что не предложил Марине, как только они ее увидели, спрятаться, залечь где-нибудь прямо здесь, за обочиной, пусть даже и измазавшись при этом глиной и подождать, пока машина не проедет.
   Но теперь прятаться было поздно, тем более что в машине включились фары дальнего света, сразу их осветившие и ослепившие. Геша и Марина остановились и так и стояли, поддерживая друг друга, а машина по мере приближения к ним ехала все медленнее, пока тоже не становилась метрах в трех. После чего фары погасли, дверь со стороны водителя открылась, и из машины вылез капитан милиции Клюев.
* * *
   – Ста-а-арт!! – скомандовал главный судья, и шеренга выстроившихся посередине Адуевского озера людей дрогнула и, ускоряясь, двинулась к берегу. Кто-то, делая большие скачки, вырвался вперед, кто-то замешкался, подбирая оброненный коловорот, кто-то поскользнулся на мокроватом льду и, вскочив, бросился догонять соперников.
   Геннадий Крутов рванулся было за всеми, но тут же перешел на шаг. Нога, вывихнутая три дня назад, все еще побаливала. Опираясь на коловорот, он проковылял еще немного, потом остановился, опустил свой «ящик победителя» на лед и начал сверлить лунку.
   Спешить к берегу теперь не имело смысла – наиболее привлекательные места оказались заняты. На последние в сезоне соревнования рыбаков приехало много. Погода стояла хорошая, солнечная. Лед после нескольких морозных дней снова начал таять и в некоторых местах, особенно под пологим правым берегом, где в озеро впадал ручей, был небезопасен.
   Кыля Шумов уже успел там провалиться по самую грудь, и соревнования для него закончились, так и не успев начаться. Теперь он грелся в одной из стоявших на дамбе машин. Марина Конобеева, приехавшая в Адуево вместе со своим дедом Виктором Алексеевичем, отнесла Кыле термос с горячим чаем и снова вернулась на лед, болеть за Гешу и его приятелей.
   Чтобы никто больше не проваливался, судьи отвели для соревнующихся одну, не очень длинную зону, от середины озера до левого, более высокого берега, где лед еще оставался толстым и крепким.
   Крутов неплохо знал эти места. Там, где сейчас рассредоточились спортсмены, проходило русло затопленного ручья. Поклевки окуньков и небольших плотвичек на первых минутах в том месте были гарантированы. Возможно, потом из-за множества насверленных лунок рыба расшугается, и клев станет не ахти какой. Хотя такие мастера зимней мормышки, как Лещевский, Панкратов и тот же Игорь Акимов, конечно, смогут отыскать рыбу и обязательно заставят ее попадаться на крючок.
   С больной ногой, не имея возможности бегать от лунки к лунке и вовремя «обрубать» соперников, Крутов не рассчитывал занять высокое место. Сейчас даже одну лунку он просверлил с трудом. Начал сверлить вторую, но боль в ноге заставила оставить коловорот и побыстрее сесть на ящик.
   Он придвинулся к первой лунке, рукой выгреб из нее мокрый снег, опустил на дно мормышку с насаженным на крючок мотылем и начал игру. Сторожок плавно изгибался в такт движениям его кисти, рубиновый мотыль соблазнительно извивался на тонком крючочке, но поклевок не было. Крутов то и дело поглядывал на других рыбаков. Они особо не засиживались на лунках, и это могло означать, что клев их тоже не радовал. Марина, прошедшая вдоль всей зоны и вернувшаяся к нему, подтвердила его догадку.
   С перерывами в несколько минут Крутов просверлил еще лунок семь и на последней, где было глубже всего, наконец-то увидел, как при опускании мормышки сторожок слабенько вздрогнул. Он прозевал эту явную плотвиную поклевку, но при новом опускании среагировал вовремя, и стограммовая плотва перекочевала из лунки в ящик.
   Секундное насаживание нового мотыля и вторая плотва, гораздо крупнее первой, поднята на тонкой леске из-подо льда. Марина радостно захлопала в ладоши. Крутов подмигнул ей, приложил палец ко рту, призывая не шуметь, и повернулся спиной к остальным рыбакам. Важно было как можно дольше оставлять их в неведении, что рыба держится и клюет посередине водоема.
   Но разве можно было обмануть Лещевского или Акимова! Не успел он выловить еще с десяток рыбин, как и тот, и другой уже обступили его с двух сторон, просверлили лунки, подкормили их панировочными сухарями и мелким мотылем и тоже начали таскать плотву. Вскоре их примеру последовало еще несколько рыбаков.
   Поделать с этим Крутов ничего не мог. Рыбаки вокруг ловили, и у него тоже продолжало поклевывать, но уже гораздо реже. Оно было и неудивительно – рыба стала пугливой и теперь очень осторожно относилась к предлагаемым приманкам. К тому же Крутов совсем не использовал прикормку.
   Постепенно кучка рыбаков вокруг Крутова поредела. Когда клев затихает, спортсмен должен искать новое уловистое место, но сегодня из-за болевшей ноги бегать Крутов был не в состоянии.
   В итоге он проиграл. Первое место занял Эдик Лещевский, а Крутов дотянул лишь до четвертого, уступив бронзовому призеру всего десять граммов.
* * *
   – Ну что, дед, как успехи? – спросила Марина, подойдя к склонившемуся над лункой Виктору Алексеевичу. Он сидел приблизительно на том же месте, где на прошлой неделе ловил Геша Крутов, пока в того не начали стрелять.
   – Ты, Маришка, во-первых, будь поосторожней, здесь лед не очень-то, – сказал Конобеев строго и поправил очки. – Во-вторых, успехи у меня самые что ни на есть замечательные. Плотвы и окуня наловил больше половины ящика, и даже один щуренок граммов на триста в самой лунке леску перекусил.
   – Эх ты, а еще тренер-профессионал! – улыбнулась Марина.
   – Ну, ничего не поделаешь. И на старика бывает проруха, – тоже добродушно улыбнулся он. – Хочешь – на, сама попробуй половить.
   – Попробую, – согласилась Марина, – только пойдем к нашим. Соревнования закончились. Сейчас победителей наградят, мы покушаем и половим еще пару часиков.
   – Там у них рыба-то хоть брала?
   – Еще как! Геша на глубине место отличное нашел, плотвиное, но его почти сразу обрубили. Если бы не его нога, то он точно чемпионом бы стал. А так – всего-навсего четвертое место. Хотя я думаю, что и четвертое место тоже неплохо.
   – Чемпион кто?
   – Эдик Лещевский.
   – Понятно. А Палач, наверное, как всегда, без прикормки ловил?
   – Конечно. Ты же знаешь его принцип, что рыбу надо не кормить, а ловить.
   – Все ясно, – безнадежно махнул рукой Конобеев. – Пойдем, Маришка, я им покажу, как надо рыбу ловить и с прикормкой, и без прикормки. Только помоги мне коловорот донести, а то ящик слишком тяжелый стал.
   – Давай, дед, помогу. – Марина взяла у него коловорот и, не дожидаясь, пока он смотает удочку, поднялась на дамбу.
   Забрызганная грязью белая «Нива» проскочила мимо нее, потом затормозила и стала сдавать назад. Водитель не отрываясь смотрел налево, туда, где посередине озера собралась внушительная группа рыбаков, и если бы Марина вовремя не отступила, то «Нива» наверняка бы на нее наехала. Девушка от возмущения даже хотела стукнуть коловоротом по дверце машины, но тут водитель полуобернулся, и она, приглушенно ахнув, сбежала по дамбе обратно вниз, на лед, к деду, все еще возившемуся с удочками.
* * *
   Георгий Семин вышел из «Нивы» и приложил руку к глазам, защищаясь от солнечных лучей. Он не ошибся – именно ярко-красный ящик стоял чуть в стороне от столпившихся на льду людей. Насколько он помнил, ведущий рыболовной передачи говорил, что такой ящик был пока единственным в Москве. А владел им тот самый Крутов, из-за которого на Семина навалилось столько неприятностей.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация