А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Принцесса Азии" (страница 25)

   Глава 46

   Инспектор молча смотрел на сидевшего напротив начальника смены охранников премьер-министра, нервно барабаня пальцами по столу.
   – Итак. Вы утверждаете, что в списках супруга заместителя министра значилась?
   – Совершенно верно.
   – С кем она прибыла на банкет?
   – Не знаю. У меня такой информации нет.
   – И вы утверждаете, что ее на банкете не было? – обратился Питу к сидевшему тут же дворецкому.
   – Совершенно верно. Я очень хорошо знаю госпожу Пхенг и, естественно, заместителя министра. Они часто бывают у нас в доме, – с достоинством взглянул он на начальника охраны.
   Тот в ответ лишь закатил глаза.
   Они ходили по кругу уже минут двадцать, когда на пороге появился Пенг, победно потрясая пластиковой папкой над головой.
   – Вот! – радостно выпалил он, едва войдя в кабинет. – Выпросил у знакомого журналиста.
   И он положил папку на стол начальника, а сам уселся на свое рабочее место.
   Питу открыл папку: с нескольких фотографий на него смотрела улыбчивая пожилая дама лет шестидесяти, седоволосая, полненькая, с аккуратно уложенными кудрявыми, стрижеными волосами. Что-то не сходилось.
   – Взгляните, вы узнаете эту женщину? – показал он одну из фотографий начальнику смены.
   Тот равнодушно взглянул на женщину и только пожал плечами.
   – А вы? – обратился он к дворецкому.
   – Разумеется. Это госпожа Пхенг, – самодовольно ответил тот, высокомерно посмотрев на охранника.
   – Каким образом вы могли не узнать человека, который, по вашим словам, присутствовал на приеме? – строго спросил инспектор начальника охраны.
   – Я не обязан знать в лицо всех приглашенных. Я проверял лишь приглашения, у гостей более низкого ранга мы проверяли и документы. К тому же в отличие от этого господина, – он пренебрежительно кивнул в сторону дворецкого, – я работаю у премьер-министра только две недели и не обязан знать в лицо каждого из трехсот приглашенных, – зло огрызнулся он.
   – Прекрасно. Итак, благодаря четко налаженной работе службы безопасности мы имеем уже двоих посторонних, проникших на прием. Я не открою Америки, если скажу, что вас, коллега, ждут большие неприятности, – язвительно обратился инспектор Питу к начальнику охраны, который своей наглой самоуверенностью и безответственным отношением к делу невероятно его раздражал.
   – Господин де Диес, прошу вас, взгляните еще раз на список приглашенных и подумайте, нет ли в числе указанных службой безопасности гостей таких, кого вы не видели на приеме, – обратился Сарин с просьбой к дворецкому, протягивая ему список, составленный службой охраны во время приема.
   Дворецкий надел на нос очки в тонкой золотой оправе и внимательно стал просматривать список.
   – Есть! – торжествующе воскликнул он, протягивая бумагу инспектору. – Секретарь заместителя министра финансов значится в списке, но его совершенно определенно не было на приеме. Я видел его лишь несколько раз, но прекрасно запомнил. Он носит приметные усы, немодной формы, с такими специфическими свисающими концами. Они ему придают очень грустный вид и совершенно не идут. К тому же он приходится двоюродным племянником министру по делам женщин и детей.
   – Прекрасно. Делаю очевидный вывод. Если эти люди были отмечены вашими сотрудниками как прибывшие на банкет, а на самом деле их там не было, могу предположить, что вместо них туда прибыли самозванцы. И у меня есть устное описание дамы, выдававшей себя за супругу замминистра. – Зло прищурив глаза, инспектор посмотрел на начальника охраны. – Пенг, достаньте все фотографии с приема и постарайтесь найти на них женщину примерно двадцати трех – двадцати семи лет, стройную, очень красивую, с примесью европейской крови, чуть ниже среднего роста, в алом открытом длинном платье.
   – В каком платье? – переспросил старательный Пенг.
   – В красном, – смутившись, ответил инспектор, поняв, какую глупость сморозил, процитировав госпожу Ползунову.
   – Если позволите, я помогу вашему коллеге, возможно, для меня это будет проще, – подняв вверх указательный палец, предложил дворецкий.
   – Благодарю вас, сделайте любезность, – не отстал от него в светскости инспектор. – А вас, – обернулся он к сотруднику службы охраны, – я попрошу написать подробную объяснительную по поводу того, как строится служба охраны в резиденции премьер-министра, что двое неизвестных беспрепятственно сумели проникнуть на виллу, а потом покинуть ее. Пенг, вызовите немедленно в участок всю смену охраны, дежурившую в тот день на вилле, с фотографиями пока поработает господин де Диес.
   Итак, каким-то образом преступники выяснили, что ни замминистра, ни его супруги на приеме не будет, мало того, им удалось заполучить их приглашения. Эти люди совершенно спокойно проникли на прием, выполнили задуманное и без помех покинули место преступления. Фантастика, да и только. Имя преступника нам, слава богу, известно. Правда, неизвестно, где именно этот преступник сейчас находится, но это уже дело техники. Хорошо бы выяснить, кто его сообщники, наверняка они тоже члены банды Тхатя и, вполне возможно, осведомлены, где именно скрывается сейчас Свай. Сам Криель Тхать мертв, и предъявить ему обвинение в организации убийства не удастся, да, впрочем, похоже, он был здесь ни при чем, а значит, кто-то из его людей затеял самостоятельную игру. И уж эти люди ответят сполна. Главное, их отыскать.
   На этой благостной ноте инспектора прервал телефонный звонок.
   – Сарин? – услышал он голос инспектора Мен Тита. – Ты все еще интересуешься бандой Тхатя?
   – Да, – пытаясь сдержать внутренний трепет, ответил Питу.
   – Приезжай ко мне. Есть кое-какая информация. – И уже шепотом добавил: – Мой знакомый патологоанатом сделал по моей просьбе, неофициально, конечно, кое-какие анализы. В том числе исследовал кровь покойного Криеля.
   – И? – затаив дыхание, спросил Питу.
   – Похоже, его убили. Приезжай.
   Сарин тотчас схватил пиджак и выбежал из кабинета, уже на пороге участка спохватился, вернулся в кабинет, где все трое столь поспешно оставленных им людей продолжали удивленно смотреть на дверь, и бросил своему помощнику: «Я в управление. Никого не выпускать! Пусть ждут! Работайте!» И теперь уже окончательно выбежал из кабинета. Предчувствие чего-то значительного будоражило воображение. Если он распутает этот узел, его слава затмит триумф самого начальника полиции. Подумаешь, облава! Не исключено, что Питу и сам скоро станет если не начальником полиции, то уж, во всяком случае, начальником отдела. А это не так уж мало, в его-то годы!
   Махнув дежурившему у входа водителю, чтобы заводил мотор, Сарин прыгнул на переднее сиденье и, приказав водителю рулить в управление, принялся судорожно строить планы и версии, нервно барабаня пальцами по стеклу. Поймав на себе удивленный и встревоженный взгляд подчиненного, Сарин очнулся и постарался взять себя в руки. Но едва ему удалось вернуть себе самообладание, как ожил мобильный телефон. Видно, такое уж это было запутанное, нервное дело, что стоило случиться одному происшествию, тут же начинали сыпаться на бедную голову инспектора другие, не менее значительные.

   Глава 47

   Щелкая по каналам, Василий сам не заметил, как заснул, оно и понятно. Есть нечего, смотреть нечего. В офис он уже позвонил, шухер навел. Жена ушла за едой и куда-то пропала. Ей что, пока все магазины не обойдет, домой не явится. С этой мыслью и заснул. Проснулся оттого, что низкое вечернее солнце, пробившись сквозь листву акации за окном, осветило его лицо, щекоча теплым прощальным лучиком. Василий сладко потянулся на диване. Перевернулся на бок, но заснуть не смог, желудок завел тоскливую голодную песню.
   «Ну куда она с едой запропастилась?» – раздраженно подумал Ползунов, вставая со своего ложа. Обойдя маленькую пустую квартиру и на всякий случай заглянув в холодильник, господин Ползунов наконец сообразил взять телефон и позвонить супруге. Телефон не отвечал. Василий выругался и позвонил еще раз. Потом он посмотрел на часы, что-то прикинул и опрометью бросился на кухню, где посреди стола лежал блокнотный листок с номером инспектора Питу.
   Пока он тыкал в кнопки, пытался вспомнить по-английски все необходимые слова, чтобы объяснить этому дикарю страшную истину. Жена пропала! По приблизительным подсчетам, ее не было уже часа четыре, не меньше.
   Инспектор ответил почти сразу.
   – It’s me, Polzunov! – взволнованно прокричал Василий. – My wife is absent. Go to the shop and loosing, – скрипя мозгами от натуги, сообщил горе-полиглот.
   Из всего сказанного русским инспектор понял только: Ползунов, me и shop.
   Поэтому он попросил господина Ползунова еще раз повторить все, что он сказал, только спокойнее, а еще лучше дать телефон жене.
   Сам Василий из сказанного инспектором понял только одно слово «wife». И сделал опрометчивый вывод, что инспектор его, Василия, понял, правда, неясно было, почему камбоджиец так мало обеспокоился ее, то есть wife, отсутствием. Он еще раз напрягся и задал прямой и откровенный вопрос: «When you came here?»
   Инспектор медленно и с расстановкой сообщил: «Very late».
   Тут нервы Василия сдали, и он со всей прямотой и искренностью объяснил инспектору по-русски, что он думает о нем и его родственниках. А потом еще раз, брызжа слюной от бешенства, по слогам повторил свою первую фразу, из которой следовало, что жены нет, что она ушла в магазин и потерялась. Конечно, Василию хотелось сказать, что она пропала, но такого слова в его словарном запасе не было, и это страшно его огорчало.
   Инспектор, который в ответ на свое, в общем-то, вежливое и нейтральное сообщение услышал истерические вопли на чужом, непонятном языке, заподозрил, наконец, что-то неладное и во второй раз слушал сообщение господина Ползунова уже куда более внимательно. То, что он понял, дополненное эмоциональными выбросами обезумевшего иностранца, заставило инспектора Питу немедленно повернуть домой.
   – I come back, – постарался он максимально доходчиво выразить свою мысль.
   Василий облегченно выдохнул, засовывая в карман свою трубку. Но тут же вытащил ее снова и набрал номер любимой, да нет, что уж там – обожаемой сверх всякой меры супруги.
   Да. Хоть он никогда и не говорил ей об этом да и сам не особенно задумывался о таких вещах в каждодневной суете, но жену свою Василий обожал. Хоть он и обвинял ее регулярно во всех своих бедах, сваливал на нее все их общие неудачи, посмеивался над ее женскими слабостями и причудами, но в душе считал ее очень умной, надежной, сильной, волевой, необыкновенной, гениальной, прекрасной и неповторимой. И не было у него на свете человека роднее и дороже. И все это сейчас очень четко высветилось в его голове, придавая ему сил и решимости.
   Прежде всего он напился воды, потом проверил зарядку телефона. Переоделся в джинсы и футболку, обулся, засунул в карман кошелек со всей имеющейся у него наличностью, взял куртку и сел на кухне в ожидании инспектора, готовый действовать немедленно.
   Инспектор Питу вбежал в свою квартиру и несколько растерялся, застав своего гостя в столь собранном состоянии. Господин Ползунов взял со стола исписанный обрывок плаката, еще недавно украшавшего стену над кухонным столом, и протянул его инспектору. Дело в том, что пока Василий ожидал прибытия хозяина квартиры, репетировал свой подробный рассказ о случившемся, он вдруг решил его записать, а потом ему пришла в голову мысль, что, возможно, в письменном изложении он будет для камбоджийского полицейского более понятен. К сожалению, Василий забыл о некоторых издержках своей английской грамматики. Объяснение того, что за слово имел в виду Василий в том или ином случае, только замедлило дело, но все же минут через пятнадцать они вышли на улицу, готовые действовать.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация