А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Смертельный мир" (страница 19)

   Теперь он, облаченный в плащ гвардейцев виконта Касоча, сидел в седле и неторопливо ехал по направлению к монастырю кардинала Маная. Под плащом лжегвардеец держал взведенный арбалет с вложенной в паз стрелой, на левом боку – шпага, за поясом – два кинжала. Все оружие, кроме одного кинжала, еще три дня назад принадлежало виконту Двояку. Тело которого, вместе с телами остальных погибших во время облавы бойцами, было с соответствующими почестями опущено в озеро. На корм рыбам.
   Шел восьмой час утра. Корепан подъехал к воротам монастыря, подгадав, когда из них начали выводить и вывозить на повозках пленных бойцов Лесного королевства. В командире охранников-жандармов, гарцующих на лошадях, он узнал лейтенанта Молдавеца. Чтобы не привлекать лишнего внимания, Корепан спрыгнул с лошади. Зевак на улице было немного, некоторые подходили к пленным и заговаривали с ними, возможно, знали друг друга, или просто просили передать что-то на словах знакомым из лесных. Охранники никак на это не реагировали.
   Всего разбойник Корепан насчитал двенадцать пленных. Последним из ворот монастыря вывезли полковника Троффа. Прикрыв глаза, он полулежал на повозке, опираясь спиной о ее борт.
   Арбалетная стрела, выпущенная Корепаном, пробила полковнику Лесного королевства левый глаз и вышла из затылка.
   В следующую секунду Корепан мчался прочь с места убийства. До Тусклого леса было недалеко, и погоня не успела бы его настигнуть. Единственная опасность грозила со стен кремля, мимо которых ему предстояло проскакать. Но лишь в том случае, если охранявшие кремль часовые, знали бы, что он враг. Он понял, что часовые это знают, бросив взгляд на надвратную башню и увидев нацеленные на себя арбалеты. Смерть разбойника Корепана была мгновенной – две стрелы одновременно пронзили грудь бывшего спиннингиста.
   – Молодцы, ребятки, не промахнулись, – похвалила принцесса Истома двух часовых на надвратной башне. – С этой минуты можете считать себя капралами.
* * *
   Наташа и король Гурлий сидели напротив друг друга за столом в большой комнате. По просьбе короля Наташа не стала надевать платье, и из всей одежды ее тело прикрывали лишь трусики. Она не замерзла, просто было немного не по себе. Но ослушаться того, кто назвал ее своей королевой, и кого все называли королем, Наташе не захотела.
   На завтрак на глиняном блюде подали огромный кусище жареной рыбы, белый хлеб и кувшин с кисловатым яблочным соком. Король ел и пил очень быстро, словно куда-то спешил. Наташа невольно вспомнила рассказы своего отца, как того во время службы в армии заставляли буквально проглатывать и первое, и второе, и третье в течение одной-двух минут. Неужели теперь и ей предстоит вот так же проглатывать еду…
   – Все эти дни, когда меня насиловали, и даже еще вчера, до тех пор, пока я не увидела вас всех раненых и окровавленных, мне казалось, что на самом деле все вокруг происходящее снимает на кинопленку какой-нибудь талантливый, но психованный режиссер. Что в любой момент раздастся команда «Стоп-кадр!» и вместо окружающих нас декораций вдруг опять возникнет реальный мир…
   – А теперь, наконец, поверила? – спросил Гурлий замолчавшую Наташу.
   – Вчера поверила, – сказала она. – Особенно после того, как Ваше величество рассказали, что в мире за стеной почти все женщины после родов умирают…
   – Ну, все-таки не все, – ободряюще улыбнулся Гурлий. – Скажи-ка, лучше, кто кроме капитана Евдоккима тебя пользовал?
   – Вы имеете в виду – насиловал? – нахмурилась Наташа.
   – Наш мир – сплошное насилие. Поэтому мы говорим – пользовал.
   – А зачем вам это знать, Ваше величество?
   – Таша, ты, наверняка хочешь, чтобы эти гады были наказаны?
   – Конечно, хочу, – согласилась девушка.
   – Ну и?
   – Я не запомнила тех, кто бил и издевался надо мной сразу после того, как перешла по мосту с острова на берег. Какие-то люди этого Евдоккима. Он был первым. А потом приводил к себе домой барона Бушму, и они делали это вдвоем. Но когда вместо Евдоккима пришел принц Ащук, я стала сопротивляться, а потом появился граф Винсепто. И… все. С ним у меня ничего не было, а с Вашим величеством я – по доброй воле.
   – Барон Бушма, говоришь, – король встал из-за стола, болезненно поморщившись. – Давай-ка, одевайся и выходи во двор.
   – И – что?
   – Там увидишь.
   – Хорошо, Ваше величество.
   Через несколько минут, одевшись и расчесав волосы, Наташа покинула дом графа Винсепто и увидела короля в окружении мужчин в плащах, расшитых узорами разных оттенков зеленого, и при шпагах, беседовавших на берегу озера радом с каким-то деревянным устройством. Она подошла ближе, и король соизволил ей улыбнуться, после чего немного церемонно объявил:
   – Вот, господа, эту девушку зовут Таша. С сегодняшнего дня прошу считать ее моей невестой.
   – Прекрасно! – сказал кто-то. – Поздравляем, Ваше величество!
   – Да, да, – Гурлий поднял здоровую руку, призывая всех замолчать, после чего обратился к Наташе. – Имена этих господ ты узнаешь со временем. А сейчас погляди вот сюда. Это называется катапульта. Одно время из таких катапульт мы обстреливали камнями врагов, но потом перестали – камни часто калечили ни в чем не повинных лошадей. Теперь мы используем ее для кое-чего другого.
   Видишь, Ташенька, как сильно изогнута доска. Если перерезать вот эту веревочку, доска с силой распрямится и далеко-далеко выбросит предмет, который будет находиться в этой вот чаше. О, а вон и предмет ведут!
   Наташа посмотрела туда же, куда смотрел король. Два бойца, подталкивая в спину, вели барона Бушму. Руки у него были связаны, рот затыкал кляп, в глазах металась паника.
   – Этот гаденыш никогда мне не нравился, – сказал Гурлий, после того, как бойцы подвели пленного и, нажав на плечи, заставили опуститься перед королем на колени.
   Барон Бушма что-то замычал, но Гурлий не собирался его слушать. Небрежный кивок, и бойцы подхватили Бушму под локти, не без труда подняли, перенесли к катапульте и усадили в укрепленную на ней глубокую чашу.
   – Пришлые рассказывают, что в потустенном мире в воздухе летают птицы, какие-то красивые бабочки, а люди летают на самолетах. Мир за стеной не знает ни птиц, ни бабочек, но люди здесь иногда тоже летают. Правда, всего один раз в жизни. Человек взлетает, чтобы умереть.
   Кто-то издал смешок, и сразу засмеялось несколько человек. Наташа переводила взгляд с короля на Бушму, безуспешно пытающегося выбраться из чаши, и до нее постепенно начал доходить смысл задуманного.
   – Вы хотите запустить его из катапульты? – спросила она.
   – Да, – просто ответил король. – Пусть взлетит над озером.
   – И он разобьется о воду?
   – Зачем же разобьется? Это было бы не очень интересно, – и, видя в глазах девушки непонимание, Гурлий объяснил. – Видишь ли, Ташенька, в нашем озере живут рыбки. Размером с двух лошадей и больше. Мы их иногда ловим и едим, но и рыбкам тоже надо что-то есть…
   – Вы собираетесь скормить его рыбам?!
   – Говорят, в потустенном мире умерших людей или сжигают, или закапывают в землю на так называемых кладбищах. В мире за стеной нет огня, и у нас нет возможности сжигать мертвецов. А если бы мы каждый раз закапывали всех убитых, вокруг нас образовалось бы сплошное кладбище. Поэтому по воле Творца все мы без исключения после смерти идем на корм рыбам.
   – Но ведь Бушма еще живой, – Возмутилась Наташа и обратилась ко всем собравшимся на берегу. – К тому же он пленный! А у вас, я слышала, с Горным королевством заключено перемирие. И при этом вы собираетесь так вот хладнокровно его казнить?!
   – Нет, не казнить, – ответил за всех Гурлий. – Казнит – палач. В Горном королевстве таковой имеется. И кардинал Манай вместе с королем Халимоном, прежде чем отправить человека на казнь, устраивают суд – лишний раз, показывая подданным свою власть. Приговоры на таких судах выносятся разные, но итог почти всегда один – подсудимого передают в руки палачу. В Лесном королевстве все проще. Здесь не казнят, а мстят…
   – И вы хотите ему отомстить за…
   – Не я, – перебил король, вынимая шпагу из ножен и протягивая ее Наташе. – А ты!
   – Нет!
   – Барон Бушма тебя пользовал насильно, причиняя боль и унижение…
   – Я это очень хорошо помню, Ваше величество, – Наташа завела руки себе за спину, тем самым, показывая, что не собирается брать шпагу. – Но я уже частично отомстила барону Бушме. Сомневаюсь, что кто-нибудь здесь сможет починить ему сломанный нос.
   – И за свой сломанный нос барон Бушма тебя убьет, если вдруг окажется на свободе, а ты, Ташенька, попадешь ему в руки.
   – В таком случае позаботьтесь, чтобы этого не произошло.
   – Позаботься об этом сама, – Гурлий вновь протянул девушке шпагу. – Один взмах, один удар по веревке и все!
   – Нет, – замотала головой Наташа. – Нет!
   – Ваше величество! – раздался вдруг взволнованный голос со стороны ворот крепости. Это был всадник на взмыленном коне, в котором король узнал графа Филата.
   – Большое несчастье, Ваше величество! – Филат спрыгнул на землю. – Они убили полковника Троффа!
   – Что?!! – вскричал Гурлий.
   – Попали стрелой в глаз. Сразу после того, как полковника вывезли из ворот кардинальского монастыря. Принц Чингай не стал выяснять, кто убил. Сразу вернул пленных горных в крепость Квадро и начал готовиться к обороне, а меня послал к вам. Принц Чингай считает, что перемирие закончено.
   – Правильно считает, – скрипнул зубами король. – Перемирие оказалось очень недолгим!
   Сказав это, король Гурлий подошел к катапульте и резко опустил шпагу на веревку, удерживающую механизм во взведенном положении. Катапульта выстрелила, и под общий выкрик «Хей!» ввысь взлетел несуразно болтающий ногами барон Бушма. Траектория полета была невысокой, Его величество был прав, говоря, что улетевший не разобьется о воду. Бушма с громким плеском приводнился, на несколько секунд пропал из поля зрения и вынырнул, отчаянно тряся головой.
   Наташа, зажавшая рот руками, наблюдала за мучениями своего недавнего насильника, понимая, что долго он так, со связанными сзади руками и с кляпом во рту, не продержится – неминуемо пойдет ко дну. Барону Бушме в самом деле мучаться пришлось недолго, только по другой причине. Сначала Наташа и все остальные увидели, как вода рядом с бароном всколыхнулась, и тут же показалась огромная рыбина, схватила жертву-человека и утащила его в глубину. Больше вода не волновалась.
   – Мне кажется, что эта война будет оч-чень кровопролитной, – сказал Гурлий. – А где там у нас принц Ащук?
   И тут еще один гонец, словно только и дожидался этого вопроса, миновал крепостные ворота, прямиком подскакал к королю и свалился бы с коня на землю, если бы его не успели подхватить подоспевшие бойцы. Лицо гонца было в крови, плащ порван и тоже окровавлен.
   – Ваше величество, – еле шевеля губами, прошептал тот. – Измена. Бойцы маркизов захватили Королевский стан, освободили принца Ащука…
   – Как такое могло случиться?! – вскричал король.
   – Но граф Ткач со своими бойцами ценой больших потерь смогли выбросить маркизов из Королевского стана…
   – Так?
   – Ваше величество… – гонец облизал губы.
   – Что? Говори!
   – Они, бойцы маркизов успели убить очень многих наших и еще… Еще они убили принца Читко. Вашего сына…
* * *
   Первым делом необходимо было остановить кровь, хлеставшую из разодранной щеки. Граф Винсепто не стал церемониться – оторвал чистый не забрызганный кровью рукав рубашки князя Ембека, сложил и прижал своеобразный тампон к ране. Ембеку теперь было все равно – шпага графа пробила его кольчугу, а заодно и солнечное сплетение. Но и князь успел наказать своего убийцу, и если бы в последнем выпаде конец его шпаги, пронзивший щеку, не наткнулся на зубы Винсепто, сейчас на небольшой полянке в Светлом лесу валялись рядышком два мертвых дворянина.
   Кстати, два зуба оказались выбиты, еще один довольно сильно качался. Но разве дело было в зубах! С каждой минутой Винсепто все сильнее проклинал себя за то, что остался ночевать в таверне мадам Юхвец. Что вообще согласился вместе с другом Германтом на приглашение виконта Цинизма покинуть Королевский стан, на ночь глядя…
   …Германт завалился в его номер с утра пораньше – сразу после того, как зажглось второе солнце. Голый по пояс, довольный, но и немного озабоченный.
   – Глянь-ка, что там у меня на спине? – попросил он, едва переступив порог!
   – Ого! – удивился, протиравший спросонья глаза Винсепто. – Кто это тебя так располосовал?
   – Молодая цесаревна, кто же еще! – не без гордости сообщил виконт. – Видал, какие у нее ногтищи!
   – Так ты переспал с цесаревной Скорпой?
   – Почти всю ночь прокувыркались! Ох, и злая же она в постели! Царапается, кусается, лягается. Только под утро ушла, а я так и не смог глаз сомкнуть. Спина вот вся зудит… – Германт осторожно повел плечами. – Здорово, говоришь, располосовала?
   – В некоторых местах – до крови! – не стал успокаивать Винсепто. – А что с пальцем?
   – С каким пальцем?
   – Я про жертвенный мизинец говорю…
   – А… – отмахнулся Германт. – Сказала, что делает для меня исключение. У тебя-то, почему с мамашей ее ничего не сложилось? Неужели потому что захотела твой палец сожрать?
   – Да сказки все это – про жертвенные мизинцы. С таким темпераментом, как у царевны Векры и твоей Скорпы в царстве одни беспалые должны ходить.
   – Как раз и нет! – возразил Германт. – Во время одного из перерывов нашей бурной деятельности, Скорпа призналась, что у них очень распространена женская любовь. Сказала, что если бы не я, то ночью она развлекалась бы со шлюшками из таверны…
   – То-то я заметил, что девицы с ней переглядывались. Да и Цинизм нам на это намекал. Ладно, давай, лучше подумаем, что с твоей спиной делать. Боюсь, от кольчуги тебе на пару дней придется отказаться.
   – А зачем она сейчас нужна? С горными – перемирие. С Женским царством, надеюсь, сегодня вообще ко взаимной любви придем…
   – Думаешь? А как же вчерашний инцидент?
   – Ерунда, Мало ли… – закончить фразу Германт не успел. Дверь распахнулась, и в комнату ворвался капрал Рустам с арбалетом в руках и взволнованно доложил:
   – Господин граф, с башни Королевского стана опустились ворота и к ним приближаются всадники маркизов!
   – Что?! – одновременно выкрикнули дворяне.
   В следующее мгновение Винсепто, натягивая одежду, подскочил к окну и отодвинул кругляш заслонки на ставнях и прильнул к нему. Окно выходило в противоположную сторону от Королевского стана – на Женский монастырь. Из ворот которого выбегали вооруженные бойцы.
   – А-а! – раздалось сзади.
   Обернувшись, Винсепто увидел, как его друг Германт, раскинув руки, отлетает от дверного проема прямо в объятия капрала. Рустам сумел его удержать, но кроме этого виконту Лесного королевства помочь было уже нельзя – из ничем незащищенного живота Германта торчали две арбалетные стрелы.
   – Сдавайтесь, граф, – раздался из-за двери голос виконта Цинизма. – Нас здесь шестеро, а через окно бежать бесполезно, оно тоже под охраной. Да, вы, наверное, и не опуститесь до бегства.
   – А как же наша утренняя дуэль? – Винсепто, успевший набросить на себя кольчугу, с характерным звуком вытащил из ножен шпагу, в то время как другой рукой махнул Рустаму сначала на стену, где висел арбалет, затем – на окно. – Или господин женская юбка вдруг передумали отстаивать четь госпожи царевны? Или ты не господин, а госпожа?
   – Я вызываю тебя, граф! – крикнул из-за двери князь Ембек.
   – Неужели не струсил? – скрестив руки на груди, как дополнительное прикрытие от внезапно выпущенной стрелы, Винсепто шагнул за порог.
   Мужчин и в самом деле оказалось шестеро: напротив стояли все те же четыре бойца, пировавших вечером в таверне, а теперь – с направленными на него арбалетами, и виконт Цинизм с князем Ембеком – с обнаженными шпагами. А на овальном столе сидела, болтая ногами, царевна Векра. В ее взгляде светилось торжество.
   – Значит, дуэль даже не предполагалась, – усмехнулся Винсепто. – И два труса просто отдадут приказ своим бойцам разрядить в меня свои арбалеты?
   – Приказ стрелять отдам я, милый граф, – сказала царевна Векра, продолжая болтать ногами и в то же время, поднимаю руку, приготовившись сделать щелчок пальцами. – Я просто хотела, чтобы вы знали…
   – Всего один вопрос, – опередил щелчок Винсепто, вдруг уловив за ее спиной движение, – дверь одного из номеров чуть приоткрылась, и в образовавшейся щели показались один над другим наконечники двух стрел, направленных не на него. – Лишь один вопрос к виконту Цинизму.
   – Задавай, – позволила Векра, еще выше поднимая руку.
   – Цинизм! – закричал Винсепто, хотя они стояли всего в пяти шагах друг от друга. – Я уверен, что мои отношения с госпожой царевной здесь абсолютно ни причем. Но на полу в моем номере лежит только что убитый твоими людьми виконт Германт, твой братишка! Почему ты предал Лесное королевство, Цинизм?
   – Ха, – выдавил тот. – В мире за стеной требуются перемены. И царству, и княжеству надоело давление королевств, надоело, что пришлые, в первую очередь, достаются вам! Надоело!
   – Надоело – умри! – еще громче крикнул Винсепто, швыряя в виконта свою шпагу.
   Он не ошибся, – за приоткрывшейся дверью приготовился к стрельбе Мордан, и почти все правильно рассчитал. Последующие за этим арбалетные щелчки и вскрики слились почти в один сплошной звук, за которым щелчок пальцев царевны Векры уже никто не расслышал. Звуки отстали от действий: Винсепто пригнулся, кувыркнулся назад, в открытый проем и уже в своем номере, ударяя ногой по двери, стремясь ее захлопнуть, одновременно увидел, как схватился руками за лицо виконт Цинизм, как одного из его бойцов бросает вперед, а другой – наоборот пятится назад на подкашивающихся ногах.
   И одновременно почувствовал боль в левой руке, в локтевой сустав которой воткнулась стрела. Оказавшийся рядом капрал Рустам, не церемонясь, выдернул стрелу и быстро вставил в свой разряженный арбалет.
   – Я убил того, кто на улице, – сообщил он. – Уходим через окно!
   Более менее прийти в себя граф Винсепто смог только на опушки леса, до которой Рустам дотащил его практически на себе и наспех перевязал висевшую плетью раненую руку.
   – Там, в таверне… остался
   – Да, капрал Мордан, – подтвердил Рустам догадку графа. – Но вы почти потеряли сознание, а я один не справился бы со всеми остальными. А вон, кстати, и они!
   Со стороны таверны к лесу бежали четверо, среди них князь Ембек и прижимающий руку к глазу виконт Цинизм.
   – Они попытаются отрезать нам отход на перешейке, – сказал Рустам, вкладывая ему в ножны шпагу. – Это – виконта Германта, – пояснил он. Держите еще арбалет и углубляйтесь в лес, а я побегу к перешейку вдоль опушки, чтобы отвлечь их на себя.
   Капрал так и сделал, и Винсепто с некоторым облегчением увидел, что двое из четверки преследователей рванули Рустаму наперерез. Но двое других продолжали бежать прямо к лесу. Винсепто стал отступать, хорошо понимая, что сможет сделать всего один выстрел. Запасные стрелы у него были, но перезарядить арбалет он не то чтобы не успеет, а с одной здоровой рукой просто не сможет. Зато кроме арбалета у него была еще шпага убитого друга
   Он пересек небольшую опушку, притаился за толстым дубом и напряг слух. Ждать пришлось недолго, и когда совсем рядом хрустнула ветка, Винсепто выскочил из-за дерева и почти в упор выпустил в преследователя стрелу. Отброшенный силой удара, боец повалился навзничь, мелькнув голыми ногами.
   «Это на нем шотландский килт, – догадался Винсепто, и в это время прямо над ухом глухо стукнуло. Стрела попала в ствол, а тот, кто ее выпустил, уже бросился на чуть замешкавшегося графа.
   Поединок закончился мгновенно: Винсепто выхватил и выставил вперед шпагу, проткнувшую нападавшему сердце, но и шпага князя Ембека успела окраситься кровью…
   Винсепто знал, что в отличие от дворян, у каждого бойца с собой обязательно имелась аптечка с некоторым набором лекарств. И пусть убитый им княжеский боец носил юбку, аптечка при нем обязательно должна была быть.
* * *
   – Доложите об общих потерях, генерал, – потребовал король Гурлий. – И вообще – все! Доложите, как все это могло произойти!?
   В сопровождении небольшого отряда всадников и своей новой избранницы Его величество прибыл в Королевский стан сразу после того, как гонцы доложили о случившейся трагедии. Постоял некоторое время над телом своего младшего сына, потом, поддерживаемый графом Ткачом, поднялся на северную надвратную башню, и теперь, опираясь на палочку-трость, разглядывал находящийся буквально в пятистах шагах женский монастырь Октаэдр, откуда так неожиданно пришла беда.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация