А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Смертельный мир" (страница 39)

   Глава двенадцатая
   Наблюдаю полет вольной птицы

   На Княжьем острове – самом большом острове мира за стеной их осталось всего шестеро. Фрол, Купафка, Угла, Клюгк, Ушац и Цинизм. Шестеро абсолютно разных людей, оказавшихся изолированными от остального мира. Вернее, крошечного мирка, в котором у них хватало врагов. К тому же нельзя было утверждать, что на острове среди четырех мужчин и двух женщин с каждым часом крепнет дружба.
   Фрол, взявший на себя обязанности атамана, был уверен лишь в своей жене и Клюгке. С Ушацем, кажется, не все было в порядке в плане психического состояния. Атаман, конечно, не ожидал от одноухого удара ножом в спину, но за безопасность того же Клюгка поручиться не мог. Раненый виконт Цинизм тоже был темной лошадкой. И с княгиней Углой следовало держаться настороже – мало ли, что взбредет в голову женщине, потерявшей за последние сутки всех родных, причем, во многом по его вине…
   Поэтому, чтобы относительно спокойно провести ночь, Фрол приказал виконту Цинизму остаться в правой крепостной башне, Клюгку – в левой, чтобы контролировать возможные действия горных. Ушац ночевал на берегу, в его задачу входило присматривать за противоположным берегом, где остался плот, – вдруг новоявленный царь Сизый вздумает переправить своих людей на Княжий остров.
   Фрол вместе с Купафкой ночевал в одной из комнатушек Главной башни. В соседней расположилась княгиня Угла. Что готовил островитянам предстоящий день, наверное, было известно одному Творцу. Проснувшись, Фрол вместе с Купафкой проведал по очереди Ушаца, Клюгка и Цинизма, наказав оставаться на своих постах до того, как загорится третье солнце, и потом еще примерно час. Затем – общий сбор в крепости, которая оставалась наиболее надежным местом, даже если весь остальной остров каким-то образом окажется захвачен врагами. Никто не возражал, и атаман с женой вновь поднялся на Главную башню, откуда открывался великолепный обзор во все стороны. Дольше всего Фрол смотрел в сторону Нейтрального острова.
   – Знаешь, – обратился он к Купафке после долгого молчания, – когда я оказался в одной камере вместе с генералом Бовдо, он сказал мне интересную вещь: мол, в мире за стеной пришлых погибает значительно больше, чем местных. И происходит это потому, что они не до конца понимают, что с ними произошло, где очутились, не могут поверить в мир за стеной.
   И что же получилось на примере захвата Княжьего острова? Из его защитников самым последним погиб не кто-нибудь, а, можно сказать, главный злодей, потомственный дворянин князь Кривец. Так же и во вчерашнем бою с горными – последним из них был убит король Ащук. В итоге из всех нападавших на остров царских бойцов, выжил лишь один – потомственный дворянин виконт Цинизм, среди горных уцелели боец Тумман, которого мы благополучно отправили восвояси, и капитан Клюгк.
   – Ты тоже уцелел, – Купафка промокнула сложенным в тампон платком выступившую из раны на его подбородке сукровицу.
   – Да. И еще – Ушац, – согласился Фрол. – Но, заметь, и я с Ушацем, и Клюгк имели в потустенном мире не совсем обычные профессии. Ушац работал егерем в лесничестве, Клюгк – инкассатором, ну а я – каскадер. У нас троих профессии были связаны с оружием и постоянным риском. Возможно, поэтому мы и выжили…
   – Вы выжили, потому что сильные, умеете сражаться и ничего не боитесь, – сказала Купафка.
   – А я, знаете, о чем очень сильно жалею? – спросила неслышно подошедшая княгиня Угла и, не дожидаясь ответа, продолжила:
   – Что не выбрала себе в женихи того разбойника, которого братья потом посадили на кол.
   – Думаешь, князья тебе бы это разрешили? – усмехнулась Купафка.
   – Дело не в том, разрешили бы князья или нет, – сказал Фрол. – Я думаю, что Никус, развяжи ему руки, тут же бросился бы душить первого попавшегося князя. Он ни за что не простил бы им смерть Михыча…
   – А ты? – спросила Угла. – Почему ты простил меня?
   – Но ведь не ты же резала Михыча на куски, не ты насиловала Ушаца и сажала на кол атамана Никуса, не ты отрубала пленным головы… И, как я понял, ты не выдала братьям мою жену…
   – Не выдала, – согласилась Угла, с беспокойством посмотрев на Купафку, и та незаметно для Фрола ей кивнула.
   – Кстати, об Ушаце, – сказал Фрол последней представительнице княжеского рода. – Рекомендую вести себя с ним поосторожнее. Он очень злопамятен. Старайся поменьше показываться ему на глаза.
   – А что мы будем делать дальше, атаман? – спросила княгиня.
   – Ждать, когда загорится третье солнце. В это время Творец должен был бы забрать с Нейтрального острова твою сестру. А теперь…
   Вздохнув, Фрол замолчал, не зная, что сказать, а Купафка вдруг негромко, но совершенно отчетливо процитировала:

   Стою на скале, смотрю в море,
   В голову приходят мысли о стенах,
   Наблюдаю полет вольной птицы,
   А в голове возникает…

   – … виденье камня, – продолжил Фрол, когда Купафка запнулась. – Так ведь это же «Чиж»? Где ты слышала эту песню? Брателло музыку включал, да?
   – Мне она понравилась, – сказала Купафка.
   – И я тоже «Чижа» люблю. У меня дома все его диски есть. И вообще очень много разных дисков и наших, и буржуйских…
   – Атаман, ты о чем говоришь? – спросила Угла.
   – Да, да, – печально кивнул Фрол. – Ты ведь совсем не в курсе. Эх, девочки, сколько же всего вы лишены в этом проклятом мире! Но, знаете, я клянусь, сделать все возможное, чтобы вас отсюда вытащить. Чтобы вы зажили нормальной жизнью.
   Неожиданно воздух над их головами всколыхнулся, и в следующее мгновение на полу из ниоткуда возник человек. Голый мужчина, в беспамятстве лежал на спине, раскинув руки и ноги. Купафка и Угла ойкнули и невольно попятились. Впрочем, Угла тут же шагнула обратно, с явным интересом разглядывая незнакомца. А вот Фролу этот мужчина был знаком очень даже хорошо. Новый Творец перенес в мир за стеной не кого-нибудь, а Дмитрия Красавского, собственной персоной.
   – Одежду какую-нибудь принеси, – велел Фрол княгине, и та, хмыкнув, ушла в свою комнату. И тут же, высунувшись из двери, спросила:
   – Юбка подойдет?
   – Тащи, – Фрол улыбнулся. – В таком наряде наш Димочка еще не ходил. Все больше в мушкетерском плаще…
   – Ты его знаешь? – удивилась Купафка.
   – Мы вместе снимались в одном фильме. Я, Наташа и он, Дмитрий Красавский, – пояснил Фрол. – Только Димочку все больше снимали крупным планом в любовных сценах, а я, как дублер, вместо него сражался, бегал, прыгал, падал…
   – Что… – Красавский открыл глаза и приподнял голову. Моргая, уставился сначала на Купафку, затем на Фрола.
   – Ты? – новоявленный пришлый округлил глаза, сел и посмотрел по сторонам. – Как… э… Где я?
   – С прибытием на Княжий остров мира за стеной, молодой человек, – сказал Фрол, картинно разведя руками. Примерно такой же фразой встречали его самого, спускавшегося после преобразования с Нейтрального острова на землю Лесного королевства.
   – Фрол, – Красавский с облегчением вздохнул. Но тут же нахмурился. – Что произошло? Мне позвонила Наташа, попросила привезти ей вещи в больницу, я приехал к ней домой, а там…
   – Наташа? – переспросил Фрол. – Она тебе позвонила?
   – Да! Вся на нервах…
   – Значит, ей удалось! Удалось, Купафочка. Она справилась! Теперь у нас появился шанс…
   Фрол вдруг исчез. Дмитрий Красавский, царевна Купафка и княгиня Угла, покинувшая свою комнату с ворохом одежды, только что видели его перед собой, а в следующее мгновение атамана не стало.
   – Что происходит? – дрожащим голосом спросил Красавский.
* * *
   – Фрол, очнись! Давай, давай, кузен, приходи в себя!
   Сергей вздрогнул от выплеснутой в лицо воды, но глаза открывать не спешил. Он представлял, как должен повести себя при очередном преобразовании, и вот оно произошло. Новый Творец, брателло Василий во второй раз увеличил его до нормального состояния, во всем теле ощущалась легкость и необычайный прилив сил, которые осталось только умело приложить.
   – Только не вздумай на меня опять броситься, кузен, – Василий был где-то рядом. – Я все равно успею нажать кнопку раньше, и ты опять станешь маленьким. А это не нужно ни тебе, ни мне, ни артисточке…
   Фрол слегка пошевелил руками и ногами – кажется, их ничего не удерживало.
   – Вижу, вижу, что очнулся. Не волнуйся, наручников нет. И времени тоже нет. Сюда в любую минуту могут…
   Словно по заказу раздался приглушенный звонок в дверь.
   – Черт! Я так и знал! Фрол, хватит прикидываться. У нас еще есть шанс успеть.
   Фрол открыл глаза и нарочито медленно поднялся. Он был в той же комнате, в которой Василий поил его водкой, в то время как на кровати валялась Купафка с прикованной к батарее рукой. Сейчас брателло стоял в проеме двери, наставив на него выборочный преобразователь. Из одежды на нем были лишь трусы.
   – Слушай и не перебивай! – велел он и кивнул на кресло, где кучей валялась одежда. – А пока я говорю, ты одевайся. Это мои шмотки, а паспорт, труба и бумажник твои. Только быстрее, быстрее.
   В дверь вновь позвонили. Фрол, рассудив, что в любом случае одетым быть лучше, чем голым, взялся за джинсы и начал их напяливать. А Василий, крикнув через плечо: «Иду!», торопливо заговорил:
   – Артисточка от меня сбежала и, кажется, навела ментов. Я сейчас останусь здесь и закрою дверь. Менты ее не заметят, если специально искать не станут. Ты к ним выйдешь, как ни в чем не бывало, и скажешь, что старик, Максим Николаевич Акиньшин дал тебе ключи от квартиры, чтобы фикус поливать, а сам путешествовать уехал. Ментам паспорт свой покажешь, он в кармане куртки. А потом, когда появится возможность, свяжешься со мной по мобильнику, и поговорим…
   В дверь позвонили еще дважды, на что Василий с раздражением крикнул: «Иду, иду!» Фрол, одевавшийся по-армейски быстро, уже взялся за шнурки на кроссовках.
   – Только не напортачь, кузен! Выборочный преобразователь – вот он! Я могу им за одну минуту, сколько угодно людей уменьшить. И если в эту комнату ломиться начнут, я при помощи его первым делом, твою женушку на корм рыбам брошу. А потом и всех остальных. Для меня это – раз плюнуть…
   Во входную дверь начали долбить кулаком, а возможно, и ногами. Заправив рубашку в брюки, Фрол взял куртку и шагнул к Василию. Тот предусмотрительно отскочил назад:
   – Не дергайся! Обоим хуже будет. Только я выкручусь, а ты сдохнешь!
   – Номер телефона – прежний? – спросил Фрол, выходя из комнаты, заметно прихрамывая.
   – Прежний! – Василий готов был подтолкнуть его в спину, а Фрол, кажется, только этого и ждал, поэтому обладатель выборочного преобразователя решил не рисковать.
   – Постарайся не хромать. И наплети им что-нибудь! – сказал Василий напоследок и закрыл дверь, оставив Фрола одного в квартире, в которую продолжали названивать и стучать.
   Сергей Фролов глубоко вздохнул, постарался отбросить рвущиеся наружу эмоции и подошел к входной двери.
   Никогда еще вид человека в милицейской форме не вызывал в нем столько радости. Обратно преобразованный едва сдержался, чтобы не броситься старшему лейтенанту на шею и расцеловать. А вместе с ним расцеловать и старушенцию на лестничной площадке, и мужика в рабочей одежде с фомкой в руках, видать, слесаря, вызванного, чтобы взломать дверь. Кажется, его счастливый вид удивил всю эту троицу, а старшего лейтенанта еще и озадачил.
   – Участковый Коряжный, – представился милиционер, козырнув. – Ваши документы!
   – Это он! – подала голос из-за плеча милиционера старушенция. – Он только что сюда пришел.
   – А в чем дело, командир? – у Сергея не получилось сдержать сияющей улыбки.
   – Сигнал поступил, – хмуро сказал участковый.
   – Что за сигнал, уважаемый? – Продолжая улыбаться, Сергей посторонился и сделал приглашающий жест рукой. – Да вы проходите. Что на лестничной площадке-то стоять.
   Коряжный чуть замялся потом, кивнул мужику с фомкой, чтобы тот первым вошел в квартиру, остановил рукой сунувшуюся было за ним старушенцию, затем перешагнул порог и прикрыл за собой дверь, но не захлопнул и сделать это Сергею тоже не позволил. На что тот лишь добродушно усмехнулся.
   – Проходите, проходите. Вот мои документы, – он протянул участковому свой паспорт.
   Тот взял слегка потертый документ, подтолкнул в спину слесаря и прошел вслед за ним в комнату. Профессионально огляделся, резко распахнул дверь в соседнюю комнату, там подскочил к кладовке, за дверью которой никого не обнаружил. Потом быстро прошел на кухню, заглянул в ванную комнату.
   – Хозяин квартиры, Максим Николаевич Акиньшин уехал отдыхать, – предвосхищая вопрос, сказал Фрол. – А мне оставил ключи, чтобы я заходил фикус поливать. Ну и вообще.
   – Что – вообще? – подозрительно поинтересовался Коряжный.
   – Так в чем собственно дело-то? – Сергей развел руки, демонстрируя открытые ладони. В какой-то книжке он читал, что подобный жест, вроде бы, выражает искренность и дружелюбие.
   Вместо ответа участковый открыл паспорт, перевел взгляд на Сергея, сравнивая его с фотографией, перелистав страницы, убедился, что тот живет в Москве, военнообязанный, в браке не зарегистрирован.
   – Фролов, значит?
   Именно эту фамилию назвала ему по телефону якобы изнасилованная истеричка Наталья Завьялова. После последнего разговора с ней Коряжный не поленился дойти до ближайшего супермаркета и в отделе, где продавались DVD диски обнаружил среди новинок фильм «Мушкетер на всю жизнь». На обложке диска сияла улыбкой обворожительная Наталья Дмитриевна Завьялова. Участкового прошиб пот. Известная киноактриса обратилась в милицию за помощью, а они ее – в больницу. Но это полбеды, а вот то, что он позволил себе руки распустить, могло обернуться для старшего лейтенанта очень плачевно.
   Позвонив в больницу, старший лейтенант узнал, что интересующая его пациентка из своей палаты исчезла и более того, Наталью Завьялову уже приходил навещать один сотрудник милиции, который повел себя, мягко говоря, неадекватно.
   Надо было что-то делать, и Коряжный вновь решил заглянуть по адресу, сообщенному Завьяловой. На его звонки квартиру вновь никто не открыл, и участковый обратился к соседке Акиньшина с просьбой немедленно ему позвонить, когда тот вернется домой и тем более, если в квартиру придет кто-то чужой.
   Соседка позвонила ему, не прошло и четверти часа, сообщив, что в квартиру старика Акиньшина вошел неизвестный ей человек в джинсах, кожаной куртке и надвинутой на глаза шляпе. Еще через пять минут Коряжный, успевший вызвать на всякий случай наряд милиции, и прихвативший в помощники местного слесаря-сантехника вновь звонил в знакомую дверь. На этот раз ее открыл человек с фамилией Фролов. Вот только имя его было не то, которое назвала артистка. Не Василий, а Сергей. С минуты на минуту должен был прибыть наряд.
   – Что вы знаете о Василии Фролове? – спросил Коряжный у проигнорировавшего последний вопрос Сергея.
   – Если вы говорите о моем двоюродном брате, то много чего знаю.
   – Где он сейчас?
   – А зачем он вам? – вопросом на вопрос ответил Сергей.
   – Я, смотрю, вы недавно мизинца лишились, – тоже не посчитал нужным отвечать участковый. – И на подбородке совсем свежая рана. Откуда?
   – Так я же каскадер, товарищ старший лейтенант. В кино снимаюсь. Работа у меня такая – раны получать.
   Сергей невольно улыбнулся, представив, как бы отреагировал участковый, скажи он правду о том, при каких обстоятельствах стал беспалым.
   – В кино, значит, снимаетесь, – Коряжный достал DVD диск и, закрыв пальцами название фильма, показал ему обложку. – А вот этот фильм смотрели?
   – Здрасте вам! – Сергей упер руки в бока и кивнул слесарю, словно призывая удивиться вместе с ним непроходимой тупости участкового. – Уважаемый! Я его не только смотрел, но еще и дублировал главного героя, Димочку нашего, Красавского. Если титры прочтете, то и мою фамилию там обнаружите.
   – А эту девушку…
   – Хотите спросить, знаю ли я Наташеньку Завьялову? Как же мне ее не знать! Мировая девчонка. И актриса талантливая, и во всех трюках сама снималась…
   Коряжный хотел задать еще несколько вопросов, но помешали возникший в коридоре шум, а за ним и ворвавшийся в комнату милицейский наряд.
   – Да что здесь происходит-то? – вскричал Сергей, вместе со слесарем пятясь от серьезных людей, вооруженных автоматами.
   – Спокойно! Всем спокойно! – Повысил голос участковый и уже тоном ниже обратился к Сергею:
   – Со стороны гражданки Завьяловой поступил сигнал, что в этой самой квартире ее изнасиловал некий Василий Фролов. Возможно, это ваш двоюродный брат. Так что для выяснения обстоятельств, прошу вас проследовать с нами в отделение милиции.
* * *
   Сергея Фролова отпустили часа через три. В отделении милиции он вел себя спокойно, на вопросы отвечал без заминки, стараясь говорить попроще. Вопросов было немного:
   – Где и с кем провели вчерашний день?
   – У себя дома. Один, с утра до вечера пил водку с пивом и креветками, при этом пересматривал фильмы, в которых сам и снимался.
   – Когда последний раз видели своего двоюродного брата Василия Фролова?
   – Недели две назад вместе ездили рыбачить на Оку под Каширу.
   – Когда в последний раз общались с Натальей Завьяловой?
   – В день премьеры «Мушкетера» в Доме Кино.
   – Мог ли Василий иметь ключи от квартиры Максима Николаевича Акиньшина?
   – Мог. Они был знаком с Акиньшиным.
   – Где сейчас может находиться Василий?
   – Понятия не имею. Обратитесь в его контору, может, милицейские начальники его в командировку отправили.
   Под конец беседы Сергей тоже задал вопрос – о Наташе. И узнал от старшего лейтенанта, что Завьялова, помещенная накануне в такую-то больницу, самовольно ее покинула. Ни у Сергея, ни к Сергею вопросов больше не имелось.
   Он вышел на улицу, вдыхая полной грудью воздух осенних московских улиц, любуясь синим небом над головой и многоэтажными домами, наслаждаясь шумом проезжающих мимо машин. Его переполняла энергия, хотелось насытиться сразу всем, чего он был лишен в мире за стеной.
   Мир за стеной? Существует ли он? Не заставить ли себя сейчас же забыть его, как кошмарный сон? Ведь на самом деле его не должно быть. Не должно!
   Сергей поднес к лицу беспалую руку. Мизинца он вполне мог лишиться, выполняя очередной каскадерский трюк. А боль в ноге могла быть следствием неудачного исполнения еще одного трюка. Так же, как и рана на подбородке…
   Он достал мобильник. Брателло Василий, оставшийся в квартире Максима Николаевича, ждал его звонка.
   Прекрасно понимая, как сильно рискует в то время, пока обратно преобразованные им Сергей и Наташа остаются не в его власти, старший оперуполномоченный мог давно покинуть квартиру и где-нибудь укрыться. У Василия Фролова, специалиста по розыску пропавших людей, да еще и с выборочным преобразователем в руках, имелась масса возможностей замести следы.
   Но перед этим Василий мог расправиться с остальными свидетелями, то есть, мог, к примеру, всех людей оставшихся в мире за стеной, недрогнувшей рукой скормить рыбам. Или сделать еще проще – тщательно все подготовив, устроить в квартире пожар, чтобы вообще не осталось никаких доказательств существования мира, хозяином которого он недавно стал.
   Сергей представил, что такое может действительно произойти, и на несколько секунд поставил себя на месте Купафки, Клюгка, Ушаца, Углы, того же Дмитрия Красавского, который, наверное, ходит сейчас в княжеском килте и не верит ни единому слову жителей мира за стеной…
   Кажется, даже в тот момент, когда его вместе с женой в качестве живцов опустили под воду на огромном крюке, и он увидел перед собой огромную рыбину, Сергей Фролов не испытывал такого страха!
   – Ты, где, кузен? – раздался в трубке знакомый голос почти сразу после того, как он набрал номер, – определитель входящих звонков в телефоне Василия служил исправно.
   – Брателло, я надеюсь, ты не совершил непоправимого, – Сергей постарался говорить ровно, чтобы Василий не услышал дрожи в его голосе.
   – Надеюсь, ты – тоже.
   – Ты не ответил, брателло!
   – Если хочешь, я могу сейчас же обратно преобразовать твою царевну, и она подтвердит, что с ней все в порядке. Пока все в порядке…
   Конечно же, Сергей хотел услышать голос жены. Но если Василий задействует в отношении нее преобразователь, значит, Купафка вновь окажется перед ним обнаженной, и еще неизвестно, какие при этом у ловеласа-брателлы возникнут желания. Поэтому он промолчал.
   Василий же затягивать разговор не собирался.
   – Ты сейчас где? – повторил он.
   – В ста метрах от ментовской, – не счел нужным что-то придумывать Сергей. – Только что отпустили после беседы.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 [39] 40 41 42 43

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация