А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Троя. История первая. Первый поход греков против Трои" (страница 29)

   8. Битва за порт

   Пока возбуждённая толпа со всех ног мчалась в порт, подбадривая себя воинственными выкриками, ситуация в самом порту изменилась кардинально. Вся стража была перебита воинами Иолая, пришедшими на выручку беотийцам, подоспевшие пятьдесят человек Димаха добивали раненых и случайно уцелевших в страшной суматохе троянцев. Воины с последних кораблей спешили через весь порт к месту боя, сбросив теперь уже бесполезный маскарад. Медные доспехи засверкали на солнце, щиты и копья обрели хозяев, отряды приветствовали друг друга у шестого причала, радуясь лёгкой победе. Словом, наступило относительное затишье: сопротивление было подавлено, потери – минимальны, а трофеи вполне приличны для такого спонтанного нападения. Воины рассматривали брошенные купцами товары, дивясь огромному количеству и разнообразию последних, и вскоре наметилась тенденция разойтись по территории порта в поисках судов с ценным грузом. Всех остановил Геракл, твёрдо потребовав дисциплины и сплочённости.
   – Вернитесь, немедленно вернитесь, кому говорю, – кричал он вдогонку разбредавшимся воинам. – Всем держаться вместе. Мы на чужой земле. Не хватало ещё, чтобы нас перебили поодиночке.
   Потребовались немалые усилия и авторитет Иолая, Димаха и самого Геракла, чтобы собрать всех вместе у шестого причала. Настолько притягательной оказалась перспектива лёгкой добычи.
   – Чему вы радуетесь? Это всего лишь крохи по сравнению с богатствами Трои. Вы только что, – обратился Геракл к людям Димаха, которые уже чувствовали себя героями, – сорвали весь план боевых действий.
   – Правильно, – поддержал его Иолай. – Наша задача состояла в том, чтобы попасть в город. А не порт грабить.
   – В городе золота намного больше, чем на этом корабле, – высказался Теламон.
   – Нам и этого хватит, – ответил один из здоровенных головорезов с мрачной физиономией. – Если вы нами не довольны, то мы можем и домой отчалить.
   Но отчалить домой сегодня им было не суждено: разношерстная толпа троянцев мчалась на них, краткая передышка закончилась, споры немедленно прекратились и воины, подчинившись требованиям Геракла, заняли боевой порядок и приготовились отразить нападение. Толпа бежала им навстречу, ожидая увидеть горстку пиратов, и сбавила шаг, обнаружив прямо перед собой пусть небольшое, но вполне боеспособное войско. И это войско сначала выпустило град стрел, правда жиденький и недолгий (потому, как не все воины прихватили в суматохе луки), однако его хватило, чтобы в первые минуты несколько охладить пыл наступавших, а затем, прикрылось щитами, ощетинилось копьями и приготовилось встретить натиск троянцев.
   – Бей их, – кричали задние ряды наступавшей толпы, а впереди сражённые стрелами люди падали на руки следующей волне троянцев. На какое-то время войску Геракла удалось остановить приближавшуюся толпу на некотором расстоянии, смять первые ряды, сдержать натиск и не позволить защитникам порта использовать численное превосходство. Однако это не могло продолжаться долго: возможно, испуг первых рядов и поколебал бы решимость остальных троянцев, но их было слишком много. Последние ряды огромной толпы, не имея возможности разглядеть, что там делается впереди, не ведали страха и упрямо толкали впереди стоящих под стрелы, сокращая расстояние между противниками. Первоначально Лаомедонт хотел оттеснить пиратов в воду, кого получится – убить, а кого просто утопить в проливе. Но пираты на поверку оказались хорошо вооружённым войском, а с небольшого возвышения троянскому царю удалось заметить среди нападавших пару лиц, показавшихся ему знакомыми. Пока Лаомедонт пытался вспомнить, где он мог видеть этих людей, троянцы продолжали нести потери. Не защищённые доспехами люди падали под ноги врагам, однако на их место сразу вставали другие, бой перешёл в рукопашную, в ход пошли копья и мечи. Троянцам удалось преодолеть рубеж, где стрелы нещадно сыпались на них, они смогли приблизиться вплотную к противнику, пусть лучше вооружённому, но сильно уступавшему защитникам порта в численности. Теперь было совершенно непонятно, кто выйдет победителем: лязг оружия, отчаянные крики, стоны умирающих и потоки крови – всё смешалось в этой битве. Сыновья царя удерживали левый фланг, смело отражая атаки воинов Димаха, пока чья-то ловкая рука не направила копьё прямиком в голову Гикетаона. Юноша рухнул на песок, кровь хлынула из открытой раны, заливая лицо, взор помутнел, и душа покинула тело, стеная и плача о юной, так скоро и нелепо прерванной жизни. Потрясённый Тифон едва успел закрыть глаза мертвого брата, на него уже летел разъярённый, совершенно опьянённый кровавым боем Димах. Тифон закрылся трофейным щитом, за мгновенье перед тем позаимствованным у павшего врага, отклонился в сторону – меч просвистел совсем рядом. Димах развернулся – его перекошенное лютой злобой лицо было страшно, из недавней раны сочилась кровь, но для разбойника-беотийца это не являлось помехой: он был сам бог войны, неистовый и кровожадный. Тифон не растерялся, сделал отличный выпад, сильным ударом выбил меч из раненой руки Димаха, тот отступил на шаг и тут же споткнулся о мёртвое тело пожилого троянца. Димах неуклюже упал, попытался подняться, но Тифон не дал ему шанса – копье вошло точно противнику в грудь. Острие прошило медную пластину, Димах охнул и повалился навзничь. Ряды троянцев, используя численное превосходство, медленно, но верно теснили противника к воде, и Геракл высматривал пути отступления, как неожиданно с тыла в троянцев врезались воины Оиклея, сминая, сея панику в рядах защитников города. Более пятидесяти опытных воинов, успевших покинуть порт до начала столкновений, так бездарно спровоцированных Димахом, теперь вернулись с полдороги, собрав вместе свои разрознённые отряды. И, пускай щиты и копья у них отобрали троянцы, приняв тех за обычных торговцев, личное оружие каждый имел при себе и не замедлил воспользоваться им, едва воины вновь оказались в порту. Оиклей напал на троянцев с тыла, те дрогнули от неожиданности, отступили, кто-то закричал:
   – Нас предали.
   И началась паника. Люди старались выбраться, падали, спотыкаясь о груды мёртвых тел, поднимались вновь, бросали оружие и неслись в сторону города. Троянский царь со своего возвышения видел, что творится что-то непонятное, что его ряды дрогнули и побежали. В хаосе бегства совсем рядом мелькнула блестящая лысина и широко раскрытые голубые глаза – Лаомедонт отшатнулся и пришёл в ужас – он вспомнил, да, он вспомнил, кто этот воин, что преследовал сейчас убегавших троянцев. Тот самый герой, победивший троянское чудовище, это он, и он пришёл мстить – разве возможно противостоять ему? Лаомедонт задрожал всем телом, нетвёрдой рукой развернул колесницу.
   – В Трою, все в Трою, назад, – закричал царь, хотя остатки его людей и без того бежали в город.
   – Оиклей, как ты вовремя, – восторженно налетел на аргвинянина Геракл. – Мы думали, нам конец. Чуть не смяли они нас.
   – Бывало и похуже, – невозмутимо ответил закалённый в битвах воин. – Ну, что остановились?
   – Так убегают же, – услышал последний вопрос только что подошедший Теламон. Молодой человек с ног до головы был в крови. – Значит, передохнуть можно. Вон задели по руке. Царапина, а перевязать не мешало бы.
   – Дай-ка гляну, – Рана оказалась поверхностной, однако сильно кровоточила. – Ничего, жить будешь. Сбегай на корабль, у меня там, в дорожном мешке найдёшь кувшинчик с бальзамом, в полотенце завёрнутый. Намажешь – и всё как рукой снимет. Только рану промой хорошенько. А то у наших противников всё оружие сплошь тупое и ржавое, мало ли что, – Геракл небрежно поддел ногою проржавевший меч, выпавший из мёртвых рук защитника порта. – Заразу занесёшь, и что с тобой прикажешь делать?
   – Какую заразу? – взревел Оиклей. – Ты на что время тратишь, Геракл? Раненые пусть остаются здесь, а остальным прикажи немедленно преследовать врага.
   – Ты что орёшь-то, Оиклей? Мы и так едва отбились. Только благодаря тебе и выиграли, – пробубнил герой.
   – Что выиграли, Геракл? Отстояли вот этот причал? – Оиклей возмущённо махнул мечом в сторону причала, словно тот был виновником сражения. Старого воина буквально переполняла досада. – Наша задача какая? Проникнуть в город. Вот и надо её выполнять. Не получилось так, как задумали, нужно попробовать по-другому. А ты вместо этого, чем занимаешься? Иди, возьми бальзам, – передразнил Оиклей героя.
   Оиклей был прав. Геракл не стал спорить, поняв свою оплошность, он немедленно дал команду присевшим было на песок воинам возобновить преследование, и сам понёсся впереди всех, потрясая копьем, но было поздно. Как ни мало времени продолжалась передышка в порту, она дала возможность троянцам оторваться от своих преследователей. Ворота города захлопнулись прямо перед носом запыхавшегося Геракла, и герой, как три года назад вновь оказался под неприступными стенами Трои.
   Теламон тем временем щедрыми пригоршнями накладывал бальзам на тщательно вымытую руку. Молодой человек сидел на опрокинутой в пылу грабежа подводе, насвистывал игривую мелодию и время от времени поглядывал на опускавшееся в море солнце.
   – Замечательно. Закат очень даже вовремя, – довольным тоном изрёк Теламон. – Значит, запад у них вон там. Нужно запомнить.
   Неважно ориентировавшийся в сторонах света Теламон ещё в пору ученичества постоянно путался в этом вопросе. Теперь само солнце ясно подсказывало ему, какую именно из троянских стен возводил его отец. Весьма довольный собой, Теламон затянул как можно туже повязку на руке, отнёс остатки бальзама в трюм корабля, перебросил щит на спину, прихватил меч и отправился на поиски своего друга.
   Войско Геракла, потерявшее во время стычки в порту убитыми и ранеными около сотни человек, сократилось до двухсот воинов и выглядело довольно жалким, если не сказать смехотворным под могучими троянскими стенами. Две сотни воинов стояли в нерешительности возле ворот, не зная, что предпринять, а троянцы забрасывали их со стен гнилыми овощами, яйцами, норовили облить кипятком и кричали разные обидные вещи. Воины погибшего Димаха откровенно роптали: не знаем, что мы тут делаем, забрали бы золото и смылись давно. Гибель командира, такого сильного, неистощимого на всякого рода безобразия, вроде налётов и грабежей, потрясла их, потому никто не задевал осиротевших беотийцев, прекрасно понимая горечь их потери. Чуть в стороне от своего войска проводили бесконечный совет Геракл, Иолай и Оиклей. Но, что они могли придумать? Время было упущено, ворота – закрыты, наступала ночь, и самый мудрый из этой компании Оиклей, в который раз предлагал убраться восвояси, ограбив предварительно весь порт.
   А в самой Трое перед взволнованными гражданами выступал не менее взволнованный царь.
   – Троянцы, – кричал Лаомедонт в гудящую толпу. Гул постепенно смолкал, царь глубоко вздохнул, стараясь отогнать тревожные мысли, в самом деле, чего ему опасаться? – Троянцы, – продолжал Лаомедонт. – Я не хочу, я не вправе больше рисковать вашими жизнями. Сегодня слишком много достойных граждан нашего города погибло от рук этих разбойников. Такие потери мы понесли потому, что наши враги оказались хорошо вооружены и организованны. Но, как бы они не были вооружены, в город им не проникнуть, можете быть уверены. Осадить они нас тоже не смогут: их слишком мало. Вот увидите, завтра к утру они уберутся прочь, уберутся, разграбив наш порт. Пусть так, зато я сохраню ваши жизни и не позволю врагу разграбить Трою. Это всё, что можно сделать. Поверьте, убытки не так страшны, если речь идёт о жизнях наших граждан. Тех, кто погиб сегодня, погиб как герой, защищая город, мы предадим достойному погребению сразу, едва уберутся враги. Это будет завтра, а сейчас расходитесь по домам и спите спокойно, троянцы. Наши стены защитят нас от любого врага. Можете быть уверены.
   На этом Лаомедонт закончил свою речь. У него был слишком тяжёлый день. Его сын, Гикетаон, лежал мёртвый в порту, среди погибших троянцев, лежал никем не оплаканный, и бродячие псы, должно быть, сейчас жадно терзают его плоть, как и плоть остальных троянцев, погибших по его, Лаомедонта, вине. Ведь это он послал их в бой, послал из рук вон плохо экипированных, без доспехов, почти без оружия – так, похватали, что было, и понеслись против вооружённого до зубов врага.
   Но ведь меня неправильно информировали, ввели в заблуждение, – оправдывался сам перед собою Лаомедонт, – мне сказали, что кучка пиратов грабит корабли в порту, а встретило нас пусть небольшое, но всё же войско.
   Говорил сам себе Лаомедонт, прекрасно понимая, что это всё – неправда. Кто до сих пор мешал ему обзавестись собственным боеспособным войском? На такой вот как раз случай, как этот? Вместо того чтобы подставлять под удар жизни неискушённых в военном деле граждан. И ещё этот герой, будь он проклят. Это он привел сюда воинов, привёл, чтобы отомстить. И что-то подсказывало Лаомедонту, что герой не отступит, не уйдёт ни с чем, как три года тому назад. Но, что он сможет сделать? Стены вокруг Трои неприступны, а значит, и бояться нечего. Успокаивал сам себя Лаомедонт, снедаемый безотчётной тревогой.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [29] 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация