А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Придворная роза" (страница 16)

   Он притянул ее к себе и, нагнувшись, погрузил горячий кончик языка в ее пупок, проложил им по животу извилистую дорожку. Осторожными прикосновениями он словно ставил на ее коже свое несмываемое клеймо.
   Сквозь полузакрытые веки Селия видела, как он опускается ниже, и почувствовала, как его губы приближаются к заветному месту. Он раздвинул ей ноги, осторожно подул, и у Селии мурашки побежали по коже. Она с замиранием сердца жаждала продолжения, но он только легко коснулся губами ее влажных лепестков.
   – Джон… – вымолвила она, задыхаясь.
   Он медленно прошелся языком взад и вперед по ее животу, лаская одновременно кончиками пальцев чувствительную точку, а потом его язык проник в нее. Острое наслаждение пронзило Селию. Она обхватила его голову руками и прижала к себе, чтобы усилить ощущение.
   Он взял ее ногу и закинул себе на плечо, чтобы проскользнуть еще глубже в нее. Ощущение при этом было даже более сильным, чем когда они соединялись обычным путем.
   Слегка ущипнув ее зубами, он с силой погрузил в нее язык, отчего она вскрикнула, взлетев на вершину блаженства. И Джон застонал, усиливая этим ее ощущения. Когда она вернулась на землю, он поцеловал ее снова, едва касаясь, и приподнялся на коленях. Она увидела, что он с улыбкой подносит пальцы к губам, еще раз смакуя ее вкус. Пламя желания разгоралось в ней снова.
   – Ты такая сладкая, – проговорил он и уткнулся лицом ей в шею, в спутанные волосы, упавшие на плечо. Он просто обнимал ее и жадно вдыхал запах волос, словно хотел вдохнуть всю ее в себя. Селия почувствовала, как ее обволакивает желание, и обхватила его за спину. Кожа его была влажной, гладкой.
   – Селия, Селия, – шептал он, целуя ее волосы, снова и снова повторяя ее имя. От этого Селии вдруг захотелось плакать и не отпускать его от себя никогда.
   Джон поднялся, привлек ее к себе, и она села верхом на его колени лицом к нему, ощутив животом огненно горячий и твердый пенис. Она приподнялась, рукой помогла ему найти правильный путь и медленно опустилась на него, поглотив его своей плотью.
   Джон со стоном подался вверх бедрами, заполнив ее до конца, а она крепче обвила его ногами, уронила голову ему на плечо и почувствовала себя и его единым существом. Он вышел из нее и медленно вошел снова, дюйм за дюймом, и Селия в такт ему приподнялась и опустилась. Даже их сердца и легкие работали в такт.
   Со стоном он сильнее сжал ей талию, они задвигались быстрее, он врывался в нее глубоко, стремительно.
   – Джон! – ахнула она, впиваясь ногтями ему в плечи, двигаясь в одном ритме с ним. Ее груди скользили по его торсу, ноги их переплелись. Она уже не могла ни дышать, ни думать, только двигаться, скользить телом вдоль его тела, а он снова и снова сладостно пронзал ее.
   – Джон! – выкрикнула она, чувствуя, что больше не выдержит, если сию секунду не настанет освобождение от этой сладкой муки.
   Он откинул голову, вены на шее напряглись, глаза закрылись, и он последний раз вошел в нее:
   – Селия…
   Она не помнила, чтобы когда-нибудь ее имя произносилось с таким чувством. Они опустились на постель, не разнимая объятий. Он медленно, нежно гладил ее по волосам, успокаивая бешеный стук ее сердца. Она не могла говорить, слова пропали, она, схватившись за него, падала и падала в бесконечность.

   Глава 18

   Возвращаясь вместе со всеми из церкви после длинной и шумной службы, Селия закрывала рот рукой, чтобы не рассмеяться. Дарнли считал правильным посещать протестантские службы, чтобы заявить о своей лояльности Шотландии, и Селии с остальными приходилось за ним приглядывать. Ей бы хотелось оставаться в Холируде или вернуться в Уайтхолл, где пасторы ограничивались короткими внятными проповедями. Нокс вещал об ужасах женского правления с таким жаром, что Селия боялась расхохотаться в полный голос. Бедная, бедная королева Мария, она наверняка скоро пожалеет, что не осталась во Франции.
   Селия глубоко ушла в свои мысли и не заметила, как кто-то догнал ее и пошел рядом, пока не почувствовала чье-то прикосновение к своей руке. Вздрогнув, она подняла глаза и увидела улыбающееся лицо лорда Ноултона.
   – Невольно начинаешь скучать по нашему английскому священству, пусть оно и не такое благочестивое, как на ваш взгляд? – спросил он.
   Селия засмеялась:
   – У королевы Елизаветы службы намного короче, что да, то да. А Нокс какой-то жутковатый.
   – И как по-вашему, кто возьмет верх? Нокс или королева Мария?
   – Они оба люди упорные, и я бы не решилась биться об заклад. Надеюсь, что, когда дело у них дойдет до прямого столкновения, мы уже благополучно уедем отсюда.
   Лорд Ноултон посмотрел на нее внимательным, задумчивым взглядом. Селия смутилась и отвела глаза. Они общались нечасто, но ей нравилась их непринужденная болтовня. С ним было легко и просто, не то что с Джоном.
   Но сегодня поведение лорда Ноултона ощутимо изменилось. Он вел себя так, словно хотел что-то выяснить у нее о ней самой. Все здесь в замке говорили одно, а думали другое, и Селия тоже давно поступала так же, таясь и осторожничая.
   Как же это было утомительно!
   Она ускорила шаги, чтобы догнать остальных, но лорд Ноултон не отставал от нее.
   – Значит, вам не терпится вернуться в Англию? – спросил он. – Шотландия не слишком пришлась по душе?
   – Шотландия – интересная страна, мне, напротив, очень даже нравится здесь, – осторожно ответила Селия. – Но, разумеется, я буду рада вернуться в Англию.
   – И что вы станете делать по возвращении? – продолжал лорд Ноултон. – Останетесь служить при дворе? Или вернетесь к родным?
   Что она станет делать в Англии? Селия избегала думать об этом, вообще заглядывать в будущее, сосредоточившись на насущных задачах. На коротких встречах с Джоном. Но слова Ноултона напомнили о том, как быстро приближается к ней будущее.
   – У меня нет родных, – ответила она. – Так что останусь при дворе на какое-то время.
   – Может быть, вы предпочли бы иметь собственный дом и семью? – проникновенно спросил он.
   Селия удивленно подняла на него глаза:
   – Предпочла бы, но боюсь, что подобные вещи не так легко достаются.
   Он кивнул:
   – Вот уже много лет, как я вдовец, мистрис Саттон, и жизнь моя довольно пуста. Но очень скоро, если мои надежды оправдаются, я многое смогу предложить своей новой жене.
   – Это… хорошо, я рада за вас, лорд Ноултон, – пролепетала Селия, не зная толком, что добавить. Прежде он никогда не говорил с ней так и теперь застал ее врасплох. Неужели он собирается сделать ей предложение? Что такое должно случиться, чтобы он приумножил благосостояние? Может, он тоже находится здесь по заданию Елизаветы?
   – Вы разрешите мне возобновить этот разговор, когда мы вернемся в Лондон? – спросил он.
   Селия молча кивнула, и он улыбнулся, продолжая идти рядом.
   – А скажите, мистрис Саттон, какие у вас впечатления о дворе королевы Марии? Мне интересно знать ваше мнение…

   Селия возвращалась в свою спальню, уставшая и озадаченная. Ее вымотала необходимость улыбаться и смеяться вместе с другими фрейлинами, в то время как хотелось одного – уединиться и спокойно подумать. А подумать было над чем. Две королевы, лорд Ноултон, Джон – тем для размышления накопилось достаточно.
   Наконец она подошла к своей двери, отворила ее – и обнаружила, что одной остаться не удастся. На ее кровати разлегся Джон, откинувшись на валик, он лениво перебирал какие-то бумаги. Услышав, как она закрывает дверь, он поднял на нее взгляд и улыбнулся плутовской улыбкой.
   Селии внезапно всей душой захотелось, чтобы он перестал ей так улыбаться, перестал морочить голову, мучить, напоминать о том, чего она когда-то страстно желала, но так и не смогла получить. Хотя мучил ее совсем не он, а ее собственное сердце, ее чувства.
   – А я тебя жду, – сказал Джон. – Вижу, в данный момент ты преисполнена благочестия?
   – А я думаю, это нечестно, что ты прохлаждался здесь, когда всем остальным пришлось выслушивать проповедь о геенне огненной, – проворчала Селия.
   Она положила перчатки и молитвенник на стол и отколола от шапочки вуаль. Приглаживая растрепавшиеся на ветру волосы, она увидела в зеркале отражение Джона. Он откинулся назад и, подложив руки под голову, наблюдал за ней из-под полуприкрытых век. Камзол на нем был расстегнут, рубашка обтянула плечи и грудь, напоминая о том, как он выглядит нагим. И о том, чем они занимались прошлой ночью в этой самой кровати.
   И внезапно ей захотелось все повторить.
   Кончиком языка она облизнула пересохшие губы, и взгляд его стал напряженным, он сел, наблюдая, как она развязывает накидку и дает ей соскользнуть с плеч на пол. Потом она медленно расстегнула высокий гофрированный воротник рубашки, возвышавшийся над глубоким квадратным вырезом черного бархатного платья, и распахнула лиф.
   – Так ты узнала сегодня что-нибудь полезное? – спросил Джон, не сводя с нее глаз.
   – Да, много всего. – Селия вытащила из волос гребни, и тяжелая темная масса волос упала ей на плечи. Она взяла щетку. – У лорда Дарнли очень хорошо получается изображать религиозное рвение. Нокс распаляет себя, исходя ненавистью к женщинам на троне. Мне кажется, что королеве Марии лучше было бы оставаться во Франции.
   Она зажмурилась, провела щеткой по волосам и услышала, как Джон поднялся с кровати, подошел и встал позади. Тепло его тела окутало Селию и властно поманило к нему. Он забрал у нее щетку и скользящими, ласкающими движениями стал причесывать ее. Она, замерев, наслаждалась тем, как он осторожно пропускает волосы сквозь щетину.
   – Больше ты ничего не подметила? – прошептал он ей на ухо.
   – Кажется, лорд Ноултон собирается сделать мне предложение, – выпалила она.
   Щетка на мгновение замерла в его руке, но тут же возобновила медленные мягкие движения.
   – Неудивительно. Я думаю, что многие мужчины хотят жениться на тебе.
   «Но только не ты», – печально подумала она.
   – Еще он сказал что-то странное – вроде как скоро у него будет чем обеспечить жену.
   – Что, по-твоему, он имел в виду?
   Селия пожала плечами:
   – Полагаю, скоро его богатство возрастет. Говорят, что его теперешнее состояние достаточно скромное. Может быть, королева Елизавета обещала наградить его, так же как нас? Или же… – Внезапно в голову ей пришла неожиданная мысль.
   – Или что?
   – Нет, глупости. Лорд Ноултон самый мягкий и обходительный из всех мужчин, которых я знаю. Судя по всему, предан королеве Елизавете, как и все ее придворные. Но лорд Берли говорил, что мы столкнемся здесь с французскими и испанскими шпионами, у которых свои идеи насчет брачных планов королевы Марии.
   Она сказала это и почувствовала себя глупо. Лорд Ноултон – и вдруг шпион? Но приходится предполагать и такие вещи, подозревать всех вокруг. Вот только прикосновения Джона сильно мешали ясности мысли.
   – Похоже, что за лордом Ноултоном придется приглядеть повнимательнее, – сказал Джон. – А что ты ответишь на его предложение?
   – Сначала надо, чтобы он его сделал, – пробормотала Селия. – Но за кого-то мне придется выйти, а он – не самый плохой вариант. Что главное – совсем не похож на моего первого мужа.
   – Может быть, тебе сначала стоит обдумать другие предложения?
   Она горько рассмеялась:
   – Какие предложения ты имеешь в виду?
   Он не ответил, отложил щетку, и Селия почувствовала, как он взял в руки шелковистую массу ее волос и поднес к своему лицу, глубоко вдохнув. Селия откинула назад голову, ему на плечо, а он жадно поцеловал ее в шею. Селия погрузила пальцы в его короткие шелковистые кудри и ахнула, когда он ущипнул ее зубами.
   – Селия… – простонал он, уперев лоб ей в плечо. – Я так тосковал по тебе, так много думал о тебе все эти годы. Моя прекрасная Селия…
   От этих слов ее сердце сильно застучало в груди, словно ожившее, оттаявшее, после того как долго оставалось скованным льдом. Неужели он тоже думал о ней? Надежда, смешанная со страхом, шевельнулась в груди. Что означают эти его слова для прошлого – и для будущего?
   Она медленно повернулась и отступила назад, чтобы заглянуть ему в лицо. Мягко положила ладони ему на плечи, посмотрела в глаза. Джон замер от этого прикосновения, его потемневшие глаза были полны невысказанной боли. Никогда прежде Селия не видела его таким, и по ее спине пробежал холодок.
   Но она заставила себя не опускать взгляда, продолжала смотреть. Когда-то она ненавидела его за то, что он разбудил в ней любовь, а потом бросил ее. Теперь она видела, что Джон уже не тот порывистый бесшабашный юноша, похитивший ее глупое девичье сердце. Он повидал много такого, чего она и представить себе не могла, как ни хотела. А она хотела знать о нем, таком, какой он сейчас, все, до последней капли.
   Она легко скользнула пальцами по его лицу. Обвела острые углы скул и подбородка, решительный нос, упрямый лоб. Он закрыл глаза, и тогда она погладила его губы. Он приоткрыл их, поймал зубами ее пальчик и втянул его в себя.
   – Джон, – прошептала Селия и, приподнявшись на цыпочки, поцеловала его в щеку. – Джон…
   – Я здесь, Селия, – ответил он и, подхватив ее на руки, понес на кровать.
   Она упала спиной в подушки и, приподнявшись на локтях, посмотрела на него. А он, глядя на нее из-под полуопущенных век, снял с нее туфли. Потом его ладони двинулись вверх, откидывая по пути юбки. Нагнувшись, он поцеловал чувствительное место под коленом, обдав его жаром сквозь шелковый чулок. Селия запрокинула голову и зажмурилась, чтобы полностью отдаться нахлынувшим чувствам. Хотелось не упустить ни единого его прикосновения, поцелуя, дыхания.
   Джон развязал ленточку подвязки и медленно стянул с нее чулок, потом все то же проделал со вторым. Губы его следовали за белым шелком, прокладывая на ее коже огненный след. Он провел языком по подъему ступни, рука пробралась под юбки, чтобы развязать тесемки.
   Селия приподняла бедра, чтобы ему легче было раздевать ее. Он целовал каждую часть ее тела, которая обнажалась, благоговейно, почтительно, как святыню. Это было мучительно и сладостно, и Селии захотелось плакать. Ее сердце снова готово было расколоться и впустить его внутрь.
   Когда она осталась перед ним совсем нагая, он быстро разделся, не сводя с нее глаз, швырнул на пол камзол и рубашку. Селия села, потянулась к застежке на его бриджах, сгорая от желания поскорее увидеть его нагим, и торопливо стянула их вниз.
   – Селия… – простонал он.
   Глядя ему в глаза, она легла на спину и развела колени, приглашая его лечь сверху, любить ее так, как он предпочтет. Отдавая ему всю себя.
   И Джон прекрасно понял ее. Его ноздри затрепетали, в глубине глаз вспыхнул огонь. Он медленно опустился на нее, а она обхватила его бедра ногами и притянула к себе. Их тела слились, сердце к сердцу, и губы встретились в нежном изучающем поцелуе.
   Селия застонала, когда его язык пробежал по ее губам и раздвинул их. Повинуясь потребности осязать его, она впилась пальцами в его спину, ощутив влажный жар кожи и напряженные мускулы. Они уже много раз соединялись прежде, по очереди понуждая один другого, но в этот раз Селия впервые почувствовала, что они воистину заодно.
   В какой-то момент они еще оставались двумя разными людьми, отдельными существами, но вот он резким движением бедер вошел в нее, и они стали единым целым. Он устремился вперед, пока не заполнил ее до конца, глубже, чем раньше. После чего на какое-то время затих, давая ей возможность свыкнуться с положением тел.
   – Ох, Джон, пожалуйста… – прошептала она, сама толком не понимая, о чем хочет попросить. Она просто хотела большего, хотела его.
   Он нарочито медленно подался назад, почти выйдя из нее, и, когда она вскрикнула, стремительным сильным движением вошел снова, только чтобы тут же выйти.
   Селия впилась в его крепкие ягодицы, побуждая к движению вперед, отдаваясь ему без остатка, демонстрируя, что он тоже принадлежит ей, пускай только на время. Джон уперся ладонями в кровать по обе стороны от ее тела и ворвался в нее, дыша тяжело и возбуждающе ей в ухо, целуя ее, тогда как Селия вовсе не могла дышать. Она зажмурилась, запрокинула голову, отдавая ему всю себя. Позволяя ему овладеть собой, жадно и стремительно, чувствуя, как бешено колотится в груди сердце в предвосхищении апогея.
   – Подожди меня, Селия, – выдохнул он, – кончим вместе.
   – Да, – пробормотала она, – да.
   Он ускорил ритм, повинуясь нараставшему желанию. Селия втягивала в себя воздух от острого наслаждения, а он выкрикивал ее имя, выгибая спину. Раскрыв глаза, она увидела перед собой его лицо, выражавшее первобытное упоение, мышцы рук вздулись от напряжения.
   И вот он обрушился на кровать рядом с ней, уронив руку ей на бедро. Никогда прежде Селия не испытывала такого покоя, который снизошел на нее серебристым облаком. Она свернулась у него под боком, а он прижался губами к ее волосам.
   Селия не могла вымолвить ни слова. Она и дышать была почти не в силах. Она просто соскользнула в сон в объятиях Джона. И никогда еще не спала так глубоко и крепко, как сейчас под его защитой.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация