А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Черный интернационал" (страница 15)

   Глава восьмая

   Взрыв в санатории прозвучал в четвертом часу ночи. И только в шесть утра Феликс привел Таис домой. Он оставлял ее в пансионате, а взамен собирался забрать друга.
   Ситора проснулась сразу. Видно, что девчонка тоже с хорошего бодуна. Но двигается довольно энергично, в глазах задор. Зато Мишку пришлось расталкивать.
   – Чего так рано? – продирая глаза, спросил он.
   Феликс объяснил, в чем дело. Известие о взрыве подействовало на Мишку как ушат ледяной воды. Он вскочил с кровати, бегом ринулся в ванную. Феликс опустился на диван.
   Таис уже оправилась от испуга. И красочно расписывала перед Ситорой события сегодняшней ночи – как будто пересказывала содержание какого-то голливудского блокбастера.
   – Какой ужас! Ужас-то какой! – закатывая глазки, трагически восклицала таджичка.
   Но было видно, что ужас происходящего не проник в нее и на треть глубины. Она же не просыпалась посреди ночи от грохота взрыва, не лезла в пекло. И подполковника Кабаржина она тоже не знала... Да и ни к чему ей принимать все это близко к сердцу. И Таис пусть не зацикливается на происшедшем. Пусть эти девочки живут спокойной мирной жизнью, без крови и без стрессов. А Феликс и Мишка будут их охранять...
   – Феликс! Ау, Фели-икс! – позвал его Мишка.
   Оказывается, он уже вышел из ванной. И полностью одет. А Феликс заснул. Слушал, что рассказывает Таис, и заснул. Разморило.
   – Чего?
   – Идти надо.
   – А, сейчас, подожди...
   Он, кстати, тоже не должен принимать случившееся близко к сердцу. В конце концов, не так уж и хорошо он знал Кабаржина. А то, что взрыв был, так это дело житейское. В Чечне постоянно что-нибудь да взрывается... К тому же что изменится, если они с Мишкой попрутся сейчас в санаторий? Они простые отдыхающие, от них ничего не зависит. Словом, мир не рухнет, если Феликс немного покемарит...
   Но Мишка снова достает его.
   – Феликс, ты что, заснул? – врезается в сонную хмарь его голос.
   – Да иди ты!
   – Понял, товарищ капитан!
   Проваливаясь в дрему, Феликс успел заметить, как Мишка опускается на кровать в объятия своей Ситоры. Он уже закрыл глаза, когда почувствовал, как рядом с ним кто-то ложится. Судя по запаху, Таис...
   Феликс проснулся первым. Под боком Таис, на кровати в обнимку – Мишка и Ситора. Время на часах – половина первого. Время обедать. Но так неохота вставать. Да его никто и не торопит... К глазам снова прилипли свинцовые бляшки, сознание утонуло в медовой дреме...
   А вечером Ситора и Таис не захотели их отпускать. Предложили отправиться в ночной клуб. Феликс и Мишка не возражали. Но сначала они должны были сходить в санаторий. Может, туда сам президент нагрянул, а они не в курсе. И вообще, нехорошо это, там боевые товарищи гибнут, а они с девушками прохлаждаются.
   Как и ожидалось, в санатории наблюдался переполох. Правда, далеко не в самой острой форме, как было ночью сразу после взрыва. Пожар давно погасили, фрагменты тел отправили на опознание. Разумеется, пропускной режим ужесточен, охранение усилено милицейскими автоматчиками. В вестибюле спального корпуса наряд с собакой, натасканной на взрывчатку. Этаж, где произошел взрыв, блокирован двумя дюжими молодцами в камуфляже и с приказом «не пущать».
   – Здрасьте, как это нельзя? – возмутился Мишка. – Мы здесь живем.
   Оказывается, им выделен другой номер в соседнем корпусе.
   – Но у нас вещи!
   Вещи можно было забрать. Но с разрешения дежурного офицера.
   Дежурным офицером оказался тот самый капитан Жуков.
   – А-а, Расколов! – подозрительно обрадовался он.
   – Собственной персоной, а что такое? – настороженно посмотрел на него Феликс.
   – А это кто, ваш друг? – Курчавый взглядом показал на Мишку. – Если не ошибаюсь, старший лейтенант Михайлов.
   – Ну, если правильно справки навели, то не ошибаетесь. Я не думаю, что это было трудно.
   – С Михайловым не трудно. Боевой офицер, командир группы спецназа, кавалер ордена Мужества. У вас, капитан Расколов, два таких ордена... Заслуженные люди, одним словом...
   – Да мы вообще-то про себя много чего знаем, – усмехнулся Феликс. – А можно заслуженным людям вещи свои забрать?
   – Пусть ваш друг соберет вещи. А с вами, товарищ капитан, мне бы хотелось поговорить...
   Феликс ломаться не стал. И вместе с Жуковым прошел в свободный номер.
   – Феликс... Если позволите вас так называть... Ваша информация подтвердилась. Террористы охотились на подполковника Кабаржина. К нашему великому сожалению, покушение было удачным... – невесело вздохнул фээсбэшник. – Вы лично знали Кабаржина?
   – Знал. Я со своей группой в отряде как-то гостил. Нормальный мужик. Водку я с ним, правда, не пил. Мы всего один день у него были, а рано утром у нас выход в «поле» был, задача нам ставилась очень серьезная. В общем, не до возлияний... Но так посидели, поговорили...
   – Ну, если разговор за водку зашел... Здесь, в санатории, вы водку с ним не пили?
   – Нет, мы же всего три дня здесь. Да и Кабаржин вместе с женой был. Тут не до мужских посиделок...
   – Когда вы его вчера в последний раз видели?
   – Вчера утром, на завтраке. Ну, поздоровались, спросили друг у друга, как дела... А чего вы спрашиваете? Подозреваете меня в чем-то?
   – Я вас умоляю, Феликс! Вас-то я в чем могу подозревать... А вот ваша подруга настораживает... Когда вы с ней познакомились?
   – Тоже вчера.
   – Вы про Кабаржина ей что-нибудь говорили?
   – Зачем?
   – Ну, может, она сама спрашивала...
   – Вы что, за идиота меня держите? – возмутился Феликс. – Если бы она о нем спрашивала, я бы ее первый за жабры взял. Как будто я не знаю, что среди террористов славяне бытуют. Я одну такую славянскую сучку лично...
   – Ну что вы запнулись? Продолжайте.
   Продолжать Феликс не стал. Этому чекисту совершенно незачем знать, что в одном бою его бойцы захватили снайпершу, которая до этого сократила численность группы на двух человек. Хохлушкой оказалась. На своей мове балакала, пока Феликс... Да ему и самому неприятно вспоминать, как его рука потянулась к пистолету, как палец нажал на спусковой крючок. И в бою это не нормально, но в экстремальной ситуации ты и сам ненормальный, поэтому убиваешь не задумываясь. А сейчас-то он нормальный человек, и убийства воспринимаются как нечто противоестественное...
   – Короче, если бы я Таис в чем-то заподозрил, сам, лично, мехом внутрь вывернул...
   – Выходит, вы ничего подозрительного в ней не находите?
   – Нет... Обычная девчонка...
   – Как с ней в постели, хорошо?
   – А это уже не ваше дело! – напыжился Феликс.
   – Видите ли, в чем дело, Феликс... Дело в том, что мы и насчет нее навели справки. У меня фотографическая память, поэтому я запомнил ее паспортные данные, передал в оперативно-аналитический центр. Короче говоря, гражданка Римская в самом деле проживает в Москве, прописана по адресу, указанному в паспорте. А занимается... Проституцией она занимается. Состоит на учете в Хорошевском отделе внутренних дел, так что информация самая что ни на есть точная...
   – Вы думаете, что я в истерике буду биться? – мрачно усмехнулся Феликс. – Не дождетесь... А то, что она проститутка, ну и что? Я жениться на ней не собираюсь...
   А ведь была у него мысль, что Таис представляет древнейшую профессию. И насчет Ситоры было такое же предположение...
   – А она говорила вам, где работает? – спросил Жуков.
   – Говорила. В супермаркете товароведом... Ну, наврала, ну и что? Она что, по-вашему, должна была сказать, что работает проституткой? Пока что это не самая почетная профессия...
   – Наверное, вы правы... Денег с вас, я так понимаю, она не брала...
   – Правильно понимаете. Проститутки, между прочим, имеют право на отдых...
   – Логично. Скажите, Феликс, как по-вашему: можно предположить, что Таисия ночью покидала ваш номер?
   – Зачем? Чтобы установить мину на дверь Кабаржинского номера?
   – На дверь?! А откуда вы знаете, каким образом было установлено взрывное устройство? – насторожился Жуков.
   – Так это и ежу понятно. Я же был на месте взрыва, видел все... Взрыв направленный, мощность... большая мощность, килограммов на три в тротиловом эквиваленте... Направленный был взрыв. Но и задний «лепесток» был достаточно мощный, номер, который напротив был, там тоже разруха, правда, никто не пострадал, но все же...
   – Да, вы правильно сказали, взрыв был направленный. И мощность в тротиловом эквиваленте. В эквиваленте, но без тротила...
   – Да я догадался, там пластит применялся...
   – Да, пластит. И очень высокого качества... Впрочем, это не так важно... Да, кстати, хотел спросить: вам и вашему другу в Чечне не угрожали?
   – Кто, боевики? Ну вообще-то они нас не жалуют...
   Со стороны боевиков к Феликсу могли быть только претензии. И угрозы, но безадресные. Он и его группа как бы и не существовали в природе. Теоретически они подчинялись командиру особой бригады, но при этом даже не числились в списках части. Не было и постоянного места дислокации. Даже в удостоверении личности указан Дальневосточный мотострелковый полк, должность – командир роты. И с Мишкой такая же примерно история. Вычислить их в принципе можно, но только через главный штаб военной разведки, да и сделать это мог далеко не каждый и не в полной мере. Капитан Жуков кое-что смог. Потому что, по всей видимости, он представляет контртеррористическую структуру ФСБ, а у этой конторы очень большие возможности и доступ к самой секретной информации. Да и видно, что ребята не даром едят свой хлеб. Выискивают, вынюхивают...
   – Прямые угрозы были?
   – Нет. Это Кабаржин, царствие ему небесное, на виду. А мы – люди-невидимки. Сегодня здесь, завтра там. Вместо имен – позывные...
   – Какой у вас позывной, спрашивать не буду, – уважительно улыбнулся Жуков.
   – И правильно делаете. Все равно не скажу... Да и через главный штаб не узнаете, это я вам обещаю...
   Даже ФСБ не имеет доступ к особым секретам военной разведки. Предатели могут найтись в любой структуре.
   – Таисия точно не знала, где вы служите?
   – Нет. А если бы знала, то могла бы взорвать и меня, вы это хотите сказать? – саркастически усмехнулся Феликс.
   – Вряд ли. Она же русская. И если она принадлежит к террористической группировке, то работает исключительно за деньги. Идеи за ней нет, а значит, самостоятельно принимать решения она не станет. Если она должна была устранить Кабаржина, то вас она трогать бы не стала... Как вы с ней познакомились?
   – Она в тире стреляла. Я к ней подошел. Вам нужно знать, от кого инициатива исходила? От меня исходила...
   – В тире, говорите, стреляла... И как хорошо стреляла?
   – Я бы сказал, неважно. Даже на уровень начальной военной подготовки не тянет. Никаких навыков, это я вам как специалист говорю. Да и волнуется она при стрельбе. И не только при стрельбе. Когда взрыв был, она извелась вся, так ей было страшно...
   – Может, притворялась, что страшно?
   – Нет, у меня собачий нюх на это дело. Я нутром страх чую. Эти, как их, флюиды улавливаю... Нет, она натурально боялась...
   – Да, еще вопрос. Вы в сумку к ней заглядывали?
   – До взрыва? Да, заглядывал. С чем пришла, с тем и ушла. Только бутылка шампанского в номере осталась, пустая... Вы что, серьезно, на нее грешите?
   – Честно сказать? Если бы мы на нее серьезно думали, я бы с вами так не разговаривал. И Таисию вашу мы бы в управление уже доставили... Дело в том, что террорист проник в гостиницу извне.
   – То есть?
   – Очень просто. Забросил «кошку» на балкон, залез по веревке, через открытую дверь проник в коридор, установил мину – и обратно... Санаторий, скажу вам, охранялся неважно. Да вы и сами это поняли, когда подругу свою в номер к себе приводили...
   – Понял, – кивнул Феликс.
   Охранники из частного охранного предприятия дело свое в принципе знали. Постоянно на месте, бдительность вроде бы на высоте. Но на коньяк купились. Вся страна сейчас охраняется. Контрольные пункты милиции на всех дорогах, таможенные досмотры, патрульно-постовые службы на каждом шагу. Но за взятку по-прежнему можно провезти в грузовике хоть атомную бомбу. И от патруля тоже можно откупиться. Правда, такой номер проходит не всегда и не со всеми, но вероятность есть, к тому же довольно высокая. И террористы вовсю пользуются продажностью оборотней в погонах. Потому и чувствуют себя на чужой территории как в родных горах...
   Только в данном случае террорист никого не подкупал. Территория санатория огорожена забором с колючей проволокой поверх. Но для настоящего спеца такая преграда не составит проблемы. К тому же в расположение военного санатория можно проникнуть через море. Это даже проще. И «кошку» забросить на четвертый этаж не так уж сложно – есть такое устройство, «арбалет» называется. Он и крюк забросит, и человека на своей механике наверх доставит. А балконная дверь всегда открыта. Жарко по ночам, а кондиционеров в корпусе нет. Так-то вот...
   – Я так понял, Таисия вне подозрений? – спросил Феликс.
   Ей-то не нужно было бы пробираться в спальный корпус через балкон. Достаточно было просто выйти в коридор из его номера.
   – Можно сказать, что да, – кивнул Жуков.
   Как будто камень с души свалился. Но остались кое-какие претензии к чекисту.
   – Тогда зачем вы мне голову морочили?
   – Принцип у нас такой, – улыбнулся капитан. – Доверяй и проверяй...
   – Зачем сказали, кем она работает...
   – А ты считай, что это в целях профилактики и предупреждения... Презервативом, наверное, не пользовался?
   – Так я цветы в противогазе не нюхаю...
   Феликс хотел, чтобы его слова прозвучали бравурным гусарским маршем. Но вышел какой-то похоронный стон... Ведь они с Таис действительно не предохранялись. Вдруг он какую-то заразу от нее подцепил? Будет потом капать, а то и нос провалится... А есть еще и СПИД без ИНФО... Может, анализы сдать на всякий случай?..
   – Все, Феликс, вопросов у меня к вам больше нет, – поднимаясь, сказал Жуков. – Можете заниматься своими делами...
   – Да какие там дела, – отмахнулся Феликс. – Я привык к переездам...
   – А свидание с Таисией? Или вы решили больше с ней не встречаться?
   – Кто-то говорил, что вопросов ко мне больше нет... Так уж и быть, скажу. Встречаемся мы с ней, сегодня в ночной клуб собрались идти...
   – Что ж, желаю удачи...
   На этом разговор закончился, и Феликс отправился в свой номер. Мишка уже собрал вещи, осталось только перенести их на новое место.
   Друзья были приятно удивлены, когда узнали, где им теперь предстоит жить. Им выделили номер в генеральском коттедже. Евростилем здесь, правда, не пахло. Зато две комнаты – спальня и гостиная с диваном и телевизором. Кондиционер, холодильник, санузел с душевой кабинкой и биде.
   – Девчонок сюда можно водить, – решил Мишка. – Чтобы потом не разбегаться. Ты со своей в одной комнате, я со своей в другой...
   – Это ты про каких девчонок?
   – Как про каких? Про наших... А чего ты спрашиваешь? На новенькое потянуло?
   – И на новенькое и на свеженькое... Тут, понимаешь, в чем дело, брат. Кажись, нас лапшой кормят. Ситора – владелец супермаркета, Таис – товаровед...
   – А разве нет?
   – Не знаю, не знаю... Этот, Жуков который, пробил Таис по своим каналам. Если она товаровед, то на панели, а не в супермаркете. Свой собственный товар лицом выставляет...
   – Да? – Мишка озадаченно почесал затылок. – Мне сразу показалось, что она какая-то не такая. Ты не обижайся, но что-то есть в ней блудское...
   – Обижаться я буду, когда с конца закапает.
   – Да, обидно будет, не спорю... Да ты не бойся. Проститутки, они ж предохраняются. Они ж тоже люди и тоже боятся заразы...
   – Что-то Таис не очень боялась, когда мы с ней... Хоть бы предложила предохранитель... А Ситора тебе не предлагала?
   – Нашел о чем спросить. То Ситора, а то Таис...
   – Стоп! А разве в ней нет ничего...э-э... блудского?
   – Что?! – взвился Мишка. – Какая она тебе блудь? Ты хоть думай, что говоришь!
   – Слушай, а ты не влюбился? – подозрительно глянул на него Феликс.
   Если честно, Ситора казалась более распутной, чем Таис. Но, похоже, Мишка не хочет этого замечать.
   – А если влюбился?
   – Тогда я молчу. Когда говорят музы, пушки должны молчать...
   – Да какие там музы... – угнетенно вздохнул Мишка. – Думаешь, я не понимаю, какого она поля ягода... Вертихвостка она... Вчера у нее какой-то Андрей был, потом вот я...
   – Завтра будет кто-то другой, – подсказал Феликс.
   – Никого у нее не будет... – Мишка ожесточенно стиснул зубы и сжал кулаки. – Я ее никому не отдам...
   Феликсу осталось только развести руками. Так делают врачи, когда понимают, что не в состоянии спасти больного... Впрочем, спасать Мишку и не обязательно. Пусть любит свою таджичку. Полюбит, полюбит и перелюбит. А начнешь его отговаривать – озлобится, будет любить Ситору, назло всем еще и женится на ней... В принципе Феликс не против – пусть женится. Его женилка, что хочет с ней, то пусть и делает...
   Всю дорогу к частному пансионату Мишка рассказывал, какая Ситора хорошая, ласковая, добрая, заботливая. Феликс соглашался с ним, подбадривал. И даже не пытался озвучить свои догадки. А они были. Если Таис – «товаровед» на панели, то Ситора – хозяйка. Может, она притон какой-нибудь содержит. А что, баба она деловая, хваткая. А то, что ласковая, так, поди, она и сама под клиента подкладывается. Добрая она, а чего добру-то пропадать?..
   Если вчера они свободно прошли в пансионат, то сегодня их встретил охранник. Вежливо попросил предъявить визитки. На что получил вежливый отказ.
   – Да нам к девчонкам надо, из пятого номера... Мы вчера у них были...
   – Вчера было вчера, – развел руками парень. – А сегодня сами знаете, что было. Вдруг вы террористы...
   – Да нет, какие ж мы террористы, мы военные. Кстати, из того санатория, где рвануло...
   Мишка показал свое удостоверение. Но парень снова развел руками.
   – Извините, господа офицеры, но пропустить я вас все равно не могу...
   Зато он согласился вызвать Таис и Ситору. Правда, даже в номер позвонить им не успел, как они появились сами.
   Таис и Ситора спускались по лестнице. Яркие, эффектные, нарядные. Обе в коротких облегающих платьях, модные, видно, что дорогие сумочки под обувь. Ситора смотрелась лучше всех. Настоящая звезда Востока – красивая, грациозная, в ореоле жаркого обаяния. Мишка завороженно смотрел на нее. И только на нее. Поэтому он не увидел двух парней в светлых летних брюках и фирменных футболках, обтягивающих крепкие мускулистые торсы. Короткие стрижки, непроницаемые очки. Один русак, другой, похоже, кавказец. То ли осетин, то ли кабардинец, то ли еще кто-то. Но не армянин и не грузин. И не чеченец – на этих товарищей у Феликса особый нюх.
   Они шли сразу за девушками. Возможно, им просто с ними по пути. Но Феликс почему-то решил, что эти парни сопровождают их. И, как выяснилось, не ошибся.
   – Ситора! – помахал рукой Мишка.
   Таджичка заметила его и растерянно захлопала глазами. Похоже, она не ожидала его здесь увидеть. И Таис не очень обрадовалась Феликсу.
   Девушки остановились. Парни тоже.
   – Это кто такие? – спросил у Ситоры русак.
   – Миша... Феликс... Мы с ними вчера познакомились...
   – А чего они хотят? – перемалывая зубами жвачку, с наглой ухмылкой спросил кавказец.
   Говорил он чисто, совершенно без акцента.
   – Ну, мы в ночной клуб собирались... – виновато посмотрела на него Таис.
   Так может смотреть оплошавшая проститутка на своего покровителя. Может, эти парни и есть их сутенеры?.. Вполне возможно...
   Кавказец ничего не сказал, переглянулся с русаком, и они оба подошли к Феликсу с Мишкой. Движения резкие, напористые. Так подходят к людям, на которых собираются жестко наехать. У людей слабонервных сразу рождается предательская мысль, что их сейчас будут бить. Но у Феликса нервы крепкие. У Мишки тоже. Ни одна черточка не дрогнула на их лицах.
   – Что, пацаны, девок захотелось? – спросил русак.
   Он нарочно слегка дернул плечом, чтобы вызвать у Мишки иллюзию грядущего удара. Идиот. Если бы Мишка купился на этот дешевый трюк, лежать бы сейчас качку на полу – голова в одной стороне, челюсть в другой. И это бы еще считалось везением. Потому что Мишка может и насмерть зашибить. С ним в такие игры ох как опасно играть. Но парни этого, видимо, не понимают.
   – Будут вам девки, – хищно усмехнулся кавказец. И показал на выход. – Пошли, поговорим...
   Девушкам он велел ждать его в холле. Феликса и Мишку вывел во двор. Или, вернее, они его вывели, вместе с его дружком. За спальным корпусом нашлось тихое спокойное место. Тротуарная дорожка, газон. Мять цветы и травку нехорошо. Поэтому борзым паренькам придется приземляться на твердую плитку, решил Феликс.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация