А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Троя. История первая. Первый поход греков против Трои" (страница 26)

   Но те не отстают. Теламон и Пелей ни за что не упустят свою добычу.
   – Да что пастухи – они же неграмотные все, считать не умеют. А нам не трудно, мы с удовольствием, мы твои братья как-никак.
   – Да мы же любим тебя, Фок, – братья быстро седлают коней.
   И вот уже три всадника направляются к подножию горы Панеллений, где расположено единственное приличное пастбище на всей Эгине. Раннее погожее утро встречает их солнышком, воздух наполнен птичьим пением и запахом трав, невдалеке журчит ручей, а ветви густого кустарника заграждают всадникам путь – братья спешились и направились пешком к воде.
   – Где-то здесь, отец говорил. Мы заблудиться не должны, – оглядывается Фок.
   – Конечно, конечно, – отвечает ему Пелей. – Пройдёмся вдоль ручья, вот и выйдем на них.
   Теламон указывает рукой вперёд:
   – Там вроде что-то слышно.
   – Нет, с другой стороны – тебе показалось, – Фок явно различает блеянье овец с противоположной стороны, но Теламон настаивает на своём.
   – Ты ошибся, брат. Нам вниз по ручью, идём же, – и увлекает Фока почти насильно, тот оборачивается, но сзади его энергично подталкивает Пелей.
   – Идём, нам туда.
   Влажная тропинка тянется вдоль берега ручья, густые заросли ивняка скрывают её от посторонних глаз. Гибкие ветви смыкаются за спинами братьев, Теламон и Пелей быстро увлекают младшего брата вглубь прохладных тёмно-зелёных кущ, и лишь тревожный шелест листвы напрасно пытается предупредить молодого правителя Эгины о грозящей ему опасности.

   4. Геракл возвращается

   Ближе к полудню жаркого дня, так и не дождавшись попутного ветра, шесть великолепно снаряжённых кораблей покинули наконец гавань приморского городка Навплия и вышли в Арголидский залив, чтобы, обогнув полуостров, к вечеру добраться до берегов Эгины. Безветренный денёк заставлял усердно поработать вёслами, бесполезные паруса убраны, суда продвигались медленно, на некотором расстоянии друг от друга, образовав небольшой караван. Геракл стоял на корме флагманского корабля, провожая взглядом отвесные скалы Арголиды, обступившие пролив. По хмурому лицу героя, впрочем как и по лицам большинства участников похода, довольно ясно угадывались остатки прощального пира – чувствовалось, что накануне эти люди прекрасно провели время и несколько переусердствовали с возлияниями богам, моля последних даровать им удачу – кто-то всё ещё клевал носом, большинство же злобно налегало на весла, кляня тихую погоду заодно с неспешными водами Арголиды. Впрочем, мало кто сожалел о покинутой Навплии, где состоялся сбор, да и само прощание с родными берегами носило будничный характер: не было толпы провожающих, не звучало обычных в таких случаях напутственных речей, не раздавался плач жён, покинутых ради подвигов на чужбине. Напротив, жители маленькой Навплии облегчённо вздохнули, когда эти триста с небольшим, вооружённых до зубов, головорезов, погрузив оружие и провизию, наконец, отчалили, что называется с глаз долой. Слишком беспокойными гостями оказались собравшиеся воины для небольшого приморского городка: бесконечные шумные пирушки отчаянных тиринфских новобранцев под началом Иолая, племянника Геракла, чередовались со всяческими безобразиями задиристых аргвинян, прибывших следом под предводительством Оиклея, здоровенного, могучего воина со шрамом поперёк лица. Причём жалобы местного населения на чинимые гостями, мягко говоря, неудобства вызывали лишь смех бравых начальников: они оба считали, что воинам следует развлечься для поддержания боевого духа, пока все вынуждены бездельничать в ожидании остальных. Таким образом, пока население города трепетало от страха за свои жизни и целостность имущества, разгорячённые вином воины вовсю горланили песни, таскали кур и овец, похищали женщин, затевали потасовки: Оиклей с Иолаем предоставили своим людям полную свободу и всячески поощряли подобные безобразия. Одним словом, все развлекались, как умели, пока к месту сбора не прибыл Геракл – ещё около сотни беотийцев под командованием Димаха присоединились к участникам похода. Итак, войско было набрано, но увы, это было совсем не то, на что рассчитывал герой. Чуть больше трёхсот человек удалось собрать Гераклу, как он ни старался, как ни уговаривал и куда только ни ездил. А ушла на эти поездки да уговоры, в большинстве случаев бесполезные, между прочим, уйма времени. Почти три года понадобилось герою, чтобы организовать поход против Трои, о которой, как выяснилось, мало кто знал. Большинство тиринфских соседей, за исключением аргвинян, отвечали примерно следующее:
   – А где это? Что за город такой – Троя?
   И узнав, что речь идёт о побережье Малой Азии, и что плыть туда на весельной тяге через море, даже если и прямиком, около месяца – никак не меньше, отказывались наотрез. Другие простодушно заявляли герою:
   – Зачем так далеко? Можно и поближе кого-нибудь ограбить.
   И предлагали Гераклу планы экспедиций на остров Киферу или даже на Крит, благо это намного ближе и безопаснее. Напрасно Геракл пускал в ход своё красноречие – все заманчивые описания троянских сокровищ безнадёжно меркли пред опасностью длинного морского перехода, и было совершенно непонятно, для чего собственно нужно пускаться в такой путь, когда есть масса более простых и надежных способов поживиться. Итак, Гераклу отказывали под тем или иным предлогом: одни пеняли на неспокойные времена и враждебно настроенных соседей, вынуждавших держать войска дома, другие предлагали рейд поближе, третьи считали предложение героя рискованной авантюрой и потому предпочитали спровадить его со двора – и Геракл в большинстве случаев напрасно обивал пороги дворцов разных царств, пока не добрался до практически родной для героя Беотии, где ему наконец-то улыбнулась удача в лице фиванца Димаха и его бравых ребят, если не сказать шайки разбойников, державших в ужасе всю округу. Таким образом, ожидавшие подкрепления в порту Навплии аргвиняне и тиринфцы приветствовали беотийцев, и, закатив прощальный пир, к полудню следующего дня покинули порт и двинулись по заливу, огибая полуостров, чтобы, пройдя мимо мелких островков, ближе к ночи достигнуть Эгины, где предстояло забрать Теламона, и, как рассчитывал Геракл, хоть какое-то войско мирмидонцев: должен же Теламон внести свою лепту в это дело.
   Солнце нещадно припекало, и Геракл, спасая лысину от палящих лучей, спустился в трюм, где в беспорядке было сложено новенькое оружие, приобретённое им в Тиринфе. Герой принялся разбирать груду мечей и копий, расставил щиты вдоль борта, подсчитал количество. Свои доспехи имели лишь люди Оиклея, остальных предстояло экипировать из этой кучи, а вернее чётырех куч, каждая из которых плыла на своём корабле – общий арсенал разделили на глазок на четыре части и погрузили на четыре судна. Теперь предстояло проследить, чтобы каждому достался боевой меч и щит, и доспехи.
   – Чем только занимались до сих пор? – удивлялся Геракл. – Ещё в порту должны были сделать это. Ладно, времени впереди полно – успеем.
   Пока отдыхавшие в трюме воины по приказу Геракла примеряли комплекты вооружения, капризничая и ссорясь друг с другом, сам Геракл, наблюдая их поведение, возносил хвалы богам, за более организованных аргвинян, что плыли следом за флагманом на двух кораблях. Воины Оиклея, повторимся, имели при себе всё необходимое уважающим себя рубакам – именно на них в большей степени возлагал надежды Геракл, когда думал о будущем сражении у ворот Трои. На них и на Теламоновских мирмидонцев с Эгины в большей степени рассчитывал герой, составляя примерный план экспедиции. Но, ждёт ли его Теламон? Ведь прошло три года с тех пор, как они расстались, три долгих года, и Геракл за всё это время не догадался послать даже весточку о себе – так, мол, и так, я помню о своём обещании, друг. Теламон, наверное, и надежду потерял. А может, даже передумал, и жажда мести постепенно утихла? Геракл, никогда прежде не задававшийся этим вопросом, разволновался не на шутку. Чтобы хоть как-то отвлечься от тревожных мыслей, герой принялся сам экипировать те пятьдесят воинов из команды Димаха, что плыли с ним на корабле, и появился на палубе только поздно вечером, когда значительно посвежело. Надвигалась ночь, тихая летняя ночь. Тёмные, почти чёрные воды Саронийского залива мерцают в свете полной луны. Покой и нега разливаются вокруг извилистых скалистых берегов. Лёгкое дуновение прохладного ветерка слегка колеблет водную гладь, любопытные звезды высыпали хороводом на небе, серебряная дорожка пляшет в воде, прерываясь у скал – вот они, берега Эгины. Суда сбавили ход, есть чего опасаться: здесь изобилие коварных рифов и подводных скал – пристать к Эгине непросто даже днём, что уж говорить о ночи. Геракл, кутаясь от ночной прохлады в львиную шкуру, стоит на носу корабля и пристально всматривается в подзабытые очертания. Вереница кораблей застыла следом в ожидании манёвров флагмана в этих опасных водах, Геракл спокойно и уверенно отдаёт команды: он помнит, порт где-то рядом, вот за той круглой бухтой. Корабли тихо огибают остров, вёсла едва касаются воды – маленькая бухта проплывает мимо, тёмные скалы грозно нависают над ней. При волшебном лунном свете они выступают, словно сказочные великаны, безмолвно стоящие на страже своих заколдованных владений – порт Эгины дальше, за чернеющим утёсом. Суда скользят, осторожно пробираясь в темноте, лишь лёгкий плеск воды нарушает тишину и покой ночной бухты.
   – Отец. Выслушай меня, отец. Это не я. Это вышло случайно. Отец, прости меня. Я не виновен. Это всё Пелей. Я не хотел, отец.
   Взволнованный голос снова и снова, как заклинанье, твердил:
   – Отец, отец…
   Слова разносились далеко в ночном воздухе, взрывая тишину, нарушая покой заснувших берегов Эгины. Они отражались от недовольных скал, звуча диссонансом в царстве застывшего покоя.
   – Отец, прости меня…
   Геракл едва разглядел в темноте утлую лодчонку посреди бухты, а в ней – человека, надрывно кричавшего в ночной тишине. Он то складывал рупором руки, то протягивал их к безмолвным берегам острова, то опускал их, смолкая, надеясь услышать ответ. Но тщетно, лишь вспугнутые сонные чайки ворчливо отвечали ему недовольным гарканьем. Тогда он вновь нарушал тишину бухты, а в ночном воздухе надрывно звучало:
   – Отец, сжалься, выслушай меня, отец…
   Геракла прежде всего поразил этот голос, пусть дрожащий, умоляющий, но до боли знакомый – и пусть нет возможности рассмотреть человека в лодке, пусть его скрывает ночной мрак – Геракл узнал его сразу, хотя и колебался: герой явно не ожидал встретить друга вот так, посреди ночной бухты, в скверной лодчонке, молящего о прощении. А тот продолжал твердить свои жалобные фразы, не обращая внимания на проходившие мимо корабли:
   – Отец, прости меня. Я не убивал…
   – Теламон, – окликнул его Геракл. – Вот так встреча…
   Человек в лодке повернулся, бледный свет осветил его – и все сомнения, если они и были, тотчас исчезли прочь – перед Гераклом стоял его друг. Испуганное лицо искало глазами источник звука: высокий борт корабля не позволял разглядеть в темноте Геракла. Теламон растерянно смотрел на выплывшее из ночи судно, стараясь сообразить, кто, собственно, его зовёт.
   – Ты что тут делаешь, Теламон?
   Догадка пришла внезапно, сама собой: за считанные доли секунды память, словно вспышка во тьме, вернула задавленному проблемами (как мы увидим и очень скоро) Теламону, яркое воспоминание о прошлых приключениях, и молодого человека буквально осенило, а его лицо просияло счастливой улыбкой:
   – Геракл, это ты. Это ты, – от избытка чувств Теламон едва не выпал из лодки, продолжая твердить: – Ты приехал, ты всё-таки приехал…
   – А ты не ждал уже, – рассмеялся Геракл, весьма довольный произведённым впечатлением. – По глазам вижу, что не ждал. Ладно, забирайся сюда. Помогите ему, ребята.
   Тут же с борта опустилась верёвочная лестница, Теламон направил лодку к кораблю и спустя несколько минут оказался на палубе.
   – Исхудал то как, – сжимал друга в объятиях Геракл. – Ишь, шевелюру отрастил, – трепал длинные его пряди герой. – Ну, здорово живешь. А помнишь, как мы с тобою…
   – Помню, помню, – в свою очередь заливался счастливым смехом Теламон. – А ты…
   – Ладно, что посреди моря-то стоять. Принимай гостей, друг. Ты только посмотри: целых шесть кораблей удалось снарядить, и каких, – приукрасил свои достижения Геракл. Скорее следовало сказать: только шесть кораблей, но не станем так уж сурово придираться к герою. – Больше пятидесяти человек на каждом, да, – продолжает тем временем хвастать Геракл. – И всё народ отчаянный, дерзкий. Теперь мы устроим троянцам спокойную жизнь. Веди нас в порт. Вот высадимся – попируем, как прежде… Да здравствует Эгина.
   – Погоди, Геракл. Видишь ли… – осёкся Теламон. – Мне нельзя на Эгину.
   Неловкая пауза повисла в ночном воздухе. Геракл озадаченно смотрел на друга. Теламон всё ниже опускал глаза.
   – То есть как? Не понял. Почему нельзя? Что происходит, Теламон? Может, кто обидел тебя? Так мы живо разберёмся. Ты только скажи – я камня на камне не оставлю на Эгине, землю рыть буду, а накажу твоих обидчиков.
   – Не надо, Геракл. Не могу же я поднять руку на отца. Он изгнал меня, тому скоро три года. Сказал, чтобы ноги моей больше не было на Эгине.
   – Царь Эак изгнал тебя? Но за что? Насколько мне известно, твой отец – вполне приличный человек, он не стал бы без причины… Что ты натворил, Теламон?
   Теламон замялся. На тёмной палубе собрались все, кто был на судне. Молодому человеку вовсе не хотелось, чтобы все слышали, в чём причина семейной ссоры. И потому Теламон прибегнул к спасительной лжи.
   – Я женился без спроса. Взял девушку с Саламина. Вот отец и осерчал, – Геракл слишком хорошо знал друга, чтобы такое объяснение могло удовлетворить героя. Однако он сделал вид, что верит ему, и спокойно произнёс:
   – Значит, ты перебрался на Саламин? Очень хорошо. Это же рядом, через пролив.
   – Да, – с готовностью подтвердил Теламон. – Я теперь там.
   – Ну что ж, – заключил Геракл. – На Саламин, так на Саламин. Ребята, по местам.
   И корабли, обогнув Эгину, направились к острову Саламин, через небольшой пролив, разделявший острова друг от друга.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация