А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "В круге времен" (страница 7)

   – Кому? – совсем растерялся Коряга.
   – Леммингам, – ответил Кумар и пустился в объяснения: – Ну, это тем, у кого своих мозгов нет и они слушают болтунов разных.
   – Таких у нас много, – подтвердил уйбуй.
   – Я знаю.
   – А кем я ещё стану, ты сказал?
   – Блоггером.
   Мотыга хихикнул. Остальные бойцы в меру способностей изобразили на физиономиях замешательство и приложились к флягам.
   – То, о чем твои дружки подумали, делать не обязательно, – качнул головой Кумар. – Но если есть желание…
   – Нет у меня никакого желания, – отмахнулся тутуированными руками Коряга.
   – Тогда могу таблеток нужных продать. Какой же ты блоггер без желания?
   – Мля, Урбек, я ведь к тебе по делу! – завопил дикарь.
   – Плакаты электрические приволок, – подсказал шас. – И хочешь их у меня купить.
   – Не плакаты, а планшеты! – вспомнил наименование добычи уйбуй. – Планшеты, мля, для всех.
   – Андроиды? – деловито осведомился шас.
   – Я в них не особо секу, но лежат смирно, как настоящие. И включаются даже, мы проверяли.
   – Тестили, значит…
   – Включали.
   Тем временем бойцы спустили из кузова и вскрыли одну из коробок.
   – Ходовой ведь товар сейчас, да? – продолжил рекламную кампанию Коряга. – Челы без этих плакатов… тьфу! Без планшетов! Без планшетов этих челы ваще теперь никуда не ходят, даже по бабам. В любом кабаке сидят на связи типа, даже бухать по-нормальному перестали: выставит стакан на стол и давай его встроенным фотиком со всех сторон щелкать, чтобы таким же ушлепкам похвастать.
   – Много их у тебя?
   – Ушлепков?
   – Планшетов.
   – Вся машина, считай.
   – Посчитаем, – кивнул Урбек, оглядывая добычу. – Считать я люблю.
* * *
   Офис компании «МТСАВМ»
   Москва, улица Сергея Макеева,
   14 июня, вторник, 15:23
   – Разумеется, Магомед Сулейманович, как мы и договаривались, салон обтянем эксклюзивной кожей морской белуги… Два цвета: чёрный и золотой… Да, в золотой краске обязательно присутствует настоящий золотой порошок… Клянусь доходами за десять лет… А дерево будет редчайшей породы, потратим на ваш автомобиль последнее в мире полено… Ни слова об алюминии – только золото! – Махе Томба, владелец широкоизвестного в узких, но необычайно богатых московских кругах салона «Модный тюнинг специализированного автотранспорта и водных мотоциклов», переложил трубку к другому уху и продолжил: – Уверяю вас, Магомед Сулейманович: ваши одноклассники будут потрясены… Да, да: удавятся на ваших глазах… Нет, вы не выйдете из определенного вашим уважаемым отцом бюджета – стоимость работ составит ровно семьсот пятьдесят тысяч… – Дверь распахнулась, и в кабинет чинно вошли три молодых хвана: два парня в драных джинсах, кедах и футболках и совсем молоденькая девчонка, выглядящая прилично. Хваны коротко кивнули хозяину кабинета и уверенно расселись на диване. Томба поморщился, но разговор продолжил с прежним энтузиазмом: – Совершенно верно, Магомед Сулейманович, вы сэкономите уважаемому отцу целых пятьдесят тысяч. Гарантирую: он заметит… И вам всего хорошего.
   Трубка вернулась на базу, а Махе выдал нежданным гостям свой самый недружелюбный взгляд.
   – С чем пожаловала, молодежь? В детсад не на чем ездить?
   – Шаса на заднюю ось намотало, – окрысилась в ответ девчонка. – Поможешь снять? А то пробуксовывает.
   – Почему на заднюю? – удивился Томба.
   – Он за нами бежал, долг требовал… ну и намотался.
   Хвана скрестила на груди верхние руки и оценивающе оглядела Махе. Тот понял, что уже не понравился малолетке, и выдал отеческую улыбку:
   – Кто тебя учил дерзить, девочка?
   Мелкая открыла было рот, но один из близнецов решительно взял разговор в свои руки.
   – Её зовут Ива. Я – Скар, это – Бодо. Нам нужна машина.
   – А я всё думаю: зачем вы ко мне притащились?
   В кармане настырно запиликал мобильный, Махе достал его, мельком посмотрел на экран и отключил звук. Он смирился с тем, что разговора не избежать. И ещё понял, что не будет ругать охрану и секретаря, как собирался поначалу: молодые хваны были настроены решительно, и раз уж они собрались в его кабинет, остановить их могли разве что командоры войны. И не имело значения, что Иве не больше семнадцати: четырехруких, и мужчин, и женщин, с детства учили защищать свою землю.
   – Короче, дорогие мои, короче, – потребовал шас. – У меня тут серьёзный бизнес и важные клиенты. А мое время уходит только на то, чтобы зарабатывать деньги. Вам на Алтае рассказывали, что такое деньги, или вы совсем дикие?
   – Нам их за головы платят, – «припомнила» девчонка. – А за чьи – нам плевать.
   – Тихо, – велел Скар.
   Но шас не обиделся. Или сделал вид, что не обиделся. Он снисходительно посмотрел на Иву и вздохнул:
   – Если ты намекаешь на мою голову, то совершенно напрасно: за нее Тёмный Двор полтонны ваших четырехруких болванок оторвет.
   – Где ты видел четырехрукие головы?
   – А к чему у вас конечности приделаны?
   – К телу.
   – Где же вы храните мозги?
   Ива, которой и в самом деле категорически не понравился Махе, попыталась перевести скандал на следующий уровень, однако братья не позволили.
   – Мы уже поняли, что ты крутой, – примирительно произнес Бодо, делая страшные глаза собравшейся перейти в наступление сестре. – Теперь нам нужна машина.
   – Педальная? – продолжил резвиться шас.
   – Дом на колесах, – не поддержал шутку Скар. – Только не очень большой.
   – Возвращаетесь на родину?
   – Планируем познавательное путешествие. Хочешь с нами?
   – В холодильнике есть место, – пробурчала девчонка.
   – Занимаетесь каннибализмом?
   – У нас две собаки и бойцовский кот.
   – А у меня есть то, что вам нужно, – решительно сообщил Махе. Шас понял, что, бодаясь с малолеткой, он, во-первых, не выигрывает, а во-вторых, теряет лицо. И если он хочет спокойно продолжить делать деньги, то следует как можно быстрее избавиться от многорукой троицы. – Дом на колесах от лучшего производителя.
   – С оружейной комнатой? – тут же осведомился Бодо.
   – Может, тебе ещё и тир?
   – Есть такие модели?
   Несколько секунд Томба таращился на хвана, понял, что близнец его не подначивает, вздохнул и пробормотал что-то насчёт безгрешной наивности.
   – Чем будете платить?
   – Мы возьмём машину в аренду, – ответил Скар. – На неделю.
   – У кого из вас есть права?
   – У всех.
   – Машину покажи, – велела Ива.
   Махе улыбнулся и поднялся на ноги:
   – Пожалуйте в подземелье.
   Не колдовское, разумеется, без ужасов и привидений.
   Подземельем ушлый хозяин «МТСАВМ» называл вполне себе наземный, многоэтажный и хорошо освещенный гараж, в котором держал большую часть машин.
   – Качественный тюнинг требует тишины и не терпит посторонних глаз, – с удовольствием объяснял Томба по дороге. – Процедура должна быть скрыта, чтобы народ ахал только в тот момент, когда машина из ворот выезжает. И не переставал ахать до тех пор, пока другую мою работу не увидит…
   Ива демонстративно зевнула.
   – Это ведь искусство, что бы кто ни говорил. – А вот теперь, увидев столь откровенное пренебрежение к его любимому делу, Махе стал злиться. – Не всякому, естественно, понятное.
   – Микеланджело, – хрюкнула девчонка.
   – Когда тебя в последний раз пытались убить?
   – Хочешь попробовать?
   – Вы сразу друг другу понравились, – хихикнул Бодо. – Как Моцарт с Сальери.
   Однако более умный Скар понял, что Ива и шас вот-вот подерутся – со вполне предсказуемым финалом, разумеется, – и громко произнес:
   – Ворованных машин много?
   И указал на механиков, обрабатывающих дорогое авто до полной неузнаваемости.
   – Каждая третья, – машинально ответил Томба. Тут же опомнился, ругнул себя за длинный язык, но хвастаться продолжил: – У меня лучшие в Москве специалисты по перебивке номеров.
   – Магия небось выручает?
   – Она, кормилица, – не стал скрывать шас. И следующим вопросом попытался перейти к насущным делам: – Вам, кстати, автодом на сколько семей?
   – На одну.
   – На нормальную, – немедленно уточнила Ива.
   – Девочка, ты – гомофоб? – строго спросил Томба.
   – Меня мама так воспитала.
   – Нас тоже, – поддержал сестру Бодо. Ясно давая понять, что некоторые ценности лучше не обсуждать.
   – Мои детишки тоже всё на маму валят, – хмыкнул Махе. – На меня опасаются.
   – Бьешь?
   – Лишаю сладкого.
   – Все говорят, что шасы – домашние тираны, – убежденно заявила Ива.
   – Во все четыре уха слышала?
   – Давай без расизма, – попросил Скар, многозначительно шевеля нижними конечностями, отчего угрожающе зашевелилась фраза «Тёмные не катят!».
   – Она первая начала.
   – Она ещё маленькая.
   – Ты кого соплей назвал?!
   За разговорами дружная компания преодолела сектор легковых автомобилей, прошла мимо модернизированных и готовящихся стать таковыми скутеров, однако добраться до зала семейных фургонов не получилось.
   – Хочу вот это! – безапелляционно заявила Ива, заставив процессию остановиться. – Это подойдет лучше. Оно короче и быстрее.
   Близнецы внимательно оглядели выбранный сестрой микроавтобус, переглянулись и одновременно совершенно одинаковым жестом почесали в затылках.
   – Передумали ехать в путешествие? – язвительно осведомился шас.
   – А чем плоха эта тачка? – решил уточнить Скар.
   И нарвался на краткую, но энергичную рекламную атаку.
   – Как раз наоборот: всем хороша…
   Ива остановила выбор на черном, как глаза Сантьяги, «Шевроле Экспресс», наглухо затонированные стекла которого скрывали, судя по всему, весьма интересную начинку.
   – …только это не автодом, а передвижной офис, – закончил фразу Томба.
   – Меня недавно приняли в крупную фирму, – отрезал Скар. – Мне нужен кабинет.
   – Кем взяли?
   – Консультантом по вопросам макроэкономики.
   – Мог бы догадаться…
   – Машина защищена? – Бодо уже сидел за рулем.
   – По высшему классу, – заверил Махе. – Обычная броня, динамический «Навский аркан», «Кольцо саламандры» в режиме «Крепость», «Дыхание дракона» для атаки, авиационный пулемет, непробиваемые колеса…
   – Хорошо продумано, – одобрил Скар.
   – Системы безопасности управляются бортовым компьютером.
   – Вижу! – Пальцы Бодо пробежались по сенсорному монитору, после чего молодой хван расплылся в широкой улыбке. – Ива права!
   – Я же говорила!
   – Берете?
   – Да.
   – Минимальный срок аренды этого образца – месяц.
   – Ты же соглашался на неделю!
   – А ещё требуются обязательная страховка и залог. – Хитрый шас понял, что хваны темнят, и решил обчистить их по максимуму. – Не нравится – не берите.
   Слухи врали: шасы были не домашними тиранами, а торгово-промышленными.
   Четырехрукие переглянулись, молча, без единого слова обсудив сложившуюся ситуацию, после чего Скар неохотно спросил:
   – Что включает в себя страховка?
   – Порча, угон, ДТП…
   – И повреждение в результате боевых действий?
   – Обязательно, – кивнул Махе.
   – Магический фактор учитывается?
   – Обязательно.
   – Берем, – решил Скар. – Выписывай страховку по полной программе. – И продемонстрировал платиновую карточку человского банка: – Деньги у нас есть.
   Шас расплылся в профессиональной улыбке:
   – Я уже говорил, что вы замечательные клиенты?
* * *
   Складской комплекс «КумарКаргоЭкспресс»
   Москва, улица Левобережная,
   14 июня, вторник, 16:24
   В наше время трудно по-настоящему любить звезды. Не гламурные звезды сцены или телеэкрана с их публичными скандальчиками, целлулоидными ухмылочками и силиконовыми выпуклостями, а звезды. Настоящие звезды с настоящего ночного неба.
   Таинственные и манящие.
   Далекие предки челов любили их искренне, недосягаемость ночных принцесс казалась божественной, и едва ли не каждая большая звезда получила в вечное пользование особую легенду. Не очень далекие предки челов имели наглость верить в то, что звезд можно достичь, и потому любили их авансом, как солнца, что будут греть их будущие миры. Не очень далекие предки любили звезды до тех пор, пока лохматый физик не отнял у них надежду и не убедил, что людям не дано летать… Челы легко доверяются тем, кто подрезает им крылья, главное, чтобы этот «кто-то» болтал погромче. Мечта умерла, за ней последовал лохматый, и на звезды с той поры смотрят без эмоций. Челы терпеливо ждут того, кто выкинет учение лохматого на помойку.
   А вот магам Тайного Города любить звезды ещё труднее. В отличие от челов маги Тайного Города прекрасно знают, что иные миры достижимы, помнят, откуда пришли их предки, и перечитывают мемуары, больше похожие на фантастические романы. А ещё маги знают, что Большая дорога закрыта, и это знание сводит их с ума. Поэтому астрономия в Тайном Городе не прижилась, проиграла точной астрологии, способной хотя бы на предсказания. Но ни одна наука, даже бесперспективная, без энтузиастов не обходится, и умный Зиль Томба был ярким представителем настоящих подвижников. Выходец из хорошей шасской семьи, Зиль с детства восхищался подмигивающими с Млечного Пути огоньками, обожал рассчитывать и перепроверять орбиты небесных тел и наперечет знал все запущенные челами космические аппараты.
   Молодой Томба отыскал себя в астрономии, а хитроумный Кумар отыскал Томбу в надежде пристроить к очередной афере.
   – Разве тебе трудно сотворить такую мелочь? – вкрадчиво осведомился Урбек, подливая Зилю кофе – строгая мама запрещала будущему научному светилу употреблять спиртное.
   – Я…
   Больше всего на свете Зиль напоминал вытянутого по одной оси плюшевого мишку: вроде и мягкий, и пухлый, но есть в наблюдаемом образе некая неправильность. Недоделанность какая-то есть, появившаяся из-за полного отсутствия в учёной жизни занятий спортом. Строгая мама не приветствовала опасные единоборства или чересчур активные виды, вроде волейбола, упирала на шахматы и спортивную арифметику, благодаря которым молодой Томба существенно развил мышцы в области таза, и его фигура начала постепенно приобретать форму кегли. До окончательной трансформации было ещё далеко, но задел получился серьёзным.
   С лицом тоже вышло не гладко: «академическая растительность» – усики и бородка клинышком – у Зиля получалась хлипкой, солидности не добавляла и украшала учёную физиономию лишь благодаря железной маминой поддержке. Над растительностью нависал толстенный нос, по бокам которого лепились вечно грустные глаза. Зиль любил читать, считать, изучать и пребывать в одиночестве, а потому общаться ему также удавалось с трудом.
   – Я…
   – Ты, безусловно, гений, – не стал скрывать Урбек. – Я всегда говорил твоей уважаемой маме, что из тебя выйдет толк.
   – Вы всегда говорили, что толк из меня уже вышел и навсегда ушел, – робко припомнил астроном. – Ещё в роддоме.
   – Мальчик мой, это я говорил твоему ещё более уважаемому папе, проверяя на прочность его железные, как дорога, нервы! А твоей маме я говорил правду и только правду, ведь она смотрела на меня, как Сантьяга ночью…
   – Что? – поперхнулся Зиль.
   – Иногда мне снятся кошмары, – вздохнул Кумар. – Куда деваться: возраст. – И резво продолжил: – Но не будем забивать себе головы всякой чушью. Скажи лучше, ты сможешь переставить спутник в другое место?
   – Это не чашка, – сообщил Томба, разглядывая кружку с кофе. – Спутник нельзя переставить.
   – Ну, передвинуть, не придирайся.
   – Далеко?
   – Чтобы его какое-то время не могли найти.
   Учёный почесал в затылке, хлебнул кофе. И глаза прикрыл, показывая, что задумался. Стремительный Урбек, чьим переговорным козырем всегда была скорость, с трудом сдержал кровожадное рычание.
   – Я как-то хотел провести подобную операцию в качестве эксперимента. – Зиль мечтательно вздохнул, но уже в следующее мгновение на его чело набежала тень. – Увы, мне запретили. Режим секретности и всё такое… Сказали, что челы устроят расследование и докопаются до Тайного Города. Ага! Так я и поверил! Сантьяга челам яму в Кремле выкопал, и о нас не узнали, а тут какой-то спутник…
   – Понимаю твое разочарование.
   – Я мечтал о чистом, как разум Красной Шапки, научном эксперименте.
   Теперь поперхнулся Урбек, у которого было собственное мнение относительно разума дикарей.
   – Давай не будем отвлекаться? – прокашлявшись, предложил барыга. – Что ты скажешь, если старый дядюшка Урбек, которому иногда по ночам снится злой Санта, выбьет из осторожнейшей Службы утилизации разрешение исполнить твою детскую мечту? В память о прошлом?
   – О каком прошлом? – насторожился астроном.
   – Так говорится, – отмахнулся Кумар.
   – Я не хочу участвовать ни в чем незаконном.
   До Зиля только сейчас дошло, с кем он, собственно, обсуждает столь щекотливое дельце. Однако вырваться из цепких лап главного московского барыги оказалось не так просто. Урбек ловко вернул на место попытавшегося вскочить учёного и зашептал:
   – Мальчик мой, у меня всё схвачено. Ты знаешь Биджара Хамзи? Да, мой мальчик, того самого Биджара, одного из директоров Торговой гильдии. Так вот, Биджар лично поручится за операцию перед Службой утилизации.
   – Вы шутите?
   – Мальчик мой, в последний раз я шутил на похоронах магистра де Сент-Каре и только потому, что он успел рассчитаться со всеми долгами.
   – Великий магистр был вам должен? – изумился Зиль.
   – Иногда я ссужаю небольшие суммы, но тебе ещё рано об этом думать, женишься – придешь. – Урбек потрепал астронома по плечу. – Так что со спутником? Справишься?
   – Если будет разрешение.
   – О разрешении не волнуйся… – Кумар хотел добавить ещё чего-нибудь жизнеутверждающего, но разглядел за окном знакомую машину и скривился: – Надо же, принесла нелегкая. – Мягким толчком закрепил учёного в кресле и направился к двери, бросив через плечо: – Посиди и попей кофе, мне нужно кое с кем пообщаться.
   Зиль же оторопело посмотрел на захлопнувшуюся дверь, на кружку в руке, покачал головой, достал из портфеля блокнот и принялся набрасывать предварительные расчёты.

   Случаются такие места, где тебя не любят. Злобные тамошние обитатели недобро щурятся при твоем появлении, двери перестают открываться, ступеньки норовят зацепиться за носок ботинка, а пол старательно выдавливает накопленное за долгую жизнь мыло в надежде, что ты поскользнешься и сломаешься, или порвешься, или разорвешься напополам, лишь бы тебя тут больше не было – такие вот полы кровожадные. Бывает наоборот: место вроде вполне себе обыкновенное, ничем не примечательное, в какие-то дни даже дружелюбное, но не тянет тебя туда, а то и просто отталкивает. Обитатели видятся гадкими, слова их по умолчанию лживыми, а поступки подлыми – и ты не можешь ничего с собой поделать.
   А иногда совпадает: и тебя не любят, и ты относишься с омерзением, а ехать надо.
   Именно так совпало у Вилара Турчи в отношении Урбека Кумара и его знаменитого склада на севере Москвы: утилизатор барыгу недолюбливал, тот его терпеть не мог, но встречаться им приходилось часто и, как правило, – в противном менеджеру по оперативному вмешательству «КумарКаргоЭкспрессе».
   И всякий раз Вилар находил для честного скупщика краденого неудобные вопросы.
   – Планшеты тебе привезли?
   Урбек ответил высокомерным молчанием.
   – Не заставляй меня снова устраивать здесь обыск.
   – Чтобы снова ничего не найти?
   – Заключим пари?
   Кумар улыбнулся. Вилар тоже изобразил нечто подобное. Кумар потер подбородок и отвернулся. Вилар зевнул и посмотрел на часы. Шасов учили тянуть время с детства, поэтому противостояние могло затянуться до пятницы, и барыга, которого ожидал непредсказуемый астроном, решил подать голос:
   – Ну что ты так напрягаешься, мой мальчик…
   – Что?
   – Извини, увлекся, – хихикнул Урбек. И стал серьёзным: – Зачем тебе так напрягаться ради нелепого склада неизвестно где? С каких это пор Служба утилизации впрягается за человскую полицию?
   – Шапки подломили склад с помощью магии, я превратил преступление в обычное, но кто-то должен оплатить расходы. – Вилар снял с рукава несуществующую пылинку. – Ты каждого менеджера заставляешь повторять общеизвестные правила?
   – Должна соблюдаться процедура, – вздохнул Кумар.
   – Не заставляй меня усложнять тебе жизнь.
   Вилар чувствовал себя достаточно уверенно. Неизвестные пока Шапки устроили перестрелку, едва не продемонстрировали обычным челам сверхъестественные возможности магических артефактов, да ещё засветили уникальный грузовик, по которому их легко отыщет полиция. Всё вместе тянуло на серьёзное нарушение режима секретности и ввело Службу в расходы. Последнее обстоятельство делало положение прожженного, как древесный уголь, Кумара весьма шатким, поскольку выжимать свои деньги шасов учили раньше, чем говорить.
   – Кто склад подломил?
   – Не скажу.
   – Почему?
   – Не знаю.
   – Я не отстану.
   – Можешь проваливать.
   И это тоже было частью обещанной Урбеком процедуры: менеджеру надлежало «провалить» и вернуться к барыге с подкреплением.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация