А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Троя. История первая. Первый поход греков против Трои" (страница 24)

   2. Возвращение домой, или неожиданный конфуз

   Итак, пока корабль Теламона всё ближе подходит к Эгине, сам Теламон, стоя на носу судна, нетерпеливо вглядывается в знакомые очертания: он возвращается домой. Сердце молодого человека сжимается при виде высоких скал, бесконечно родных, хорошо знакомых с детства, уютной маленькой бухты, где расположился эгинский порт, его приземистые строения так часто рисовала память вдали от дома, и вот он снова здесь, на родной земле, такой любимой и бесконечно дорогой, что слёзы сами выступают на глаза при виде родных берегов, ведь только утратив, пусть даже (к счастью) на время, начинаешь ценить тепло родного дома и понимаешь: только здесь, дома, самое лучшее место на свете. И вот наконец-то он возвращается – Эгина всё ближе и ближе – через каких-нибудь полчаса их судно под восторженные крики чаек величаво войдёт в порт и нога Теламона ступит с палубы корабля на родную землю.
   Больше года провёл Теламон вдали от дома: приключения сильно изменили молодого человека, а ратные подвиги пошли ему на пользу – он совершенно избавился от юношеских иллюзий, увидел воочию другую жизнь, так не похожую на жизнь родной Эгины, научился стойко переносить лишения и тяготы пути, возмужал, окреп, солёный морской ветер закалил его – одним словом, путешествие в обществе Геракла оказалось для Теламона настоящим подарком судьбы, и всё бы ничего, если не считать жестокую девушку из далекой Трои и её коварного отца, обманувшего героев. Это неприятное воспоминание каждый раз вызывает приступ гнева, но сейчас оно отступило на второй план, ведь Теламон возвращается домой, возвращается повзрослевшим, самым настоящим мужчиной – он и раньше-то слыл весьма привлекательным молодым человеком, больше остальных братьев похожим на отца, а теперь, после путешествия, и подавно смотрится писаным красавчиком. С приятными чертами лица, плотный, загорелый, с абсолютно выгоревшими под палящим солнцем непокорными прядями волос и голубыми глазами на бронзовом от загара лице, Теламон выглядит, будто юный бог, сошедший с Олимпа. Уже полгода прошло с тех пор, как друзья покинули неблагодарную Трою, где жадный, чересчур самоуверенный царь так дурно обошёлся с ними, полгода занял путь вдоль побережья к родным берегам: герои посетили Фракию, где с выгодой продали свои трофеи, как мы помним, полное товара судно дожидалось их в порту города Асс, недалеко от Трои. В плохом настроении отплыли Геракл и Теламон из Асса. Немедленно отомстить Лаомедонту хотелось героям, а Теламон, как более молодой и нетерпеливый, так и рвался назад в неприступный город, но Геракл, обдумавший на спокойную голову планы мести, как мог, пытался охладить пыл юного друга: это может подождать, есть пока дела поважнее. Однако прощать троянцев, само собой, Геракл не собирался, потому на все вырученные средства решено было снарядить корабли и напасть на Трою во главе небольшого войска:
   – Они там воевать-то как следует не умеют. Да ты и сам всё прекрасно видел: одни торговцы да трусы. Отродясь меча в руках не держали. Так что справимся малыми силами, не переживай, Теламон, – успокаивал друга Геракл.
   Тот пожал плечами и мрачно процедил сквозь зубы:
   – Скорей бы, – молодой человек был занят: он сосредоточенно считал монеты, беззвучно шевеля губами, и оттого боялся сбиться – тогда придётся начинать заново.
   Но как только Теламон пересчитал выручку от фракийской торговли, то значительно повеселел. Сумма получилась изрядная.
   – Это бешеные деньги! Геракл, сколько кораблей можно снарядить на это, как думаешь?
   – Наверно девять или десять, не больше, – отозвался тот.
   – Да ты что, – Теламон возбуждённо стал расхаживать в тесном помещении трюма. – Это дома у нас такие цены. Здесь намного всё дешевле. Тех же фракийцев можно нанять – близко и недорого.
   – Погоди, Теламон, не суетись. Пойми простую вещь: не станут фракийцы воевать на нашей стороне, они же соседи троянцев. А если и станут, то предадут нас в самый неподходящий момент. Лучше набрать верных людей в Тиринфе, чем какой-то сброд здесь.
   – Но в таком случае нам придётся плыть домой, – унылым тоном произнёс молодой человек.
   – Конечно, придётся. Не забывай, у нас и другие дела имеются.
   Теламон был совершенно не согласен и немедленно выразил свой протест:
   – Что ты такое говоришь, Геракл. Какие могут быть другие дела? А как же месть? – кричал он, от избытка эмоций размахивая руками.
   – Успокойся, – Гераклу с трудом удавалось сдержать яростный порыв друга. – Ты думаешь, я не хочу отомстить троянскому царю? И чем быстрее, тем лучше. Ты прав, конечно, прав, но пойми и меня тоже, у тебя ведь нет никаких обязательств, ты никому ничего не должен, ну, разве что обещал маме вернуться домой, а я – я, напротив, связан по рукам и ногам. Эврисфей там заждался, небось. Про него ты забыл? Ну вот, я так и знал, – перевёл дух Геракл. – Сначала я должен отчитаться перед ним, а уж потом…
   – Почему ты служишь ему? Разве нельзя послать его подальше? Он же тебя боится, Геракл, – недоумевал Теламон.
   – Боги так распорядились, мой друг. Что тут поделаешь? – тяжело вздохнул Геракл. – Ты думаешь, мне доставляет удовольствие каждый раз мотаться чёрт знает куда, выполняя его прихоти? Эх, плохо ты меня знаешь. С каким удовольствием я разделался бы с ним, если бы мог… – мечтательно протянул герой и сразу вернулся к действительности: – Где, кстати, пояс Ипполиты? Ты его случайно не продал фракийцам? – в голосе Геракла ощущалось некоторое беспокойство: пропадёт пояс – и привет подвигу.
   Теламон оглядел помещение. В темном углу трюма, среди поношенной обуви и грязных тряпок преспокойно лежал главный трофей Геракла.
   – Я что, по-твоему, совсем ничего не понимаю? – обиделся Теламон. – Вот он валяется, – молодой человек небрежно вытащил пояс из тряпичной кучи. Пояс Ипполиты блеснул золотыми блёстками, пряжка зажглась глубоким зелёным светом. – И зачем он Эврисфею понадобился? – пробурчал Теламон, разглядывая диковинку. – Я и получше видел на троянских-то красотках, – вновь воспоминания о Трое неприятной гримасой отразились на лице.
   Геракл взял пояс у друга, повертел в руках и засунул под подушку.
   – Эврисфей желает дочке своей подарить, – объяснил герой. – Так что хочешь не хочешь, а придётся ехать в Микены. А потом, как освобожусь – сразу в Тиринф, войско собирать.
   – А как же я? – спросил Теламон.
   – А ты пока дома побудешь, на Эгине. Да ты не волнуйся, как только снаряжу корабли, да соберу людей, так и заеду за тобой.
   На том и порешили. На время отложив планы мести, друзья устремились к родным берегам, благо ветер был попутным. Однако фракийская торговля и штормовое море задержали их в пути дольше, чем предполагал Геракл, а потому лишь спустя полгода после троянских подвигов наши герои смогли, наконец, ясно различить на горизонте скалистые берега Эгины.
   – Ты только посмотри, как тебя встречают.
   Теламон, пребывавший в сильном волнении от созерцания родных берегов, совершенно не заметил, как Геракл оказался рядом с ним на носу корабля. А герой указал рукою туда, где на фоне скал возле старого причала толпился празднично разодетый народ, а над выстроившимися в чёткую линию лодками высоко вверху краснела надпись:
...
ЭГИНА РАДА ВНОВЬ ВИДЕТЬ ТЕБЯ!
   – Вот это да. Меня бы кто так ждал в Тиринфе, – в голосе Геракла, наряду с восхищением, слышалась некоторая зависть. Впрочем, герой был искренне рад за друга: вернуться домой после долгого отсутствия и убедиться воочию, что тебя по-прежнему любят дорогого стоит. Сам Геракл не имел никаких иллюзий относительно своего предстоящего появления в Тиринфе – всё, как всегда, пройдёт буднично – никто и не заметит, что он вернулся. Это объяснялось весьма просто: Тиринф хоть и был родным городом Геракла, однако его там знали плохо, ведь он покинул Тиринф ещё ребёнком. Вот если бы дело происходило в Фивах, где вырос герой, тогда конечно… Геракл печально вздохнул. Всё-таки разлука – тяжелая вещь. Порадуемся хоть за друга, его ждут, его любят, ему рады – это становится понятным, стоит лишь взглянуть на берег, где от встречающих рябит в глазах, да на скалы:
...
С ВОЗВРАЩЕНИЕМ, ДОРОГОЙ СЫН!
   Везет же кому-то. Через несколько минут Теламон окажется в окружении близких с их радостными объятиями, счастливыми слезами и бесконечными вопросами, а ему есть, что рассказать им, есть, чем удивить их – клянусь всеми богами.
   Между тем, корабль замедлил ход и теперь неспешно и мягко разрезал водную гладь, выписывая на поверхности дугу, чтобы эффектно застыть у самого края причала. Теламон пристально смотрел в толпу встречающих, он уже видел отца, отдававшего последние распоряжения.
   – Откуда он знал, что я приеду? – удивлялся молодой человек.
   – Эх, ты. Сразу видно, не умеешь ценить своего счастья. Это сердце подсказало твоему отцу, бестолковая твоя голова, когда ты вернёшься домой. Да он, должно быть, ночи не спал, всё тебя дожидался. Вон смотри:
...
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ ДОМОЙ.
   Это ли не счастье, когда тебе так рады. Что ты стоишь, словно кол проглотил?
   С этими словами Геракл сорвал с головы завязанную на пиратский манер цветастую косынку, тем самым обнажив блестящую лысину, и энергично замахал в знак приветствия собравшимся на берегу: мы тоже рады, чего уж там. Вслед за другом Теламон отбросил все сомнения и тоже принялся махать руками, борт мягко коснулся причала, вёсла взметнулись вверх, ещё несколько минут и Теламон ступит на родную землю – всё, конец путешествию. А это значит, предстоит расстаться, пусть и ненадолго (как предполагалось), с Гераклом – чувства Теламона заметались между желанием вновь оказаться дома и новой привязанностью, всем, что было теперь связано с нею: путешествие, подвиги, новые земли; их приключения отныне становились прошлым, и от того делалось особенно грустно. Теламону страстно захотелось продлить, пусть на короткое время, но продлить их совместный вояж.
   – Может, погостишь на Эгине, Геракл? Хоть немного, – с надеждой спросил молодой человек.
   – Я бы с удовольствием, да времени нет по гостям рассиживаться, сам знаешь, – улыбнулся Геракл. Ему были вполне понятны терзания, овладевшие Теламоном. Расставаться всегда нелегко, а тем более, после того, как они столько пережили вместе. – Ты ступай к отцу, он ждёт тебя. А я не мешкая, сразу в Тиринф. Не волнуйся, я вернусь за тобой, даю слово. А теперь иди.
   Друзья тепло распрощались, и корабль, высадив Теламона, отчалил под торжественные звуки приветственной песни. Теламон оказался один на ковровой дорожке, устилавшей причал. Он проводил взглядом уходившее судно, помахал ему в след и, подхватив увесистый дорожный баул, решительно двинулся на встречу собравшимся в порту островитянам. Разодетый в праздничные одежды народ плотным полукругом расположился по территории порта, толпа рукоплескала, там и сям раздавались приветственные крики; музыканты заняли позицию справа от причала, держа наготове инструменты, юные девушки приготовили охапки цветов, над головами собравшихся реял транспарант:
...
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ ДОМОЙ!
   словом, тщательно отрепетированная сцена встречи, к коей приближался Теламон по домотканой дорожке, устилавшей старый причал, произвела на молодого человека сильное впечатление. Он сразу вырос в собственных глазах, ведь его так, оказывается, ждали! так рады видеть, так встречают – выходит, его любят здесь, на родине, много больше, чем он думал прежде; значит, стоило отправиться в дальние края, чтобы понять, как тебя обожают дома. Теламон счастливо улыбался и приветственно помахал рукою землякам, он шагал по причалу, чтобы оказаться в объятиях отца – Эак стоял в ожидании дорогого сына впереди всех, и толпа только ждала условного сигнала к началу церемонии. Солнце беспощадно светило прямо в лицо царю Эгины, ослепляя совершенно усталые голубые глаза, отчего шагавший навстречу юноша в богато расшитом амазонском плаще казался тёмной фигурой, Эак никак не мог рассмотреть его лица, он только отметил, как вырос, как возмужал его сын, как раздался в плечах: он смотрелся слишком уж взрослым для пятнадцатилетнего мальчика. «Да это Теламон», – понял наконец Эак. Это Теламон. Царь Эгины в первый момент растерялся, досада ясно отразилась на лице, он отступил на шаг, оглянулся на стоявших в линейку музыкантов, жестом приказывая им опустить инструменты, но те, совершенно не ожидая такого поворота, приписали этот жест вполне понятному волнению своего царя, и грянули торжественную песнь. Весь порт подхватил её – людей невозможно было остановить. Стайка девушек выстилала цветами путь от причала до колесницы, ожидавшей любимого сына Эака, народ упивался торжественным зрелищем, и поначалу кроме Эака никто не смог сообразить: ждали одного, а приехал-то другой.
   – Привет наследнику Эгины, – звучало в порту, и скалы отражали пение людей, словно в театре, усиливая звучание.
   Эак, устыдившись, наконец, своих колебаний, отбросил все сомнения прочь и устремился навстречу сыну.
   Теламон – ведь тоже мой сын, раз так получилось, что теперь? Не обижать же его.
   И Теламон шагнул с причала прямо в объятия отца.
   – Мы долго ждали этот день, – гремело в порту.
   Первые ряды встречающих узнали в статном красавце старшего сына царя и, прервав пение, передавали из уст в уста это открытие: это не он, это Теламон, посмотрите, вот так штука, кого же мы встречаем? Однако задние ряды стройно выводили слова гимна:

– Ты снова с нами сын любимый,
Исчезла прочь разлуки тень.

   Возникший сумбур и замешательство Эака превратили тщательно отрепетированную церемонию в некоторое подобие хаоса, пока трибуны кричали ура наследнику и пели гимн, впереди стоявшие громко обсуждали между собой произошедшую накладку, едва не тыкая пальцами в приехавшего юношу: да это Теламон. А Эак, стараясь сгладить впечатление, тараторил не умолкая:
   – Ты вернулся, сынок. Как я рад, как я рад, – и подталкивал сына к ожидавшей колеснице. – После, после всё расскажешь. А сейчас отдохни с дороги, поезжай во дворец, я скоро буду.
   Эак вздохнул спокойно лишь, когда колесница Теламона покатила в сторону дворца. Правитель Эгины призвал свой народ к порядку – вновь все заняли исходные позиции на берегу и принялись ждать. Но горизонт оставался пуст, как ни всматривались мирмидонцы: больше ни одного корабля не появилось в этот день у берегов Эгины.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация