А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Черный интернационал" (страница 9)

   2

   Борис не привык решать дела без тщательной проработки всех деталей. Тем более такое дело... Он ломал голову всю ночь и весь день. Но так и не пришел к мудрому и, главное, безопасному решению. Обращаться за содействием к начальнику своей службы безопасности – глупо. Были у него знакомые среди авторитетов криминального мира. Но с ними лучше не связываться. Никто из бандитов не решится на столь грандиозную авантюру. А если кто-то и согласится, то лишь для того, чтобы повязать Бориса тайным сговором, а затем шантажировать, вымогая из него миллионы долларов...
   Так за весь день он ничего и не придумал. Зато его осенила бредовая, но совершенно безопасная идея. Что, если ему отправиться к Нике, сделать ей дорогой подарок, который затем вернется к нему бумерангом удачи. Или он сможет организовать группу террористов, или господин Сидоров продаст ему свои акции без всяких дополнительных условий. Девяносто девять и девять десятых процента из ста, что ничего из этого не случится. Но по-любому к Нике ехать надо. Отрабатывая подарки, она в постели вытворяет такое, что минимум два-три дня после этого про секс даже думать не хочется...
   После работы Борис сел в свой джип и велел водителю ехать в Битово, но по пути заехать в ювелирный магазин, где не так давно он присмотрел бриллиантовое колье стоимостью тридцать семь тысяч долларов. Ника наверняка обрадуется такому подарку. Бедную девчонку не так давно обворовали. Какая ж дрянь это сделала?..
   Борис поймал себя на мысли, что чуть ли не с ненавистью думает о квартирных ворах. И это притом, что сам собирается осуществить несопоставимо большее злодеяние... Пожалуй, вчера он поступил опрометчиво, сговорившись со Старыгиным. Пока еще не поздно, он должен дать задний ход. Наверное, так и сделает... Успокоенный этой мыслью, он с легким сердцем считал со своей карточки тридцать семь тысяч взамен бриллиантового колье. «Жаба» в душе даже не шелохнулась...
   – Для Ники подарок? – набравшись смелости, спросил водитель.
   – Зачем спрашиваешь, если знаешь? – косо посмотрел на него Борис.
   – Да тут я один разговор слышал, насчет фортуны.
   – Что за разговор?
   – Говорят, Ника с одним авторитетом любовь крутила...
   – Мало ли что говорят! – нахмурился Борис.
   Он и без того знал, что Ника не обременена моралью и крутит любовь налево и направо. Но как ее приструнить, если она птица вольная. И даже подарками ее в клетку не заманишь. К тому же найдутся охотники занять его место подле нее. Аура у Ники такая... Единственно, что может успокоить ее, это замужество. Но Борис не собирался на ней жениться. Его вполне устраивали сложившиеся отношения. Более того, он не раз уже останавливался на мысли, что свободной Ника будет более желанной, чем окольцованной...
   – Да я не про то, что она любовь крутила, – не унимался водитель. – А про то, что ее любовь не принесла удачи этому авторитету...
   – А если конкретно? – заинтересовался банкир.
   – Так это, в Битове, где Ника живет, авторитетный, ну, в смысле, бизнесмен есть. Сафрон у него кликуха. Так вот он часики Нике подарил и сразу же после этого машину свою вдребезги разбил...
   – Нечего за рулем пить.
   – Ну, может, и выпил, я точно не знаю...
   – А откуда ты это вообще знаешь?
   – Так у меня же брат в милиции служит. Мы с ним вчера вечером пересеклись, он мне про Битово все рассказал. Вы же в курсе, что там заварушка была?
   – Ну в курсе.
   – А из-за чего, знаете, все началось? Из-за тех самых часиков, которые у Ники пропали. Воровка их в ломбард понесла, а братва местная ее на этом и поймала. Ну, ее к Сафрону повели. Не знаю, что там с ней делали, но стрельба из-за нее была. Те киллеры ее спасали...
   – Ерунда какая-то, из-за одной бабы двенадцать трупов, так не бывает. Это обычная криминальная разборка...
   – Ну, может быть. Только брат мой говорит, что это не просто киллеры были. Есть подозрение, что это террористы, а та баба – шахидка...
   – Так если она с часиками попалась, значит, она Нику и обворовала. Зачем террористам квартиры обворовывать, у них что, с деньгами проблемы...
   – Ну, получается, что да... В общем, там много белых пятен. А самих террористов нет. Говорят, смылись. А перед этим воинскую часть заминировали. Только взорвать не успели...
   – Почему в прессе про это ничего нет? – скептически усмехнулся Борис.
   – Так потому, что мина не взорвалась. Вот если бы взорвалась... Брат говорит, что наша пресса только о победах террористов пишет. А про то, что террористов ловят и обезвреживают, это типа никому не интересно...
   – И много их ловят?
   – Да ловят. Только не всегда об этом говорят. Это же свежак, а журналисты падалью больше интересуются...
   – Что-то разговорился ты, – раздраженно бросил Борис.
   Его злил не водитель, а возможность погореть на террористическом акте или на его организации... Впрочем, он и не погорит, потому что в самое ближайшее время свяжется со Старыгиным и сообщит, что забирает свои слова обратно. А то, что контрольный пакет акций останется за Олегом Андреевичем, ну и что? Жил же он как-то без этого пакета раньше и дальше жить будет... А если господин Сидоров обозлится? С контрольным пакетом он может прибрать банк к своим рукам, а Бориса сделать простым членом... совета директоров. Но ведь банк без него пропадет... Что же делать?
   В думах и чаяниях Борис забыл позвонить Нике, предупредить о своем визите. Но она была дома. И не одна... Борис нисколько не возражал против ее гостьи. Это была высокая, спортивного сложения девушка. Каштанового цвета густые волосы в классическом каре, крупные, но отнюдь не отталкивающие черты лица, большие выразительные глаза, большой рот. Борис заметил в ней какую-то изюминку, которая ставила ее в один ряд с самыми выдающимися красавицами. И сексуальная аура у нее достаточно высокой энергетики. Звали ее Аида.
   – Извините, я, наверное, некстати, – собираясь уходить, с плохо скрытым сожалением сказала она.
   Борис понял, что завладел ее вниманием. Поэтому ей так не хотелось уходить, расставаться с ним. Но вежливость обязывала.
   – Ну почему же некстати? Ника рассказывала мне про вас. Я, между прочим, давно хотел с вами познакомиться. Ничего, если мы перейдем на «ты»?
   – А я ее и не отпущу! – заявила Ника.
   Похоже, она была под градусом. Борис заглянул на кухню: так и есть, на барной стойке початая бутылка мартини, два пустых бокала с воткнутыми трубочками.
   – А где третий бокал? – весело спросил Борис.
   – А это без проблем! – Ника нежно провела рукой по его спине.
   Но ему захотелось, чтобы это сделала Аида.
   Похоже, он увлекся этой красоткой. Но подарок сделал Нике. Она чуть не уписалась от радости, примеривая колье. Надо сказать, что Аида смотрела на нее без всякой зависти. Борису это понравилось. Он не любил и даже боялся завидущих людей.
   Борис мартини пить не стал. В принципе он соглашался с Никой, что этот напиток не дает похмелья, ну, если он подлинный, а не подделка. Но лично ему мартини не очень нравился. Тем более в таких случаях, когда хотелось напиться. Слишком легкий напиток, нужно много выпить, чтобы дойти до кондиции. Это женщины пьянеют от него на раз, а мужчинам нужен более крепкий напиток, например коньяк.
   Застолье как-то не входило в планы Бориса, но Аида своим присутствием внесла коррективы – пришлось звонить в ресторан, заказывать в дом выпивку и разносолы. О том, чтобы отправиться в этот ресторан, мысли почему-то не возникло. Почему-то хотелось именно домашней обстановки, чтобы под боком были красавицы числом не менее двух. Впрочем, можно было обойтись и одной Аидой...
   Девчонки налегали на свой мартини, Борис – на коньяк. «Реми Мартин» – отличная вещь, но в данном случае, судя по цене – сто баксов за бутылку, – это был не совсем настоящий коньяк. Но все равно качество напитка было очень даже неплохим. Спиртное шло мягко и легко, в голове ненавязчивым коленкором высвечивался лозунг: «Хорошо сидим!»
   – Аида, а вы в самом деле бывали в Чечне? – за разговором спросил он.
   – Ой, даже вспоминать об этом не хочется, – как-то отрешенно улыбнулась она.
   Видимо, ей не очень хотелось разговаривать на эту тему. Но Борис наседал.
   – Трудно, наверное, было?
   – Да я бы не сказала, что трудно. Я девушка в принципе выносливая. Но все равно быт замучил. Блокпосты, палатки, никаких удобств, баня за счастье...
   – С кем счастье? – сорвалось с языка.
   Аида так посмотрела на него, что внутри что-то сжалось. Но взгляд ее тут же смягчился, просветлел. Но в нем блеснул вызов.
   – А с кем повезет, с тем и счастье. Но чаще всего я одна парилась. Женщин в Чечне почти нет, а мужики... Я, конечно, не девственница, но привереда... Был у меня один майор, убили. Под Урус-Мартаном снайпер снял. С тех пор ни с кем и никогда...
   Она сказала об этом с такой горечью, что у Бориса возник импульсивный порыв привлечь ее к себе, приласкать, утешить. Да и она сама как будто бы об этом просила. И, скорее всего, нуждалась она не в жалостливых утешениях, а в горячей мужской ласке.
   – Да, Чечня, заварили кашу...
   – Так вы же, олигархи, и заварили, – совершенно без всякой агрессии сказала она.
   Борису было приятно, что его назвали олигархом. Хотя, по сути, он им не был. Олигархи – это не просто богатые люди, это лица, способные влиять на власть, вносить коррективы в правительственные планы. Он пока что такой возможности не имел... Но судьба-злодейка предоставляет ему такую возможность. Если он организует теракт, это будет самое что ни на есть мощное воздействие на власть. Но этот вариант абсолютно неприемлем. Даже при самом успешном исходе планируемой акции он останется за кадром и никоим образом не сможет диктовать свои условия. Это не влияние на власть, это кровавый беспредел в государственном масштабе. Погибнут десятки ни в чем не повинных людей, а может, и сотни... Да, пожалуй, вчера он перегнул палку. Но еще не поздно вернуть все на круги своя...
   – Может быть, – не стал спорить с Аидой Борис. – Но лично я в этом не участвовал...
   – На Чечне греют руки все, кому не лень. Неужели вы в стороне?
   – Честно признаться, да, есть небольшие грехи. Часть наших денег проходит через «черную дыру», как мы называем Чечню. Но я вам этого не говорил...
   – А я на Чечне зарабатываю деньги, но я вам этого тоже не говорила, – с каким-то мрачным задором сказала Аида.
   – И много заработали?
   – Не много. Даже на приданое не хватит.
   – Ну, это смотря за кого замуж выходить.
   – А мне смотреть нечего, я замуж не собираюсь... Но мужчин люблю!
   Теперь в ее глазах светился натуральный веселый задор, и развратные бесята водили хоровод.
   – Ба! Аида! Я же тоже их, противных, люблю! – пьяно засмеялась Ника.
   Девчонки бросились обниматься. И целоваться – в губы, но не в засос. Пьяная карусель закружила их, выбросила в гостиную, где Ника на всю врубила музыку и залезла на стол. К ней присоединилась и Аида.
   Борис частенько бывал в стриптиз-клубе. Там все профессионально, спору нет, но как-то без души, не по-русски. А он хоть и еврей, но душа у него русская, так хочется иногда, чтобы внутри все развернулось на всю ширину, а потом медленно свернулось, но так, чтобы затрепетала плоть и пробки в голове выкрутило...
   Девчонки знали толк в современном танце. А зажигали – только держись. Борис не удержался. И когда они остались в одних трусиках, набросился на Нику, на руках отнес ее в спальню, повалил на кровать. Она отбивалась, но весело, со смехом и, разумеется, не всерьез. Он сорвал с нее последний клочок материи, забросил ноги на плечи и с превеликим удовольствием продемонстрировал свои мужские способности. Но в восторге была не только Ника... Борис не сразу поверил своим глазам, когда рядом с ней обнаружил и Аиду. Она провела рукой по ее груди, а другой рукой коснулась Бориса. И это было лишь начало, после чего карусель закрутилась с новой силой и на смазке тройной похоти...
   Это была дьявольски веселая ночь. Безудержный секс чередовался выпивкой, дикарскими танцами, затем снова было разнузданное переплетение тел. Первой не выдержала Ника. Повернулась на бочок, выставила на обозрение красивую, но худосочную попку и погрузилась в глубокий пьяный сон. Зато Борис, к своему удовольствию, оставался на высоте. И Аида сдаваться не собиралась. Тело у нее пышное, но такое упругое – не только снаружи, но изнутри тоже. Ему нравилось мять ее роскошную тугую попку, срывать губами сочные ягодки с ее шикарного бюста. И для ее губ тоже находилась работа...
   Борис был бизнесменом от головы до пят, считал себя рьяным трудоголиком. Что бы ни случилось ночью, утром он обязан был быть в банке, чтобы в поте мозгов своих решать финансовые проблемы. Но сегодня он откровенно похерил свой принцип. Содомская стихия измотала его, и к утру он едва нашел в себе силы, чтобы позвонить своему заму и навязать ему бразды правления.
   Изможденный и обессиленный, но страшно довольный, он спал до обеда. А затем забрал с собой Аиду и поехал к себе.
   Ника остановила его уже на пороге. Аида в это время была уже возле лифта.
   – Когда тебя ждать? – буднично спокойно спросила она.
   Казалось, ее совершенно не смущал тот факт, что Борис отдает предпочтение ее подруге.
   – Я позвоню.
   – Звони, буду ждать... А ты шалунишка! – Она с веселым укором погрозила ему пальчиком.
   – Ты тоже, – не остался он в долгу.
   – Но тебе же понравилось?
   – Боюсь, что да.
   – Зачем бояться, радоваться надо... Если у тебя есть желание, я еще что-нибудь в том же духе организую...
   Ее бесстыдство не раздражало, напротив, заводило.
   – Ну ты и развратница, – улыбнулся он.
   – Все для тебя, дорогой, все для тебя...
   Да, она готова была пьянить и веселить его всегда. Все к его услугам. Если не считать, что у Ники есть второй, такой же штатный любовник. При всем своем желании угодить Борису, она оставалась свободной женщиной. И это обстоятельство было тем самым магнитом, который каждый раз с новой силой тянул его к этой красивой распутнице. Любовницы уходят и приходят, а Ника остается. Она прекрасно понимает, что Аида всего лишь временное для него явление, поэтому ничуть не беспокоится. И, пожалуй, правильно делает... Но пока что Бориса вдохновляла Аида. Хотелось поскорее добрать до дома, закрыться с ней в сауне, отмыться от прежних грехов и тут же предаться новым...
   Аида с восторгом осматривала его дом.
   – Говорила мне Ника, что ты очень богат, но я не думала, что настолько...
   – А ты не думай. Ты думай только обо мне...
   – Ты, наверное, думаешь, что мне твои деньги нужны? – с укором посмотрела на него Аида.
   – Как будто деньги тебя не волнуют?
   Он постарался спрятать нарождающуюся усмешку, но, похоже, это не очень хорошо у него получилось.
   Почти что все красавицы, которых он имел, мечтали выйти за него замуж, чтобы получить хотя бы часть прав на его состояние. Надо сказать, что с их стороны это выглядело как вполне естественное желание. Неестественными выглядели их попытки выдать себя за бессребрениц.
   – Меня волнуют не деньги, – просто и безмятежно сказала она. – Меня волнует их отсутствие... Был бы ты нищим, я бы на тебя не запала. Но и твои миллионы не кружат мне голову.
   – Почему? – все так же с плохо скрытой насмешкой спросил он.
   – Мне достаточно мужчины со средним достатком. Так сказать, золотая серединка... Впрочем, не бери в голову, замуж я за тебя все равно не собираюсь...
   Так он ей и поверил.
   Из сауны Борис вышел как заново рожденный. Секс был, Аида смогла доставить ему удовольствие, но сделала это так, что силы не убыли, а наоборот, влились в него свежей струей.
   Она понимала, что его состояние «после вчерашнего» оставляет желать лучшего. Поэтому окружила его мягкой, исцеляющей заботой. Весь вечер нежила его и лелеяла, натирала ароматными маслами, своими ласками закачивала в тело волнующую энергию. И в сексе она была такой же мягкой и ласковой, не позволяя ему перегреваться. Подводила его к финишу медленно и плавно. Финал не был таким бурным и взрывным, как вчера. Но все же Борис поднялся на самую вершину удовольствия, а спускался с нее на удивление медленно на пышном облаке блаженства. Но на землю он так и не спустился – плавно затухающий экстаз перешел в сладкий радужный сон...
   Утром он проснулся полным сил и рабочей энергии. И – никакого желания прогонять Аиду, хотя, по идее, именно так он и должен был поступить. Она осталась у него. И вечером он спешил домой как на праздник.
   Аида его не разочаровала. Взрывной секс, одуряющие ласки, нежные слова... И утром она снова осталась у него. Правда, вечером он уже не очень спешил домой. При всех своих достоинствах Аида все же обладала одним, присущим всем его женщинам, недостатком. Она начинала надоедать...
   Она задержалась у него дома еще на один день. А затем произошел неприятный, но уже привычный для него разговор.
   – Ты говорила, что работаешь в газете, – утром, собираясь на работу, напомнил ей Борис.
   – Да, работаю, газета «Вечерний звон». А что?
   – Если бы не ты, я бы и не знал о такой газете. Хочешь, я помогу тебе устроиться в более солидное издательство.
   – В какое?
   – Пока не знаю. У меня есть один хороший знакомый в Министерстве печати. Я ему позвоню, он что-нибудь придумает...
   – Спасибо.
   – Ты вечером будешь у себя?
   Это был ключевой вопрос. Аиду он поставил в тупик. Но что делать?
   – А разве не у тебя? – помрачнела она.
   – Мне почему-то кажется, что тебе здесь скучно.
   – Нет, мне у тебя нравится...
   – Но ведь дома лучше?
   – Да, в гостях хорошо, – непривычно жестко сверкнула она взглядом. – А дома лучше... Есть еще одна сентенция – пора и честь знать, да?.. Ну, раз от ворот поворот, тогда я пошла...
   Она стала собираться, и все же в ее поведении ощущалась надежда, что Борис остановит ее, попросит остаться. Но, увы, решение уже принято.
   – Ты можешь не торопиться, – сказал он и посмотрел на часы. – За тобой заедут... э-э... в половине одиннадцатого. Куда тебя отвезти: в Битово или в редакцию?
   – Не волнуйся, я сама доберусь, – тускло улыбнулась она.
   – Да я и не волнуюсь, – пожал он плечами.
   – Когда мы встретимся? – чуть ли не в отчаянии посмотрела на него Аида.
   – Видишь ли... – замялся он.
   – Понятно, никогда...
   – Ну почему же, ты же бываешь у Ники.
   – А ты у нее будешь?
   – Да, она просила...
   – Она тебя просила. Как будто я тебя не прошу... А ведь говорил, что любишь меня.
   – Аида, ты же взрослая девушка, ты должна понимать, что мужчина должен говорить то, что хочет слышать женщина.
   – Да, я хотела, чтобы ты меня любил... Видно, не судьба...
   – Не судьба...
   – Ты не пожалеешь? – Взгляд ее наполнился какой-то пугающей хмарью.
   – О чем?
   – О том, что мы расстаемся...
   – Жалеть я, конечно, буду. Ты даже не представляешь, как мне было с тобой хорошо...
   – Он тоже так говорил.
   – Кто он?
   – Мужчина. Мой первый мужчина... Он тоже предал меня...
   – Я тебя не предавал.
   – Не знаю... Ну все, счастливо оставаться. Только не уверена, что будет тебе счастье...
   Перед тем как уйти, Аида попросила его не утруждать себя звонком в Министерство печати. Что ж, такую просьбу он готов был удовлетворить. А саму Аиду он удовлетворять больше не хочет. Скучно читать уже прочитанную книгу, даже если она очень интересная.
   Впрочем, есть одна «книга», которую хочется читать и читать. Это Ника. И, наверное, в ближайшее время он наведается к ней. А чтобы не напороться на Аиду, он встретится с ней где-нибудь в ночном клубе, благо что Битово славится по этой части. А потом уже можно будет отправиться в номера, то бишь к ней домой...
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация