А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Смерть из компьютера" (страница 1)

   Елена Артамонова
   Смерть из компьютера

   © Артамонова Е., 2013
   © Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2013

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

   © Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

   Глава I
   Страшилка из Интернета

   Звонок в дверь разом выбил из колеи. Я отвлеклась, замешкалась, теряя бесценные секунды в тщетных поисках резинового утенка, пустой вазы и бутылки вишневого сока. Предметы упорно не желали находиться. Планы побить предыдущий рекорд рухнули, я нажала на паузу и поплелась в прихожую, мысленно награждая незваного визитера нелестными эпитетами.
   – Танька, привет! С алгеброй не поможешь? – Стоявшая в дверях Марина Игнатьева помахала перед моим носом потрепанной тетрадкой. – Мозги уже расплавились.
   Насчет мозгов Маринка явно преувеличивала. Чтобы довести их до температуры плавления, требовались определенные интеллектуальные усилия, а Игнатьева не слишком обременяла себя умственной деятельностью.
   – Марин, я еще за уроки не садилась.
   – Тогда давай вместе их делать.
   – Угу… Заходи.
   На самом деле мы обе прекрасно знали, что Маринка решать ничего не собиралась, рассчитывая списать готовые ответы, которые мне предстояло получить во время нелегкой борьбы с уравнениями. Училась она посредственно, предпочитая списывать решения у друзей, однако учителя считали ее старательной ученицей.
   Мы проследовали в комнату.
   – Играешь? – Взгляд гостьи скользнул по стоявшему на маленьком столике у окна компьютеру.
   – Да. Игра в стиле «поиск предметов». Проблема в том, что при использовании паузы рекорды не засчитываются. Последнюю энергию впустую потратила.
   – Извини.
   – Что уж теперь… Сейчас пройду до конца сцену и приступим к алгебре.
   Игнатьева устроилась в уютном стареньком кресле, а я вернулась в игру, продолжая поиски запропастившегося утенка.
   – А мне отец обещает кабель перерезать, если с играми не завяжу.
   – Мои уже смирились, – откликнулась я, наконец-то обнаружив злосчастного утенка в букете чайных роз.
   – Кстати, Андреева, ты слышала когда-нибудь о мертвых друзьях?
   – В смысле? О тех, что сначала дружбу предлагают, а потом игру бросают? У меня на «Одноклассниках», наверное, половина таких «мертвецов». Надо бы список друзей почистить, да все руки не доходят. На мне четыре игры висят; бывает так, что в одной игре человек в топ выбился, а в другую даже не заходит. Вот и разбирайся, кто во что не играет и кого удалять. Пусть уж «мертвыми» болтаются в списке.
   – Нет, я о тех, кто умер по-настоящему.
   Слова Маринки прозвучали зловеще. Наверное, она прикалывалась, но тему для розыгрыша выбрала неудачную.
   – Что ты имеешь в виду? Мертвые в игры не играют.
   – А если играют?
   Нехорошую паузу заполняло тихое жужжание компьютера. Светлые глаза Маринки были серьезны, и в самой их глубине затаился страх. Или Игнатьева просто оказалась хорошей актрисой, ведь недаром же она несколько лет посещала театральный кружок?
   – Я слышала анекдоты про то, как в загробный мир провели беспроводной Интернет.
   – Я серьезно, Таня. Что на самом деле ты знаешь о тех людях, с которыми сутками зависаешь в Сети?
   – О большинстве – немного. Но в одном не сомневаюсь – все они живы.
   Маринка усмехнулась:
   – Ты видишь только их аватарку с мигающим квадратиком в углу. Но это отнюдь не означает, что они живые.
   Неприятный холодок пробирал тело. За последнюю пару лет мне здорово досталось от потусторонних сил, и шуточка Маринки сильно напрягала. Если, конечно, Игнатьева шутила…
   – Я недавно историю про одну девчонку встретила в Интернете. Очень похоже на правду. Случилась она прошлым летом. Родители этой самой Наташи намеревались всей семьей отправиться на дачу, а девочка отказалась – в деревне приличного Интернета не было. Сама знаешь, с беспроводной связью нормально не поиграешь. Родители поняли, что их дочурку-игроманку не переспоришь, оставили ее в городе, а сами отправились клубнику собирать. Но дабы держать чадо под контролем, они каждый вечер в чате общались. Скайп в деревне зависал безбожно, а текстовые сообщения нормально проходили. День за днем родители рассказывали, как клубнику собирали, грядки пропалывали и варенье варили, а Наташа докладывала, что на ужин съела и чем еще кроме игр занималась. Так две недели прошло. Можешь себе вообразить?
   Я молча кивнула. В голове возник запах клубничного варенья, представилась беззаботная болтовня дачников и одновременно с этим – темная пустая квартира, где единственным источником света был сияющий прямоугольник экрана. Он напоминал заколдованное зеркало, проход в иной, наполненный злом мир.
   – И что же случилось с этой Наташей?
   – Четырнадцать дней она болтала с матерью и многочисленными виртуальными приятелями, и никто не заподозрил неладного. А потом родители сварили всю клубнику и вернулись в город. Они задержались, долго стояли в пробке и подъехали к дому около полуночи. В том, что дочь находится в квартире, они не сомневались. Отец нажал на кнопку звонка – один раз, второй, третий… Гробовая тишина. – Маринка замолчала, выдерживая эффектную паузу, и моим вниманием вновь завладело тихое жужжание компьютера. – В общем, так и не дождавшись ответа, мать открыла дверь своим ключом и первой вошла в квартиру. Там было темно и очень тихо. Жуткий запах тления, наполнявший комнаты, поверг женщину в ужас. Ощущение было таким, словно она зашла в склеп, где лежали непогребенные мертвецы. «Наташа!» – в один голос воскликнули перепуганные родители. Ответом была тишина, и только из спальни доносилось тихое жужжание компьютера. Такое, как сейчас… Дрожащей рукой мать распахнула дверь и увидела на фоне светящегося монитора силуэт неподвижно сидевшей дочери. Наташа не двигалась и никак не отреагировала на появление родителей. Отец, набравшись мужества, решительно включил свет. Дочь была мертва – ее окоченевшие пальцы застыли над клавиатурой, а взгляд мертвых глаз устремлен на монитор.
   Я хотела оборвать Маринку, но тихое жужжание компьютера, словно магический заговор, переносило в темную, пропахшую смертью комнату, где у монитора застыл холодный как лед, посиневший труп.
   – В полиции сказали, что Наташа умерла дней десять назад, но так и не смогли установить причину смерти, – завершила жуткий рассказ Игнатьева. – Представляешь, все это время она продолжала общаться в Сети с родителями и друзьями. Мертвая! И если бы она одна! Говорят, сейчас в Интернете очень много мертвых пользователей появилось, которые после смерти как ни в чем не бывало болтают с живыми.
   Отчаянным усилием воли мне удалось вырваться из омута пугающих видений. Наверное, мама была права, когда говорила, что я обладаю слишком ярким воображением. Взяв себя в руки, я натянуто улыбнулась и произнесла:
   – Знаешь, Маринка, история, конечно, впечатляет, но это самая обычная страшилка с какого-нибудь мистического форума. Не было никакой Наташи. И никто бы свою родную дочь на две недели в обществе компа не оставил. За уши бы на дачу вытащил. Но даже если предположить, что история реальна, это не мистика, а криминал. Девочку кто-то убил, а потом убийца от ее имени переписывался с родителями и друзьями.
   – Нет, Татьяна, ее душу забрала игра. Смертельная игра, которая губит всех, кто начинает в нее играть, – с серьезным видом произнесла моя гостья. – Это совершенно точно.
   Спорить с Маринкой было бессмысленно. Я попыталась перевести разговор на алгебру, но Игнатьева честно призналась, что ей не хочется долго ждать ответов и лучше она спишет уравнения у кого-нибудь другого, кто уже успел сделать домашнюю работу. Вскоре Маринка заторопилась домой. Мы распрощались, и, стоя на пороге, я зачем-то спросила ее:
   – А как называлась та смертельная игра?
   – Ты правда хочешь знать?
   – Конечно. А то страшилка неубедительно звучит.
   – Она есть во всех социальных сетях. Называется «Ухмылка мертвеца».
   – Не слышала о такой.
   – Она недавно появилась. Никогда не принимай приглашения в эту игру. Их рассылают мертвецы.
   – Спасибо, учту.
   – Учти. Это не шутка.
   Маринка стояла на лестничной площадке, рассеянно теребя в руках тетрадь по алгебре. В ее голосе звучал неподдельный страх. Похоже, она верила в то, что говорила.
   – А может, и шутка, – поборов тревогу, девочка неестественно рассмеялась. – Ты прям серая стала. Не бери в голову.
   Щелкнул замок, помахав на прощание рукой, Игнатьева скрылась за дверью своей квартиры, а я направилась в спальню, где слышалось тихое жужжание компьютера…

   Раньше я не верила в чудеса. Мне всегда хотелось стать участницей какой-нибудь мистической истории, но здравый смысл подсказывал, что подобные вещи случаются только в кинофильмах и на страницах книг. Так я думала до злосчастной пятницы, тринадцатого, в которую мой одноклассник Толик Стоцкий собрал нашу маленькую компанию в заброшенном доме и начал пугать страшными байками. В тот весенний денек никто не задумывался о зловещих последствиях «кошмарных посиделок», как называл это мероприятие сам Толик. Вдоволь попугав друг друга, мы разошлись по домам, и тут-то началось самое страшное… Милу Китайгородцеву ожидало знакомство с ожившей куклой, отличавшейся скверным и мстительным характером, Регина Миронова повстречала самого настоящего вампира, жаждавшего ее крови, семья Толика едва не стала жертвой магии вуду, а Яша Абрамов оказался в плену у свирепых карликов, обитавших в городской канализации. Но наиболее жуткая история выпала на мою долю. Собственное отражение неожиданно заявило, что приходится мне сестрой-близнецом, которая погибла по моей вине в раннем детстве. Катерина, как представилось отражение, грозила затянуть «вероломную сестренку» в Зазеркалье, поменяться местами и прожить жизнь в моем теле. Ночка выдалась хуже не придумаешь. А на следующее утро мама клятвенно заверила меня, что я единственный ребенок в семье, стараясь рассеять страхи и сомнения. Казалось, с нелепой и жуткой историей было покончено, но Катерина еще не раз вторгалась в мою жизнь, превращая ее в кошмар.
   Кем на самом деле являлось это жестокое и мстительное существо, обитавшее по ту сторону зеркального стекла, я так доподлинно и не узнала, зато очень четко усвоила – на свете есть много необъяснимых явлений, которые невозможно загнать в рамки «здравого смысла». Прекрасно понимая, что человек, лично не испытавший на собственной шкуре нечто подобное, никогда мне не поверит и подумает, будто повстречал отчаянную врунишку или чокнутую особу, я ни с кем не делилась своей тайной. О Катерине знали только мои близкие друзья, пережившие собственные кошмары, да еще мама, не верившая в призраков и считавшая, что ее дочурка имеет определенные психологические проблемы.
   И вот теперь Маринка Игнатьева рассказала мне о смертельной игре, приносящей гибель всем, кто отважился вступить в нее. Если бы не история с Катериной, я бы не восприняла эту информацию всерьез, но опыт подсказывал – таинственные, необъяснимые явления происходят в жизни гораздо чаще, чем можно себе представить. Я вспоминала выражение глаз своей соседки, и страх потихоньку заползал в душу. Маринка бодрилась, старалась держаться так, будто ничего ужасного не происходило, но ее взгляд был красноречивее любых слов. Похоже, она знала больше, чем рассказала мне, и, возможно, сама начала играть в про́клятую игру.
   Раздумывая о странных событиях этого дня, я побрела на кухню, перекусила всухомятку тем, что обнаружилось в холодильнике, и скрепя сердце приступила к урокам. В голове не оставалось места для алгебры и истории, но я понимала, что окончательно забрасывать учебу нельзя. Не потому, что была отличницей или думала о «построении фундамента благополучного будущего», как любила повторять наша классная руководительница Зинаида Матвеевна. Ларчик открывался намного проще – я боялась, что за плохие оценки папа лишит меня Интернета.
   Родители действительно давно махнули на меня рукой, позволяя проводить за компьютером столько времени, сколько заблагорассудится. Единственным условием была приличная успеваемость в школе, и мне приходилось попотеть, чтобы совмещать сетевое общение и реальную жизнь. Пока это удавалось, правда, за счет сна и пребывания на свежем воздухе. За последний год я подсела на несколько простеньких онлайн-игр и почему-то никак не могла от них оторваться. К тому же у меня появилась виртуальная подруга Агнет, с которой мы ночи напролет болтали в чате «Одноклассников». Незаметно мои старые, реальные друзья отошли на второй план, я встречалась с ними только в школе, а потом торопилась вернуться домой, плюхнуться в кресло у монитора и начать задушевный разговор с невидимой собеседницей. Мы обсуждали все на свете: сиюминутные проблемы, планы на будущее, наши мечты, сомнения и страхи. Общаться с Агнет было намного комфортней, чем, к примеру, с Милой или Региной; наверное, потому, что легче открыть душу, находясь в пустой комнате и стуча пальцами по клавиатуре, нежели исповедоваться, глядя в глаза собеседнику.
   В общем, Интернет занимал все мое время.
   Приближалась полночь. Возможно, для кого-то это был самый обычный час, но для зависавших в Сети сутками напролет игроков полночь давно стала временем дарения бесплатных подарков друзьям. Лечебные пилюли, шестеренки, доски, яблочные пирожки – в каждой из игр имелся собственный перечень предметов, без которых практически невозможно было играть. Их могли подарить только «друзья» – малознакомые люди, увлеченные общими виртуальными интересами. Пропускать дарение было крайне нежелательно, за это могли выкинуть из списка друзей, поэтому большинство игроков относилось к этому моменту чрезвычайно ответственно. Болезни, проблемы с Интернетом, даже рождение детей – все это отступало на второй план перед главной задачей – отправить соседям по ферме столь необходимые им гвозди, молотки и пирожки. Наверное, со стороны подобное поведение выглядело дико и странно, однако таковы были общие правила всех игр, и от них невозможно было отступить.
   Небрежно засунув в сумку тетради с конспектами, я вздохнула с облегчением, поднялась из-за стола, намереваясь потушить в комнате свет, но призадумалась. Обычно по вечерам я играла в темноте, однако сегодня делать этого не хотелось – наверное, из-за рассказанной Маринкой страшилки. Мертвая девочка в темной комнате, тусклый отблеск монитора…
   «Ухмылка мертвеца». Дурацкое название вертелось у меня в голове, не давая покоя. Конечно, я не собиралась начинать новую игру, на нее бы просто не хватило времени, но краешком глаза взглянуть все же стоило. Зайдя на «Одноклассников», я собралась заняться поиском по играм, но внезапно странное и жуткое ощущение безграничной тоски закралось в сердце, едва не доведя до слез. Взгляд скользил по ярким фотографиям появлявшихся на сайте друзей, улыбающимся лицам, забавным и серьезным статусам, которыми они делились с окружающими, и мне чудилось, что они мертвы, мертвы все до единого. Это был хоровод призраков, пытающихся создать иллюзию жизни. За веселыми фотками скрывалась смерть, миллионы мертвых глаз смотрели в мерцающие окна мониторов, окоченевшие пальцы механически щелкали мышками…
   Темные воды тоски грозили сомкнуться над моей головой, но тут взгляд зацепился за мигающие звездочки нового сообщения. Наверное, это была Агнет! Так и есть, она. Милая Агнет, как мне тебя не хватало в минуты пугающего одиночества! Едва поздоровавшись, я с ходу выложила подруге все, что узнала сегодня от Маринки. Быстро набрала текст, а потом уставилась в пустое окошко чата, ожидая ответа Агнет. Она откликнулась не сразу.
   Агнет: Я тоже подобную историю читала. Правда, там говорилось не о девочке, а о программисте, создавшем эту игру. Якобы она его и убила.
   Я: Думаешь, такое возможно?
   Агнет: Обычная страшилка, причем не самая лучшая.
   Я: И я так подумала. А потом представила, будто меня окружают мертвецы. Бррр…
   Агнет: Расслабься. Подобное случается только в кино.
   Я: Не только. В жизни такое творится, что никакому сценаристу даже в голову не придет…
   Мы были лучшими подругами, доверяли друг другу самые сокровенные мысли, но я до сих пор так и не отважилась рассказать Агнет о тайне зазеркального мира. Сейчас, похоже, настало время сделать это. Если Агнет узнает о моем двойнике Катерине, она по-другому воспримет и историю об «Ухмылке мертвеца». Пальцы запорхали по клавиатуре, я писала не глядя, с опечатками, без знаков препинания и заглавных букв, торопясь донести самое главное до моей незримой собеседницы. Закончив писать, я уже собралась отправить текст, но в последний момент передумала, безжалостно удалив сообщение – слишком неубедительно выглядел рассказ, тянувший на банальную страшилку. Агнет не поверила бы мне.
   Агнет: А ты правильно говоришь насчет чудес. Я, к примеру, тоже давным-давно мертва, но, к счастью, безутешные родители похоронили меня в обнимку с ноутбуком. Красота, двадцать четыре часа висишь в Интернете, и никто не отвлекает по пустякам!
   Агнет перевела разговор на шутливую тему и была, наверное, права. Вот только нервы разыгрались у меня всерьез, и порой начинало казаться, как сквозь лица на фотографиях начинают проступать оскалившиеся в зловещей ухмылке скелеты. Мы продолжали болтать, а напряжение росло с каждой минутой. В душе боролись страх, любопытство и скептицизм. Ответив на очередной вопрос подруги, я открыла страницу в новой вкладке. Надо только убедиться, что игра существует, взглянуть на нее одним глазком, а потом забыть навсегда и никогда больше не заходить в нее. И дело даже не в том, что «Ухмылка мертвеца» якобы могла убить пользователя, просто мне не хотелось ввязываться в новую игру.
   «По вашему запросу ничего не обнаружено». Я тупо перечитывала фразу, не веря собственным глазам. Маринка утверждала, будто игра есть во всех социальных сетях. Неужели она солгала, целиком и полностью выдумав эту историю?! Я-то думала, что нашелся какой-то умник, сочинивший страшилку на основе реально существующей игры, но, как оказалось, «Ухмылка мертвеца» не имела никакого отношения к действительности. Для порядка я проверила «Фейсбук», «ВКонтакте» и «Мой мир», но везде ответом на мой вопрос была стандартная фраза: «По вашему запросу ничего не обнаружено». Мне следовало обрадоваться, однако вместо этого я почувствовала разочарование. Наверное, подсознательно моей глупой легкомысленной персоне все же хотелось прикоснуться к зловещей тайне «загробной» жизни в Интернете. Иначе зачем я весь вечер занималась самозапугиванием?
   Я: Знаешь, я любопытства ради эту игру сейчас искала. И не нашла. Нигде.
   Агнет: Кто бы сомневался! Комп убивает время, но не пользователя.
   Я: А я почти поверила. У Маринки был такой искренний, неподдельный испуг в глазах.
   Агнет: Из нее получилась бы хорошая актриса.
   Я: Она и правда в театральный кружок ходит.
   Агнет: Значит, будем ждать, когда ей «Оскара» вручат.
* * *
   Я проснулась от холода. Он заползал под одеяло, пронизывал тело до костей. Наверное, порыв ветра распахнул форточку, а мороз незаметно выстудил комнату. Зима в этом году никак не желала заканчиваться, хотя, если верить календарю, ей давно следовало убраться куда-нибудь за Полярный круг. Следовало поскорее захлопнуть форточку, а для этого – окончательно проснуться. Я с трудом приоткрыла веки и тут же зажмурилась снова, не понимая, где нахожусь. С комнатой творилось что-то неладное. Сонливость как ветром сдуло, а сердце застучало быстрее. Набравшись храбрости, я вновь открыла глаза.
   Взгляд скользнул по едва различимым в полутьме толстым балкам, поддерживавшим наклонный потолок. Но в моей спаленке их никогда не было, ведь мы жили в обычном доме стандартной планировки. Неужели это был сон во сне, когда человеку только кажется, будто он проснулся, а на самом деле сновидения вовсе не отпустили его?! Или снова начались шуточки Катерины?! Сбросив остатки сна, я села на кровати и осмотрелась.
   Лунный свет пробивался сквозь широкие щели заколоченного досками окна, скупо освещая просторное помещение. Серебристые полосы выхватывали из темноты массивную дубовую мебель, падали на старинную, украшенную резьбой кровать и дощатый пол. Если это и был сон, то слишком, до неприличия, реальный. Утешало лишь то, что в комнате отсутствовали зеркала, а вместо них на стенах висели темные, почти неразличимые в полутьме картины.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация