А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Черный интернационал" (страница 26)

   2

   В Новороссийске есть порт, есть морвокзал, но нет аэропорта. Впрочем, Сергей Будякин не считал это проблемой. В Москву можно улететь из Анапы, но лучше – из Краснодарского аэропорта. Правда, ехать до Краснодара примерно столько же, сколько лететь в Москву. Ну да ладно, ему не привыкать...
   Ноябрь месяц, но на побережье теплынь, пятнадцать градусов выше нуля. Солнце, море, лебеди, для которых Новороссийск и есть те «теплые страны», куда должны улетать птицы на зимовку. И в Краснодаре тоже солнышко. Погода летная, билет на самолет в кармане, пора ехать.
   Он отдавал последнее распоряжение своему заму, когда в кабинет вошел начальник службы безопасности, бывший фээсбэшник с настоящими связями в органах.
   – Сергей Васильевич, ты уже? – Отставной полковник неосторожно вознес глаза к небу.
   – Иваныч, ты чего! – весело возмутился Сергей. – Я на небеса не собираюсь, рано еще, мне всего лишь тридцать четыре...
   – Да я не в том смысле... Хотя... Сергей Васильевич, тут одна информация прошла, мне друг звонил. В общем, есть сведения, что из Чечни в наши края выдвинулись чеченские террористы...
   – Ну что ж, раз так, распорядись усилить охрану. С начальником РОВД свяжись, пусть своих ребят добавит. Все-таки нефтяные терминалы, если рванет, мало не покажется...
   Сергей Будякин допускал факт проникновения террористов к нефтяным терминалам. Но это предположение казалось больше гипотетическим, чем реальным. Новороссийск не тот город, где террористам раздолье. В город ведут всего две дороги, со стороны Анапы и Краснодара, со стороны Геленджика, а там контрольные пункты милиции, проверка документов, все такое. Словом, вероятность засветиться достаточно высокая. Есть, правда, дорога через Грушевую Балку, но это еще сложнее. Во-первых, высокогорная дорога, крутой спуск-подъем. Во-вторых, требуется особый пропуск. Но в принципе в город попасть можно, только вот как из него выбраться? Если что случится, дороги будут в момент перекрыты наглухо, в море выйдут пограничники на своих катерах, горные тропы перекроют десантники и вертушки. Будет капкан для террористов. Хотя, конечно, если очень постараться, и в этом мешке можно прогрызть дырку. Но зачем напрягаться, если в России полно других городов, откуда выскользнуть легче простого.
   – Да охрану-то усилить – это само собой, – сказал полковник. – Я не про то. Возможно, террористы готовятся взорвать самолет...
   – Какой самолет? – нахмурился Сергей.
   – Какой именно, никто не знает. Но, скорее всего, взорвут тот, который вылетает в Москву. Сам знаешь, чеченцы больше москвичей любят терроризировать...
   – Когда будет теракт?
   – Помилуй, Сергей Васильевич, этого никто не знает! Информация скользкая, не проверенная, может, вообще «утка» какая-нибудь... Но сам понимаешь: береженого бог бережет. Может, ну его в пень, этот вылет, давай на поезд, а? Тише едешь, дальше будешь.
   Сергей привык слушаться своего зама по безопасности. За три года совместной деятельности он его еще ни разу не подводил. И сейчас желает ему только добра... К тому же и самому что-то расхотелось лететь на самолете. На поезде будет спокойней...
   – А поезд когда? – спросил он.
   – Сегодня вечером. Фирменный, «Кубань», возьмешь люкс с телевизором и балдей всю дорогу. В пути всего сутки...
   – С телевизором, говоришь. Люкс...
   – Ну да, двухместный люкс. Можно сразу два места выкупить, будешь один ехать...
   – Да, наверное...
   Он хотел уже вызвать секретаршу, чтобы озадачить ее. Но передумал. В голову пришла авантюрная мысль.
   – Иваныч, не в службу, а в дружбу – сгоняй сам на вокзал, – загадочно улыбнулся Сергей.
   – Зачем на вокзал, позвоню – привезут...
   – Ты не понял. Ты сам лично с кассиршей поговори, пусть организует купе с женщиной, у них там есть данные, я знаю. Сунешь ей на лапу, она все сделает... Сам понимаешь, никого другого просить не могу. Ты как могила, никому ничего. А другие...
   Сергею не хотелось разрушать свой имидж примерного семьянина, каким, в сущности, он и являлся. Здесь, в Новороссийске, у него жена, здесь он ей не изменяет. А в Москве у него есть Ника. И там он ей ни с кем не изменяет. Получается, он вообще не изменяет... Он-то православный по зову души и предков. Но при этом не отказался бы позаимствовать у мусульман их закон, по которому мужчине позволяется иметь много жен. В принципе он и без того живет по этому закону. Ведь у него фактически две жены... А где две, там и три. Почему бы не гульнуть со случайной попутчицей, если она не корова какая-нибудь. Может, классная телка попадется...
   Вечером он садился в поезд. Чистенький спальный вагон, симпатичные проводницы, в купе все начищено, накрахмалено, заправленная постель, маленький телевизор под потолком. Он хотел бы сразу посмотреть на свою попутчицу, но, увы, до самого Краснодара ехал один. И томился вопросом – какую красотку подсунул ему Иваныч.
   Поезд прибыл на станцию, остановился, спустя минуту из тамбура донесся шум – это врывалась в вагон толпа пассажиров. Еще через четверть минуты с грохотом отодвинулась в сторону дверь, и в купе вломилась толстенная баба. Лет сорок пять, но отнюдь не ягодка.
   – Какой симпатичный мужчинка!.. – басовито и восторженно протянула она. – Здрасьте, здрасьте! – И залихватски подмигнула Сергею.
   От ее призывного взгляда ему стало жарко. Подсознание невольно выдало проклятье в адрес Иваныча. Ему бы эту корову в дорогу...
   Бабища ловко поддела одним пальцем свою полку, легко подняла ее, швырнула в открывшуюся нишу большую сумку. Ту, что поменьше, засунула под стол. И с ходу достала оттуда литровую бутылку из-под какой-то дешевой водки, закупоренную самодельной пробкой.
   – Как зовут тебя? – ухарски спросила она.
   Похоже, она усиленно косила под Надежду Бабкину, но выходил какой-то колхоз с примесью дешевого борделя.
   – Фома, – прикола ради соврал Сергей.
   – А я Алевтина. Фома и Алевтина, звучит-то как, а!.. А это! – показала она на бутылку. – Это же божественный нектар!.. Вино. Из собственного винограда! Не химия там какая-то! Вкуснятина!!!
   Сергей почувствовал, как к горлу подступил тошнотный ком.
   – Выпьем с тобой, Фома, за знакомство! За жизнь поговорим! Песни петь будем!.. А там посмотрим. Я, признаться, большая привереда, себе цену знаю. Но ты такой красавчик!
   Неужели эта наглая корова всерьез считает, что он будет пить это самодельное пойло и лезть в ее жировые складки?.. Может, сойти с поезда, пока не поздно? Пусть Иваныч подгоняет джип. Уж лучше на машине в Москву ехать, чем в одном купе с этой самодовольной свиноматкой...
   Пожалуй, Сергей так бы и поступил, если бы на пороге не возникла не совсем юная, но свежая и к тому же красивая девушка. На голове меховая шапочка-ободок, нисколько не скрывающая роскошных, белых, как снег, волос, большие выразительные глаза, ресницы, как стрелы амура, чуть широковатый, но ничуть не отталкивающий нос, пухлые, густо накрашенные губы – сочные и, вероятно, сладкие на вкус. Изящная дубленка до пояса, короткая кожаная юбка, сильные стройные ноги, стильные полусапожки на высоком каблуке. Из вещей – небольшой модный чемодан на колесиках, оригинальная сумочка в приложение к обуви. От нее пахло свободой и нежными французскими духами.
   Она с легким недоумением посмотрела на тетку, перевела взгляд на свой билет, снова глянула на нее.
   – Извините, но вы заняли мое место. – Голос мягкий, воркующий.
   Она сама по себе была великолепна, но по сравнению с Алевтиной-колхозницей казалась богиней красоты. Вот о какой попутчице мечтал Сергей.
   – Да ничего страшного, деточка! – с идиотским презрением окатила ее взглядом бабища. – Ну перепутала место, с кем не бывает. Давай оставим все как есть – я заняла твое место, а ты займешь мое. Договорились?
   – Но так нельзя, – покачала головой девушка.
   – Нельзя, нельзя! – чуть ли не вскричал Сергей.
   И силой вытолкал из купе противную тетку. Она возмущалась, пыталась сопротивляться, но Сергей был неумолим. И даже лично затащил в ее купе тяжелую сумку.
   – У каждого свое место в этой жизни! – вкладывая в эту фразу глубокий смысл, сказал он на прощание.
   Надо ли говорить, с каким удовольствием он вернулся в свое купе, к своей прекрасной попутчице. Он посмотрел на нее с тайным любованием и решил, что выплатит Иванычу щедрые премиальные. Заслужил...
   Он помог девушке уложить вещи, вышел из купе, чтобы она переоделась. Когда вернулся, она уже возлежала на своем месте с глянцевым журналом в руках. На обложке журнала была редкостной красоты фотомодель, но Сергей на нее глянул мельком. Все внимание – на прекрасную незнакомку, а если точнее, на открытые почти что по всей длине ноги. К его вящей радости, она не стала облачаться в какой-нибудь бесформенный спортивный костюм. На ней были легкий топик и короткие, расширяющиеся книзу шорты.
   Она лежала, согнув ноги в коленях. Кожа гладкая, чистая, загорелая, как будто она села на поезд прямиком из солярия. Под шортиками... Девушка, похоже, догадалась, сколь бурные фантазии пучат сознание Сергея – опустила ноги на пол, села, накрыла их журналом.
   – Меня, надеюсь, не прогоните? – задорно улыбнулась она.
   – Прогоню, – в том же тоне ответил ей Сергей. – Если немедленно не скажете, как вас зовут.
   – Виктория Александровна. А если не прогоните, то можно просто Вика...
   – Сергей Васильевич. Можно просто Сергей. Но в том случае, если не откажете мне в удовольствии угостить вас коньяком.
   – Вот так сразу? – удивленно и чуточку недовольно повела она бровью. – Не успели познакомиться, и сразу коньяк?
   – А почему нет?
   Он вытащил из своей сумки коробку дорогих шоколадных конфет с коньячной начинкой, раскрыл, предложил Вике.
   – Ну если так! – милостиво улыбнулась она. – От конфет я не откажусь. Если с чайком...
   Сергей сходил к проводнице, заказал чай и, чтобы все было красиво, сунул ей в карман пятисотенную купюру. Вернулся к Вике. Взглядом показал на коробку.
   – Начинка коньячная, – сказал он. – Но на самом деле это вранье. Коньяк сам по себе большая редкость, а все, что продается под этой вывеской, в действительности всего лишь бренди. Настоящий коньяк делают только во Франции, провинция, кстати, так и называется – Коньяк. Это коньячный спирт, который выдерживают в дубовых бочках, сбитых гвоздями из акации...
   – Непременно из акации? – выразила удивление Вика.
   – Фирменный стиль, ничего не поделаешь... Кстати, у меня есть бутылочка. «Наполеон».
   – «Наполеон»? – как-то без восторга переспросила она.
   – Вас не вдохновляет «Наполеон»? Напрасно, напрасно. Настоящий «Наполеон» – это не марка коньяка, как вы думаете. Это всего лишь срок выдержки...
   Сергей достал из сумки и поставил бутылку подлинного коньяка «Реми Мартин».
   – Так вот, в дубовые бочки заливают виноградный спирт, – продолжал он. – Крепость – семьдесят градусов, емкость – триста пятьдесят литров. Только через пятьдесят лет выдержки крепость опускается до сорока градусов. А из трехсот пятидесяти литров остается только сто. Французы шутят, что остальные двести пятьдесят литров выпивают ангелы...
   – Красиво шутят.
   – На то они и французы... Да, насчет выдержки. Семь-восемь лет, и получается коньяк «V.S.O.P.», после десяти – «Наполеон», пятнадцать-семнадцать – «Х.О.», ну а через пятьдесят лет томления получается знаменитый коньяк «Луис XIII»... К сожалению, «Его Величество» я оставил дома...
   – Луис ХIII был всего лишь королем, а Наполеон – императором. Так что уж лучше «Наполеон»...
   – Логично!
   Сергей остался доволен ее ответом.
   – Интересно, сколько такая прелесть стоит?
   – Вы поверите, если я скажу вам, что эта бутылка стоит тысячу долларов? – спросил он.
   – Нет, не поверю, – сразу же ответила она. – Дело в том, что у меня есть друг. Так вот, он покупал точно такую же бутылку, и она стоила чуть больше ста долларов...
   – Уверяю вас, Вика, вас подло обманули. Это был не настоящий «Наполеон»...
   Сергей говорил правду, поэтому вид у него был достаточно убедительный.
   – Ну, может быть, – не стала спорить Вика.
   – А друг у вас где, в Краснодаре?
   – Сама я из Краснодара, а Вадим из Москвы. Он у меня бизнесмен, компьютеры там, программы...
   – Вы к нему едете?
   – К нему. Больше меня в Москве никто не ждет... Между прочим, он жениться на мне обещал...
   Сергей поймал себя на мысли, что и сам бы верхом на этой Вике много бы чего обещал. И, скорее всего, большую часть своих обещаний исполнил бы. Уж очень заводила его девчонка... Жаль, что у нее есть друг. А то бы он прихватил ее с собой на свою московскую квартиру. Но сейчас-то друга нет, а впереди целая ночь. Надо пользоваться моментом...
   – Счастливый у вас друг, – откупоривая бутылку, вполне искренне заметил он.
   – Я тоже так думаю, – счастливо улыбнулась Вика.
   – Ну что, промочим горло?
   – А если я скажу вам, что после коньяка меня клонит в сон? – насмешливо спросила она.
   – Главное, чтобы сон был ярким, так чтобы на всю жизнь запомнился.
   – На что вы намекаете?
   – Я не намекаю. Я предлагаю выпить за здоровье вашего друга...
   – Ну, если так!
   Вика не строила из себя девушку строгих нравов. После первой рюмки была вторая, третья. Она смеялась, шутила, легко и с удовольствием поддерживала любой, даже скабрезный разговор. Сергей очень надеялся, что у него с ней срастется. Но, увы, когда бутылка опустела, она легла, накрылась одеялом, пожелала ему спокойной ночи и повернулась на бочок. И напрасно он пытался расшевелить ее. Вика никак не реагировала на его намеки. Но достаточно сильно лягнула его ногой, когда он подсел к ней, вплотную соприкоснувшись бедром с ее попой... Неужели Иваныч останется без премии?
   В конце концов до Сергея дошло, что все его попытки достичь успеха на любовно-эротическом фронте результата не принесут. Тогда он представил, как завтра к нему в его московскую квартиру приедет Ника – красивая, желанная. Он подарит ей дорогое жемчужное ожерелье, и они займутся любовью. Может, он не получит той новизны и остроты ощущений, которых мог бы достигнуть с Викой, но все равно будет здорово...
   Он тоже лег, укрылся одеялом. Но коньяк разыгрался в крови и не давал ему покоя. Хотелось разрядки. Как будто бес в ребро забрался. Он снова поднялся, оделся, взял свою барсетку и отправился в вагон-ресторан. Но там, увы, никого не было. Только пьяная компания подозрительных типов – уж не зэки ли после отсидки домой возвращаются?
   Недолго думая, Сергей купил бутылку дешевого коньяка, коробку конфет и направился к проводнице. Та обрадовалась его появлению. Он думал, что искренне, а оказалось – по долгу службы обязана была встречать его приветливой улыбкой. От коньяка она отказалась, как отказалась будить свою сменщицу. Но согласилась немного поговорить с ним. А когда он достал ее своей болтовней, вежливо попросила его из служебного купе. Сергей понял, что ловить здесь нечего, оставил ей коньяк и конфеты, а сам направился к себе.
   Вика по-прежнему спала. Но как! Сгребла одеяло под себя, обняла его ногой. В купе было жарко, видимо, это и заставило ее оголить свою попку. Шортиков на ней нет, только белые стринги. А поскольку она лежала на боку, спиной к Сергею, вид открывался захватывающий.
   Какое-то время он держался за ее попу глазами, затем взялся за нее рукой – нежно провел по ягодице, медленно спустился к щиколотке. Так же медленно, но уверенно сознание переместилось из головы в паховую область, мозговые извилины изогнулись в форме детородного органа. А со стороны Вики никакой реакции. Она говорила, что после коньяка ее клонит в сон, но не сказала, что спит как убитая...
   Уже не отдавая себе отчета, Сергей лег на бок, крепко прижавшись к ней. Сначала он просто ласкал ее, затем стащил с себя штаны, с нее снял трусики. Вика продолжала спать мертвым сном и даже не шелохнулась, когда он вошел в нее. Зато сладко застонала, когда он сделал первое возвратно-поступательное движение. Ей было приятно, но кайф она ловила во сне. Видимо, ей снится, что она занимается сексом со своим другом. Что ж, сон у нее будет ярким и запоминающимся, как он и обещал...
   Проснулась она утром, ближе к полудню, как ни в чем не бывало поздоровалась с ним, взяла косметичку и полотенце, вышла из купе. Вернулась через полчаса. Свежий макияж, пьянящий запах французских духов. В глазах упрек.
   – Сергей, я думала, вы порядочный мужчина...
   Ее слова обожгли сознание, щеки запылали.
   – Что, стыдно? – усмехнулась она. – Или страшно?.. Не бойтесь, заявление в милицию я писать не буду...
   Да, она догадалась, что этой ночью была с мужчиной. Разумеется, кроме него, больше некому...
   – Я не хотел... – потерянно пробормотал он.
   – Да нет, наверное, тебя стоит наказать... – На губах у нее играла издевательская улыбка. – Если бы ты хотел, я бы еще могла тебя понять. Но ты не хотел, как же так!
   – То есть я хотел... Ну, в смысле, я не должен был так делать... Сам не знаю, что на меня нашло...
   – Пить меньше надо.
   – Согласен.
   – Я так поняла, что про презерватив ты не забыл?
   – Нет...
   – Тогда живи, – необычно легко сменила она гнев на милость. – Спишем на дорожное приключение... Со мной такое впервые, поэтому интересно. А так бы я тебя по стенке размазала... Чай закажешь?
   С этого момента она стала вести себя так, как будто между ними ничего не было. Но на предложение освежиться пивком отказалась. Зато он выпил зараз три банки. Потом взял еще четыре бутылки... К Москве он подъезжал изрядно подшофе. Но в голове спокойно, ноги твердо стоят на земле.
   Поезд причаливал к перрону Казанского вокзала. Еще минута, и они оба покинут вагон, разойдутся как в море корабли.
   – Вика, мне очень жаль, что так получилось, – повинился он.
   – Неужели ты об этом жалеешь? – недоверчиво усмехнулась она.
   – То есть я хотел сказать, что это было самое лучшее приключение в моей жизни... – осмелел он. – Но все равно, как-то не по-человечески все было... Жаль, что у тебя есть друг, а то бы я... Ну, в смысле, у меня здесь квартира... В общем, если вдруг какие-то проблемы, звони...
   Он вытащил из барсетки свою визитку, на обратной стороне написал номер своего мобильного телефона, протянул ей. Визитку она взяла, даже не глянув на нее. Благодарно улыбнулась, но в глазах стоял отказ – нет, не воспользуется она его помощью, мол, и без него есть кому помогать.
   Сергей хотел помочь ей с вещами, но она отказалась. Ее будет встречать друг, и он может заподозрить неладное, если увидит постороннего мужчину с ее вещами. Это Сергей-то посторонний... Хотя да, в сущности, так оно и было.
   Вику никто не встречал. Надо было видеть, сколько горечи было в ее взгляде, которым она лихорадочно сканировала пространство вдоль перрона в поиске своего друга. Сергей не удержался, подошел к ней. Спросил, может ли он чем-нибудь ей помочь?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация