А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Смертельный мир" (страница 32)

   – Вот поэтому-то я и велела отвести свои войска. И готова заключить перемирие. На двух условиях.
   – То есть, условия диктуешь ты? – удивился Гурлий.
   – Конечно! Тебе перемирие нужно гораздо больше.
   – И какие условия? – не стал развивать тему король.
   – Во-первых, ты пообещаешь, что не введешь вдруг войска на территорию моего царства в течение суток перемирия. А, во-вторых, после того, как я отдам все распоряжения своим подданным, ты устроишь мне свидание с бывшим Творцом, – сказала царица и выжидающе посмотрела на своего зятя, и тот, опередив вопрос, готовый сорваться с губ короля, сказал:
   – У нас нет времени торговаться, Ваше величество. И, в конце концов, почему бы не разрешить повидаться отцу и матери девочки, которая может погибнуть в любую минуту.
   – Хорошо, – согласился король, – я выполню оба условия. – Но после свидания с бывшим Творцом, я очень хотел бы хотел поговорить с тобой наедине, сестрица.
   – Поговорим, – пообещала Векра.
   Все трое возвращались с моста на землю чуть ли не бегом. Векра с Фролом – чтобы побыстрей отдать необходимые распоряжения для постройке плота; Гурлий – чтобы передать приказать генералу Ткачу срочно выдвинуть войска из Пентакля и вступить в сражение с горными. В мире за стеной приказы правителей выполнялись без проволочек.
* * *
   Королева Таша стояла рядом с мужем на самом верху южной башни Королевского стана, когда к ним поднялся граф Филат. По всему было видно, что в только что закончившимся сражении ему хорошенько досталось: левая рука – на перевязи, на левой же щеке от самого глаза и до скулы – сильно кровоточащий порез.
   – Ваше величество, – Филат не смотрел в глаза королю, – мы не позволили горным захватить Рубежную крепость. Мы подоспели вовремя и разбили их вчистую. Горные бежали, но…
   – Не тяните граф! – потребовал король.
   – Ваш сын… принц Чернец… Его убили…
   – Кто? – коротко бросил Гурлий.
   – Неизвестно. Это была одна из первых стрел, выпущенных горными. Она попала ему в грудь. Принц Чернец умер мгновенно.
   – Так… Дальше!
   – Крепость Квадро горные захватили сразу после зажигания второго солнца. Мы не рискнули идти на штурм, это могло бы…
   – Что с моим старшим сыном? – перебил король.
   – Мы взяли в плен всего двух горных, – граф Филат развел руками, – но они оказались из тех, кто не штурмовал Квадро, и ничего не знают…
   – Срочно выясните! И если принц Чингай не погиб, потребуйте срочного обмена на графа Гогуля и его сына. Вообще на всех горных пленных! – Гурлий перешел на крик: – Королевство не может потерять последнего наследника! А я – последнего сына.
   Граф Филат бросился выполнять приказ, а Наташа, чуть погодя, положила руку на плечо мужа и тихо сказала:
   – А ты знаешь, в настоящем мире есть имя, похожее на твое, только без буквы «л» – Гурий. Каждое лето мои родители снимали дачу в подмосковной деревне Кобяково, а у хозяев этой дачи фамилия была Гуреевы. А сына хозяев хоть и звали Николай, но прозвище его было Гурий. Он, между прочим, за мной ухаживал и, кстати, на тебя чем-то похож. Был. Есть… На прозвище он не обижался, говорил, что с древнееврейского Гурий переводится, как молодой лев. Есть такой зверь – лев, за гордую осанку и свирепость его называют царем зверей. А еще у нас существует слово «гуру». Оно означает – учитель, или духовный наставник…
   – Ты родишь мне сына? – спросил вдруг король.
   – Да, – не раздумывая, ответила королева. – Только я очень не хочу, чтобы он погиб, сражаясь за какую-нибудь крепость Квадро.
* * *
   Отдавая команды для строительства плота, Фрол вспомнил популярный фильм советских времен о Гражданской войне, в котором по сюжету два человека справились с такой же задачей за немыслимо короткий промежуток времени. Причем, плот у них вышел достаточно больших размеров, с загребным веслом и настолько прочным, что не развалился, преодолев приличное расстояние по бурной горной реке… В кино подобных невероятных допущений всегда хватало.
   Сейчас на строительство плота было брошено два десятка человек – рубить деревья и связывать между собой обработанные бревна, бойцам было гораздо интересней, чем под градом стрел штурмовать крепостные стены. К тому же и Векра, и Фрол пообещали всем в случае удачи хорошую выпивку.
   Царица в нетерпении ходила по сравнительно пологому берегу, от которого до Овального острова было не больше ста шагов, и, поглядывая на уменьшенную расстоянием фигурку своей дочери, поторапливала бойцов. Но те и без того работали споро, Фролу даже показалось, что – в удовольствие. Он и сам помахал топором, срубив несколько деревьев, заслужив немое одобрение простых бойцов, недоуменные взгляды – маркизов Лысана и Сизого и брезгливый – виконта Цинизма. В отличие от пришлых, дворяне, наблюдавшие за работой со стороны, не особо верили в затею царевича. Им никогда не доводилось видеть, чтобы кто-то плавал по озеру на бревнах, слишком велик был страх перед рыбами.
   – И Ваше преосвященство утверждает, что на таком плоту мы сможем без труда захватить Княжий остров? – с сомнением спросила царица зятя, который обрабатывал топором бревно, придавая ему форму весла.
   – Не совсем на таком, – тяжело дыша, ответил Фрол. – Примерно посередине плота нужно будет установить бревенчатую стену такой высоты, чтобы она защищала от стрел, и тогда мы подплывем к острову без потерь.
   – И сколько на нем уместится бойцов?
   – Думаю, человек пять. Это чтобы под их тяжестью плот не погрузился в воду. Можно будет у самой стены укрепить весла на специальных уключинах, и тогда мы догребем хоть до Княжьего острова, хоть до Горного королевства.
   – Всего пять бойцов? – уточнил виконт Цинизм.
   – Пятеро – только на одном плоту, – сказал Фрол. – Но кто нам запретит сделать таких же несколько? Деревьев хватает.
   – Но рыбы! – воскликнул маркиз Лысан. – Они же будут нападать.
   – От рыб мы защитимся копьями. Такими длинными жердинами с заостренными концами. Я уже отдал приказ изготовить две штуки.
   – Мне бы вашу уверенность! – покачала головой царица, продолжая при людях обращаться к зятю официально. – Ладно, Ваше преосвященство, мне пора наведаться в Королевский стан. Как договаривались.
   – Конечно, Ваше величество, – сказал Фрол. – Но разве вы не хотите присутствовать, при спасении вашей дочери. Работа идет быстро, мы все сделаем до наступления ночи, и я решил не ждать, пока погаснет второе солнце…
   – Надеюсь, к тому времени я вернусь. Виконт Цинизм, проводите меня до Королевского стана. А вы, маркиз, – обратилась царица к Лысану, – как только надобность в рабочей силе отпадет, отведите лишних бойцов в Окраэдр, пусть крепость будет укреплена получше.

   Глава пятая
   Дождь из людей

   Насколько же насыщенными стали последние дни в мире за стеной! Сколько событий произошло накануне! Взять хотя бы «казнь» царевича Фрола и царевны Купафки, их перенесение в мир за стеной, а затем – возвращение в мир за стеной теперь уже Его преосвященства Фрола.
   Вот и сегодняшний день, только что переваливший за середину, на самом деле уже оказался насыщенным больше некуда: возобновившаяся война с горными и маркизами; мало похожее на правду известие об обратном преобразовании царевны Купафки, которую, якобы выбросили на необитаемый Овальный остров; неожиданное вмешательство Фрола в ход военных действий, и еще более неожиданное отступление царских войск на свою территорию, а затем – два страшных известия – о гибели среднего сына и о возможной гибели – старшего!
   Но день не спешил заканчиваться. Его величество Гурлий вместе с женой Ташей только что миновал ворота Пентакля – самой укрепленной цитадели Лесного королевства, когда на взмыленной лошади королевскую чету догнал граф Филат.
   – Он жив, Ваше величество! – выпалил граф, не очень ловко выпрыгивая из седла. – Принц Чингай в плену у горных. Ранен в руку, – теперь, в отличие от предыдущего доклада, когда граф рассказывал о смерти принца Чернеца, Филат мог смотреть на короля, не отводя глаз:
   – Горные готовы обменять его и еще трех наших раненых бойцов на своих пленных дворян. Но кардинал Манай настаивает, чтобы переговоры по обмену пленных произошли на нейтральной территории, то есть, на поляне у Пограничной скалы, и чтобы в них участвовали только он и Ваше величество.
   – Когда? – спросил король, не уточняя причины столь необычного требования.
   – Его преосвященство Манай передал, что выдвигается на назначенное место немедленно. Что все должно произойти сегодня, до угасания второго солнца.
   – Все так и произойдет, – не раздумывая, согласился Гурлий. – Граф, велите немедленно запрягать мою карету, и позовите виконта Нянича, он должен поехать со мной. Да, мне бы хотелось, чтобы вы тоже сопровождали меня. Если, конечно, силы остались?
   – Остались, Ваше величество! К тому же, принц Чингай мой друг. Я, я…
   – Не надо лишних слов, граф. Действуйте!
   На самом-то деле сил у дважды раненого графа Филата осталось немного, что было видно по его нетвердой походке. Но сейчас Гурлия больше всего заботило здоровье и свобода старшего сына. Тем сильнее удивило короля неожиданно прозвучавшее предложение Ташеньки, не отходившей от него ни на шаг.
   – Слава богу, – прошептала королева, обнимая мужа. – Здесь, правда, принято говорить – «Слава Творцу!» Но дело не в этом. Послушай, Гурлий, если уж ты готов обменять всех пленных горных дворян, так пусть Манай выдаст нам капитана Клюгка. Как бы, впридачу.
   – Зачем? – удивился король. – Почему ты постоянно за него просишь?
   – Ну, посуди сам! Король Халимон вряд ли выпустит его на свободу. Да и в тюрьме держать Клюгка горным нет смысла. А боец он искусный, раз дослужился до капитана. Так пусть он лучше с огромной благодарностью служит Лесному королевству, чем прозябает в застенке. Я права?
   – Не знаю, – пожал плечами Гурлий. – Подумаю.
   – И еще прошу тебя, – Наташа крепче прижалась к королю. – Подумай о том, чтобы освободить графа Винсепто…
   – Да ты, что?! – резко отстранился Гурлий. – Он же чуть-чуть меня не убил. Ты же сама…
   – Но ведь ты сам говорил, что Винсепто всегда был предан Лесному королевству, – напомнила Наташа. – Он просто приревновал…
   – А тебе, дорогая моя, не кажется, что я тоже могу ревновать! – вспылил король. – И сейчас очень и очень сильно тебя ревную. И к этому Винсепто, и к Клюгку и к твоему Фролу! Да не пошли бы они все вместе взятые на корм рыбам!
* * *
   На поляну у Пограничной скалы, изначально нейтральной территории между двумя королевствами, Гурлий приехал не в лучшем расположении духа. Манай тоже был не в настроении, можно сказать, таким злым и в то же время обеспокоенным король видел его впервые. Их кареты остановились напротив друг друга, возницы – Молдавец и Нянич спрыгнули на землю и отошли в сторонку, поболтать. Им доводилось сталкиваться в сражениях, но личной неприязни друг к другу офицеры вражеских королевств не испытывали, а в мирные времена, случалось, выпивали немало бражки за одним столом.
   Оставшиеся наедине король и кардинал некоторое время молча смотрели друг на друга. Гурлий задал вопрос первым:
   – Почему на переговоры приехали вы, и для чего здесь понадобился я? Уж не случилось ли чего-нибудь с Его величеством Халимоном?
   – Король горных в порядке, – без особого почтения ответил Манай. – А лично вас я пригласил на встречу, чтобы поговорить о судьбе принца Чингая, вашего единственного наследника.
   – Что с ним?!
   – Стрела пробила руку. Принц потерял прилично крови, но скоро поправится, если, конечно…
   – Какие могут быть «если»? – вскипел Гурлий. – В моей тюрьме томятся три горных дворянина – два графа и один барон! Скажите, три жизни стоят дешевле, одной?!
   – Нет, не дешевле, – не стал спорить кардинал. – И король Халимон, конечно же, готов обменять своих дворян на вашего сына. Но в том-то и дело, что на переговоры приехал я, и Халимон услышит их результаты только от меня. И, чтобы вы знали – с нашей стороны поляну охраняют исключительно мои жандармы. Я подтянул свежие силы, ведь гвардейцы сильно потрепаны, впрочем, как и ваши мушкетеры…
   – Ну, да. Сегодня только маркизы остались без единой потери. Но к чему вы клоните?
   – Про маркизов и царицу, а можно добавить и про принцессу Векру, разговор отдельный. В первую очередь нам с вами необходимо решить, как поступить с ее зятьком, этим выскочкой Фролмом!
   – То есть, с кардиналом Фролом, – как бы невзначай, уколол Маная король и едва сдержал усмешку, увидев, как передернуло Его преосвященство.
   – В мире за стеной должен быть только один кардинал! – воскликнул тот.
   – С этим никто не спорит, – абсолютно спокойно парировал Гурлий.
   – Я! Им должен быть я! – на повышенных тонах продолжал Манай. – Я был кардиналом со дня основания этого мира и останусь им до конца своих дней!
   На этот раз Гурлий промолчал. Он годился кардиналу в сыновья, но хорошо знал, что от старости здесь еще никто не помирал. Редко, кого подкашивала болезнь, да и то это в подавляющем большинстве случаев касалось женщин. Мужчины же обычно погибали на полях сражений, либо от рук палача. Интересно, какой именно конец ожидает старого кардинала?
   – Все эти годы, – наконец, негромко молвил король, – вы были доверенным лицом Творца. Сейчас он сидит в моей тюрьме. А вместо него Творцом стал брат вашего выскочки Фрола. Творец на глазах у всех спас его во время казни, обратно преобразовал, а потом вернул в наш мир, наделив, Фрола, который, кроме того, еще и царевич, соответствующими правами. Как вы думаете, у кого сейчас больше прав называться Его преосвященством?
   – Никто, кроме нескольких людей не знает, что один Творец заменил другого!
   – И вы считаете, Фролу есть смысл это скрывать?
   – Поэтому необходимо немедленно с ним расправиться! – горячо потребовал Манай. – И если вы не сделаете этого вовремя, то никогда больше не увидите своего сына живым. Понятно!?
   – Что?! – теперь уже закричал король, не обратив внимания на возничих, повернувших головы в сторону парламентерских карет. – Вы посмеете его казнить?
   – Нет, нет! – Манай поднял руки ладонями вперед в успокаивающем жесте. – Конечно же, я не хочу и не стану казнить принца. Да и Халимон не разрешит этой казни. Но! Вспомните, что случилось с графом Бовдо, а потом – с полковником Троффом.
   – Другими словами, – заскрежетал зубами Гурлий, – вы хотите сказать, что если Фрол не будет убит…
   – Хорошо, пусть не убит! Не убит! – Манаю очень не понравился этот зубовный скрежет. – Да и нового Творца вряд ли обрадует его смерть. Я готов обменять принца Чингая на царевича Фрола, чтобы засадить его в свою тюрьму. Вспомните, новый Творец вмешался в судьбу Фрола только, когда ему грозила самая крайняя, смертельная опасность. А тюрьма это всего лишь тюрьма. И я не вижу серьезных причин, по которым вы защищаете этого Фрола, ведь он подданный государства, с которым вы находитесь в состоянии войны!
   – Я его не защищаю, – возразил Гурлий. – Но для того, чтобы менять царевича на моего сына, надо для начала взять того в плен.
   – А разве он не-е…
   – Ваше преосвященство, как вы думаете, почему маркизы не поддержали Горное королевство и вывели войска с моей территории? Да потому, что Фрол убедил царицу Векру бросить все силы на строительство плота.
   – Плота? – у кардинала Маная отвисла челюсть.
   – Вот именно. И на этом плоте…
   – Плоту, – машинально поправил кардинал.
   – На этом плоту Фрол собирается доплыть до Овального острова, чтобы спасти свою жену, царевну Купафку.
   – Вот, значит, как! Получается, что новый Творец…
   – Совсем не такой, каким был старый, – закончил за кардинала Гурлий.
   – К вам, кажется, гонец, – сказал вдруг Манай, глядя за спину королю.
   Гонцом оказался капрал Мося, недавно назначенный ночным дежурным королевской тюрьмы. Новость, которую он сообщил правителю лесного королевства, оказалась, наверное, самой невероятной, которую Гурлию доводилось когда-либо слышать. Согласно уговору, царица Векра пришла в тюрьму на свидание с тем самым пожилым заключенным, в камере у которого всю ночь провел Фрол. Буквально через пару минут Мося услышал из-за закрытой двери вскрик. Когда он ворвались в камеру старика, то обнаружил его, лежавшего на полу в луже крови. У заключенного было перерезано горло, на левой руке отсутствовал мизинец, на который Мося по неосторожности наступил. Рядом с телом валялся нож, чуть в стороне – одежда царицы, а сама Векра словно испарилась.
* * *
   Царица Векра узнала этот предмет, хотя впервые смотрела на него со стороны. Гимнастический конь – кажется, так назвал его кардинал Манай. Восемнадцать лет назад, впервые преобразованная Векра, очнулась прикованной к ручкам этого коня, а Творец, которого она так и не увидела, не церемонясь, овладел ею, после чего уменьшил и вернул обратно в мир за стеной. Несколько минут назад ее увеличили во второй раз.
   Новый Творец повел себя иначе, хотя тоже, особо не церемонясь, овладел пленницей. Но, во-первых, он приковал не обе ее руки, а только одну – к какому-то толстому вертикальному пруту, и это позволяло менять позы. Во-вторых, действовал новый Творец не грубо, а скорее даже, искусно, чувствовалась многолетняя практика, хотя выглядел он гораздо моложе Векры. Ей даже понравилось, в какой-то момент царица взяла инициативу на себя, и, несомненно, новый Творец таким ее поведением остался доволен. И, в третьих, он, кажется, не торопился преобразовывать ее обратно, и это становилось интересным хотя бы потому, что появилась возможность увидеть незнакомые предметы.
   – А ты молодец, не гляди, что старушка, – сказал вернувшийся в комнату Творец. – Заслужила небольшое угощение.
   Такие штаны и рубашку из яркой очень тонкой ткани, что были на нем, Векра видела впервые.
   – На-ка, вытрись, – он снял с плеча и кинул ей полотенце. – А я сейчас…
   Творец снова вышел из комнаты, и Векра принялась вытирать мокрое от пота тело самым мягким и длинным полотенцем, которое держала в своей жизни.
   – Меня зовут Василий, – на этот раз он вернулся, держа в руках разукрашенный яркими красками поднос, заставленный тарелками, как подсказывал нюх – с разной едой. – А ты, насколько я в курсе, царица Векра?
   Векра молча кивнула. Нюх ее не подвел. Василий положил поднос на кровать, чтобы пленница смогла до него дотянуться, и она во все глаза уставилась на невиданные раньше яства. А Василий, подойдя к столику, наполнил из высокой посудины две емкости, которые на самом деле были обычными пластмассовыми стаканчиками, подсел к Векре на кровать и протянул ей один из них.
   – Ну, за знакомство!
   В предложении чокнуться ничего необычного не было, а вот прозрачную жидкость, которую она махнула словно привычную пенившуюся бражку, обожгла рот и заставила закашляться.
   – Хм, – усмехнулся Василий. – А правильно я сделал, что не предложил выпить на брудершафт.
   – Я знаю, – прокашлявшись, сказала Векра. – После брудершафта принято целоваться.
   – Неплохо все-таки вас пришлые просвещают, – удовлетворенно произнес Василий. – Ты не стесняйся, закусывай. Вот это называется бутерброд с колбасой, это – шпроты, вот эти черненькие – маслины без косточек, а вот это – суши…
   Векра, прикрывшая наготу пушистым полотенцем, в еде стесняться не стала. Хотя не все, что попробовала, понравилось, например, в отношении суши у царицы сложилось какое-то неопределенное мнение. Во всяком случае, к еще одной порции этого блюда она не притронулась даже после того, как они выпили по второй.
   – То, что мы пьем, называется водкой? – спросила Векра, проглотив очередную маслину.
   – Угадала!
   – А ты – Василий? Брателло моего зятя Фрола?
   – Вот ведь, как сложилось! – Василий хлопнул себя ладонью по колену. – И главное, кто бы еще пару недель назад мог подумать, что мой кузен женится, и что я в скором времени трахну его тещу! По сути – мою родственницу?
   – Тебе все про нас рассказал Творец? Бывший Творец?
   – И рассказал и показал…
   – Показал? – переспросила Векра. – А где он, где мой мир?
   – Я готов показать тебе мир за стеной. Но при условии, что ты ответишь на все мои вопросы.
   – Я отвечу. Отвечу!
   Векра как-то сразу почувствовала опьянение, а мысли метнулись к событию, произошедшему не больше часа назад. К тому моменту, когда, войдя в тюремную камеру, она увидела отца своей младшей дочери.
   …Низложенный Творец молча протянул к ней руки, и Векра сначала, вроде бы, с нежностью дотронулась до них, но тут же схватила и, резко дернув на себя, повалила старика на пол. Потом наступила на его левое запястье и, выхватив нож, отрезала скрюченный мизинец. Старик вскрикнул, а Векра схватила его за седые волосы и, запрокинув голову, прошипела в лицо:
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [32] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация