А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Черный интернационал" (страница 31)

   Глава восемнадцатая

   Совещание закончилось. Степан попросил Федота задержаться.
   – Ну, как тебе Феликс? – спросил он.
   – Да ничего, нормальный парень. Думаю, нам он подойдет. Только что-то не очень он горит желанием...
   – Ну, не хочет, не надо, силком тащить его никто не будет.
   – Он обещал подумать...
   Зазвонил телефон. Степан снял трубку. Услышал голос дежурного:
   – Товарищ подполковник, тут к вам какой-то Расколов просится.
   – Сюда его давай...
   Он положил трубку, насмешливо посмотрел на Федота.
   – Расколов. Легок на помине...
   Степан ожидал увидеть бравого подтянутого офицера, гладко выбритого, наутюженного. Но Феликс не оправдал его ожиданий. Военная выправка осталась, но все остальное... На щеках двухдневная щетина, под глазами синева, весь помятый, брюки грязные. Впрочем, это не помешало Степану подойти к нему и крепко пожать руку. Но каверзный вопрос сам слетел с губ:
   – И где ж тебя черти носили?
   – Везет мне, товарищ подполковник, – не очень весело улыбнулся Феликс. – Первую ночь у вас в КПЗ провел, эту – в другом ОВД...
   – Это за какие такие грехи?
   – За самодеятельность...
   – А конкретно?
   – Да мысль вы мне вчера подали. Что, если Аида в самом деле в Москву подалась?
   – Так.
   – Ну а мысль эта не только в голову засела, ну и это, как шило в заднице... В общем, сразу от вас я на Казанский вокзал отправился...
   – Зачем?
   – Я когда домой возвращался, поезд меня до Казанского вокзала довез. Ну я подумал, что и Аида могла на Казанском вокзале сойти, если она вообще в Москву приезжала...
   – Почему именно на Казанский? Она могла и на Павелецкий приехать. Или на самолете прилететь. Или вообще на машине...
   – Да могла, конечно. Но я почему-то про Казанский вокзал подумал. А еще я подумал, что Аида могла в гостинице остановиться. Ну, там гостиница рядом, «Ленинградская»...
   – Есть такая. Только вряд ли бы она в гостиницу сунулась.
   – Да я так и подумал. Поэтому в гостиницу даже заходить не стал. А тут тетка какая-то ко мне подходит, так, мол, и так, может, спрашивает, мне квартира нужна. Ну я, недолго думая, про Аиду ее спросил... Вы меня, извините, товарищ подполковник, но я у вас вчера ориентировку с ее фотографией взял, сама к рукам прилипла...
   Степан не придал значения этому факту. Ну взял и взял. Тем более что, по всей видимости, не зря. Похоже, что Феликс принес в зубах какую-то очень любопытную информацию.
   – Так, спросил ты про Аиду, что дальше? – заинтересованно спросил Федот.
   Он тоже проникся этой темой.
   – А дальше – эта тетка ее опознала. Но не совсем. Говорит, что та блондинка была, и лицо немного другое. Но что-то общее есть... И еще она квартиру этой блондинке сдала...
   – Адрес? – одновременно с Федотом потребовал Степан.
   – Так она и сказала, – мрачно усмехнулся Феликс. – Кто ты, говорит, такой, чтобы я тебе отвечала. А кто я такой? Были бы красные корочки, как у вас, я бы поговорил. А так... Я, конечно, настаивал. Ну, она хай подняла. А тут менты мимо проходили. В общем, в отдел меня забрали и под замок до выяснения личности. Я им паспорт свой показывал, а все равно до выяснения... Объяснять я им ничего не стал. Думаю, как только выйду, так сразу к вам. Вы-то меня поймете. И поддержите...
   – А это даже без вопросов, – кивнул Степан.
   – Надо бы с этой теткой поговорить, – решил Федот. – Это хоть и не наше дело...
   – Как это не наше? – оборвал его Круча. – Пусть террористами ФСБ занимается, а мы будем заниматься своими делами. Аида у нас по какому делу проходит?
   – Квартирная кража.
   – Так в чем же дело?
   Разве мог Степан упустить такую возможность добраться до Аиды? Нет! У него к этой сучке особые счеты. И он готов был забросить все свои дела, чтобы вплотную заняться ею. Так он и поступил.
   Минут через десять после этого разговора он уже сидел в своей машине и держал путь на Москву. Феликса и Федота он взял с собой.
   – Там, возле гостиницы, кроме этой тетки кто-нибудь был? – спросил он.
   – Да, еще одна женщина.
   – Ты ее запомнил?
   – Да.
   Вопрос был задан неспроста. Было у Степана предчувствие, что женщину, предположительно сдавшую Аиде квартиру, застать на месте не удастся. Так оно и оказалось. Зато была дама, которую Феликс видел здесь вчера вечером. И Степан тут же взял ее в оборот.
   Это была упитанная молодящаяся мадам лет сорока пяти. Старое каракулевое пальто, новая, в современном стиле шапочка. В пальцах изящно дымится сигарета. На лице растерянность и даже страх. Она тоже узнала Феликса и уже понимала, что Степан подошел к ней вовсе не для того, чтобы снять квартиру.
   На женщину он смотрел тяжелым парализующим взглядом, под которым она должна была чувствовать себя беспомощным кроликом перед пастью всемогущего удава. Предъявил служебное удостоверение. Поворотом головы показал на Феликса.
   – Вы узнаете этого молодого человека? – строго спросил он.
   – Да.
   – С кем он вчера разговаривал?
   – С Татьяной... С Татьяной Михайловной...
   – Где она сейчас?
   – Дома. Заболела...
   – Адрес? Номер телефона?
   Женщина безоговорочно назвала и адрес, и номер мобильника, по которому можно было связаться с Татьяной Михайловной. Сама же позвонила ей, выяснила, что она дома.
   Жила Татьяна Михайловна в Сокольниках. Заторов на дорогах не наблюдалось, поэтому через четверть часа Степан останавливал машину во дворе ее дома. Он спешил, как может спешить сыщик, напавший на след преступника.
   Татьяна Михайловна ничуть не обрадовалась его визиту. Но спасибо и на том, что дверь открыла, впустила в квартиру. На вид ей лет сорок – сухая, поджарая. Возможно, в обыденной жизни бодрая, энергичная. Но сегодня – блеклая и вялая. Шея обмотана теплым платком, глаза слезятся, дыхание тяжелое. Возможно, у нее был грипп. Но Степан заразиться не боялся. В том взвинченном состоянии, в котором он сейчас находился, к нему не могла пристать ни одна зараза. Разве что только Аида...
   – Татьяна Михайловна, скрывать не буду, – проникновенно начал Степан. – Мы разыскиваем особо опасную преступницу.
   Он показал ей фотографию Аиды.
   – А, вчера я это уже видела, – вспомнила она. – Какой-то мужчина мне показывал. Я сначала думала, что он из милиции...
   Степан позволил ей выговориться. Когда поток слов иссяк, спросил:
   – Вы сдавали этой девушке квартиру? – взглядом показывая на ориентировку, спросил он.
   – Вроде бы сдавала.
   – Почему вроде бы?
   – Да потому, что та девушка, которой я сдавала квартиру, была милой и веселой. А здесь на фотографии какая-то злюка... А Вика не такая...
   – Значит, ее Вика зовут.
   Степан ничуть не удивился. Аида наверняка приехала в Москву под чужим именем.
   – Вика.
   – Фамилия?
   – Петрова, кажется... Да, Петрова... У меня все ее паспортные данные записаны...
   Можно было не сомневаться, что паспортные данные, которые предъявила Аида, сплошная липа. Но все же Степан переписал их к себе в блокнот. Виктория Александровна Петрова, одна тысяча девятьсот восемьдесят первого года рождения, место регистрации – город Орехово-Зуево Московской области. C такой пропиской Аида могла жить в Москве без регистрации. Умно задумано. И фамилия чисто русская.
   – Итак, вы сдали этой Вике квартиру? Где? Когда?
   Женщина сначала вспомнила дату. Выходило, что квартиру она сдала одиннадцать дней назад. Назвала она и адрес квартиры.
   – Только Вика там не живет, – огорчила она Степана. – Ночь переночевала, нашла себе другую квартиру и съехала. У меня же гостиничный вариант, а это дорого. Дешевле обычную квартиру снять...
   Об этом он как-то не подумал. А зря...
   – А вы не знаете, где она сняла новую квартиру?
   – Чего не знаю, того не знаю... Хотя нет, Вика говорила, что сняла квартиру где-то в Хамовниках...
   Степан криво усмехнулся. С таким бы успехом Аида могла сказать, что ей выделили апартаменты в самом Кремле. Нет ее ни в каких Хамовниках... Но где-то ж она есть?
   – Вика была одна? – спросил он.
   – Одна.
   – Вы никого рядом с ней не заметили?
   – Нет, никого.
   – А после того, как она съехала, вы в квартире убирали?
   – Да, а как же!
   – Ничего такого не обнаружили, ну, билет там какой-нибудь, листки с записями...
   – Нет, ничего. Она ничего не оставила.
   – А вы точно знаете, что она одна в вашей квартире жила? Может, все-таки был с ней кто-то?
   – Нет, нет. Она была одна...
   – Может, она газету оставила, ну, по недвижимости, она же квартиру искала, должна же была как-то ориентироваться...
   – Не было никакой газеты. Говорю же, ничего не было... А если не секрет, что Вика такого натворила?
   – Убийца она. Киллер, – не стал вдаваться в подробности Степан.
   Но и этого хватило, чтобы женщина заохала и заахала, хватаясь за голову. Лучше бы что-нибудь умное сказала. Степану срочно нужно было найти какую-нибудь зацепку, чтобы дальше потянуть ниточку розыска. И он ее нашел.
   – Татьяна Михайловна, а в квартире, где жила... э-э... Вика, телефон там есть?
   – Есть.
   – Вы распечатку разговоров случайно не брали?
   – Случайно брала... У Вики, кажется, всего один звонок был. По Москве...
   Распечатка сохранилась. И Степан смог узнать, кому звонила Аида. Звонила она парню, который занимался посредничеством в решении квартирных вопросов. Степан немедленно договорился с ним о встрече. Мол, квартиру собирается снять. Попрощался с Татьяной Михайловной и вернулся в машину, где его ждали Феликс и Федот.
   – Феликс, считай, что это твое первое боевое крещение! – усаживаясь за руль, пафосно бросил он. – Сдается мне, что ты нашел след нашей дражайшей Аиды и...
   – Степаныч, ты очень возбужден, – заметил Федот.
   – А это потому, что я хочу. Я очень хочу эту чертову суку!
   – Феликс, а ты ее хочешь?
   – Хочу... Думаю, одной пули хватит...
   Степан почему-то не сомневался, что Расколов при первой же возможности всадит в Аиду пулю. И даже рука не дрогнет... Она чеченский снайпер, она убила его друга, она убивала его боевых товарищей. Нет, он даже не посмотрит, что она женщина... Да, пожалуй, он будет прав... Но сначала до нее нужно добраться.
   – Куда мы едем? – спросил Федот.
   – Да есть тут один деляга. Если я правильно думаю, то Аида через него квартиру сняла. Возможно, не одну...
   – А сколько?
   – Как минимум две. В Битове она жила отдельно от своих головорезов. Думаю, история и сейчас повторится. Хотя кто его знает... Кстати, хозяйка утверждает, что Аида была одна. Никого из мужчин с ней не было...
   – Сначала не было, потом появились...
   – Вот и я о том же...
   С квартирным посредником Степан встретился возле станции метро «Добрынинская». Это был тщедушного вида молодой человек. Длинное, до пят, черное пальто, красный шарф поверх высоко поднятого ворота. Глазки маленькие, быстрые, так и шныряют туда-сюда.
   – Не замерзнешь? – в упор глядя на него, спросил Степан. Пальтишко у него больно тонкое.
   – Да нет, – мотнул головой парнишка. И это притом, что у него зуб на зуб не попадал.
   – Пошли в машину, у меня тепло...
   Он что-то хотел сказать, но Степан дал ему понять, что не собирается его слушать. Взял под руку и затащил его в свою «Волгу». А там Федот и Феликс. И они оба посмотрели на парня так, что у того затряслись поджилки. Похоже, он принял их за бандитов. Но Степан попытался его успокоить. Предъявил удостоверение, но, похоже, парень не очень-то поверил в его подлинность.
   Степан показал ему фотографию Аиды.
   – Нас интересует эта девушка. Мы знаем, что она тебе звонила по поводу квартиры...
   – Да, да, было дело. Она мне звонила, мы с ней договорились... – затараторил парнишка. Он готов был признаться в чем угодно, лишь бы его поскорее отпустили.
   – Адрес квартиры? – перебил его Степан. Он не хотел попусту тратить драгоценное время. Квартира находилась в Алтуфьеве, и, как только он узнал об этом, тут же завел машину.
   – Как зовут эту девушку? – выжимая сцепление, спросил он.
   – Вика... Да, Вика...
   – Она была одна?
   – Да, одна...
   – Сколько квартир она сняла?
   – Одну...
   – Почему так неуверенно?
   – Ну, мне показалось, что она еще одну квартиру снять хочет. Ну, спросила меня, есть ли еще свободные варианты. Я сказал, что есть. Но она сказала, что ей уже не нужно...
   Осторожничает Аида, мысленно отметил Степан. Но тем не менее она все равно попалась на крючок. Если, конечно, Вика и Аида – это одно и то же лицо. Мало ли какие совпадения бывают... Но Степан почему-то был уверен, что идет по верному следу. И Феликс разволновался. Он, как тот охотник, тоже чувствовал запах зверя.
   – Она не съехала с этой квартиры?
   – А зачем ей съезжать? – пожал плечами парень. – Она ж совсем недавно поселилась...
   – Если бы она съехала, ты бы знал?
   – Ну, вообще-то, да, я с хозяйкой этой квартиры работаю, она через меня новых жильцов ищет...
   – А хозяйка часто своих жильцов проверяет?
   – Да нет, это как-то не принято. Они ж ей деньги платят, а она еще свой нос совать будет – кому это понравится?
   Степан прибавил газу. Если Аида в Москве, если она в той самой квартире, куда они едут, то нужно мчаться как на пожар. Что, если она не просто готовит страшное злодеяние, а уже приступила к осуществлению своих планов? Что, если еще не поздно ее остановить?
   Он мог бы связаться с полковником Кольцовым, доложить ему обстановку. Но решил этого не делать. Он понимал, что ему тут же дадут отбой, а в дело вступят чекисты. Но пока они развернутся, уйдет время. А перед глазами картинка – электронный секундомер, отсчитывающий время в обратном направлении. Интуитивный голос – «до взрыва осталось...».
   Если Аида уже вышла на дело, то вряд ли ее можно застать дома. Но эта мысль нисколько не охладила пыл Степана. Он должен был как можно скорее добраться до осиного гнезда... Но у чеченских «ос» смертельный укус. Голыми руками их никак не взять. Степан и Федот вооружены – у каждого по «макару» с запасной обоймой. А у Феликса ствола нет, что совершенно не смущает парня. Он готов рвать боевиков на части зубами... Степан открыл бардачок, достал оттуда отменного качества охотничий нож, протянул его Феликсу.
   – Держи! Лучше что-то, чем ничего...
   – Согласен.
   Расколов взял нож, взвесил на руке, положил поперек на палец, проверяя балансировку. Оценил остроту лезвия.
   – Годится...
   Степан свернул с Алтуфьевского шоссе на Череповецкую улицу, затем на Хотьковскую, сбавляя скорость, влетел во двор высотного дома. Ему нужен был третий подъезд, но он остановился возле первого. Как ни спешил он, а до нужного подъезда нужно было добираться пешком, и не скопом, а по одному, спокойным неспешным шагом.
   Степан уже растолковал пареньку-риелтору, что ему нужно делать. Объяснил, зачем им так нужно проникнуть в квартиру. Тот все понял правильно, согласился помочь, но на клавишу звонка давил неуверенно, трясущейся рукой.
   Дверь в квартиру была самая обыкновенная – дерево, аккуратно обитое дерматином, открывалась внутрь, два замка – «англичанин» и «француз». Стандартный глазок, в поле обозрения которого попадал только риелтор. Беднягу всего колотило. А как он вздрогнул, когда из-за двери донеслось:
   – Че надо?
   Голос мужской, с кавказским акцентом. Степан ощутил, как его кровь напиталась предбоевым азартом, сейчас каждая клеточка его тела будет жаждать смертельной схватки. Почувствовал он и естественный для данного случая страх. Это включился механизм самосохранения...
   – А-а, здравствуйте... Это я, Максим... – пролепетал парень.
   – Какой такой Максим?
   Степан уловил настороженность в голосе человека, стоявшего по ту сторону дверей.
   – Я... Я эту квартиру сдаю... Мне с Викой поговорить надо...
   Или Степану в самом деле послышался щелчок взводимого курка, или это само провидение подало ему сигнал об опасности, так или иначе, он среагировал правильно – протянул к Максиму обе руки, схватил его за шиворот и рывком подтащил к себе. И в это время по двери, изнутри разрывая обшивку, забарабанили пули. Выстрелов не было слышно – видно, оружие с глушителем. Зато ухо резанул противный визг рикошета... Степан видел, как схватился за плечо Федот.
   – Вот суки! – глянув на окровавленную ладонь, зло процедил он.
   Его ранило рикошетом. Пуля лишь задела плечо. Рана несерьезная. Но Федота она разозлила всерьез.
   Едва только стрелок за дверью затих, Федот выскочил на лестничную площадку и с разгона ударил в нее здоровым плечом. Стремительный рывок, ударная мощь могучего тела... Дверь не смогла выдержать этого поистине богатырского удара. Мало того, она сорвалась и с петель и с замков одновременно. И послужила Федоту щитом, под которым он пронесся по коридору до самой кухни. И если бы боевик не успел сойти с его пути, его бы размазало по стенке.
   Но стрелок успел нырнуть в дверной проем комнаты. И когда Федот пронесся мимо, он снова выскочил в коридор, чтобы выстрелить ему в спину. Счет шел на мгновения. И если бы Степан продолжал оставаться в своем укрытии, он никак не смог бы помочь своему другу. Но он ворвался в квартиру вслед за Федотом и, когда показался боевик, не раздумывая, выстрелил в него. Пуля попала в шею – перебила шейные позвонки, разорвала кадык. Смерть была мгновенной...
   Федот бросил дверь, быстро обследовал кухню, ванную. Никого. Степан осмотрел зал. Тоже пусто. И в шкафу никого. За портьерой тоже никто не прячется. Зато открыта балконная дверь... А ведь квартира находится на третьем этаже, это не так уж и высоко. При большом желании можно воспользоваться выходом через балкон.
   – А где Феликс? – спросил Федот.
   Но Феликса в квартире нет. Где он? Может, струсил?..
   Степан выскочил на балкон и сразу же наткнулся взглядом на веревку, закрепленную на перекладине пожарной лестницы и переброшенную через балконные перила. Веревка была натянута. Но к тому моменту, как он дотянулся до нее, резко ослабла... Он перегнулся через балкон, глянул вниз. Так и есть, какой-то чернявый парень только что отклеился от веревки и бегом направляется в сторону сквера. И это не паническое бегство, а скорее всего, заранее спланированное отступление. Но, так или иначе, у беглеца есть шансы уйти от преследования. Если, конечно, не принять экстренные меры.
   Степан схватился за веревку, перелез через перила балкона.
   Но еще до того, как повиснуть на веревке, он увидел, что наперерез боевику несется Феликс. Движения резкие, стремительные. Он летел как стрела. И у беглеца, казалось бы, не было шансов уйти от него. Зато был пистолет, который он выхватил, едва заметил Феликса. А расстояние между ними приличное, метров десять, не меньше. И у боевика есть время, чтобы нашпиговать пулями своего преследователя. А Феликс не сбавляет ход. Несется на свою погибель. Зачем-то выбрасывает вперед руку... Боевик тоже тянет к нему руку – целится в него из пистолета. Но выстрелить не успевает. Ствол почему-то вываливается из рук, голова вскидывается вверх, ноги прогибаются в коленях, руки расходятся в стороны как крылья. Он падает, валится на бок. Ногами сучит по земле...
   Степан по веревке спустился вниз, рванул к упавшему боевику. Но Феликс опередил его.
   Боевик оказался чеченцем, Степан мог догадаться об этом и без подсказки Феликса. Молодой парень, самое большее – лет двадцать пять. Из груди, ближе к правой ключице, торчала рукоять ножа. Вот зачем Феликс протягивал к нему руку. Он метнул нож в чеченца – с потрясающей точностью. Если бы он промахнулся, лежать бы ему сейчас самому на снегу с дырявой грудью...
   Чеченец был жив. В глазах боль, нижняя губа закушена.
   – Аиду взяли? – спросил у Степана Феликс.
   Парень правильно сообразил, что из квартиры можно улизнуть через балкон. Поэтому не стал врываться туда вслед за Степаном, а пошел в обход дома. И это принесло результат...
   – Нет Аиды.
   Феликс схватил чеченца за грудки, рывком подтянул к себе.
   – Где Аида?
   Но чеченец лишь смерил его презрительным взглядом. Ни слова в ответ.
   – Я спрашиваю, где Аида? – продолжал допытываться Феликс.
   И снова в ответ тишина.
   – Оставь его, – невозмутимо спокойно сказал Степан. – Он ничего не скажет...
   – Нет, скажет! – свирепо прорычал Феликс.
   – Я тебе говорю, оставь этого труса в покое!
   Слово «трус» подействовало на чеченца как удар бича. Он метнул на Степана изумленно-растерянный взгляд. «Какой же я трус?!» – спрашивал он.
   – Аида делом занята, – продолжал Степан. – А этот в теплой квартирке отсиживался...
   – Да, наверное, вы правы! – Феликс окатил чеченца уничтожающим взглядом и отшвырнул его от себя. – Трус, он и есть трус...
   – Я не трус! – в панике пробормотал «чех».
   – Ну, это ты так думаешь, – презрительно скривился Степан. – А твои родные будут думать, что ты трус... Аида взорвет автобус, – озвучил он первое пришедшее в голову предположение. – Мы объявим ее в розыск. А тебя... Про тебя скажем, что ты к этому не имеешь никакого отношения. И в газетах про тебя напишут, что ты струсил и поэтому остался в квартире, где тебя и повязали...
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [31] 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация