А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Смертельный мир" (страница 29)

   Глава вторая
   Новый кардинал

   – С прибытием на землю Лесного королевства, молодой человек!
   Сергей Фролов, только что перешедший Восточный мост Нейтрального острова, остановился и спокойно посмотрел на приветствовавшего его всадника, в руках у которого был заряженный арбалет, недвусмысленно направленный ему в лицо. Раньше он этого человека не видел. А вот один из двух пеших бойцов, присоседившихся к всаднику, показался знакомым. И тот, кажется, тоже его узнал.
   – Господин виконт, так это же Фролм! – воскликнул боец. – То есть, царевич Фролм, которого сегодня на корм рыбам… отпра… ви… ли…
   По мере окончания фразы глаза говорившего все больше округлялись, словно он и сам не верил в свои слова.
   – Как такое может быть, капрал? – недоверчиво поинтересовался всадник. – Ты, наверное, обознался.
   – Капрал Заиц абсолютно прав, – вспомнил Фрол имя бойца, с которым вместе оборонял Рубежную крепость. – Сегодня, сразу после того, как погасло третье солнце меня и мою жену, царевну Купафку погрузили в озеро на корм рыбам. Это видели все, собравшиеся на казнь. Но Творец своей дланью перенес ее и меня в потустенный мир. Вместе с орудием казни перенес.
   – Как? – растерявшийся виконт опустил арбалет. – Зачем?
   – Да затем, чтобы преобразовать нас обратно и дать инструкции новому кардиналу, то есть, мне. Инструкцию, как впредь должна протекать жизнь в мире за стеной, – Фрол развел руками и, словно только сейчас вспомнил, что абсолютно голый, чуть ли не приказным тоном сказал:
   – Лучше дайте-ка мне плащ, виконт. И проводите на аудиенцию к Его величеству королю Гурлию. Пока второе солнце не погасло.
* * *
   Как и всех дворян Лесного королевства, виконта Вихора время от времени назначали в караул у Восточного моста Нейтрального острова. Почти каждое дежурство кто-нибудь переходил с острова через мост, но такого необычного пришлого он встретил впервые.
   Виконт Вихор не присутствовал на сегодняшней казни. В это время по приказу принца Чингая он занимался обменом пленных. Когда в мире за стеной шли войны, пленные становились настоящей обузой для тех, кто их пленил, поэтому, после объявления перемирия, воюющие стороны первым делом договаривались о «людской рокировке», как любил выражаться кардинал Манай.
   Обмен прошел успешно – одиннадцать бойцов вернулись на территорию Лесного королевства, и виконт Вихор отправился доложить об этом командующему армией генералу Ткачу. По дороге завернул к Восточному мосту и, как оказалось, вовремя. Пришлый Фролм, в котором капрал Заиц признал царевича, и которого сегодня, якобы, казнили, вдруг заявил, что он – новый кардинал!
   Вообще-то нужно было его связать, но пришлый вел себя слишком уж самоуверенно, можно сказать, по – хозяйски. Оставив бойцов продолжать караулить мост, молодой капитан указал пришлому, накинувшему на плечи плащ Заица, дорогу и направил коня вслед за ним, на всякий случай, держа наготове арбалет…
   Нельзя сказать, что мысль назваться новым кардиналом пришла Фролу неожиданно. За короткие минуты общения с брателлой Василием в квартире Максима Николаевича, тот, обмолвился, что готов сделать кузена своим наместником. Обмолвился – считай, предложил, а он, Фрол, считай, согласился. И пусть кто-нибудь попробует доказать обратное. Манай и Халимон, Гурлий и Векра – четыре самых влиятельных человека мира за стеной знают, что изначальный Творец низвергнут и томится сейчас в тюрьме Королевского стана, так же, знают они и, что Фрол – брат нового Творца.
   Правда, Фрол понятия не имел, как Василий поведет себя в дальнейшем. Чужая душа – потемки, пусть даже это душа – двоюродного брата. В любом случае лучше уж хитростью выдать себя за кардинала, чем начать нов5ые похождения в мире за стеной в качестве черни.
   Дорога, ведущая вдоль обрывистого берега озера, повернула направо, миновала небольшой лесок, и вскоре Фрол увидел Пентакль – самую крупную и массивную крепость Лесного королевства. Он обернулся с немым вопросом к виконту Вихору, но капитан отрицательно покачал головой и кивнул вперед. На что Фрол лишь пожал плечами и молча продолжил путь. Время на лишние разговоры тратить не хотелось: за два-три часа его отсутствия в мире за стеной вряд ли произошло что-нибудь новенькое, зато подумать Фролу было о чем.
   Пентакль остался в стороне, но теперь Фрола сопровождали два всадника – второй выехал из крепости и присоединился к виконту Вихору. Царевич к их разговору не прислушивался, важнее было запомнить незнакомую местность – наверняка, пригодится.
   Впереди заблестела полоска воды, отделяющая от берега большущий остров – Королевский стан. Приведенный в действие подъемный мост плавно опустился на берег, как раз в тот момент, когда Фрол и сопровождавшие его всадники оказались напротив южной надвратной башни. По сравнению с выпуклыми магнитными мостами Нейтрального острова, этот мост, сооруженный из плотно подогнанных бревен, был ровным и широким – два всадника могли разъехаться, не задев друг друга. Фрол вновь обернулся на виконта и, получив утвердительный кивок, первым ступил на мост.
   И сразу с противоположной стороны ему навстречу вышел вооруженный арбалетом человек. В котором, при приближении, Фрол узнал еще одного бойца, с которым вместе сражался на стенах Рубежной крепости. Только теперь нашивки на плаще крепыша Кургузого свидетельствовали, что он не просто боец, а ни много, ни мало, лейтенант Лесного королевства.
   – Как тесен мир за стеной! – улыбнулся Фрол лейтенанту, которому не так давно чуть ли ни силком всучил в руки заряженный арбалет. – Смотрю, в люди вышел, офицером стал, а, Кургузый.
   – Живой? – слегка удивился тот. – А я слышал, что тебя, как живца, на корм рыбкам отправили?
   – Было дело, – согласился Фрол. – Только не по зубам я здешним рыбам оказался.
   – Молодца, парень, – Кургузый тоже позволил себе улыбнуться, но тут же вновь нахмурился. – А еще я слышал, что ты тоже в люди вышел, царевичем стал.
   – Не только царевичем. Но также и новым кардиналом. Так что можешь называть меня Ваше преосвященство.
   – Правда, что ли? – усомнился лейтенант и наконец-то обратился к всадникам, остановившимся за спиной Фрола. – Почему же вы, господа, карету для Его преосвященства не нашли?
   – Лейтенант, – не стал переводить разговор в шутку виконт Вихор, – нам необходимо встретиться с Его величеством Гурлием до наступления ночи.
   – Необходимо, значит, встретитесь, – тоже посерьезнел Кургузый. – Король сейчас в кремле, в своих апартаментах…
* * *
   Не было в мире за стеной второго такого человека, поведение которого так сильно поражало воображение правителя Лесного королевства. Одно только упоминание имени пришлого Фрола подразумевало, какое-то необычное происшествие. Последним таким происшествием стала казнь, вернее, имитация казни царевича и царевны Купафки. Кардинал Манай рассчитал все правильно – Василий Фролов, занявший место прежнего Творца, не допустил гибели двоюродного брата и, по всему выходило, что перенес его в потустенный мир. Оставалось ждать дальнейшего развития событий. И король прекрасно понимал, что случиться может все что угодно, вплоть до скорейшего уничтожения мира за стеной.
   С тех пор, как Гурлий познакомился с Ташенькой, это был первый вечер, когда они никак не могли начать заниматься любовью. Красавица-жена не находила себе места в королевских покоях, от его ласок отмахивалась, а на расспросы мужа о самочувствии, отвечала лишь, что сейчас ее беспокоит только Фрол и та девчонка, которую ни за что ни про что приговорили к смертной казни. Королю это не нравилось. Он родился и вырос в жестоком мире, в котором приходилось забывать о частых потерях друзей и знакомых и быть беспощадным к врагам.
   Конечно, казнь Фрола и его жены в любое мгновение могла превратиться из имитации в настоящую трагедию, но ведь риск был оправдан. А если уж на то пошло, человек, поднявший руку на короля, ударивший короля не в бою, а во время переговоров, заслуживал казни! Да, царевич врезал ему по зубам для пущей убедительности, сначала предупредив, что тем самым собирается привлечь внимание нового Творца. Вот только удар у него получился слишком сильным, и еще – не стоило Фролу кричать: «За Наташу!»
   Никогда в жизни Гурлий не испытывал чувства ревности, но теперь по-настоящему мучился. Чтобы выяснить все до конца, он собрался расспросить Ташеньку об отношениях с ее знакомым по потустенному миру, когда в дверь постучали и мушкетер-караульный слегка неуверенно доложил:
   – Ваше величество, у вас просит аудиенции э-э-э кардинал э-э Фрол.
   – Кардинал?! Фрол?! – одновременно вскричали король и королева и, посмотрев друг на друга, так же одновременно спросили:
   – Ты что-нибудь понимаешь?
   – Проведи э-э-э его в мой кабинет! – распорядился Гурлий и уже вдогонку караульному крикнул:
   – И усильте охрану! У моего кабинета – тоже усильте!
   Обернувшись к Ташеньке, он увидел на ее лице улыбку, растолковать которую можно было по-разному.
   – Ты радуешься, что твой знакомый остался в живых, или усмехаешься над моей излишней осторожностью? – Спросил Гурлий, прицепляя к поясу шпагу.
   – Фрол всегда был каскадером, то есть, подменял киногероев, а здесь за такое короткое время стал сначала царевичем, а теперь – кардиналом, – ответила она, продолжая улыбаться.
   – Ты в своем мире тоже только играла принцесс, а в мире за стеной стала настоящей королевой! А ведь могла бы остаться задрипанной…
   – Хочешь оскорбить? – глаза Наташи сузились в две щелочки.
   – Нет, не хочу, – сдержался Гурлий, никогда не видевший ее такой. – И если есть желание, можешь пойти со мной, хотя жены королей обычно на таких аудиенциях не присутствуют.
   – Но теперь, Ваше величество, кажется, наступили новые времена, – сказала она, беря короля под руку. – Вон и Творец сменился, а вслед за ним сменился и кардинал.
   – А вот это еще вопрос, – прищелкнул пальцами Гурлий…
   В отличие от сопровождавших дворян, Фрол, с капральским плащом на плечах, не удосужился склонить голову перед вошедшей в кабинет королевской четой. Он и на Гурлия-то лишь мельком бросил взгляд и впился в глазами в Наташу, которая заметно похудела и побледнела. Зато ее улыбка, которую так любил бывший каскадер, осталась прежней.
   – Граф Филат, виконт Вихор! – приветствовал своих подданных король, и дворяне вновь поклонились. – Царевич Фрол?
   – Кардинал Фрол, Ваше величество, – поправил тот. – Хотя и царевич тоже.
   – Господин граф, – обратился король к Филату, – передайте генералу Ткачу, чтобы завтра с самого утра все наши бойцы были в полной боевой готовности. Господин виконт, вы останетесь в стане. А нам, с… моим гостем необходимо обсудить важные государственные дела.
   – У вас не поворачивается язык назвать меня кардиналом? – чуть насмешливо спросил Фрол у Гурлия, когда дворяне покинули кабинет.
   – А я не знаю, как вас называть? – подумав, ответил король. – Вы пока что ничего не рассказали. И даже после того, как расскажите, я все равно не буду знать, верить вам или не верить.
   – Однако Манаю вы верили.
   – Его преосвященству Манаю верил еще мой отец. И каждый живущий в мире за стеной справедливо считает его первым после Творца.
   – Какого Творца? – вскинул брови Фрол. – Того, что сидит сейчас в ваших застенках?
   – М-да… – король развел руками, не находя слов.
   – А где твоя жена, Фрол? – нарушила возникшее молчание королева.
   Он тоже, собрался, было, развести руками, но сдержался, и, обведя взглядом кабинет, обратился к Гурлию:
   – Почему мы стоим? Я не прочь посидеть, отдохнуть, перекусить. А то мы с брателлой-то моим, с новым, так сказать, Творцом, водочки выпили, но вот закусить толком не успели…
   Кажется, Гурлий растерялся окончательно.
   – Конечно, Фрол, садись за стол, – нашлась Наташа. – и вы, Ваше величество садитесь, а я – сейчас.
   Пока Гурлий и Фрол усаживались в обычные для мира за стеной плетеные кресла, она сбегала в королевские покои и принесла куски холодной рыбы, копченое мясо, хлебные лепешки и фляжку, из которой наполнила пенящейся брагой три глиняные кружки.
   – С вас тост, Ваше величество, – сказал Фрол королю, молча наблюдавшему за своей женой.
   – Подождите! – Наташа накрыла ладонью кружку Фрола. – Ты не рассказал про царевну Купафку. Где она?
   Тяжело вздохнув, Фрол посмотрел Наташе в глаза:
   – Мой брателло Василий очень непростой человек. Мы всегда с ним ладили, хотя наши интересы и не совпадали. Для него главный интерес в жизни – затащить в свою постель, как можно больше баб. Для счета. Он даже их имена в специальный альбом записывает и фотографии всех, кого поимел, в него вклеивает. Боюсь, сегодня, он занесет в свой альбом и мою жену…
   – Подонок! – выдохнула Наташа.
   – Подонок, – согласился Фрол. – Но почему-то про Димочку Красавского ты этого не говорила.
   – Откуда ты знаешь, что я про него говорила?! – зарделась Наташа, а Фрол, воспользовавшись тем, что она отдернула руку, поднес кружку к губам и залпом ее осушил.
   – Вы это про кого?! – король стукнул кулаком по столу.
   – Это мы про одного общего знакомого артиста, – пояснил Фрол и, невозмутимо взяв фляжку, вновь наполнил свою кружку.
   – Мы с ним вместе в одном фильме снимались, – добавила Наташа и, не моргнув глазом, выпила свою брагу. После чего, шумно выдохнув, будто в глиняной посудине было что-то гораздо крепче, протянула руку к закуске, взяла двумя пальчиками самый тоненький кусочек мяса, демонстративно поднеся его к носу, понюхала и, закатив глаза, отправила в рот.
   Глядя на нее, Фрол повторил маневр, то есть, вновь выпил, но только вместо мяса, отправил себе в рот кусочек рыбы.
   Его величество, мрачно наблюдавший за этими манипуляциями, наконец, и сам приложился к кружке. И тоже закусил. Сначала – рыбой, потом – мясом. Вообще-то король Гурлий никогда прежде не оказывался в подобных ситуациях. В ситуациях, когда ему отводилась какая-то второстепенная роль слушателя и наблюдателя. Он всегда пребывал в центре общего внимания. И вдруг такое… пренебрежение?
   – Может быть, вы оба вспомните, в чьем кабинете находитесь, и землю какого мира топчете!? – спросил он деливших с ним трапезу мужчину и женщину.
   – Лично я нахожусь в своем собственном кабинете, который принадлежит мне, как законной супруги его хозяина, – не раздумывая, ответила Наташа.
   – Лично я топчу землю мира за стеной на правах наместника самого Творца, – в тон ей сказал Фрол.
   На некоторое время в кабинете повисла тишина. Со стороны Его величества эта тишина вот-вот готова была разразиться грозой… которую предотвратила опять же Наташа. Королева подняла свою, вновь наполненную брагой кружку, и произнесла абсолютно банальный тост:
   – Ну, за здоровье всех присутствующих!
   Сидящая за столом троица, с глухим звуком соединила кружки.
   Гурлий вдруг осознал, что на самом деле раньше не общался так близко с недавно преобразованными пришлыми. Он и узнавал-то их уже как бойцов, уцелевших в сражениях, а тех, кто погибал, было слишком много, чтобы король мог запомнить их лица и, тем более, имена. Но эти двое, сидевшие с ним за одним столом, оказались особенными. Ташеньку он искренне полюбил, более того, начал ревновать, а вот, как относиться к ее знакомому, Гурлий пока не решил.
   – Фрол, а как твой брателло Василий отнесся к тебе? – задала Наташа главный вопрос.
   Действительно главный, потому как от правильного ответа зависело ближайшее будущее Фрола.
   – Мой двоюродный брат Василий Михайлович Фролов занял место Творца, и теперь добровольно это место никому не уступит. Он знает, как пользоваться выборочным преобразователем и вскоре вовсю начнет его применять. У Василия есть одна неплохая черта характера – он изначально не злой. Ему не нравится причинять человеку боль, лишнюю боль. Другими словами, он не садист. Однако недругов у брателлы хватает, и в недалеком будущем они начнут появляться в мире за стеной – готовьтесь к встречам у Восточного моста Нейтрального острова, Ваше величество.
   Фрол вновь взялся за фляжку, разлил остатки браги по кружкам и сделал из своей небольшой глоток.
   – Но я боюсь, что готовиться нам придется и еще к кое-чему, – Фрол посмотрел в глаза Наташе. – Боюсь, что он не оставит без своего внимания ни одну девушку в мире за стеной…
   – Ты хочешь сказать…
   – Да, Наташа. Брателло обязательно поимеет каждую, если она не совсем уж уродина.
   – Поддонок!
   – А мне вот вдруг стало интересно, что делала бы ты, завладей выборочным преобразователем? Ведь, наверняка, не понесла бы куда-нибудь его сдавать. И, наверняка, стала бы им пользоваться. Сначала для уменьшения какого-нибудь подонка, потом – артистки-соперницы, потом, возможно, – идиотки-соседки… Надо, кстати, при первой же встрече порасспросить Максима Николаевича, на кого он обращал преобразователь в первое время. Он, надеюсь, до сих пор у вас… в гостях?
   – Встретиться, значит, хочешь? – угрюмо спросил король. – Ты лучше расскажи, о чем у вас с брателлой разговор был.
   – Тебе интересны наши родственные тайны? – моментально перешел на «ты» Фрол.
   – Что?! – Гурлий вскочил, выхватив шпагу. – Да мне даже родные дети не тыкают! – Кончик шпаги нацелился на Фрола. Королю достаточно было сделать короткий выпад, чтобы пронзить наглецу грудь, однако у Фрола даже кружка в руке не дрогнула.
   – Давай! – с неким задором выкрикнул тот. – Давай, Ваше величество, пусти в ход оружие, пока второе солнце не погасло.
   Провокация возымела действие, и шпага устремилась вперед. Наташа вскрикнула. А Фрол молча и невероятно ловко увернулся от смертоносного укола, одновременно ударив ногой снизу по столу и выплеснув содержимое кружки в лицо Его величества. Стол опрокинулся, а Гурлий, выронив шпагу, схватился за лицо – брага, конечно не водка, но когда она попадает в глаза, все равно приятного мало, тем более что с ним никогда ничего подобного не случалось.
   Мгновением позже быстрый Фрол подсечкой сбил короля с ног и оказался сверху, прижав его лопатками к полу,
   – Беседа с новым Творцом у меня была очень короткой, – сказал победитель мимолетной схватки. – Он просто сообщил, что назначает меня новым кардиналом и что будет очень внимательно следить за всем здесь происходящим. А когда понадобится, – призовет. Ты понял, Твое величество? Или требуется довести до тебя эту мысль кулаком?
   Он вдруг почувствовал через плащ прикосновение к своей спине чего-то острого.
   – Вы ничего ему не сделаете, Ваше преосвященство! – сказала Наташа.
   – А я и не собираюсь, – занесенную для удара руку, Фрол в дружеском жесте подал Гурлию и вместе с ним поднялся с пола. Они оказались нос к носу, и шпага на вытянутой руке королевы едва не касалась этих носов.
   – Не собираюсь по многим причинам. Главная из которых – жуткое желание, чтобы все мы выжили в этом гребаном мире!
   Под этот крик в кабинет ворвались сразу три мушкетера, но Его величество взмахом руки остановил караульных на полдороге и следующим взмахом велел удалиться. Мушкетеры неохотно попятились.
   – Идите, идите, – подбодрил их король. – У нас все в порядке, ведь так, Ваше преосвященство?
   – Совершенно верно, Ваше величество, – Фрол взялся за край опрокинутого столика и аккуратно поставил его на четыре ножки. – И, кстати, не откладывая в долгий ящик, я бы хотел прямо сейчас навестить нашего пленника.
   – Хорошо, – чуть помедлив, согласился Гурлий и, обратившись к старшему караульному, приказал:
   – Капрал, проводите Его преосвященство к тому, кого он пожелает видеть. И приготовьте гостевую комнату.
   После того, как Фрол в сопровождении капрала покинул кабинет, Гурлий взял шпагу из рук своей жены и, не скрывая досады, спросил:
   – Почему ты его не ударила?
   – Но ведь все и так обошлось.
   – Да! – повысил голос Гурлий. – Но он посмел поднять руку на самого короля и на твоего мужа.
   – Но ты же первый, – возразила Наташа. – Первый поднял руку на самого кардинала и на моего старого друга…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [29] 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация