А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Придворная роза" (страница 14)

   Глава 15

   Селия вполуха слушала Мэри Флеминг – одну из трех Мэри королевы Марии, которая напевала французскую балладу, аккомпанируя себе на лютне. Звуки песни перемежались смехом, перешептыванием, шуршанием шелковых платьев, шорохом иголок, протыкающих ткань. Общество было исключительно женское: фрейлины королевы собрались этим холодным днем в ее комнате. Все здесь пропиталось французскими духами, пудрой, розовым маслом и медовыми пирожными.
   Но мысли Селии витали далеко, и их объектом был мужчина. Что он сейчас делает? Злится на нее из-за того, что прошлой ночью она так внезапно убежала, предварительно раздразнив его? Она так и не смогла разобраться в вихре чувств, мелькнувших в его глазах.
   Селия с силой вонзила иглу в полотно. Какое ей, собственно, дело до его чувств и мыслей? Тем более сейчас, при жестком свете дня.
   Но Селия-то знала, что эта тема ее занимала даже слишком.
   – Ай! – вскрикнула она, уколов иглой подушечку пальца. Поднесла палец к губам, чтобы смягчить боль, и заметила, что за ней наблюдает леди Элисон. Мимолетно улыбнувшись, та снова углубилась в свое шитье.
   Селия с досадой обнаружила, что сделала неправильный шов на рукаве, над которым трудилась все утро, и теперь придется распарывать. Она покосилась на королеву Марию, сидящую у окна с пяльцами, а ее маленькие собачки разместились вокруг скамеечки для ног. Не в пример Селии, королева явно увлекалась шитьем и была искусной мастерицей. Она методично втыкала и вытаскивала иглу с золотой нитью, подпевая с улыбкой на губах.
   Селия удивилась, когда утром ей передали приглашение королевы присоединиться к другим фрейлинам в королевских апартаментах. Она не предполагала, что так быстро войдет в кружок приближенных, думала, что это произойдет не сразу. Но, как видно, королева Мария была лишена недоверчивости королевы Елизаветы. Она встретила Селию дружеской улыбкой, принялась расспрашивать об Англии и своей кузине, перезнакомила со всеми придворными дамами.
   Вот только о брачных планах королевы Марии никаких разговоров не велось.
   Селия опустила на колени испорченный рукав и обвела взглядом комнату. Не такая большая и не слишком роскошно обставленная, как можно бы представить, она помещалась в одной из башен. В нее вела узкая винтовая лестница, низкий панельный потолок покрывали сплетенные инициалы родителей Марии – короля Якова и Марии Гиз. Несмотря на высокие окна, выходящие на расположенное по соседству аббатство, и большой, жарко натопленный камин, комната казалась маленькой и темной.
   Селия посмотрела через открытые двери в смежную комнату, где располагалась охрана королевы, потом через другие, напротив, полузакрытые, за которыми находилась крошечная восьмиугольная трапезная. Дальше шла спальня королевы с массивной резной кроватью под красным балдахином. Все здесь казалось не по-королевски неброским и скромным. Во Франции Мария, наверное, привыкла к большей роскоши.
   – Говорят, что главный советник королевы – лорд Мейтланд – влюблен в нее, – внезапно прошептала Элисон на ухо Селии.
   Та удивленно вскинула брови:
   – Влюблен в королеву? Это неудивительно, здесь каждый мужчина в нее влюблен.
   Элисон рассмеялась:
   – Ну, скажем, не каждый. Но Мейтланд еще и влюблен в Мэри Флеминг, хотя и старше ее на двадцать лет. Говорят, королева собирается устроить им роскошную свадьбу.
   – Правда? – пробормотала Селия.
   – Вы разве не знаете, мистрис Саттон? Все три Мэри поклялись не выходить замуж раньше королевы. Если одна из них скоро собирается венчаться…
   Селия пытливо взглянула на королеву, хохотавшую над резвящимися собачками.
   – Кто?..
   – А вы как думаете? – игриво хихикнула Элисон.
   Мария внезапно хлопнула в ладоши, требуя внимания.
   – Сегодня такой унылый серый день, – весело произнесла она с мелодичным французским акцентом, – что просто необходимо как-то оживить его.
   Мэри Флеминг радостно встрепенулась:
   – Ваше величество! Вы собираетесь…
   – Да, собираюсь! – весело сказала королева. – Давно мы этим не занимались. N’est-ce pas?[1]
   Фрейлины дружно рассмеялись. Селия непонимающе смотрела на них.
   – Мистрис Саттон, леди Элисон, надеюсь, вы к нам присоединитесь, – предложила королева. – Уверена, что и вам это придется по душе.

   Селия не могла не удивляться тому, что, стараясь быть осторожной, ввязалась в такую авантюру.
   Но, с другой стороны, может быть, хватит с нее осторожности? Иногда свобода намного увлекательнее. Она никогда еще не испытывала ничего подобного.
   Следуя за королевой Марией и ее дамами по темным улицам Эдинбурга, Селия взглянула на свое отражение в заледенелой лужице. И с трудом узнала себя. На ней были высокие сапоги, бархатные бриджи, мужского покроя шерстяной камзол и короткий плащ, – все зеленого цвета с золотым шитьем. Волосы гладко забраны под надвинутый на лоб берет с перышком. С ее стройной фигурой она легко могла сойти за юношу, если не особенно приглядываться.
   Она сейчас очень напоминала своего брата, такого, каким его помнила, тонкого и темноволосого.
   Но Селия не хотела думать о брате, его фатальной глупости и печальном конце. Не сейчас, когда кровь ее пела от радостного предвкушения и азарта. В последний раз она испытывала нечто подобное с Джоном в постели. Или в коридоре, обвив ногами его талию…
   Она отогнала упоительные воспоминания о прошлой ночи, когда таяла от наслаждения в поцелуе Джона, и поспешила следом за Марией. Королева тоже облачилась в мужской костюм, малиновый с черным, и высокий рост делал ее еще больше похожей на молодого человека, чем Селию. Она держала за руку Мэри Флеминг, одетую в свое обычное платье и плащ, и они заговорщицки смеялись.
   Они и в самом деле были сейчас заговорщиками.
   Селия покосилась на леди Хелен Маккерриган, которая шла рядом, и тоже в мужском платье, вот только чувствовала она себя в нем куда свободнее, чем Селия. Она точно не в первый раз участвовала в таком маскараде. С королевой, а может, со своим красивым мрачноватым мужем?
   Интересно, подумала Селия, что сказал бы Джон, увидев ее в этом наряде? Потемнели бы его глаза, как они всегда темнели от возбуждения? Потянулся бы он к ней с вспыхнувшими от страсти синими глазами?..
   «Остановись! – строго приказала она себе. – Немедленно прекрати!» Эти мысли слишком далеко уводят.
   – И часто королева Мария устраивает такое? – шепотом спросила она Хелен.
   Та улыбнулась:
   – Наверное, не так часто, как ей хотелось бы. Но время от времени, когда обстановка в Холируде становится слишком уж серьезной. Не так-то легко лавировать между шотландскими придворными и французскими друзьями.
   Селия кивнула. Она определенно успела почувствовать напряжение между двумя группировками и то, как Мария старается не обидеть ни тех, ни других.
   – И ее ни разу не узнали?
   Хелен засмеялась:
   – По крайней мере, никто ей об этом не говорит.
   И она гуляет где хочет. Мне кажется, она рассчитывает услышать, о чем болтает народ на улицах.
   – И ей это удавалось?
   Группа пуританских клириков в простых черных одеяниях вышла на крыльцо церкви, мимо которой, весело смеясь, проходила королева. Их землистые лица осуждающе скривились, один даже сделал угрожающий жест.
   – Иногда она слышит больше, чем способна принять к сведению, – пробормотала Хелен. – Королева слишком долго не жила в Шотландии. Многим тут совсем не хочется иметь государыней французскую католичку.
   Они поторопились за Марией, которая свернула в узкий переулок. Под ногами в булыжной мостовой зияли выбоины, в воздухе висел стойкий запах пищевых отбросов и мочи. Селия достала надушенный платок и ускорила шаг.
   – Поговорим лучше о приятных вещах, – предложила Хелен, беря Селию под руку. – В каких вы отношениях с этим красавчиком, сэром Джоном?
   Селия в замешательстве взглянула на молодую женщину, внезапно насторожившись. Неужто она уже сделалась предметом сплетен?
   – О чем вы?
   Хелен снова засмеялась:
   – Я видела, как он смотрит на вас. Это просто восхитительно. Разве женщина может устоять перед таким обаянием?
   – Но вы-то замужем, леди Хелен, – сказала Селия, снова вспомнив мужа Хелен и то, как он неотрывно пожирает жену страстным взором.
   Хелен только захохотала, обращая на себя внимание прохожих.
   – Безусловно, и муж сделал меня вполне счастливой. Но у меня есть глаза, к тому же по натуре я ужасно романтична. Муж все время поддразнивает меня по этому поводу, говорит, что я воспринимаю жизнь как балладу, пропетую трубадуром.
   – Но иногда жизнь в самом деле напоминает балладу, – пробормотала Селия, припоминая чувства, которые неизменно охватывали ее в присутствии Джона.
   – Вы думаете?
   – Я предпочитаю, чтобы мои дни текли более спокойно.
   – Но это же так скучно! – запротестовала Хелен. – Кому нужен покой, если мужчина вроде сэра Джона смотрит так, словно готов съесть вас целиком?
   Теперь засмеялась Селия:
   – Неужели он смотрит именно так? – Мысль о том, что Джон смотрит на нее с голодным выражением, и вообще возможность быть им съеденной не вызвала в ней неприятия.
   – Именно! – Хелен за локоть притянула к себе Селию. – Хотя такая глубина чувств в мужчине может быть опасна. Поверьте мне. Я сначала пыталась убежать от мужа. Но разве не хуже противиться чувствам, не жить полной жизнью?
   Селия покачала головой:
   – Вы не понимаете. Однажды я уступила чувствам, и это кончилось для меня очень печально.
   Хелен пытливо всмотрелась в нее:
   – Но все может измениться. Например, как для нас с моим Джеймсом.
   – Для меня это невозможно, – твердо сказала Селия, в глубине души испытывая смущение.
   Хелен явно хотела что-то добавить, но королева, внезапно резко сменив направление, вошла в какие-то открытые двери, и разговор пришлось прекратить.
   Но слова Хелен продолжали звучать в голове Селии. Надо отдаваться чувствам, жить полной жизнью? Когда-то Селия от души согласилась бы с ней, пока еще чувства не сокрушили ее. Но теперь…
   Теперь она и сама не знала, что чувствует. Ее влекло к Джону, но смела ли она доверять ему? И чувствам, которые он снова вызвал в ней?
   Мария привела их в пивную, обшарпанную, темную, с изрезанными столами и липким выщербленным полом. За каминной решеткой еле теплилось пламя, густо пахло элем и тушеным луком. Даже в этот час она была полна, посетители самого непритязательного вида сосредоточенно подкреплялись элем из своих кружек и вполголоса переговаривались. Вошедших проводили внимательными сумрачными взглядами.
   Селия положила руку в перчатке на эфес короткой шпаги, висевшей на ее талии, готовясь выхватить ее при малейшем намеке на опасность.
   Мария, кажется, ничего не замечала. Она уверенно прошла через комнату к свободному столу в углу и махнула всем, призывая садиться вокруг нее. Потом велела, чтобы подали эль, и усадила Селию рядом с собой.
   – Милая мистрис Саттон, – прошептала она задушевным тоном, который так располагал к ней самых разных людей. – Вы должны рассказать мне все о лорде Дарнли.
   Селия растерянно взглянула на королеву:
   – Но… ваше величество, я даже ни разу не разговаривала с ним.
   – Зато вы жили при дворе моей кузины, – улыбнулась Мария. – И вы проделали вместе долгий путь сюда. Я знаю, вы умеете наблюдать.
   Селия быстро глотнула из своей кружки, мучительно соображая. Как сказать правду королеве, этой женщине с огромными блестящими янтарными глазами? Сначала надо понять, чего именно хочет королева Елизавета.
   – Все признают, что он необыкновенно красив, ваше величество, – проговорила она осторожно.
   Мария рассмеялась серебристым смехом, заразив весельем своих спутниц.
   – Я это и сама вижу, мистрис Саттон! Отлично вижу. А как насчет его склонностей? Каков он с женщинами?
   Селию спасла от ответа песня, которую запели слишком громко, и Мария, повернувшись, начала хлопать в такт. Но, конечно, это была краткая отсрочка. Мария снова возобновит расспросы, к ним следовало подготовиться.
   Внезапно в дальнем конце зала открылась маленькая дверца, и в проеме возникли темные фигуры. Все еще смеясь над озорной песней, Селия повернулась, чтобы рассмотреть пришедших поверх края кружки.
   И застыла, так и не сделав глотка. В дверях стоял Джон и смотрел прямо на нее пылающими синими глазами. Селия осторожно поставила кружку на стол, чтобы не расплескать эль.
   Из-за плеча друга появился и Маркус, а потом мимо них проскользнули какие-то люди, незнакомые Селии, и покинули пивную. Джон что-то сказал Маркусу, продолжая глядеть на Селию. А она, завороженная его взглядом, тоже не могла оторвать от него глаз. Что он здесь делает? Их встреча в этой пивной явно не сулит ничего хорошего. Или тут какой-то заговор, о котором ее держат в неведении? За последнее время вокруг нее и так слишком много заговоров.
   Джон медленно направился к ней, огибая столики с посетителями, по-прежнему не сводя с нее прищуренных глаз.
   – Сэр Джон! Лорд Маркус! – весело воскликнула королева Мария. – Присоединяйтесь к нам. Мы тут знакомим наших английских друзей с французскими песенками.
   – Какая неожиданность – встретить здесь всех вас, – не моргнув глазом произнес Маркус, словно наткнуться на королеву, одетую мужчиной, в дешевой пивной – самое обычное дело. – Просто очаровательный сюрприз. Вы скрасили весьма скучный день.
   – По вам не скажешь, что вы умеете скучать, лорд Маркус, – игриво произнесла Мэри Флеминг. – Кстати, вы знаете какие-нибудь хорошие песни?
   – Представьте себе, знаю парочку, – ответил он, присаживаясь рядом с фрейлиной и приобнимая ее за плечи. – Может быть, только они не слишком утонченные.
   Джон занял место на скамье рядом с Селией, которое ему любезно уступила леди Хелен, передвинувшись дальше, взял из ее холодных пальцев кружку и поднес ко рту. Селия настороженно смотрела, как он, развернув кисть, пьет с того края, которого она касалась губами.
   – А вы привезли какие-нибудь французские песни из вашей поездки во Францию? – спросила она его.
   – Боюсь, что не смогу вас им научить.
   – А почему? У меня такой ужасный голос?
   – Потому что они слишком непристойные, Селия, а я не вынесу, если вы станете вашим хорошеньким ротиком произносить некоторые слова оттуда, – ответил он резко и снова приложился к кружке. – Я и без того от вас теряю голову.
   Селию удивило то, что он признал это. Она никогда не дала бы ему над собой такую власть, пусть при каждом прикосновении к нему она просто сгорала от желания. Она покосилась на леди Хелен, и та подмигнула ей. Селия едва не расхохоталась в полный голос. Может быть, дело было в мужском костюме или выпитом эле, но она ощутила в себе необыкновенную силу. Такого с ней еще не бывало.
   Она взяла кружку и сделала большой глоток.
   – Как, например… – И она прошептала ему на ухо слово, которое никогда не произносила вслух.
   – Селия… – хрипло прорычал Джон.
   Селия поставила кружку и, опустив руку под стол, нащупала его бедро, мышцы которого под шерстяными бриджами сразу подобрались от этого дразнящего прикосновения. Медленно она провела кончиками пальцев вверх, и едва готова была коснуться гульфика, как Джон перехватил ее кисть, но она все равно чувствовала, что его мужская плоть готова к любви. Она читала эту готовность и в глазах Джона.
   – В какую игру ты играешь, Селия? – тихо, но требовательно спросил он.
   – Королева приказала мне сопровождать ее, – сказала Селия, высвобождая свои пальцы, – не могла же я отказаться.
   – Я не о том, что вы заявились сюда переодетыми. – Яркие синие глаза медленно скользнули по ней, задерживаясь на каждом дюйме ее тела, обтянутого облегающим мужским костюмом, и Селия просто физически ощутила их ласкающие прикосновения. – Хотя вид у тебя крайне соблазнительный. Хотелось бы…
   – Сэр Джон! – неожиданно окликнула его королева. – Лорд Маркус уверяет, что вы все же знаете кое-какие песни. Научите нас хотя бы одной.
   Джон еще раз окинул Селию долгим взглядом, подразумевающим, что разговор их далеко не окончен, и повернулся к Марии, прислонившись к Селии плечом.
   – Разумеется. Ваше желание – приказ для меня. Какая вас больше порадует – шуточная, повествовательная? Может быть, любовная?
   – Да, любовная, – вздохнула Мария. – Любовные я люблю больше всего. Что за жизнь без любви?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация