А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Троя. История первая. Первый поход греков против Трои" (страница 35)

   – Итак, пока я не передумал, ваши драгоценности в уплату за ваших дочерей. Ну же, смелее. Идите, забирайте своих детей. Вы что, не понимаете меня?
   Угрюмые лица несколько минут тупо смотрели на героя, с трудом соображая, что такого он им сказал. Сначала по толпе прокатился неуверенный шепот, затем люди заволновались, заговорили в голос, всё ещё не веря своим ушам, но смысл обращённых к ним слов постепенно начал проясняться: забрать… можно забрать… – раздались голоса.
   Они ещё стояли, растерянно оглядываясь друг на друга, переспрашивая, снова повторяя – значит, можно? можно забрать, да? И всё-таки оставались на месте то ли из страха, то ли от неожиданности, то ли из сомнения. Геракл, которого такая невероятная тупость всегда приводила в бешенство, начал терять терпение. Он собрался было обрушить на столь бестолковый народ потоки брани, но, едва герой открыл для этого рот, как среди троянцев наметилось движение. Крупный бородатый господин неуверенной походкой первым направился к ряду пленниц. Он несколько раз обернулся, умоляюще посмотрел на Геракла – тот кивнул: давай, папаша, покажи всем пример. Пухленькая смуглая девушка громко всхлипнула и бросилась ему на шею. Отец прижал её к себе – слёзы сами покатились из глаз.
   – Погодите обниматься. Заплати сначала, – вернул их на землю Геракл.
   Отец проворно полез за пазуху, извлёк из-под одежд тяжёлую золотую цепь и без слов отдал Гераклу. Тот подбросил её пару раз, оценивая тяжесть, взглянул на затейливое плетение и, судя по всему, остался доволен, потому как присвистнул и коротко произнёс:
   – Забирай.
   Оторопевший отец несколько мгновений стоял, не в силах сообразить, что делать дальше, затем опомнился, схватил в охапку своё дитя и поспешил восвояси, всё ещё не веря такому невероятному счастью.
   – Ну? Так и будете стоять? – крикнул Геракл онемевшим от изумления троянцам.
   Что тут началось. Толпа, словно, наконец, опомнившись, пришла в невероятное волнение, задвигалась, запричитала, уцелевшие в ночном побоище отцы и матери, мужья и братья спешили выкупить своих близких: они без всякого сожаления расставались со своими драгоценностями, получая взамен дочерей, жён и сестёр, при этом считали, что дёшево отделались и уходили со счастливыми лицами. Геракл едва справлялся с нахлынувшим на него людским потоком – герою пришлось применить все свои организаторские способности, а в отдельных случаях и силу. Властный голос звучал поверх обезумевшей от счастья толпы, несколько остужая её пыл – люди суетливо и покорно выстраивались друг за другом, сквозь слёзы восторженно наблюдая, как впереди стоящие получают своих девочек.
   – Так, по одному, не все сразу, – решительно и по-деловому сдерживал их нетерпеливые порывы Геракл. Герой вполне допускал, что в такой суматохе кто-нибудь ускользнет, так и не заплатив – как раз это в его планы не входило.
   – Куда прёте? Соблюдайте очередь, – осаждал он наиболее нетерпеливых.
   – Которая ваша? Эта? – бойко раздавал пленниц герой. Пожилая пара радостно закивала головами. – Получите, – Геракл сгрёб протянутые дрожащими руками украшения – серьги и браслеты полетели на щит, счастливые родители вместе с дочерью отправились домой.
   – Что подсовываешь, старушенция? – герой вертел в руках скромные серебряные пряжки для женского платья. – Золото давай.
   Седовласая пожилая троянка умоляюще смотрела в лицо Геракла. Слёзы дрожали в уголках запавших глаз, скатывались, пропадая в бороздках морщин, потрескавшиеся губы беззвучно двигались, сгорбленные плечи то и дело вздрагивали, женщина лишь судорожно всхлипывала, не в силах произнести ни слова. Юная пленница, смуглая, кудрявая девочка с неправильными чертами лица, стояла чуть позади, ожидая решения Геракла: прошедшей ночью её родители погибли, победители вырезали всю семью, лишь чудом уцелевшая бабушка пришла выручать свою внучку.
   – Нет больше ничего? Врёшь, небось.
   Геракл взыскательно оглядел скромный старушечий наряд. С неё, и правда, взять больше нечего.
   – Ладно, так и быть. Я сегодня добрый. Можешь забирать, – великодушно разрешил Геракл.
   Старуха засуетилась, едва не бросилась к ногам благодетеля – девочка поднимала её с песка, стремясь поскорей уйти отсюда: мало ли, сейчас этот огромный лысый начальник возьмёт, да передумает – что тогда делать? Геракл тем временем небрежно бросил пряжки в общую кучу – на его перевёрнутом щите скопилось изрядное количество всяких украшений, отданных троянцами. Герой довольно потирал руки: его затея удалась, импровизированный торговля спорилась, золотая горка на щите всё росла, люди бойко разбирали своих девиц – через каких-нибудь полчаса ряд пленниц сократился до двадцати человек. Девушки, ожидавшие, что их тоже придут выкупать, теперь стояли с поникшими лицами и только испуганно жались друг к дружке, ведь других освобождали у них на глазах, а за ними так никто и не пришёл. Огонёк надежды, так ярко и близко вспыхнувший прямо перед ними, постепенно угасал, толпа троянцев быстро таяла. Да и кто мог за ними прийти? Их родные погибли или перепуганные до сих пор отсиживались, а потому не знали, что происходит в порту. Сёстры Гесионы растерянно стояли среди оставшихся пленниц – избитая, с заплывшим лицом Астиоха и рыженькая толстушка Килла не понадобились никому. В числе прочих дурнушек они то и дело смотрели в сторону города – быть может весть о возможности выкупа разнеслась по Трое и какой-нибудь опоздавший придёт, чтобы спасти их. Но время шло, оно неумолимо бежало, ряды пленниц таяли, и вместе с ними таяла надежда: ведь мы ни кто-нибудь, мы троянские царевны и братик с нами – почему никто не пожелал выручить нас из беды? Троянцы в самом деле отводили глаза, если им случалось встретиться взглядом с дочерьми Лаомедонта – своих бы выкупить, не до чужих нынче. Те из троянцев, чьи дочери и жёны приглянулись победителям, а потому прямо у них на глазах были уведены на корабли, не испытывали ни малейшего желания выкупать чужих дочерей, пусть и самого царя – в горе люди покидали порт, даже не взглянув на ожидавших избавления пленниц.
   – Там опять что-то делят без меня.
   Теламон, случайно заметивший издалека, как грузный пожилой троянец что-то снимает с руки и передает Гераклу, забеспокоился. Молодой человек оказался в порту много раньше колонны пленниц, не теряя времени даром, Теламон выбрал для себя корабль, на котором он отправится домой. А выбрав, принялся грузить на него свои трофеи, тщательно укладывать приобретенное добро, чтобы не дай бог не помять, не повредить, не испортить свои сокровища. Затем Теламон принялся обходить прочие суда – всё, что казалось ему наиболее красивым и ценным, он перетаскивал с палубы другого корабля на свой, причём его острый глаз каждый раз примечал всё новые и новые трофеи – Теламон запыхался, устал, но об отдыхе даже не помышлял. Он так увлёкся, что пропустил начало дележа пленниц – мало того, его хозяйственный пыл оказался настолько заразительным, что Иолай примкнул к нему – так вдвоём, они выбирали каждый для себя понравившиеся вещи, стараясь при этом поразить воображение друг друга. От столь увлекательного занятия их не смогли оторвать ни крики и визг пленниц, ни сам вид девушек, которых воины волокли на свои корабли.
   – Кажется, мы что-то пропустили, – сделал вывод Иолай, наконец-то поднявший голову от своих сокровищ.
   – Ещё не поздно, – сейчас только отнесу вот эти вазы, и пойдём, узнаем, в чём там дело.
   Теламон подхватил две напольные вазы прекрасной работы и шустро перенёс их на свой корабль. Спустя несколько минут друзья спешили к месту импровизированного торга, затеянного Гераклом.
   – Вот они. Явились, наконец, – приветствовал Иолая и Теламона герой. – Я тут девиц ваших стерегу, а они гуляют неизвестно где. Получите в целости и сохранности, я сам выбирал. – Геракл подтолкнул Иолая к молоденькой черноволосой красотке. – Ну, что скажешь? Хороша? А ты что стоишь? Ступай к своей невесте, дуралей.
   Гесиона по-прежнему находилась в группе девушек, предназначенной начальникам похода. Троянская царевна не спускала глаз со своих сестёр, с замиранием сердца она следила за тем, как воины выбирали для себя девушек – вот один грубо вцепился в Киллу, сорвал с неё платок, схватил за подбородок, остался недоволен и грубо отпихнул её, поспешив к следующей девице. Другой пробурчал: «Толста слишком, прочь с дороги», – и исчез в суматохе. Астиоху едва не затоптали в этой кутерьме, воины окидывали её с ног до головы равнодушными взглядами и проходили мимо, кто-то сильно толкнул её, Астиоха упала на песок – младший брат склонился над нею, Килла помогла ей подняться. Так они и держались втроём до конца, терпя тычки и молчаливо снося брань, а мимо них волокли упиравшихся пленниц. Наконец, ажиотаж завершился, дикий довольный смех и отчаянные вопли понемногу начали стихать, пространство очистилось – Астиоха, Килла и Подарк оказались среди оставшихся пленниц. Несколько минут неопределённости, а затем выкупленные девушки стали одна за другою покидать ряды невольниц, возвращаться в Трою, остальные завистливо смотрели им вслед: вот счастливицы, как им повезло – оказалось, для счастья в подобных обстоятельствах и надо-то совсем немного: не блистать красотой и иметь живых родственников. Троянским царевнам, как мы знаем, надеяться и рассчитывать было не на что. Когда, наконец, стало понятным, что всех, кого могли и хотели выкупить, уже выкупили, оставшаяся группа пленниц совершенно пришла в уныние – вновь возникла неопределённая пауза – все смотрели на довольного собой Геракла, ожидая, что ещё придёт в голову этому герою.

   14. Подарк становится приамом

   Гесиона со страхом и тревогой ожидала, чем завершится наступившая после столь бурных торгов непредвиденная заминка, ведь её сёстры и братик по-прежнему находились среди оставшихся пленниц. Серые глаза Гесионы попеременно останавливали взгляд то на них, то на герое – два воина в медных доспехах (Видимо опоздавшие – решила Гесиона), спешили, обходя брошенные телеги и подводы, к месту прошедших торгов.
   Сейчас они заберут моих сестричек, – неожиданно для самой себя решила Гесиона, – я их больше никогда не увижу.
   От этой мысли ей стало совсем скверно, царевна пристально и враждебно смотрела на подходивших воинов: вот этот, что справа, белобрысый такой, или мне кажется? Да, да, что-то знакомое: походка, фигура, светлые волосы до плеч – да, определённо, хотя я не уверена…
   Мысли Гесионы побежали по кругу, смешались, спутались – она ещё толком не рассмотрела, он ли это, но уже знала, чувствовала, что это он. И, словно в подтверждение её лихорадочных догадок, едва Иолай и Теламон поравнялись с Гераклом, тот принялся что-то говорить им – Гесиона не расслышала слов, а в довершении указал рукою как раз туда, где она находилась. Теламон бросил заинтересованный взгляд на перевёрнутый щит, вздохнул, прекрасно понимая, что эта груда драгоценностей достанется не ему, и развернулся, намереваясь идти в сторону пленниц. Солнечные блики отразились от доспехов, на мгновенье ослепив девушку; светлые локоны, голубые глаза на чуть удлинённом загорелом лице – да, это он, её несостоявшийся жених, и он идёт к ней, о боги, как же это?
   Не может этого быть, – вопреки всему повторяла про себя Гесиона. Зачем он здесь? Почему? – паниковала царевна, а её мысли метались в беспорядочной чехарде, ясно отражаясь на взволнованном покрасневшем лице. Дрожащие руки тем временем поправляли сбившийся палантин, теребили серёжку, девушка выпрямилась, невольно подавшись вперёд, опустила глаза, но через миг они, против её воли, вновь робко взглянули на него, чтобы опять спрятаться под тенью длинных ресниц. Словом, сердечко её трепетало, она хотела этой встречи и боялась её, трёхлетней давности обида вновь заговорила в ней: как он мог тогда отказаться, как? Но… теперь он снова здесь. И он идёт к ней. Не может этого быть. Те несколько минут, пока Теламон шёл к Гесионе, показались троянской царевне бесконечными, мучительными и в то же самое время пронзительно желанными. Теламон, в пылу грабежа совершенно забывший о ней, Теламон, упустивший из виду саму причину, по которой он вновь оказался в Трое, Теламон, чьи мысли были до сих пор заняты лишь количеством раздобытого добра, вдруг, когда твёрдая рука Геракла решительно направила его к Гесионе, уже не мог оставаться равнодушным. Изящная белокурая красавица с большими серыми глазами, нежная, пленительная, щёки горят румянцем, ротик призывно полуоткрыт, а грудь, а бёдра, ножки – всё это теперь предназначалась для него, кто устоит? В свои пятнадцать лет Гесиона была красива, в восемнадцать расцвела совершенно – наш Теламон не мог отвести от неё восторженных глаз. До сих пор в нём жила лишь досада, изрядно приглушённая временем – при виде девушки, спасённой им три года назад, все желания и чувства Теламона вспыхнули с новой силой, сердце отозвалось волнительным трепетом, будто не было этих трёх лет, будто ничто не разделяло их, и для счастья больше нет никаких преград. Теламон словно не шёл по песку, он летел к ней – стоило, всё же стоило ради этой встречи пересечь море, пройти весь долгий путь, разрушить троянские стены, ведь для любви не бывает преград. Они, словно испугавшись множества посторонних глаз, и потому внезапно оробев, несколько минут стояли молча напротив друг друга.
   Что же ты? – спрашивали серые глаза, и трепетные ресницы вздрагивали, сводя Теламона с ума.
   – Ничего не бойся, ты теперь со мной, – это были первые слова, что смог, наконец, произнести онемевший от избытка чувств Теламон. – Уйдём, уйдём отсюда, – молодому человеку не терпелось остаться с Гесионой наедине, ведь им так много нужно сказать друг другу.
   Её рука оказалась в его руке, Гесиона сделала несколько шагов и остановилась. Как ни хотелось ей поскорей остаться с Теламоном с глазу на глаз, как бы не заглушало всё остальное внезапное смешение чувств, а совсем забыть о своих родных, а тем более оставить их в столь отчаянном положении Гесиона никак не могла.
   – Как я уйду? Там мой братик и сёстры. Вот они стоят. Что будет с ними? – серые глаза вопросительно смотрели на Теламона.
   Молодой человек растерялся. Какие ещё сёстры – братья? Ему-то они зачем? Но Гесиона с такой надеждой смотрела на него, так переживала за своих близких и ждала ответа, что просто отмахнуться от неожиданно всплывшего осложнения нечего было и думать.
   – Сейчас всё уладим, – решительно заявил Теламон. – Не волнуйся.
   Так вдвоём, они и направились к Гераклу, всё ещё пребывавшему в раздумье, куда девать оставшихся пленниц – те покорно стояли, сбившись в кучку, время от времени бросая косые взгляды на героя. Подарк со всех ног бросился к Гесионе, прижался к сестре, уткнулся лицом в складки её широкой ночной сорочки. Килла и Астиоха сделали несколько неуверенных шагов по направлению к ним: и без того напуганные девушки боялись навлечь на себя гнев этого лысого начальника, что всё утро издевался над ними.
   – Ну, что надумал, Геракл? Нам пора отправляться. Всё давно готово. Только тебя ждём, – дружелюбным тоном начал Теламон.
   В самом деле, большинство воинов заняли свои места на ожидавших судах, порт опустел, лишь кучки ненужного хлама, тела погибших накануне троянцев, битая посуда и брошенные как попало подводы, зачастую перевёрнутые колесами вверх, – жуткий, но вполне объяснимый бардак царил на ещё недавно ухоженной и чистой территории порта. Лишь здесь, у второго причала стояла небольшая группа пленниц, да пара охранявших их воинов переминалась с ноги на ногу, бросая вопросительные взгляды на своего командира. Иолай давно увёл свою красотку на корабль, Оиклей последовал за ним, сопровождая девушек, предназначенных для начальства – только сам Геракл всё медлил возле заваленного золотыми украшениями щита.
   – Знаю, знаю. Подождёте чуток. Может, кто придёт за этими вот, – недовольно пробурчал герой.
   – Зря надеешься. Никто не придёт. Отпусти их. Пусть идут домой, – Теламон решил выступить парламентёром за всех пленниц сразу.
   – Ты что, на радостях белены объелся? – огрызнулся Геракл. – Как это идут домой? Ты в своём уме? Мы их продадим в первом же порту.
   Оттого, что он никак не мог сообразить, как поступить с оставшимися пленницами, герой злился сам на себя и на всех сразу, прекрасно понимая, что напрасно теряет время – Геракл только и ждал, с кем бы повздорить. Потому он живо и даже с некоторым удовольствием набросился на подвернувшегося под горячую руку Теламона. Геракл раздражённо ткнул пальцем в сторону девушек.
   – Смотри, какая пышечка вот эта рыженькая, даром что не красавица, – и, предупреждая все возможные возражения Теламона, отрицательно замотал лысой головой. – Нет, я так не согласен. Не согласен я, – Геракл бросил раздражённый взгляд на Гесиону, прижимавшую к себе брата. Герой недобро ухмыльнулся. – Эта красотка из тебя верёвки вьёт. А из мальчишки слугу сделаем – паренёк шустрый, сразу видно, – нарочно повысил голос Геракл.
   Гесиона побледнела, крепче прижала Подарка к себе.
   – Геракл, это царевич Трои. Отпусти его. Он совсем ребёнок. Его место здесь, – пытался остудить героя Теламон.
   – Что ты заладил: отпусти, отпусти. Ишь, добрая душа. Царевич Трои… Значит он им всем так нужен, что до сих пор ни один троянец не захотел его выкупить, – продолжал Геракл. – Клянусь, я бы много не запросил. Да я этого мальчишку сам лично продам, если через пять минут никто за ним не явится.
   – Можно… Можно мне. Я, я выкуплю его. И сестёр…
   Голос Гесионы срывался от волнения и страха, слёзы заблестели в больших серых глазах, тревога омрачила черты её лица, только бы он позволил ей, ведь какая разница, кто заплатит за них? Отчаяние придало ей сил – Гесиона мягко освободилась из объятий брата и решительно выступила вперёд, словно закрывая собой своих близких. Искрящийся палантин, до сих пор покрывавший голову Гесионы, оказался в дрожащих руках:
   – Вот, возьмите. Это за Подарка.
   Шитый золотом палантин заиграл на солнце, неведомые птицы зажглись яркими красками, лёгкая ткань переливалась всеми цветами радуги, шёлк бахромы нежно скользил по рукам – следующие несколько мгновений Геракл, словно завороженный дикарь, смотрел на роскошную ткань, затем выхватил её из тонких рук, повертел так и сяк и в полном восхищении одобрительно крякнул.
   – А это за сестёр, – спешно добавила Гесиона.
   В её руках блестели впопыхах снятые серёжки.
   – Этого хватит? – спросила она.
   Геракл придирчиво рассматривал маленькие серьги – золотые капельки утонули в грубой мужской ладони.
   – Браслет тоже снимай.
   Гесиона подчинилась. Драгоценности полетели на щит, палантин лёг на широкие плечи героя – вполне довольный обменом Геракл взглянул прищуренными глазами на выкупленных пленников и широко оскалился:
   – Подарок говоришь? – намеренно искажая имя мальчика, рассмеялся герой. – Нет, голубушка. Он теперь купленный. Ваш царевич теперь никакой не подарок, он Приам – купленный значит. Все слышали?
   Несмотря на только что отданный выкуп, все присутствующие, включая Теламона, словно пригвождённые к месту, испуганно застыли и лишь боязливо смотрели на героя, прекрасно понимая: все они ещё во власти этого человека. А тот, как ни в чём ни бывало, продолжал свою тираду, не обращая внимания на испуганные лица.
   – Ваш царь, троянцы, купленный, как простой раб, – гремел на весь порт герой. – Как все вы, стоит мне только захотеть, вы – ничтожные, жалкие, ни на что не способные, вы все – рабы. Так пускай раб и правит в Трое. Я сегодня добрый. Отныне ваш царь – Приам.
   Напоследок Геракл громко расхохотался, весьма довольный собой, затем подхватил с песка тяжело нагруженный золотом щит и отправился к своему кораблю, по пути то и дело сотрясая троянские окрестности:
   – Ваш царь – купленный, он – Приам, Приам, слышите? При-ам. Вот так-то.
   Все молча смотрели ему вслед, не в силах двинуться с места. Магия завораживающей дикой силы, что заставляла безропотно подчиняться ему, чувствовалась в этом человеке, но герой ушёл, и народ потихоньку стал приходить в себя. Первым опомнился Теламон.
   – Ну, что стоите, разинув рты? Быстро по домам.
   Обрадованные пленницы, наконец, очнулись, засуетились, пустились в сторону Трои едва не бегом. Теламон терпеливо дожидался в сторонке, пока Гесиона прощалась со своими близкими. Она плакала, сквозь слёзы шептала им сокровенные слова, нежно обнимала сестёр и брата, теребила его каштановые волосы – Подарк (то есть Приам) прижался к ней, заливаясь слезами.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [35] 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация