А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Смертельный мир" (страница 22)

   Кардинал встретился с Фролмом взглядом. Пришлый был даже не столько спокоен, сколько флегматичен. Казалось, происходящее ничуть его не волнует. Но кардинала Фролм узнал, Манай понял это по легкой ухмылке, скользнувшей по губам приближавшегося к нему преступника.
   Но где же князь Ембек? Кардинал обернулся, кивком подозвал стоявшую поблизости царицу Гущу и задал ей этот вопрос.
   – Молодого князя убили лесные, – сообщила Гуща. – Не исключено, что самолично граф Винсепто. – И, видя, что нахмурившийся кардинал, о чем-то сосредоточенно думает, добавила:
   – Кстати, Ваше преосвященство, вам известно, что младший сын Гурлия, принц Читко тоже убит?
   – Вот как? – Манай не удержался от того, чтобы с усилием потереть ладонями лицо. – И это может означать только…
   – Войну не на жизнь, а на смерть, – с улыбкой пожала плечами царица.
   – А князья?
   – У меня с Низлым был заключен договор об объединении наших усилий, – призналась Гуща. – Они идут войной на горных, мы – на лесных. Залогом союза должно стать венчание наших потомков: его внук должен был обвенчаться на одной из обитательниц царства, предположительно на цесаревне Скорпе, моя младшая внученька Купафка – выбрать в мужья кого-нибудь с Княжеского острова. Купафка женишка себе нашла, пусть и не из князей, но с виду крепкого. А вот князек Ембек, увы, ушел в мир иной. А здесь ни с того ни с чего и дочуре моей страсть взыграла. Чем, мол, я хуже дочери, тоже, мол, венчаться хочу. Да не абы за кого, а за самого принца! А что – ее право! Да и выгодно это венчание и царству нашему, и королевству Горному.
   – Но князья-то как? – вновь спросил Манай.
   – А что нам они? – царица презрительно усмехнулась. – Две крепости герцогских захватили, а удержать не смогли. И Ембек этот погиб по глупости. Если честно, я рада, что Винсепто его проткнул, а то, глядишь, взял бы князек в жены мою Скорпу, и, что дальше? Какое может быть потомство у гомика и лесбиянки? А если уж на то пошло, нашему царству гораздо выгоднее объединиться с вами, чем с князьями. Что князья? И сколько их осталось? Заперлись на своем острове, вот и пускай остаются там вымирать…
   – Вымирать… – вздохнул кардинал. – Да, Тамара, натворила ты дел.
   «С другой стороны, – подумал Манай, – Творца всегда радовали войны, интриги, казалось бы, совершенно немыслимые союзы, неожиданное развитие событий. Вот, пожалуйста, за последние дни событий в мире за стеной произошло столько, что на три года хватит. Но сам-то Творец, почему никак на это не реагирует? Где новые пришлые? Где он сам? А вдруг этот Фролм и в самом деле может хоть как-то прояснить ситуацию?»
   – Цесаревна Купафка, – обратился кардинал к девушке, вцепившейся в руку этого самого пришлого, и слово в слово повторил вопрос, заданный ее матери:
   – Я не буду спрашивать, любите ли вы своего суженого. Ответьте лишь – почему вы выбрали именно его?
   – Потому что он – настоящий жеребец! – выкрикнула цесаревна.
   И вновь кардинал услышал, как скрипнули зубы, на этот раз другого жениха.
   – А с тобой, пришлый Фролм, я должен поговорить наедине, – сказал кардинал.
   – Нет! – неожиданно возразил тот. – У меня нет секретов от моей будущей супруги, – и с некоторой наглецой добавил, – Ваше преосвященство.
   У Его преосвященства отвисла челюсть. Этот… выскочка… Это… ничтожество еще смеет противиться ему – самому влиятельному человеку мира за стеной?!
   – Девочка, отойди-ка в сторонку, – не повышая голоса, велел Манай.
   – Нет, – набычилась Купафка. – Я не собираюсь покидать своего будущего супруга…
   – Хорошо, – кардинал сумел подавить едва не вырвавшееся ругательство и прошипел девушке в лицо:
   – В таком случае цесаревне Купафке, наверное, будет небезынтересно узнать, что ее потенциальный супруг, который, кстати, после обряда венчания получит титул цесаревича, то есть, потенциального наследника престола, на самом деле беглый убийца, прежде осужденный Горным королевством на смертную казнь путем четвертования?!
   – Если Горное королевство и женское царство собираются стать союзниками, о таком пустяке, как убийство, придется забыть, – парировала Купафка.
   – Ты не понимаешь! – Манай потряс кулаками. – Не знаешь…
   – Сегодня ночью, – осмелилась перебить кардинала цесаревна, – я узнала от будущего цесаревича очень-очень много нового. Например, то, что я дочь самого Творца…
   – Что? – Манай поперхнулся. – Как? Как Творца?!
   – Вот так, – Купафка состроила гримасу. – Творца Максима Николаевича. И мое имя и отчество – Купафка Максимовна.
   Из возникшего ступора кардинала вывел голос Фрола:
   – Они – одно лицо, Ваше преосвященство. Царевна Векра обратно преобразовывалась, когда Максим Николаевич был в самом соку. Вполне…
   – Как он выглядит? – кардинал снизошел до того, что схватил жениха за грудки.
   – Руки – прочь, – тихо сказал Фрол и предупреждающе передернул буграми мышц. Отчего и Купафка, и Манай вздрогнули. Цесаревна с новой заинтересованностью посмотрела на жениха снизу вверх, кардинал отдернул руки. Но вопрос повторил:
   – Каким ты видел Творца?
   – Высокий, седовласый, кареглазый, – как ни в чем не бывало, начал перечислять Фрол. – В юности, наверняка, был очень сексапильным. На подбородке – ямочка, точь-в-точь такая же, как у нее, – жених кивнул на невесту. – И разрез глаз… Да ты сам-то сравни, Твое преосвященство…
   – Не сметь обращаться со мной на равных! В этом мире…
   – За что… ТЫ… боролся… на то… ТЫ… и напоролся, – с небольшими паузами выдал Фрол.
   И эта неторопливость, размеренность, спокойствие в интонации пришлого подействовали на кардинала словно ушат холодной воды. Он вдруг понял, что это никакая не бравада, что стоящий перед ним человек действительно непрост и даже опасен. Он вдруг представил, что в эту самую минуту Творец пристально наблюдает за всем происходящим. Представил, что если сам сделает что-то не так, то стоящий перед ним пришлый, не просто напряжет мышцы, но и задействует вложенную в них силу, а Творец так и будет продолжать наблюдать, как его наместнику-кардиналу, к примеру, свертывают шею.
   – Хорошо, перейдем на вы, – преодолел спесь кардинал. – Просто ты… вы должны кое-что знать. В отношении вас приговор о четвертовании все равно бы не состоялся.
   – Хм, – усмехнулся Фрол, – благодаря принцессе Истоме? – и почувствовал, как напряглась вцепившаяся в его руку Купафка.
   – При чем здесь Истома? – вскинул брови кардинал. – Ах, да… Нет! Принцесса Истома никогда не просила короля помиловать кого-то из осужденных на смерть. Это у нее такая игра…
   – Сволочь, – процедил Фрол.
   – Да, – согласился кардинал. – Но вместо нее ваше помилование у короля Халимона выпросил я.
   – Неужели кое о чем догадались, Ваше преосвященство? Или кто-то о чем-то донес?
   – Что вы знаете? – отмел несущественное кардинал. И бросил короткий взгляд на цесаревну, давая жениху понять, что лучше бы она не присутствовала при откровениях. Однако Фрол так не считал. Более того, ему необходимо было еще больше слушателей.
   – Ваше преосвященство, – Фрол буквально подавлял своей уверенностью. – Лично вы узнаете самое главное. То, что сказал мне Творец, перед тем, как преобразовать. Но прежде мне необходимо оправдать свое честное имя в глазах… моей обожаемой невесты, а также ее матери, ее бабушки, принца Ащука.
   – Что это значит? – насторожился кардинал.
   – Если лично вы не участвовали в махинациях полковника Касоча и капитана Клюгка, то можете не беспокоиться…
   – Касоч? Клюгк?!
   – Они самые…
   Чем дольше длился разговор между кардиналом и Фролом, тем большее недоумения у обитателей женского царства вызывала эта полемика. Но если до царицы Гущи, царевны Векры, принца Ащука и остальных доносились лишь обрывки разговора, то цесаревна Купафка слышала все! И с каждой фразой кардинала, или ее жениха, она все сильнее прижималась к Фролу, все сильнее впивалась пальцами ему в руку. Фрол это чувствовал и… контролировал. Как всегда контролировал свои мускулы: когда необходимо – напрягая, когда нет – расслабляя.
   – Что ж, попробуйте оправдаться, – после некоторого раздумья принял решение кардинал, и поманил рукой тех, кого перечислил пришлый.
   Фрол дождался, когда слегка недоумевающие его потенциальные родственники приблизились, и абсолютно спокойно вкратце рассказал им о своих приключениях, последующие за вынесением приговора королем Халимоном, вплоть до попадания на Княжий остров. Конечно же, опустив подробности пребывания в апартаментах принцессы Истомы.
   – Интересно получается, – воскликнул Ащук, как только Фрол закончил не очень длинный рассказ. – Насколько я понял, наш женишок утверждает, что главный злодей не он, а Касоч?
   – Ну-у, – пожал плечами кардинал. – Насколько мне известно, разбойники, у которых оказался господин Фролм, все погибли. Зная нрав принцессы Истомы, можно быть уверенным, что она будет все отрицать. Остаются два, так сказать, заговорщика – Касоч и Клюгк. Полковник в настоящий момент тяжело ранен, но если он и в самом деле виновен, то вряд ли в этом признается. А вот капитан Клюгк…
   – Кстати, где он? – спросил Ащук.
   – В надежном месте. И сегодня же он сможет либо подтвердить, либо опровергнуть ваши слова, пришлый Фролм.
   – Цесаревич Фролм, – поправила кардинала Купафка.
   – Девушка, разве вы не хотите дождаться ясности с вашим женихом? Ведь если его слова – ложь, то…
   – А ей-то, что за дело? – вмешалась вдруг царевна Векра. – Убивал ее жених генерала Лесного королевства, или не убивал, перерезал горло начальнику тюрьмы королевства Горного или нет. Моя дочь сегодня выполнила некий обряд, и теперь, как я вижу, очень желает, чтобы Ваше преосвященство провели еще один обряд. Пусть хотя бы одну ночь, она побудет в качестве жены, а завтра – поглядим. Если Фролм виновен во всех смертных, и интересы царства окажутся выше интересов цесаревны, значит, она всего-навсего станет вдовой.
   – Действительно, – поддержала дочь царица Гуща. – Ваше преосвященство, исполните то, для чего мы вас пригласили. А уж потом будете все выяснять. Поверьте, из Женского монастыря, так просто, как из тюрьмы короля Халимона, наш молодой человек не убежит.
   – И то верно, – немного подумав, согласился кардинал. – Хорошо! Я обвенчаю цесаревну, – и он кивком дал понять, чтобы остальные оставили его с женихом и невестой.
   – Ну, и что такого важного передал вам Творец? – понизив голос, спросил кардинал.
   – Это Максим Николаевич-то? Да всего-навсего рассказал, как пользоваться выборочным преобразователем для уменьшения, увеличения и так далее. Еще он показал, где этот выборочный преобразователь можно будет найти, после того, как преодолеть стену, Еще назвал адрес банка и номер-код арендованной ячейки, в которой лежат финансовые документы на предъявителя. По словам Максима Николаевича, он очень и очень богатый человек.
   – Но почему?! – воскликнул кардинал, пораженный будничностью тона, которым Фрол рассказывал такие важные вещи.
   – Да потому, что в скором времени Максим Николаевич отдаст богу душу. А если на его месте не окажется кто-нибудь другой, мир за стеной прекратит свое существование.
   – Почему он выбрал именно тебя?
   – Наш Творец очень любит кино, а я, как каскадер, снялся в нескольких историко-приключенческих фильмах.
   – Каскадер? – кардинал оценивающе посмотрел на Фрола, и тот вновь перекатил бугры мышц.
   – Бегаешь-прыгаешь-дерешься, загримированный под другого?
   – Вот-вот. А еще очень хорошо карабкаюсь вверх по скалам.
   – Но СТЕНА это тебе не СКАЛА! Как ты преодолеешь отвесную стену?!
   – Быть может, с твоей помощью, Твое преосвященство… – с готовностью перешел «на ты» Фрол.
   – И… что?
   – Я здесь на досуге вот о чем подумал, Твое преосвященство. Выборочный преобразователь в своей функции подразумевает такую вещь, что тот, кто нажимает на кнопку, преобразовывает другого. При этом сам остается прежним. И оказывается во власти нажавшего кнопку. Вы догадываетесь, о чем я?
   Кардинал, конечно же, догадывался. Но раньше него мысль озвучила Купафка:
   – На кнопку должен нажать тот человек, которому будущий хозяин выборочного преобразователя полностью доверяет. Например, любящий муж, доверяющий любящей жене, – и она прислонила голову к плечу Фрола.
   – И когда же это вы так спеться успели?
   – У нас любовь с первого взгляда, – нашлась Купафка.
   – А, может быть, – Фрол улыбнулся, – с первого прикосновения?
   Цесаревна засмущалась, и это не ускользнуло от пристального взгляда кардинала. Она еще и смущается!
   – Благословляю вас на мир и любовь, – произнес кардинал. – Отныне вы муж и жена. Можете поцеловать друг друга…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация