А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Черный интернационал" (страница 23)

   Аида проснулась недавно. Но так неохота выбираться из спального мешка. Во сне ей привиделся Петр, она снова убивала его. Но это не кошмар. Кошмаром можно было назвать ту реальность, в которой она сейчас пребывала. Сырая смрадная пещера, санитарно-гигиенические условия нулевые, с провизией проблема, с водой тоже. Медикаментов почти не осталось. А у них раненые... Капкан, в общем. Одна радость – русских спецназовцев поблизости нет и не ожидается. Условия ужасные, но можно перевести дух...
   Аида – единственная «неверная» среди всех. Все уже привыкли к тому, что она не принимает участия в общей молитве. Сейчас утро, утренний намаз. На коленях все, кроме тяжело раненных. И кроме нее. Она – единственная, кто может лежать. Ее ценят и уважают. Но все равно – и чеченцы, и арабы, и даже русский Мустафа – все косятся на нее. Но ей плевать... Верующие нашлись. Вся их вера показная. В автомат и гранату они верят больше, чем в своего Аллаха...
   – Ва хува хаййюн ля ямуту биядихиль хайру ва хува аля кулли шайин кадир... – бормочет Кабир.
   Руки соединены и приподняты, кончики пальцев – на уровне плеч. Ладони раскрыты вверх и к лицу...
   Аида достаточно долго жила среди мусульман, чтобы не знать, что на устах у Кабира. «Аллах превыше всего. Нет божества, кроме Аллаха Единого, не имеющего сотоварища, власть принадлежит Ему, хвала только Ему»... Кабир не только хвалит своего Аллаха, он молит его о помощи. Хотя прекрасно знает, что помочь ему может только сам. Или очередной отчаянный шаг с его стороны, или пулю в висок...
   Молитва закончилась, какое-то время Кабир выходил из показного экстаза. Затем подошел к Аиде.
   – Лежишь? – недовольно посмотрел на нее.
   Дерзить Аида не стала, хотя так и подмывало сказать пару ласковых слов.
   – Лежу, – с напускной безмятежностью кивнула она. – Думу думаю...
   – О чем думы?
   – О нашей хреновой жизни...
   – Чем тебе наша жизнь не нравится?
   – А тебе нравится?..
   – На все воля Аллаха!
   – Что сказал посланник Аллаха, когда увидел человека в грязной одежде? – насмешливо спросила Аида. – Он что, этот человек, не нашел воды, чтобы постирать свою одежду?
   – Не тронь Аллаха, – нахмурился Кабир.
   – А ты не тронь меня! – блеснула взглядом Аида.
   Ислам ее совершенно не волнует. Как и православие. Но ей не нравилось, когда ее одергивают. Дескать, не касайся Корана своими грязными устами... Сами такие чистые, ха-ха! У них даже мисвака нет, чтобы чистить по утрам зубы. А надо бы. Ислам учит соблюдать чистоту и чистить зубы мисваком, желательно при каждом намазе...
   – Будет тебе вода, – пошел на мировую Кабир. – Джума и Гафур сходят к реке...
   – А если на спецов нарвутся?
   – Как там у вас, у русских? Волков бояться – в лес не ходить... – в ус усмехнулся Кабир. – Только мы сами – волки, нас бояться должны...
   – Должны-то должны... Сосунки-срочники нас боятся, а такие, как Феликс, – нет...
   – Зачем ты мне о нем сказала? – помрачнел Кабир.
   – А затем, что Феликс на свободе...
   – Долго не протянет – от ран сдохнет...
   – Давай, давай, тешь себя надеждой...
   – Не трави душу, Аида.
   – А что делать? Не подожжешь дров, огня не получишь... Где твой огонь, Кабир? Сидишь здесь, как мышь в норе...
   – Помощь подойти должна, – неуверенно сказал он.
   – Долго же тебе придется ждать. Твой Абдульфарим крест на тебе поставил...
   Кабир хотел сказать что-то гневное, резкое, но промолчал. Потому что и сам прекрасно понимал, в каком положении находится.
   – Мы уже провернули одну акцию в России, – сказала Аида. – Почему бы не пойти на второй заход?
   – Это как раз то, о чем я думаю, – кивнул он.
   – И о чем ты думаешь?
   – Надо найти Филина и наказать...
   В мудрости Кабиру не откажешь. Только беда в том, что мыслит он в одной плоскости.
   – Мы знаем только имя его и фамилию, – покачала головой Аида. – Но мы не знаем, где он живет, в смысле, прописан. И где дислоцируется его отряд, нам тоже неизвестно. Это ГРУ, дорогой мой, а не ментовка. Это Кабаржина мы легко вычислили, потому что было кому помочь. А военная разведка для тебя темный лес...
   – Ну, не совсем темный, если я смог получить информацию...
   – Твой человек про них случайно узнал.
   – Это не случайность, это закономерность.
   – Я бы, дорогой, на твоем месте хвост не распускала. Филина нужно наказать, с этим никто не спорит. Но даже если мы его найдем и уничтожим, нам это мало что даст. Что такое один русский офицер по сравнению с мировой революцией? А тебе сейчас только мировая революция может помочь... Помнишь, я говорила тебе про русского банкира, которому нужен теракт в России?
   – Ты сильная женщина, – недовольно покосился на нее Кабир. – Но почему тогда была слабой? Надо было убить его. А ты его не убила...
   Кабир не без основания считал, что Аида спала с Борисом. Ревновать он, может, и не ревновал, во всяком случае, не похоже на то. Но смерти его желал...
   – Как я могла его убить, если он нам нужен?
   – Зачем нужен?.. Почему ты веришь этой грязной собаке? Разве ты не поняла, что этот пес тебе врал, чтобы сохранить свою поганую шкуру? Не нужен ему был теракт...
   – Даже если он мне наврал, ты забываешь, что у меня есть достаточно крепкая веревка, чтобы затянуть узел на его шее...
   В тайнике под Битовом у нее находился пистолет – орудие убийства. А также диктофонная кассета с компроматом на Бориса.
   – Так давай затянем! – взбодрился Кабир.
   – Давай... Даже если Брайнин соврал, даже если нет никакого Старыгина, мы все равно заставим его подать нам на блюдечке три миллиона долларов, которые он нам обещал...
   Вообще-то, речь шла о пяти миллионах. Но Кабиру незачем об этом знать. Два миллиона Аида собиралась присвоить себе.
   Врет Кабир, не за торжество ислама он воюет, а чисто за деньги. Но раз уж он пускает пыль в глаза своим джихадом, то пусть и дальше воюет якобы за свою идею. На урезанном ею же финансовом пайке. Аида же и не скрывает, что ее волнуют исключительно деньги. А раз так, то она имеет полное право присвоить себе два миллиона. Тем более что оставшиеся три – сумма колоссальная.
   – А теракт, о котором он говорил? – озадаченно смотрел на нее Кабир. – Мы заставим его заказать этот теракт!
   – А триста лет нам сдался его заказ. У нас что, у самих мозгов нет? Да за три миллиона мы всю Россию взорвем!
   – Да, да! – подхватил Кабир. – Мы взорвем всю Россию! Это будет священная война против неверных!
   Снова громкие слова. Впрочем, Аида уже давно привыкла к ним, и ее уже не коробило.
   – Я не знаю, послушаешь ты меня или нет, но я предлагаю тебе такой вариант, – вкрадчиво заглянула она ему в глаза. – Мы сейчас же собираемся в путь, уходим за кордон в Панкисское ущелье. Там чистим свои перышки, а затем ты отправляешься к своему Абдульфариму. Вряд ли он примет тебя с распростертыми объятиями, но тебя это не должно смущать. Веди себя как ни в чем не бывало. Расскажи о своей победе над русским спецназом. Расскажи, как подставил русского Филина. Скажи, что не он сбежал от тебя, а ты его отпустил. Зачем? А затем, чтобы он попал под свое же русское следствие. Нет, скажи лучше, что его в оборот возьмет грозненская прокуратура. Скажи, что живым он оттуда не выйдет. Но не это главное. Это всего лишь предисловие. Ты должен заявить, что готов и дальше исполнять волю Аллаха. И на данный момент у тебя появилась грандиозная идея взорвать Россию. Так и говори – взорвать Россию. Скажи, что ты готов своими силами осуществить эту затею...
   Аида задумалась. От общих фраз пора было переходить к конкретным идеям. Что же им такое замутить?.. Ей хватило нескольких секунд, чтобы придумать стоящий вариант.
   – Скажи своему Абдульфариму, что ты проведешь целую серию устрашающих акций на территории Москвы. Ты произведешь несколько взрывов в поездах Московского метрополитена. Абдульфариму это понравится. Мало того, что будет много жертв, мало того, что поднимется вселенский шум, так ты еще и парализуешь транспортную систему Москвы. Ты только представь, что будет, если люди откажутся ездить в метро?
   – Представляю!
   Кабир светился от восторга, в глазах пылал дьявольский огонь. Аида вдохновила его своей идеей, и он прямо сейчас готов был ехать в Москву, чтобы взрывать там поезда. Но делать этого ни в коем случае нельзя. Необходимо тщательно подготовиться к операции, грамотно и безукоризненно все спланировать, заручиться моральной и финансовой поддержкой «отцов» «Аль-Каиды». На все про все уйдет не один месяц...
   – Скажи, что нуждаешься в финансах, – продолжала Аида. – Но денег не проси. Скажи, что в Москве у тебя есть свой собственный источник финансирования. Но намекни, что тебе до него еще надо добраться. Абдульфарим сам сообразит, что нужно профинансировать подготовку к операции и первый ее этап. Для приличия можешь немного поломаться, но деньги все равно возьми – как бы из уважения к своему покровителю...
   – Да, да, ты права, – довольный, как сытая мартышка, закивал Кабир. – Пусть Абдульфарим не думает, что я пришел к нему с протянутой рукой...
   – Пусть видит в тебе самостоятельную и самодостаточную личность...
   – Да, да...
   – А когда мы осуществим свой план, Абдульфарим вознесет тебя к небесам. Как думаешь, он включит тебя и твою бригаду в статью бюджета? Я уверена, что летом ты получишь много денег, у тебя будет много людей, ты вернешься сюда и будешь нести знамя своего Аллаха...
   – Нашего Аллаха! – в священном экстазе поправил Кабир.
   В ответ на это Аида лишь пожала плечами. Зачем ей Аллах, если у нее есть деньги? А скоро их станет еще больше. Сначала она присвоит себе «лишних» два миллиона долларов. Затем соберет под себя самых отмороженных боевиков и вместе с ними снова отправится в Москву. Там она присосется к мошне Бориса и будет высасывать из нее деньги. Надуваться, как комар от крови, она не станет. А то не сможет взлететь, когда над ней занесут мухобойку. Она разбогатеет еще на несколько миллионов и с легкой душой отчалит за границу. Хватит шататься по горам как неприкаянная. Надоело все. Хочется жить в роскоши и комфорте. Чем она хуже какой-то Ники?..

   Глава тринадцатая

   1

   Степан Круча составлял докладную записку начальнику ОВД о количестве совершенных и раскрытых преступлений за последнюю неделю. За этими цифрами скрывались реальные события, реальные люди. Но сами цифры, кроме сухости в печенках, ничего не вызывали. Рутина. Но без нее никуда, успешная отчетность по-прежнему составляла главный критерий работы подразделений криминальной милиции. Приходилось «надувать» показатели, а куда деваться?
   Он уже заканчивал работу, когда в кабинет постучали. И тут же открылась дверь. В кабинет вошел полковник ФСБ Кольцов.
   – Владимир Михайлович, какими судьбами! – поднимаясь с места, как старому знакомому, улыбнулся Степан. – Неужто снова что-то стряслось?
   – Тьфу-тьфу!
   Кольцов бодро подал ему руку, крепко пожал. Степан показал ему на свободное кресло.
   – Я думал тебя к нам в управление вызвать, – сказал он. – Да от дела не хотелось отрывать...
   – Все-таки что-то стряслось.
   – Ну в принципе стряслось, но не у нас... В общем, я сейчас в артиллерийском полку был. К тебе вот по пути заехал. Разговор есть...
   – Насчет того случая? – нахмурился Степан.
   Почти четыре месяца прошло с тех пор, как в клубе «Реверс» произошла бойня. А преступники до сих пор не найдены.
   – В общем-то, да... Вопрос у меня к тебе. Ты вроде бы одной девушкой занимался, зовут Аделаида, фамилия – Еловских...
   – Была такая, а что?
   – Да большой интерес у нас к ней появился. Очень большой...
   – Что-то натворила?
   – Бед она натворила, очень больших бед...
   – Чувствовал, что нечисто с ней что-то.
   – Нечисто, – кивнул Кольцов. – Что ты про нее знаешь?
   – Кое-что знаю... Э-э, с чего бы начать... В общем, тут в самом начале лета случай один произошел. Мы в клубе одном отдыхали, ну, только по пивку, мы ж не злоупотребляем. Ну, смотрим, подруга Аиды этой появилась, Ника ее зовут. Короче говоря, Аида подскочила к своей подружке, сорвала с нее платье. В общем, акт возмездия, непонятно за что... Потом-то мы поняли, что к чему. Аида у своей подруги банкира одного отбила. Хотя это она так думала – Ника-то с самого начала знала, что банкир ее ни на кого не променяет. Так оно и вышло, банкир этот Аиду завернул, а сам снова к Нике подался. Ну, Аида решила отомстить...
   – Платье сорвала, только и всего? – удивленно повел бровью полковник.
   – Ну да... А мне интересно стало – что за штучка эта Аида. Выяснилось, что где-то два года назад погиб один товарищ, за которого Аида собиралась замуж, но так и не вышла. Вместе с ним погибла и его молодая жена. По версии следствия, Антонина Катышева зарезала своего мужа, а затем покончила жизнь самоубийством. А у меня опер служит, который когда-то, в своем отделе, этим делом занимался. Аида тогда в качестве подозреваемой проходила, правда, недолго. Но у нее алиби, все такое. Короче, убийство списали на жену Катышева, а дело закрыли. Я поставил Шмелеву задачу, он поднял это дело. Но там комар носу не подточит, чисто все. В общем, зацепиться не за что, и Еловских ничего не предъявишь...
   – А хотелось зацепиться?
   – Хотелось. Подозрение у меня возникло, что эта Аида обокрала свою подругу, Веронику Дробышеву, ту самую Нику, о которой мы говорим. Но фактов-то у нас не было, чтобы ее привлечь...
   – Где она жила?
   – На квартире, здесь, в Битове. Кстати, Ника и помогла ей снять эту квартиру.
   – Надо было обыск в квартире произвести.
   – Так проводили...
   – И что?
   – Ничего. Никаких улик, подтверждающих ее причастность к краже.
   – А что сама Еловских говорила?
   – Говорила, что у нее и в мыслях не могло возникнуть такое – обворовать свою лучшую подругу. Ну, это было, когда майор Савельев первый раз к ней приходил. А когда он во второй раз к ней пришел, она вообще дверь не открыла. Он решил в следующий раз зайти. Но когда зашел, то самой Аиды не было. Собрала вещички, и тю-тю...
   – Да, прошляпили девку, – сделал вывод полковник.
   – Прошляпили, – не стал спорить Степан. – В федеральный розыск подавать ее не стали. Не за что...
   – Так в том-то и дело, что было за что...
   – Владимир Михайлович, я тебе все как на духу рассказал. Теперь ты мне расскажи, что знаешь про Еловских, не трави душу...
   – Чеченская террористка твоя Еловских, вот какой, братец, пасьянс.
   – Здравствуй, тетя, Новый год... Так что же это, получается, она с теми чеченскими выродками заодно была?
   – Выходит, что так.
   – Тогда почему она вместе с ними не ушла?
   – Видимо, потому, что в Битове под своей подлинной фамилией жила...
   – Даже на работу устроилась, – кивнул Степан. – Мы проверяли. Газета «Вечерний звон»...
   – Этого я не знал. Нужно будет поработать в этом направлении. Но это уже наши заботы...
   – Кстати, псевдоним у нее Марина Живалова... Наверное, чужой псевдоним, если она террористка... Хотя институт журналистики она в самом деле заканчивала... Я смотрел одну статью. Вроде бы правда написана. А если разобраться, то эта правда чеченцам выгодна, а не нам... Может, она для чеченцев писала?
   – Может, и писала. Но больше убивала. Снайпер она. На стороне чеченцев воевала...
   – Да, дела... Как же мы ее проморгали?
   – Так же, как и мы... Надо было крепко за нее цепляться... Ладно, чего уж после драки кулаками махать?
   – А драка была... Была... Но цели-то своей террористы не добились, так же?
   – А ты про подполковника Кабаржина ничего не слышал?
   – В смысле?
   – Убили Кабаржина.
   – Вот так так, не знал, – помрачнел Степан. – Хороший мужик был.
   – Хороший, даже более того. Боевой офицер, Герой России... Кстати, Героя он получил за разгром крупной чеченской банды...
   – Да, знаю.
   – Знаешь. А не знаешь, что главарь этой банды уцелел. И Аида уцелела. И еще кое-кто...
   – Так Аида что, в этой банде была?
   – В том-то и дело... Соображай, подполковник, зачем она к вам в Битово приехала и бандитов своих за собой привезла?
   – Неужели из-за Кабаржина?
   – Ужели... Аида мстила Кабаржину за унижение своего любовника, полевого командира Кабира...
   – Ясно, ясно... Хотя в голове не укладывается... Кажется, теперь я понимаю, кого мы возле его дома вспугнули.
   – Да, вы вспугнули чеченских недобитков. Они за Кабаржиным охотились, а воинская часть им до фонаря. Потому они и не привели в действие взрывной механизм...
   – Почему же они тогда в части скрылись?
   – А куда ноги привели, там они и скрылись... Видать, взрывное устройство руки им тянуло, вот они и сбросили его по пути...
   – Может, еще что-то сбросили?
   – Так это мы и выясняли. Думаешь, чего я в полку сегодня делал?
   – Значит, эти подонки за Кабаржиным охотились... А взрывное устройство им зачем? Дом взорвать хотели?
   – Вряд ли. Есть несколько версий на этот счет. Но все сводятся к одному. Кабаржина хотели убить, а затем заминировать. Чтобы жертв было больше. Ты бы, Степан Степаныч, первым бы и пострадал. И людей твоих могло убить...
   Действительно, у «чехов» была отличная возможность ликвидировать Кабаржина. Он возвращался откуда-то с вечеринки, пьяный, реакция замедленная. Убийцы на скамейке возле подъезда, ночь, тишина, вокруг никого. Омоновец бы и глазом не успел моргнуть, как получил бы пулю в лоб... Это ему повезло, что по счастливой случайности на пути у него встали Степан и Рома. Взбрело же им в голову проверить документы у поджидавших его убийц... Если б не это, чеченцы бы убили Кабаржина, а утром на место преступления выехала бы следственно-оперативная группа. Грянул бы взрыв... Но по воле случая ничего не случилось.
   – Да я-то, как видишь, уцелел. А Кабаржина где убили, уже в Чечне?
   – Если бы... Добила его Аида. Он в санаторий на Черное море поехал, а она за ним, и вся ее кодла с ней. И девушка, таджичка, Зарина ее зовут, тоже с нею. Они там на море с двумя офицерами познакомились, которые в том же санатории, что и Кабаржин, отдыхали. Санаторий режимный, так Аида со своим офицером туда проникла, номер Кабаржина заминировала... В общем, погиб Кабаржин...
   – Что за офицеры?
   – Нормальные офицеры, боевые, награды за боевые действия в Чечне имеют. Спецназ военной разведки...
   – Разведка?
   – В том-то и дело, что разведка. А вот Аиду с Зариной разведать не могли... Я тебе вот что скажу: банда эта чеченская – очень сильная. Огневая мощь – это пустяки по сравнению с женщинами. Красивые, изощренные, изворотливые. Так охмурили спецназовцев, что те ничего не поняли. Да что там спецназовцы, наши сотрудники дали маху. Аида всех вокруг пальца обвела. Можно было задержать, но не задержали. Мало того, даже в круг подозреваемых не взяли. Жаль, не смогли совместить два события – здесь, в Битове, и в санатории, – а так бы раньше нашли общий знаменатель. Хотя тогда у Аиды имя другое было и фамилия. Кстати, документы у нее были фальшивые, но достаточно высокой степени достоверности... Ну да ладно, это все детали...
   Степан понял, что полковник собирается свернуть разговор. А ему было интересна каждая деталь. Он быстренько организовал кофе – для поддержания разговора.
   – Так Аида сейчас где? – спросил он.
   – В Чечне... Тут, понимаешь, целая история была. Один из офицеров, ну, про которых я говорил, в таджичку влюбился. Бывает же такое, в своего заклятого врага влюбился. Она же снайпером была в Чечне, так же, как и Аида. А спецназовец в нее влюбился...
   – Наверное, не знал, кто она такая.
   – Так в том-то и дело, что не знал. А узнал знаешь когда?.. Удивительная история, если говорить на нашем новоязе – эксклюзивная. Если коротко, то Зарина эта на русских охотилась, ночью дело было, а Михайлов, ну, офицер этот, по снайперскому делу мастер. В общем, думал, что просто в чеченского снайпера стреляет, а это Зарина была. Он ее любил, он же ее и убил... А потом вместе с Феликсом Расколовым, это второй офицер, вместе со своими группами в рейд вышли. Командиры они бывалые, мастера своего дела. Как так получилось, не знаю, но боевики их в ловушку загнали. Бой был. Расколов всех людей своих потерял, всех до единого. Только друг один его остался, старший лейтенант Михайлов. Но и того потом застрелили. Аида застрелила, собственной рукой. Якобы за Зарину. А Расколов говорит, что убивала она, потому что ей нравится убивать. Змея, говорит, подколодная...
   – Если он говорит, значит, жив.
   – Жив. Чудом из плена вырвался. Кабир из-за него без банды, считай, остался. Около сотни человек потерял. Большие потери. Потому его и не застрелил сразу. Кабир хотел, чтобы Феликс умирал медленно, в мучениях. Руки ему переломали, ноги, ступни просверлили. Думали, что все, хана парню, даже сарай на ночь не стали закрывать – дескать, все равно даже ползти не сможет. А он на ноги поднялся. Зубами глотку часовому перегрыз. И вырвался. Бандиты его, правда, догнали, но там спецназ наш появился. В общем, спасли парня. Он сейчас в Ростовском госпитале. Показания дал. Если б не он, мы бы и не узнали про Аиду...
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация