А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Троя. История первая. Первый поход греков против Трои" (страница 20)

   – Вот это да, – восторженно выпалил Теламон. – Браво, Геракл. Ты – настоящий герой.
   – Да, – поддержали его братья. – Это настоящий подвиг.
   – Вы тоже молодцы. Без вашей помощи ничего бы не вышло, – заскромничал Геракл. – Так что все мы в равной степени заслуживаем, чтобы нас чествовали, как героев.
   – Но ты один так рисковал… – восхищался Гикетаон.
   – Ну почему же. А там, на смотровой площадке, разве не все мы были в одинаковой опасности? – продолжал умалять свой подвиг Геракл, рисковавший в этом деле, безусловно, больше остальных.
   – Да что считать, ребята? Пойдёмте в город – пусть накроют столы в честь героев, пусть воспоют гимны, славя великий подвиг – будем праздновать победу. Троя наконец-то избавлена от чудовища, наша сестра жива, и больше никто не требует жертвы – это ли не повод выпить? Идёмте, друзья.
   С этими словами Тифон увлёк всю компанию к городским воротам, предоставив жителям города вволю любоваться тушей поверженного монстра, так долго державшего всю Трою в жутком страхе.

   10. Раздача слонов

   Пока шли приготовления к предстоящему пиру, Геракл пытался привести себя в порядок. В самом деле, герой с ног до головы был в запекшейся крови, вязкая слюна склеила волосы, стянула кожу, зловоние расползлось по комнате, и рабыни сбились с ног, беспрестанно меняя воду.
   В ход пошли все обеззараживающие травы, что только нашлись в кладовых дворца – мыльный корень таял на глазах – Геракл подставлял своё тело умелым рукам троянских рабынь, постепенно очищавших героя от въедливой чёрной массы. Ловкие пальчики усердно тёрли могучую шею – пена коснулась волос, их сразу принялась массировать молоденькая рабыня – Геракл блаженно откинул голову и закрыл глаза, наслаждаясь процессом мытья. Мурашки забегали по спине от прикосновения ласковых женских рук, тёплая вода смыла вместе с пеной светлые пряди – голова обнажилась совершенно – Геракл растерянно взирал на свои волосы, плавающие вокруг него.
   Всё ещё не понимая в чём дело, он схватился за голову – кроме остатков пены – ничего, лишь гладкая мокрая лысина вместо былой шевелюры. Светлый завиток закружился в пушистой пене, герой зачерпнул воду – она просочилась сквозь пальцы, оставив мокрый клочок волос на ладони.
   Пряди медленно проплывали мимо, оседая на стенках ванны, а герой несколько минут оторопело смотрел на них, не в силах понять, что произошло. Рука машинально поднималась к голове, в надежде опровергнуть зародившуюся догадку, но, не найдя привычной шевелюры, снова опускалась в воду. Наконец, он понял. Геракл выскочил из ванны, схватил отполированный медный диск, и уставился в него, веря и не веря своим глазам: он был лыс, абсолютно лыс – в этом не осталось сомнений. Ошмётки его великолепной прически плавали среди пены, а вымытая голова сияла, словно яйцо. Больших трудов стоило рабыням убедить его закончить купание – свежевымытого героя натёрли благоухающими маслами, облачили в чистые одежды и оставили наедине со своим горем.
   – На кого я стал похож? Вот несчастье. Теперь кто на меня посмотрит? – причитал Геракл.
   – Ладно тебе, – успокаивал его Теламон. – Так тоже ничего. Только старше выглядишь. Что тоже неплохо, сразу видно – мужчина серьёзный.
   – Если бы я знал, что этим всё закончится, – продолжал стенать Геракл, дороживший своей шевелюрой.
   – Может, отрастут? – с надеждой предположил Теламон. Ему было искренне жаль друга.
   – Отрастут, как же. У этого монстра, похоже, ядовитая слюна. Хорошо глаза не разъела. Как я покажусь в Тиринфе? Да меня на смех подымут с лысой-то головой.
   – Хотел бы я посмотреть, кто рискнёт рассмеяться тебе в лицо. Тебя все знают, никто даже не подумает оскорбить тебя. Поднимайся, хватит плакаться, нас ждут. Нам, троянским героям пора к столу.
   Итак, столы накрыты. Прямо на площади перед дворцом расставлены вертела, винные кладовые дворца опустошены, любой желающий присоединиться к пиру найдёт себе здесь местечко. Весь город стекается сейчас ко дворцу, смех и песни не умолкают, чаши не устают наполняться и поднимаются вновь и вновь, чтобы воспеть славу своим героям. Счастливые троянцы мигом позабыли все сомненья, так недавно терзавшие их, теперь никто не вспоминает об этом: народ празднует победу, ведь монстр повержен, и больше нечего бояться. Царский стол, установленный на возвышении, особенно богат – конечно, ведь за ним сидят важные персоны: сам троянский царь, например. Лаомедонт выглядит осунувшимся и бледным после недавней сердечной болезни. Но держится бодро. Он мало пьёт, однако поднимает чашу всякий раз, когда раздаётся тост; царь оживлён, царь доволен, царь просто счастлив, как и последний его подданный, что Троя наконец-то в безопасности и весь недавний кошмар позади.
   Вся семья присутствует на пиру: в умопомрачительном наряде жена Лаомедонта Стримона, два старших сына, настоящие герои Тифон и Гикетаон, шестилетний Подарк капризничает на руках у старшей сестры своей Гесионы, остальные девочки (Астиоха и Килла) тоже здесь – чинно сидят за столом. Это лишний повод показать своим подданным: мы вместе, ничто не разлучит нас. На почётных местах пируют наши герои: Теламон и Геракл пьют вино, принимают поздравления, слушают здравицы в свою честь, опять осушают чаши – словом, отдыхают после проделанной работы. Молодые царевичи в восторге от своих дорогих гостей, Гесиона тепло улыбается Теламону, Лаомедонт жмёт им руки, называет спасителями отечества и клянётся в вечной дружбе.
   Однако лёгкая тень набегает на чело царя, едва вспоминает он недавний разговор с сыновьями. Помнит царь, какую плату требуют от него за спасение Трои. А между тем близится та минута, когда герои потребуют свои награды. Потребуют здесь, принародно, когда нет ни малейшего шанса ни назвать их требования чрезмерными, ни отказать им. Легко представить, как возмутятся троянцы, как вступятся они за героев и, вполне возможно, силой возьмут обещанное.
   Потому и тянет время царь, хотя старший сын в который раз бросает многозначительные взгляды на отца. Вот уже вечер зажёг огни, а простой люд охрип от песен, погасли жаровни и опустели котлы, а Лаомедонт всё сидит за столом, ловко уводя разговор в сторону, в сотый раз подробно расспрашивая о битве, которую, вообще говоря, он видел сам с другой смотровой площадки. Знает Лаомедонт, молодой человек, что так бесцеремонно претендует на руку Гесионы, – сын того самого раба Эака, что трудился у него на постройке стены. Очень уж похож Теламон на отца. Какой он царский сын? Да и не блистал он в битве с чудовищем. Выполнил только то же, что и сыновья Лаомедонта – подумаешь, подтолкнул бруском диск. Не заслуживает он руки дочери царя, поприличней жениха найдёт Лаомедонт для своей любимицы. Это решено.
   И коней крылатых жаль Лаомедонту. Возмущён он, хотя и не показал виду давеча, с какой лёгкостью сыновья его готовы расстаться с бессмертными лошадьми. Подарок самого Зевса пообещать каким-то проходимцам. Но знает царь, Геракл заслужил свою награду, а потому отказать он не вправе. Что обещано – надо выполнять.
   Однако слишком хитёр Лаомедонт, чтобы так просто было заставить его выполнить желание героя. Пока на площади накрывались столы, а Геракл отмокал в ванной, царь отправился на конюшни собственной персоной. Большое помещение походило на лабиринт из вольеров, отгороженных стойл и подсобных помещений. Лаомедонт крикнул конюхов – те предстали перед своим господином, готовые выполнить любой приказ. Доподлинно неизвестно, какие распоряжения отдал им царь, известно только, что все забегали, засуетились, в ход пошли перины, а отчаянное кудахтанье раздавалось весь остаток дня и всю ночь.
   Словом, пока народ пировал, на конюшне кипела работа, результаты которой мы увидим лишь утром, а пока Лаомедонт восседает за столом в окружении семьи и дорогих гостей, неустанно поднимает чаши, всякий раз превознося подвиг наших героев.
   – Отец, – не выдержал наконец Тифон. – Пора выполнять обещанное. Эти герои заслужили свои награды.
   – Конечно, конечно, сынок, – с готовностью отозвался Лаомедонт. – Кто спорит? Но дай им насладиться своим триумфом: нечасто героям при жизни выпадает такой почёт.
   – Пусть все знают, что благодарная Троя щедро наградила своих героев, – подхватил Гикетаон.
   – Да, отец, – поддержала братьев Гесиона, хорошо осведомлённая о желании Теламона жениться на ней. – Нужно воздать им должное. Мне не терпится сделать это.
   – Не волнуйтесь, дети, они получат всё, что заслужили, – слова Лаомедонта прозвучали торжественно, многообещающе, на всю площадь – их слышали все троянцы, и никто не усомнился в искренности его речей. А царь продолжал: – Ступайте отдыхать, вы устали, а завтра утром вы получите свои награды.
   На сём пир закончился – царская семья отправилась отдыхать, за нею потянулись герои, а там и простой люд разошёлся по домам. Опустевшие столы молчаливо застыли, храня следы живописного бардака – Троя заснула, заснула спокойно, счастливо впервые за последние дни. Лаомедонт ещё раз навестил конюшни перед сном и, убедившись, что всё идёт по плану, отправился спать в хорошем расположении духа.

   11. Награды победителям

   Ни свет, ни заря вскочил с мягкой постели Лаомедонт. Облачив своё грузное тело в длинный шерстяной балахон, он поспешил в покои старших сыновей, по пути стараясь принять как можно более удручённый вид.
   – Дорогие мои, – сказал Лаомедонт, едва только те открыли глаза, – вы должны немедленно отправиться в Дарданию.
   Троянский царь взял паузу: он заметался по комнате, то и дело вознося руки к небу.
   – Только бы успеть, успеть бы, – продолжал он со скорбной интонацией в голосе, жестами выражая неописуемую тревогу, попеременно то бледнея, то краснея, словно его снедала неведомая угроза.
   – Но что случилось, отец? – молодые царевичи встревожились не на шутку.
   Лаомедонт, замерший на миг в страдальческой позе, резко развернулся и молвил отрешенным голосом:
   – Я видел сон… Вам нужно спешить.
   Тифон и Гикетаон растерянно переглянулись.
   – Но, отец… Может, то был кошмар?
   – Нет, дети мои. Этот сон из тех, что шлют нам боги. Я твёрдо верю, то был вещий сон. Боги хотят предупредить нас, сам Зевс предупреждает нас, и если мы останемся глухи, то… – он замолчал, казалось, что царь не в силах продолжать дальше.
   Тифон подошёл к отцу, насильно усадил его на край кровати, подал чашу с водою.
   – Успокойся, отец. Расскажи, о чём тот сон? Может, не так всё страшно, как тебе привиделось?
   – Нет, нет, Тифон. Я ясно видел, Дарданию накроет огромная волна и смоет всё: дома, людей, животных. Улицы превратятся в бурлящие реки, и вода унесёт безвозвратно тела людей в пролив. Погибнут все молодые троянки. Кому они там нужны? Кто станет спасать их? Не медлите более ни минуты, поезжайте туда и к завтрашнему дню пусть все вернутся в Трою. Вот вчера я не заметил за столами на площади ни одного юного лица, ни одной девушки, а почему?
   Он развёл руками, поочередно посмотрел на сыновей и продолжал:
   – Да потому что они все в другом городе, и сейчас им грозит опасность не меньшая, чем троянское чудовище. Так что собирайтесь немедленно и в путь.
   Царь поднялся. Следы волнения явственно читались на его лице, он засуетился, принимая посильное участие в сборах, охая и причитая так, словно отправлял своих детей на войну.
   – Возьмёте крылатых коней – они быстро домчат вас до соседей. И соберите всех троянок, я не переживу, если хоть одна из них погибнет в страшном водовороте, – сокрушался Лаомедонт.
   – Но кони обещаны героям, мы не можем их взять, – почуял неладное Тифон.
   – Ну что вы говорите? – тут же успокоил сына троянский царь. – Геракл и Теламон никуда не денутся, пока вы будете в отъезде. К тому же нас ждут свадебные торжества, не забывайте об этом. Вот вернётесь, и мы сыграем свадьбу.
   Он лично вывел из конюшни крылатых лошадей, тепло распрощался с детьми и вздохнул спокойно лишь, когда они взмыли над троянскими улицами и быстро полетели в сторону соседнего города. Лаомедонт стоял, довольно потирая руки.
   – Ну что ж, в добрый путь, дети мои. Долетитето вы быстро, да вот собрать всех троянских девиц в кучу – задачка не из лёгких. На это уйдёт дня два, а то и три.
   Спустя минуту царь был в своей опочивальне, где сладким сном спала его жена.
   – Вставай, Стримона, вставай немедленно, если тебе дорога наша дочь, – с такими словами расталкивал супругу Лаомедонт.
   – Что, что случилось? – спросонья испугалась она.
   – Тихо ты, не кричи. Послушай меня. Ты же не хочешь, чтобы Гесиона досталась какому-то проходимцу без роду, без племени, верно?
   – Конечно, нет. Ты ещё спрашиваешь. Я всё удивлялась, как это у тебя хватило ума пообещать нашу красавицу этому наглецу. Он нищий – сразу видно.
   – Иначе нельзя было. Но теперь я берусь всё исправить, если ты поможешь мне, Стримона.
   – Говори, я всё сделаю, лишь бы не допустить этого брака, – с готовностью ответила жена.
   – Тогда вставай. Сны досмотришь потом. Ступай к Гесионе, созови служанок и, как только наша дочь проснётся, займите её – наряжайте, причёсывайте – делайте, что хотите, говорите, что угодно, только не выпускайте из покоев, пока я всё не улажу. Предупреждаю, это может занять целый день.
   – Не волнуйся – я её не выпущу.
   – И помни, жена, чтобы мне ни единого звука с женской половины, пусть наши гости поверят, что я во дворце совершенно один.
   Итак, Стримона поспешила в комнату дочери, самолично закрыв на ключ женскую половину дворца, Лаомедонт же, сменив серый балахон на парадное платье, в полной боевой готовности приготовился ждать пробуждения дорогих гостей.
* * *
   Солнышко заглянуло в комнату героев, скользнуло лучиком по задёрнутому пологу, отразилось в отполированной меди и вновь спряталось за занавеску. Разве можно будить человека, когда ему снятся счастливые сны? Лицо Теламона выражало блаженство, ресницы вздрагивали, трепетали, губы улыбались – молодой человек дышал ровно, глубоко, и никакое событие в мире не смогло бы разбудить его против воли. Теламону снилась его невеста. Она представала перед ним то обнажённой, как там, у скалы, то в короткой сиреневой тунике, то в белом наряде, что так шёл ей. Её голос звучал для молодого человека волшебной музыкой, её глаза одновременно дразнили и манили его, её улыбка сулила блаженство, её красота приводила его в восторг, он таял, словно воск, он сгорал от любви, и где-то там, вдалеке неопределённо маячил троянский трон. А вчера, как много они сказали друг другу вчера. И сколько не сказали: их не усадили за стол вместе, им, по сути, не дали и словом перемолвиться, однако он весь вечер не сводил с неё глаз, а в ответ получал ласковый, томный, такой многообещающий взгляд. Она согласна, конечно, она согласна. Он прочитал это на её лице так же верно, как если бы читал в своём сердце. Она выйдет за него, ведь это он её спас. Какое счастье. Прощай, Эгина. Прощай, маленький остров, прощайте, семейные распри. Он заживёт счастливо здесь, в Трое, с красавицей-женой, ведь он так любит её. Теламон не хотел просыпаться – ну разве что за тем, чтобы грёзы стали явью… Ближе к полудню Геракл взялся растолкать своего друга, сам герой проснулся довольно поздно, с тяжёлой головой после вчерашних возлияний, но сразу будить Теламона не стал: очень уж счастливой выглядела физиономия спящего молодого человека. Геракл пожалел его: пусть поспит ещё немного, умаялись мы вчера, шутка ли воевать с чудовищем. Герой приподнял подушку, заложил руку за голову, устроился полулёжа, так, чтобы видеть лицо спящего Теламона, и предался размышлениям. Он мысленно проделал весь путь от острова Эгины, где взял жаждущего приключений молодого человека с собой, до берегов Троады – сколько всего произошло. А в довершении – надо же, Теламон влюбился и похоже, всерьёз. Хотя, что тут удивительного? И тут Геракла осенило: похоже, что из Трои я уеду один. Жаль, но что поделаешь.
   Грусть отразилась в глазах героя: всегда нелегко расставаться с другом, я привык к нему, полюбил его, как младшего брата, и вот… Ну что ж, пусть он будет счастлив, мой юный друг, вон – улыбается во сне, раз Теламону хорошо, стало быть, я ему больше не нужен. Тихо отворилась дверь, слуга учтиво осведомился, проснулись ли герои.
   – Троянский царь ожидает вас внизу, – сказал он и исчез так же бесшумно, как и появился.
   Пока Геракл будил друга, Лаомедонт расположился в нижнем зале дворца, где был сервирован вполне приличный завтрак, и, в ожидании гостей, кружил вокруг стола, указывая слугам, как лучше расставить блюда.
   – Сюда, сюда несите жареную птицу. Каждому по курочке. Вот так, – суетился царь.
   Через миг он бранил другого слугу:
   – Зачем так тонко резать огурец? Не дамы же за стол – герои сядут. И сыр, несите сыру, да побольше. О чём вы только думаете? А вино – в чём подаёшь вино, разбойник? Серебряные чаши ставьте, да. И зелени…
   Командовал, словно заправский устроитель банкетов, троянский владыка.
   – А вот и вы, – Лаомедонт бросился навстречу гостям, поочерёдно заключил их в объятия. – Ну, как спалось? Всем ли вы довольны, друзья мои? Садитесь за стол. Подкрепите свои силы. Вина дорогим гостям, – и, выхватив кувшин из рук слуги, сам своею пухлою рукою принялся разливать вино и первый провозгласил тост: – Выпьем за вас, за троянских героев. Честь и слава вам на все времена. Троя никогда не забудет, что вы сделали для неё: ваш подвиг увековечат художники на своих полотнах, мастера распишут вазы в вашу честь, ткачихи выткут гобелены, поэты посвятят вам оды, а народ сложит легенду о битве с чудовищем, об отважных людях, пришедших на помощь Трое, – Лаомедонт перевёл дух и вдохновенно продолжал: – Я первый склоняю голову пред вами. Вы – герои. Я, троянский царь, сам воспеваю вам хвалу и пью за вас.
   С этими словами царь залпом осушил свою чашу. Геракл и Теламон последовали его примеру, весьма довольные, разомлевшие от щедрой похвалы: их головы закружились от льстивых речей, впрочем, вполне заслуженных ими, герои принялись за еду, уничтожая с завидным аппетитом жареную птицу вперемешку с вином и лёгкой закуской. Новый тост прозвучал через пять минут, и снова поднялись чаши, и снова звучала хвалебная речь царя – казалось, что вчерашний пир продолжается. Слуги убрали обглоданные кости и вновь подали жареных кур. Доедая вторую, Теламон понял, что больше он не в силах проглотить ни кусочка: молодой человек насытился. Он вытер жирные руки о вовремя поданное полотенце, пригубил вина и поставил чашу на стол. Теперь можно и о главном потолковать. Эта же мысль, похоже, пришла в голову и Гераклу. Нужно сказать, что каждый из героев в первую очередь подумал о друге. Теламон подбирал слова, чтобы им сейчас же, прямо из-за стола отправиться на конюшню. Гераклу ведь так не терпится сделать круг-другой над городом на крылатом коне, а Геракл думал о невесте друга, удивляясь, почему её всё нет. Герои ждали, когда Лаомедонт сам начнёт разговор, но тот всё медлил, правда, при этом не забывал по-отечески ухаживать за гостями. Поэтому Геракл, которому надоело учтиво дожидаться обещанных наград, презрев правила хорошего тона, спросил Лаомедонта напрямик:
   – А где невеста Теламона? Почему не идёт она приветствовать своего жениха?
   – Да, где Гесиона? – покраснел молодой человек.
   Они выжидающе уставились на Лаомедонта, который замер на миг, словно этот вопрос застал его врасплох, а затем помрачнел, в маленьких серых глазах заблестели слезы.
   – Я и не знал, как сказать вам, гости дорогие. Увы, мой друг, сегодня ночью Гесиона прибежала ко мне, обливаясь слезами. Посвятить свою жизнь богам – вот чего она хочет. Она рыдала у моих ног, умоляя простить её: моя дочь не сможет принадлежать тебе. Мне не удалось, как я не пытался, убедить её поступить так, как велит долг. Гесиона станет жрицей – это решено.
   Теламон не верил своим ушам. Ещё накануне вечером девушка многообещающе смотрела на него и вдруг – да может ли это быть?
   – Пусть она сама это скажет, – едва вымолвил Теламон.
   – В этот миг она проходит посвящение. Но ты волен выбрать любую другую троянскую девушку, – попытался успокоить героя троянский царь.
   – Мне не нужна другая, – Теламон тупо рассматривал под ногами рисунок ковра. Все надежды вдруг рухнули, исчезли, а он-то думал, его жизнь изменится, он останется здесь, и вот…
   – Не унывай, Теламон, – раздался ободряющий голос друга. – Подумаешь, не хочет. Баба с возу, кобыле легче.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация