А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Принцесса Азии" (страница 14)

   Глава 25

   Миех, одетая в строгий черный брючный костюм, сидела напротив гостя и смотрела в его прищуренные глаза, на напряженную позу и готовилась разыграть непростую партию с противником хитрым, упрямым и недоверчивым.
   В окружении Криель Тхатя Ванна был темной лошадкой. Миех уже не однажды пыталась войти в доверие к одышливому старому бегемоту, но безуспешно. Она потратила достаточно времени, чтобы изучить его привычки и слабости, но стоило Ванне уловить малейший интерес к своей персоне, он немедленно замыкался, прячась, словно моллюск в свою раковину.
   Подобраться к нему было невозможно. У него была семья, дети. Но что происходило в его доме, не было известно никому. Прислугу он не держал. Детей отправлял учиться за границу, в частные закрытые заведения, и узнать, где они находятся, было практически невозможно.
   Он ни с кем ни о чем, кроме дел, никогда не говорил. Никогда не комментировал чужих поступков. Молчал, если его не спрашивали. И удостаивал ответом лишь своего босса.
   Но Миех не привыкла сдаваться. Если нельзя ничего предпринять с самим Ванной, значит, стоит поискать поблизости. Она зашла с другой стороны и вскоре уже имела ниточку, за которую сможет дергать новую марионетку. Только действовать нужно осторожно, чтобы ниточка не превратилась в удавку на ее собственном горле.
   Они сидели друг против друга, за пустым столом, не нарушая длившегося уже более пяти минут молчания.
   «Пора, – решила Миех, – иначе он просто уйдет, а заманить его еще раз скорее всего не удастся».
   – Господин Ванна, у меня к вам деловое, весьма выгодное предложение, – проговорила Миех четким, спокойным голосом, не сводя глаз с гостя. Лицо его было так же невыразительно, как и всегда. – Я хочу предложить вам совместный бизнес. Пятьдесят на пятьдесят. Три новых отеля на побережье принадлежат теперь мне.
   Толстые щеки едва заметно дрогнули, в узких щелках приоткрывшихся век едва заметно блеснули зрачки.
   – Пропавшие якобы документы господина Стрельцова никуда не делись, они были переоформлены незадолго до его гибели. И теперь владелицей его доли бизнеса являюсь я. – Это было правдой. Документы составили задним числом, и доверенный юрист, проделавший эту маленькую незаконную операцию, был еще жив. На всякий случай. Деньги, которые он получил за эту махинацию, вполне компенсировали бы его семье потерю кормильца, но Миех медлила. Он мог понадобиться, а убрать его Сован сможет всегда.
   – Думаю, господину Тхатю будет интересно узнать о нашей беседе, – скучным невыразительным голосом проговорил финансист спустя минуту.
   Миех ожидала чего-то подобного. Тонкая холодная улыбка тронула ее губы.
   – Вы очень замкнутый человек, господин Ванна, я много раз пыталась подобрать к вам ключи. – По лицу Ванны пробежало что-то похожее на тень улыбки. – Вы почти неуязвимы. – Она сделала крохотную паузу. – Почти. Кстати, года два назад я посещала лекции на экономическом факультете, у меня бывает свободное время по утрам, к тому же я отличаюсь природной любознательностью. Я даже пыталась писать диплом. – Она весело рассмеялась, приглашая его оценить шутку, но Ванна не оценил. Его глаз опять не было видно, а поза говорила о готовности прервать разговор. – Темой диплома были финансовые махинации, выявление их и борьба с ними налоговых органов. Невероятно запутанно. Диплом я так и не защитила. Да и зачем он мне? Но ради любопытства я попрактиковалась в изучаемой теме. Вот, взгляните. – И Миех вынула из-под подушек черную пластиковую папку. – Такому опытному специалисту, как вы, мои робкие усилия, возможно, покажутся недостойными внимания, но я очень старалась. – Она протянула ему папку и, поскольку он не сделал попытки взять ее, просто положила перед ним на стол.
   Толстяк с видимым неудовольствием протянул руку и брезгливо открыл первый лист.
   Миех наблюдала за ним, не скрывая собственного удовлетворения. С ним не было необходимости притворяться. Между ними никогда не было симпатии и не возникнет. Их отношения будут строиться на другой, более прочной основе, неважно, насколько длительными они окажутся.
   Тан Ванна не выносил эту женщину. Когда она сунула ему вчера записку с просьбой прийти, его первым порывом было не ходить, но она взглянула на него странным тревожащим взглядом, и он пошел. В отличие от Криель Тхатя он никогда не считал эту фарфоровую куклу со змеиными глазами привлекательной. Она вызывала у него стойкое отвращение, а возможно, даже страх.
   Инстинкт самосохранения, развитый у Ванны сильнее всех прочих чувств, подсказывал ему держаться от нее подальше. За те шесть лет, что она была рядом с Тхатем, он не обмолвился с ней и парой слов. И сегодня, едва переступив порог ее дома, он весь покрылся испариной нехорошего предчувствия.
   Ее предложение насторожило старого лиса, он мгновенно заподозрил, что она ведет какую-то опасную, опасную именно для него игру. Его угроза немедленно передать их разговор Тхатю была рассчитана на возможных слушателей. Но когда она протянула ему папку, сопроводив ее пространным комментарием, Ванна насторожился еще больше.
   Он перевернул первый лист папки. Это был отчет о проведенных им за последние три месяца финансовых операциях по отмыванию денег Криель Тхатя.
   Тан мгновенно понял, кого должна была соблазнить эта кобра, чтобы достать копию отчета. Но в самом наличии этого документа ничего угрожающего не было. Дальнейшее понравилось ему куда меньше. Последние несколько листов давали полный расклад того, куда пошел каждый доллар хозяйских денег, этот анализ был проведен опытным бухгалтером и со всей отчетливостью показывал, что не меньше пятнадцати процентов от прокручиваемой суммы господин Ванна попросту воровал у своего босса.
   Чтобы выявить эти махинации, надо было обладать глубокими знаниями.
   Ванна призадумался. Он сидел в прежней позе, не меняя брезгливого выражения лица и не открывая вечно прищуренных глаз. Он недооценил ее, считая лишь хищной, коварной охотницей за богатыми мужчинами.
   Нет. Она была куда более тонкой и опасной штучкой. Она была умна. И не только умна, но еще, оказывается, и образованна. Похоже, Тхать не представлял, кого столь легкомысленно пригрел под своим крылом.
   Именно поэтому Ванна не любил женщин. Все они были непредсказуемы, хитры, изворотливы и лживы. Их трудно вывести на чистую воду, им нельзя доверять. Даже свою тихую, безответную, робкую жену он никогда не подпускал к себе достаточно близко. Они жили, скорее, как соседи, нежели как близкие родственники.
   Ванна, наконец, поднял красные воспаленные глаза и впервые за вечер взглянул на свою собеседницу.
   – Вы сами это сделали? – спросил он, указывая на лежащий перед ним анализ операций.
   Миех был приятен его вопрос. Пожалуй, он был первым мужчиной, который оценил именно ее ум, и в ней проснулось что-то наподобие симпатии к этому жирному, обрюзгшему старику.
   – Хорошо. Говори, чего ты хочешь. – И он откинулся на спинку кресла, снова прикрыв маленькие заплывшие глазки.
   Миех почему-то показалось, что старик специально натягивает на себя толстую обвисшую шкуру бегемота, чтобы скрыть за нею более опасного, быстрого, ловкого зверя.
   – Мне кажется, мы все заслуживаем обеспеченной, достойной жизни. Эти отели дадут вам возможность занять видное место в обществе и…
   – Не надо рассказывать, что мне дадут отели. Переходите прямо к делу, – сухо прервал ее Ванна.
   – Тхать нам больше не нужен. Мы с вами забираем легальную часть бизнеса, Сован – криминальный аспект, обеспечивая нам защиту, прежде всего от членов нашей же группировки. – При этих словах губы финансиста дернулись в едва заметной усмешке. – Возможно, формулировка не совсем удачна, – улыбнулась в ответ Миех.
   Кажется, между ними зародилось некое взаимопонимание. Какое-то родство душ. Они оба поняли, что им нет необходимости играть друг с другом в игры. Оба скинули маски, и теперь за столом сидели два холодных, расчетливых дельца, совершенно лишенные сантиментов.
   – И как ты планируешь убрать Тхатя?
   – Это сделает Сован.
   – Он согласился? – Ванна приподнял бровь: неужели она успела так далеко зайти?
   – Да. Все готово. Конкуренты нейтрализованы. Дело за вами.
   – А ты уверена, что доля в отелях превысит мои нынешние доходы?
   – Вероятно, она будет даже несколько ниже. Но это будет официальный доход, положение в обществе, независимость и возможность завещать дело, я знаю, у вас есть наследники.
   – Они вполне обеспечены.
   – И все же свободная независимая жизнь должна вам понравиться.
   – Это иллюзия. Нет ни свободы, ни независимости, – резко ответил Ванна.
   Повисла долгая пауза.
   – Хорошо. Допустим, я соглашусь. Как и когда вы планируете действовать? Я должен знать все детали.
   Миех понадобилось все ее самообладание, чтобы не показать испытанное ею чувство торжества. Он согласился. Он уже в деле. Старый глупый бегемот, продолжай идти навстречу своей судьбе. В этот миг Миех почувствовала, как у нее за спиной разворачиваются огромные крылья. Это не были белые пушистые ангельские крылышки. Нет, они были черны, как ночь, и огромны, как парус, они трепетали под напором ветра, под напором жизненных бурь, но никто не сумеет сбить ее с полета. В глазах Миех полыхнул отблеск таких темных страстей, что Ванне, в этот момент поднявшему на нее взгляд, вдруг сделалось снова страшно, но в следующий миг Миех уже взяла себя в руки и смотрела на своего союзника спокойно и уверенно.
   И все же, выходя от нее, Ванна принял решение покинуть страну. После дележа.
   Как дорого нам иногда обходится легкомысленное невнимание к тревожному звону колокольчика, которым ангел-хранитель пытается предостеречь нас от грядущих бед.

   Глава 26

   В десять часов вечера похудевший килограммов на пять инспектор Питу сидел за своим столом, заваленным показаниями свидетелей, своими записями, крошками хлеба, рисом, и глядел в потолок счастливыми сияющими глазами.
   Значит, посторонний все же был. Заглянув в курительную, напугал Стрельцова, когда соотечественники беседовали, по-видимому, стоял тут же, прикрывшись плотной портьерой. Едва господин Пол-зу-нов удалился, вошел в курительную, одним коротким, профессиональным ударом спровадил русского на тот свет и покинул дом через жилые покои. Практически никем не замеченный, в том числе и службой охраны. С ними у Сарина предстоит отдельный разговор.
   Если бы инспектор Аем дал себе труд провести допрос более тщательно и непредвзято, они бы сэкономили кучу времени и, возможно, уже арестовали бы убийцу.
   Впрочем, за последние пять дней, а именно с того самого момента, как его назначили вести это расследование, инспектор Питу слишком часто произносил это самое «если», никакой практической пользы в этих пустых вздохах не было, а то, что на старого увальня нельзя полагаться, он понял еще в первый день. Так что винить некого, надо было раньше провести повторный допрос.
   За столом напротив всхрапнул во сне Пенг. Хороший парнишка. Нужно будет забрать его с собой в главное управление, нечего ему здесь мхом покрываться. Пенг с самого утра вел протоколы, без перерывов и жалоб. Надо бы отправить его домой, но не хочется будить. Ладно. Пусть поспит, потом дам ему сутки отдыха. Если, конечно, не появится что-то неотложное.
   Питу сделал несколько глотков свежего чая и принялся составлять план действий.
   Эх, разыскать бы Ползуновых. Но к сожалению, шансов, что они могли выжить в эпицентре тайфуна, не было никаких.
   Работа не двигалась. Питу постоянно отвлекался, сказывались усталость и целый день, проведенный им безвылазно в кабинете. Деятельная натура Сарина требовала физических действий, и, промучившись без толку еще около получаса, он позвонил в центральное управление, оставил записку Пенгу и, прихватив пиджак, уехал на встречу с детективом из отдела по борьбе с организованной преступностью.
   Ему пришла в голову простая и очевидная мысль: если погоню за Ползуновыми отправил Криель Тхать, то, возможно, и убийство Стрельцова было его рук делом. Он все гениально подстроил, найдя в русском козла отпущения, но тот сбежал. Теперь Криель хочет его найти и подкинуть полиции труп подозреваемого в убийстве. Полиция труп найдет и дело закроет. Смерть Ползунова, конечно, будет выглядеть как несчастный случай. А что, кажется, он на правильном пути – сам себя подбодрил инспектор.
   В связи с недавней блистательной операцией, проведенной шефом полиции, у сотрудников этого отдела прибавилось дел, и некоторые были вынуждены засиживаться на службе допоздна.
   Инспектор Мен Тит уже минут пять сидел не шевелясь, тупо глядя на монитор компьютера. Его и без того худое лицо еще больше осунулось за последние сутки. Румянец покинул его щеки.
   Инспектор Питу довольно усмехнулся, видя, в каком жалком состоянии пребывает его старый товарищ по полицейской школе, и похвалил себя за сообразительность. Сарин подошел к столу окаменевшего инспектора и жестом фокусника поставил на стол перед застывшим приятелем большой бумажный пакет.
   Мен Тит резко выпрямился и, едва кивнув Питу, принялся жадно разворачивать шуршащую бумагу, из которой дурманящими волнами распространялся запах тушеного мяса, овощей и пряностей.
   – Надеюсь, чай у тебя найдется? – спросил, смеясь, Питу, усаживаясь по другую сторону стола.
   – Кажется, – ответил Мен, набивая рот едой.
   Спустя полчаса, когда все миски были опустошены и Мен со счастливой улыбкой отвалился на спинку рабочего кресла, Сарин счел, что настало подходящее время задать приятелю несколько вопросов.
   Похоже, расследуемое им преступление может перейти в разряд особо крупных и важных дел. Если убийство было заказным и заказчиком его выступал глава крупной мафиозной группировки, дело могли вообще отобрать у Питу, и тогда все лавры достанутся другим. Но если повести расследование умно, возможно, он и сам справится, преподнеся результат начальству на блюдечке. Эх, жалко, Ползуновы сгинули.
   – Не расскажешь, что у вас происходит? – вежливо спросил Сарин, которого уже полностью захватила перспектива собственного расследования. – Все только и говорят о ваших успехах!
   – Да полная чушь у нас происходит. Вернее, наоборот. Аресты, допросы, отчеты, все бегом. Ты про операцию шефа слыхал? – Сарин закатил глаза, мол, кто не слышал об этом. – Так вот… – Мен наклонился через стол к приятелю. – Странно все это. Шеф никогда лично разработкой бандитских группировок не занимался. Он начинал в отделе экономических преступлений. Как детектив был довольно средним специалистом, зато с выдающимися административными способностями, к тому же прирожденный карьерист. А тут вдруг сам организует всю операцию. Мы до последнего ничего не знали. Нас за час погрузили в машины и привезли на все готовенькое. Я с ребятами разговаривал. Никто из их информаторов об этой встрече глав бандитских группировок не знал. Вернее, знали, что должна состояться со дня на день, но где, когда – известно не было. Все держалось в глубоком секрете.
   На собрании должны были обсуждать новые маршруты поставки наркотиков в Восточную Европу. Появились новые поставщики, и четверка должна была распределить обязанности и барыши. И вот что еще любопытно. Криель Тхать должен был обеспечить проход товара на границе, через таможню, у него там самые серьезные связи. Соответственно он претендовал на львиную долю дохода. И представь себе – его на сборище не оказалось.
   Теперь, когда три крупнейшие конкурирующие с ним группировки практически уничтожены, – мы взяли их во время перестрелки, тоже, кстати, непонятная история. Так вот, в мире организованной преступности восторжествовала абсолютная монархия…
   Сарин Питу слушал, боясь вздохнуть. Убийство русского партнера, арест крупнейших мафиозных боссов – такое впечатление, что Криель решил подмять под себя все, до чего сможет дотянуться. Причем в случае со Стрельцовым расчет был весьма тонкий. Чтобы не иметь разборок с русской мафией, чьи интересы эта смерть могла затронуть, он подстроил все таким образом, что подозрение падает на русского же бизнесмена. И если бы этот Ползунов не сбежал, то его бы наверняка официально осудили и Криель был бы в ажуре. А этот Ползунов, похоже, не дурак, вовремя сориентировался. Своим бегством он нарушил планы Тхатя, и тот послал своих людей убрать нежелательного свидетеля. Мертвый Ползунов ему так же удобен, как и осужденный. Жалко мужика. Сумел дважды уйти от бандитов и все равно погиб.
   Теперь доказать вину Криеля будет намного сложнее.
   – Между нами говоря, – продолжал шептать Сарину, наклонившись к самому его уху, Тит, – вероятно, это Криель и сдал шефу всю малину. А значит, – уже почти беззвучно продолжил он, – шеф находится в очень близких отношениях с королем преступного мира. Дальше, я думаю, ты и сам в состоянии разобраться, что у нас происходит.
   Сарин был в состоянии разобраться. Он уже настолько замучился с этим делом, что даже начал сожалеть о том, что вообще пошел в полицейские.
   – Значит, думаешь, под Криеля сейчас лучше не копать? – Питу испытующе взглянул на приятеля.
   – Не знаю. Думай сам. Вполне возможно, что шефу слили эту информацию не напрямую. И он просто не упустил случая загрести жар. С другой стороны, он очень осторожен и если решился на такой публичный демарш, значит, был уверен в успехе. А впрочем, может, у меня от усталости уже паранойя начинается. И все на самом деле обстоит куда проще, – откинулся обратно на спинку кресла Мен.
   Из управления Питу выходил еще более озабоченным, чем входил туда.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация