А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Смерть на рыбалке" (страница 10)

   – Не бей девчушку, командир, – услышала она голос водителя.
   – Ты еще мне будешь указывать! – возмутился «командир» и снова ее ударил, потом сверху сдавил пальцами шею, не давая разогнуться и нормально дышать…
   Машина ехала не меньше часа. Девушка задыхалась. Ноги затекли, живот болел, но она молчала и терпела, мечтая лишь при первом удобном случае отомстить гаду.
   Такой случай скоро представился. Машина остановилась, высокий вытащил Марину на улицу и завел в какой-то дом, где наконец отпустил ее, велев идти вперед. Они вошли в зал, похожий на ресторанный, с баром в углу, за стойкой которого стоял лысоватый, лет под пятьдесят мужчина с седыми усами. Он был в дорогом костюме и держал в одной руке фужер с розовым вином, в другой наполовину пустую бутылку.
   – Вот та самая Дюймовочка, Станислав Азарович, – сказал высокий, подталкивая Марину к стойке. – Она и писателя знает, и всех остальных. Сикуха!
   – Ах ты, гад! – неожиданно для мужчин девушка вырвала бутылку у Станислава Азаровича и врезала ею по лбу высокому. Охнув, тот схватился за лицо, а Марина еще раз ударила с размаху по его пальцам и голове, отчего бутылка лопнула, облив высокого розовым вином, а сам он повалился на колени.
   – Вот это да! – удивился Станислав Азарович. Марина обернулась к нему, сжимая горлышко бутылки, ощерившейся острыми краями, а он вдруг, крикнув: «Не вздумай!» – выскочил из-за стойки и встал между ней и высоким, в руках у которого оказался пистолет.
   – Успокойся, Жорик, – приказал Станислав Азарович. – Иди, приведи себя в порядок.
   – А вы, – обратился он к Марине, – пойдемте со мной. Только не надо пока больше никого бить. А то видите, какие здесь ребята горячие. – Станислав Азарович показал на вбежавших в зал вооруженных парней. После чего отобрал у Марины горлышко бутылки и отбросил подальше.
   Он провел ее на второй этаж и оставил одну в комнате с кроватью, телевизором, столом, двумя стульями и дверью в ванную комнату. Из единственного окна была видна неосвещенная дорога, вплотную к которой подходил лес. Перед этим окном Марина и просидела весь вечер, строя планы, как удрать и вытирая набегавшие на глаза слезы. Она отказалась от ужина и уснула, не сняв одежду и держась за продолжавший болеть живот…
   – Это ваше? – спросил Вабичевич, протягивая Марине дамскую сумочку.
   – Нет, – пожала она плечами.
   – Посмотрите. – Он стал вытаскивать из сумочки разнообразные пузыречки, тюбики, коробочки и бросать их на кровать. – Вот помада, лак для ногтей, пудра, ножницы маникюрные, это, по-моему, «карандаш» называется…
   Марина, глядя на все это, только отрицательно качала головой.
   – Я, в общем-то, к косметике равнодушна, – сказала она, когда сумочка почти опустела. – И ногти только черным лаком покрываю, – она показала ему руки, – а здесь у вас перламутровый.
   – Зато еще здесь у меня есть рукопись. – В руке у Станислава Азаровича появились свернутые в трубочку листы бумаги. – Автор – некто Акимовым И.И., а, по словам Жорика, именно с ним вы хотели встретиться в «Снегурочке». Не правда ли?
   При упоминании названия сауны Марина схватилась за живот и поморщилась.
   – Что такое? – спросил Станислав Азарович не без иронии в голосе.
   – Жорик ваш вчера стукнул, – сказала она. – Больно, понимаете?
   – Ты его тоже вчера так приложила, что он до сих пор за голову держится.
   – С его башкой ничего не сделается, а я, может быть, рожать не смогу, – сказала Марина и снова поморщилась.
   – М-да… – Вабичевич вздохнул, вспомнив, дочь. Она звонила накануне. Жаловалась на врачей, которые чего-то ей недоговаривают, и на Жорку, давненько ее не навещавшего.
   – Давай-ка сядем, – предложил он и присел на стул. Марина села на кровать и машинально начала перебирать разбросанную косметику.
   – Тебя как зовут? – спросил он.
   – Марина.
   – А меня – Станислав Азарович.
   – Я запомнила.
   – Хорошо, Мариночка. – Вабичевич сделал паузу и начал говорить, стараясь придать голосу нежную, заботливую интонацию. – Запомни, я совсем не хочу, чтобы с тобой случилось что-нибудь нехорошее. Но нам, мне грозит опасность, причем от людей, которых ты знаешь. Мы не хотим враждовать ни с Кулаком, ни с кем-то еще. Наоборот, пора помириться, забыть про стрельбу в Адуево, про жертвы с вашей и нашей стороны, может быть, как-то возместить ущерб друг другу…
   – Стрельбу в Адуево? – переспросила Марина.
   – Да, на Адуевском озере. Все произошло случайно. Хилый по дурости застрелил Крупского, Мартын совершенно случайно убил Крутова…
   – Гешу Крутова? – Марина вскочила с кровати и тут же обеими руками схватилась за живот.
   – Я не давал таких приказов. – Вабичевич тоже встал и успокаивающе положил ей руку на плечо. – Я сам хотел наказать их, но ваши сделали это сами…
   – Вы убили Гешу Крутова?!
   – А ты разве не знаешь? – удивился Вабичевич.
   – Нет! – закричала Марина. – Он же ни в чем не виноват! Он просто приехал в Адуево ловить рыбу, а по нему стали стрелять. Зачем вы это сделали! – Она закрыла лицо ладонями и, рыдая, повалилась на кровать.
* * *
   Геша Крутов присел на корточки и поднял со льда красную щепку от своего «ящика победителя». Здесь в него стреляли, вероятно. Все произошло из-за того мужика, которого он вытащил из полыньи. Мужик уехал и вскоре вернулся. Скорее всего, вернулся за бумажкой, которую случайно дал Геше вместе с долларами. Интересно, куда он ездил?
   Геша поднялся на дамбу, разделяющую озеро на две части, и огляделся. С десяток рыбаков сидели в разных углах водоема. Через три дня здесь должны состояться соревнования. Благодаря морозу последних дней весеннее таяние льда замедлилось, и опасности провалиться, особенно на большой части озера, почти не было. Геша вздохнул. Ему, конечно, будет не до соревнований, если с Мариночкой что-нибудь случится. Если, не дай бог, уже не случилось.
   Он не мог объяснить себе, почему приехал искать ее именно сюда. Всю дорогу: и в электричке, и в автобусе Геша вспоминал, что началось все именно здесь, в Адуево, и ему казалось, что история эта здесь должна и закончиться.
   Шоссе вело от озера в горку. Сначала через поле, успевшее освободиться от снега, потом через густой еловый лес. Куда-то в ту сторону уезжал мужик на своей «девятке».
   Геша побрел в том же направлении, не переставая думать о Мариночке. Минут через двадцать он подошел к деревне, с ближнего края которой красовался двухэтажный кирпичный особняк с яркой вывеской «Ресторан «Тетерев». У входа стояла забрызганная грязью «Нива». Словно какой-то внутренний голос заставил Гешу свернуть с дороги и подойти к машине. Он обошел «Ниву», заглядывая через стекла внутрь, и увидел на заднем сиденьи синюю рукавичку. Точно такая же лежала у него в кармане куртки.
   – Эй, чувак, ты чего там забыл? – крикнули сзади.
   Геша обернулся. В проеме открытой двери в ресторан, уперев руки в бока, стоял высокий мужчина, которого он, кажется, уже видел раньше…
* * *
   – Здравствуйте, Георгий. – Виолетта стояла на пороге и, улыбаясь, смотрела на Клюева. – Пришла вернуть похищенную вещь. – Она протянула ему плащ, пропажу которого он обнаружил после ее вчерашнего бегства, – и попросить прощения за мое поведение.
   Клюев молча принял плащ и впустил ее в квартиру. Она подождала, пока он запрет дверь.
   – Ты на меня очень рассердился, да?
   – Не очень, – буркнул он.
   – А прощения мне очень долго придется просить? – спросила она чуть капризно. Он посмотрел на нее серьезно, потом улыбнулся и сказал: – Добре, считай, что уже простил. Но ты должна ответить мне на несколько вопросов.
   – И ты мне.
   – Договорились. Раздевайся и проходи в комнату, а я кофеек сотворю.
   Клюев прошел на кухню и загремел посудой. Через пять минут он внес в комнату, аккуратно, чтобы не пролить, две дымящиеся чашечки на блюдцах.
   – Ты с сахаром или без? – спросил он, и только сейчас, подняв глаза, увидел стоящего рядом с Виолеттой мужчину с пистолетом в руке.
   Первой мыслью было бросить в незваного гостя горячий кофе, накинуться на него, скрутить и так далее… Но мысль вторая, что его провели как последнего лоха, вовремя остановила капитана. Он заметил, как побелели пальцы незнакомца, сжимающие рукоятку пистолета, и сказал как можно спокойнее:
   – А вот этого, Леточка, я тебе не прощу. Предупреждать надо, что не одна в гости пожалуешь. Я бы вместо кофе коньячок принес. – Он очень медленно поставил блюдца с чашками на стол и заговорщицки подмигнул незнакомцу.
   – Коньячок – это хорошо, – сказал тот.
   – Конечно, хорошо, – поддакнул Клюев. – У меня, правда, не такие запасы, как в «Снегурочке», но кое-что в холодильнике имеется, – он обратился к Виолетте. – Будь добра, уважь мужиков, похлопочи на кухне. А мы пока познакомимся.
   Виолетта взглянула на своего спутника, тот согласно кивнул, и она, пожав плечами, вышла из комнаты.
   – В «Снегурочке» теперь нет никаких запасов, – сказал незнакомец. – И самой «Снегурочки» больше нет, как вам, должно быть, известно.
   – Я, кажется, начинаю догадываться, – сказал Клюев. – Вы тот самый Андрей, который должен был «скоро откуда-то вернуться»?
   – Тот самый, – подтвердил Кулаков. – Я вернулся из отпуска, но сауны, которой заведовал целых три года, больше не существует. – Кулаков пристально посмотрел на Клюева и добавил: – Не существует по вашей милости, Георгий.
   – Добре, – махнул рукой Клюев. – Скажу-ка я вам всю правду.
   – Хотелось бы, – Кулаков выразительно посмотрел на свой пистолет.
   – Да уберите вы ствол, – сказал Клюев пренебрежительно. – Не будете же вы убивать капитана милиции.
   – В каком смысле?
   – У меня в кармане пиджака удостоверение. Могу показать.
   – Покажите.
   – Добре. – Клюев полез в карман висящего на стуле пиджака. – Только, Андрей, не нажмите случайно на курок, испугавшись, что у меня тут где-нибудь тоже ствол спрятан. Хорошо?
* * *
   – Эй, Блялетдин, быстрей сюда! – крикнул Семин через плечо, не отрывая взгляда от быстро удаляющего от ресторана молодого человека. – Давай-ка, осмотри машину, – велел он прибежавшему водителю. – Как бы этот чувак сюрпризец нам не подкинул.
   Чем дальше по шоссе уходил молодой человек, тем сильнее подмывало Семина догнать его и узнать, кто он и зачем здесь ошивался. Но голова постоянно напоминала о себе болью, отчего бежать куда-то никаких сил не было.
   – С машиной вроде все в порядке, командир, – крикнул Бедретдинов, вылезая из «Нивы». – Вот, на сиденье валялась, – он подал Семину рукавицу. Тот взял ее, повертел в руках и задумчиво вошел в ресторан.
   – Что там? – спросил Вабичевич.
   – Да чувак какой-то у маши… – Семин словно поперхнулся. – Станислав Азарович, фотографии того рыбака, которого Мартын полетать заставил, где?
   – В кабинете. Ты что-то вспомнил? Видел кого-нибудь?
   – Кажется, видел.
   Они быстро прошли в кабинет, и Семин ткнул пальцем в первую же из фотографий, которые Вабичевич достал из письменного стола. – Он, точно! Только что вокруг нашей машины вертелся.
   – Так это же тот самый рыбачок! Крутов! – вскипел Вабичевич. – Ведь ты говорил, что Мартын его с пятого этажа сбросил!
   – Вот именно! – зло крикнул Семин. – Мартын говорил, а мы поверили. Я и думать об этом Крутове забыл. Зачем о покойниках думать?
   – И где сейчас этот покойник?
   – В сторону деревни пошел. Мы его на машине мигом догоним! – крикнул он уже на бегу к выходу.
   Вабичевич проводил зятя недовольным взглядом и направился к Марине. Она стояла у окна и даже не обернулась, когда он вошел.
   – Пять минут назад твоего Крутова видели у входа в ресторан.
   – Правда?! – Заплаканное лицо девушки сразу просветлело. – Значит вы его не…
   – Когда и где ты разговаривала с ним в последний раз? – прервал он.
   – Вчера по телефону.
   – Та-ак, – нахмурился Вабичевич. – И что он хотел?
   – Попросил, чтобы я приехала к сауне «Снегурочка», встретила у входа Игоря Акимова и вместе с ним дождалась там его, Гешу.
   – Зачем?
   – Не знаю. Сказал, что это очень важно, и чтобы я поторопилась, а то он не успевает Игоря перехватить.
   – М-да… – Вабичевич задумчиво разгладил усы. – Вот видишь, а ты переживала.
   – Я очень испугалась, Станислав Азарович. Вы сказали, что убили его.
   – Оказалось, не его, – сказал Вабичевич и вышел из комнаты.
   Марина с тревогой посмотрела на закрывшуюся дверь. Геша, слава богу, жив, но она, кажется, наговорила много лишнего. Геша ведь прятался от них, жил не дома, а у друга. Они думали, что убили его, а она распустила язык, разболтала, что Геша хотел с Игорем встретиться.
   – Ну не дура ли я! – сказала Марина сама себе, и тут дверь снова открылась.
   В комнату ворвался тот высокий, кого Станислав Азарович звал Жориком и который так больно ударил ее. По выражению его лица она поняла, что сейчас ей снова достанется.
   Прятаться и бежать было некуда. Марина выставила вперед кулачки, но Семин легко от них отмахнулся и тут же прижал девушку к себе. Одной рукой схватил сзади за волосы и запрокинул голову, другую с растопыренными пальцами поднес к ее лицу, словно собираясь впиться ногтями Марине в глаза.
   – А ну-ка говори все, что знаешь, сучка! – заорал он и дернул за волосы вниз.
   – Отпусти, я не знаю ничего. Я все сказала Станиславу Азаровичу!
   – Ничего ты не сказала! Ничего, ничего! – Он ударил Марину в грудь. Она попыталась коленом врезать ему в пах, но получился всего лишь полуудар, еще больше взбесивший Семина.
   Он швырнул девушку на кровать лицом вниз и, надавив коленом ей на поясницу, стал зло бить по спине, по бокам, по голове.
   – Не бей, не надо больше! – услышала Марина наконец чей-то голос.
   – Что? – крикнул Семин остервенело. – Заступаться за эту сучару вздумал?
   Тяжесть мужского тела перестала давить сверху. Марина перевернулась на бок и увидела сцепившихся Семина и водителя.
   – Не бей девчушку, прибьешь ее совсем! – кричал Бедретдинов.
   – Да я тебя самого прибью! – брызгал ему слюной в лицо Семин.
   – Прекратили! – перекрыл всех голос Большого Стаса. Семин с Бедретдиновым отпустили друг друга и вслед за хозяином покинули комнату.
   – Не нашли рыбачка? – спросил Вабичевич в зале.
   – Подевался куда-то, подлец, – махнул рукой Семин.
   – Как думаешь, его сюда Кулак подослал?
   – Ну а кто же еще? Больше некому.
   – М-да, больше некому. – Вабичевич погладил усы. – Чувствую, пришло время с твоим институтским дружком разобраться.
* * *
   – Метров через сто пятьдесят будет перекресток и пост ГАИ, – сказал Андрей Кулаков Виолетте, сидевшей за рулем его «Форда». – Нам налево. На гаишников ни в коем случае не смотри. Поняла?
   – Поняла, – кивнула Виолетта. От самой Москвы она ехала аккуратно, ни разу не нарушив правила, чтобы не давать инспекторам ГАИ лишнего повода остановить иномарку. Сейчас было бы неплохо пристроиться за кем-нибудь в хвост и ехать так, словно под прикрытием, но в последние полчаса машины попадались только встречные. На Пятницком шоссе в будний день и в такое позднее время это было неудивительно.
   Расположившийся на заднем сидении Кулаков, в очередной раз проверил на себе снаряжение. Бронежилет был слегка великоват, зато весил совсем немного. В кобуре под мышкой покоился пистолет «Макарова», на поясе висел охотничий тесак, патронташ был забит двадцатью патронами, снаряженными картечью. Еще шесть патронов были в магазине и один – в стволе семизарядного «Ремингтона», с пистолетной рукояткой, который лежал в ногах, прикрытый курткой. Больше всего в предстоящем деле Кулаков рассчитывал на гранаты, распиханные по карманам камуфляжной куртки. Его старый клиент Гарик, продавший гранаты, очень их нахваливал.
   – Я слышал, у тебя неприятности, – сказал Гарик после завершения сделки. – Если хочешь, твои проблемы станут нашими.
   – Проблемы действительно есть, – сказал Кулаков, пожимая ему на прощание руку, – но мне надо их решить срочно и только самому.
   К Гарику он приехал сразу после беседы с Клюевым. Кулакову понравился капитан. Понравилось его спокойствие, пусть даже и показное, понравилась его рассудительность, когда за бутылкой коньяка тот изложил ему свои соображения по поводу сложившейся ситуации.
   Он как-то сразу поверил в рассказ Клюева про рыбака Гешу Крутова, ставшего свидетелем убийства людьми Большого Стаса его посланника Александра Крупского, и про то, как он сам с бумажкой-паролем заявился в «Снегурочку», чтобы во всем разобраться, но вместо этого оказался на волосок от смерти.
   Поверить-то Кулаков поверил, но, сколько ни ломал себе голову, все равно не мог понять, для чего понадобилось убивать Крупского, зачем было так жестоко расправляться с Вакулой и Валькой и одну за другой уничтожать его сауны.
   Капитан предположил, что всему виной нагромождение случайностей. Но от этого Кулакову не стало легче – ни своих людей, ни сауны не вернуть.
   – На следующем повороте – направо. – Кулаков положил руку Виолетте на плечо. – Я покажу, где свернем в лес. Там меня высадишь, развернешься и будешь ждать. Или я – их, или они – меня. Если часа через два или даже нет – через три не вернусь, возвращайся в Москву.
   – Андрей…
   – Меньше слов, Леточка, меньше слов, моя королева. – Он взял «Ремингтон». – Если они – меня, то можешь рассказать обо всем своему менту.
   – Он совсем не мой…
   – Ну да, не твой! Видел я, как он тебе подмигнул на прощание. – Кулаков как-то неопределенно улыбнулся. С Клюевым он расстался по-хорошему. До пожатия рук дело, конечно, не дошло, но ниточка взаимопонимания между ними явно протянулась. Не спрашивая о его планах, Клюев пожелал ему удачи. Кажется, он о многом догадывался.
   – Андрей, почему ты не позвал на помощь друзей или хотя бы не нанял кого-нибудь?
   – Может быть, я на Рэмбо хочу быть похожим.
   – Не шути, Андрей.
   – Да какие там шутки, – вздохнул он. – Просто не хочется никого вмешивать в свои дела.
   – А вдруг с тобой что-нибудь…
   – Здесь сверни и остановись, – прервал ее Кулаков и показал на еле различимый в темноте поворот. Виолетта так и сделала.
   – Если со мной что-нибудь случится, Леточка, значит, я сам буду в этом виноват. И все, не надо больше ничего говорить.
   Он вышел из машины и, бесшумно закрыв дверь, исчез в ночи.
* * *
   Геннадий Крутов сидел на пеньке и спасал свои ноги. Он по очереди опускал их в снег, через полминуты принимался изо всей силы, до боли, растирать и мять заледеневшие бледно-розовые пальцы, а после насухо вытирал шапкой и надевал на них давно насквозь промокшие, носки и такие же ботинки.
   Эту процедуру он проделывал уже несколько раз. Ноги промокли, когда Геша опрометью, не разбирая дороги, бросился в лес, услышав за поворотом шум приближающейся машины. Спрятавшись за деревом, он увидел, пронесшуюся мимо «Ниву» – ту самую, что стояла у ресторана, и понял, что не зря подстраховался.
   Вскоре «Нива» проехала обратно, теперь уже с гораздо меньшей скоростью. Сидевшие в ней водитель и пассажир, явно кого-то высматривали.
   Геша вспомнил, что видел сидевшего рядом с водителем в тот день, когда его чуть не пристрелили. Он наверняка тоже узнал его и теперь за ним охотится. Маринина рукавичка, конечно, валялась в машине неспроста. Неужели самые худшие опасения оправдались, и девушка попала в руки этих гадов?!
   Стараясь держаться подальше от опушки, он стал наблюдать за «Тетеревом». В ресторан никто не заходил. Только два человека – Геша не успел разглядеть их лица, быстро из него вышли, сели в «Ниву» и укатили в сторону Москвы.
   Время шло медленно. Замерзая, Геша приседал и подпрыгивал, чтобы согреться, растирал ноги. О еде старался не думать.
   С наступлением темноты, прячась за деревьями, прислушиваясь и вглядываясь в окна, где горел свет, он обошел ресторан почти кругом. Со стороны деревни между домами и рестораном было ничем не занятое пространство, куда Геша, конечно, не сунулся. Выйти из леса тоже не решался.
   Он так и переходил бы от дерева к дереву, ломая голову, что делать, если бы в одном из окон второго этажа не заметил мелькнувший женский силуэт. Предчувствие подсказывало, что это была Марина. Чтобы привлечь к себе внимание девушки, Геша слепил два снежка, намереваясь бросить их в окно, но сначала необходимо было отогреть вконец замерзшие ноги.
   Он начал обувать второй ботинок, когда краем глаза заметил человека, крадущегося вдоль опушки в его сторону. «Все-таки засекли», – подумал Геша, но сразу понял, что вовсе не он интересует человека. Держа наготове короткое ружье, тот не отрывал глаз от ресторана.
   Геша замер с ботинком в руках, а человек остановился буквально в трех метрах перед ним, помедлил немного и вдруг рванулся к ресторану, пригнувшись и вжав голову в плечи. Он подбежал под окно, которое так интересовало Гешу, прижался спиной к стене и начал шарить по карманам.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация