А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "В круге времен" (страница 4)

   – Про Вьетнам слышал?
   – Курорт такой. Рядом с Таиландом.
   – Курорт… – протянул Андрей. – Сейчас курорт, а сорок лет назад мы там воевали, между прочим.
   – Неофициально, – уточнил Тыц, помнивший события тех лет гораздо лучше чела.
   – Неофициально, зато вполне героически. Дядя Толя во Вьетнаме инструктором работал.
   – Механизатором?
   – Нет, охотоведом: зверьё в джунглях отстреливал.
   – Успешно?
   – «Красная звезда» и «Знамя», – с заслуженной гордостью сообщил Ризнык.
   – Серьёзно, – признал Тыц. – У тебя правильные родственники, старина.
   – А то! – Андрей даже порозовел от удовольствия. – Так вот, когда командировка заканчивалась, дядя Толя решил привезти домой какой-нибудь сувенир на память, ну и прихватил трофейный «М35» с последнего задания. Ребята его смазали, законсервировали, погрузили на «торгаша» и пустили во Владик, а оттуда по железке в Москву.
   – Не великоват сувенир получился?
   – Грузовик вещь полезная, – не согласился Андрей. – За картошкой сгонять, грибы на рынок отвезти, родственников на пьянку доставить… В общем, дядя Толя прагматично мыслил. Иной бы себе «Москвич-413» прикупил с кожаным салоном и загибался бы потом с ремонтами и тюнингом, а у дяди Толи всё к хозяйству приделано. К тому же тачка – зверь, и соляру жрет, и бензин, в общем, всё, где хоть одно октановое число есть. Я на нем по Москве так рассекал – до сих пор вспомнить страшно.
   – И какая же у «М35» запредельная скорость? – хрюкнул хван. – Тридцать миль в час?
   – Сто десять не хочешь? – вопросом парировал Ризнык и тем ввел приготовившегося хохотать друга в ступор.
   – Откуда в нем столько?
   – Слышал о мастерской Махе Томбы?
   – Кто же о ней не слышал?
   – Я Махе небольшое состояние отвалил, но оно того стоило: его ребята из «М35» гоночный броневик слепили.
   – Вооруженный?
   – И вооруженный, и защищенный. – У Андрея вспыхнули глаза. Чувствовалось, что разговор его по-настоящему зацепил. Бывший наёмник давно поставил любимца на прикол, но скучал по нему. И по тому, что автомобиль символизировал. – «Браунинг» «М2» сверху…
   – Непатриотично, – заметил четырехрукий.
   – Зато аутентично.
   – Полицейские не тормозят?
   – У меня артефакт морока, совмещенный с «Накидкой пыльных дорог», – махнул рукой Ризнык. – Так что мой «М35» все за «КамАЗ» принимают.
   – Защита?
   – По корпусу самый писк того времени: модернизированный «Навский аркан», всасывающий магическую энергию любого типа. Гарантированно разрушает любое боевое заклинание четвертого уровня.
   – У «аркана» перезарядка длинная.
   – На паузы предусмотрены стандартные отражающие контуры.
   – Броня?
   – Противопульная. При необходимости усиливается магией, так что можно погасить даже пушечный выстрел.
   – Ты молодец, – одобрил Тыц, питавший понятную мужскую слабость к навороченным военным автомобилям.
   Здоровенный внедорожник едва вписался в нужный поворот – мешали припаркованные как придется машины – и въехал в совсем узенький придомовой проезд.
   – Место для схрона я тоже подобрал по-умному, – продолжил хвастаться Андрей. – Здесь рядом вояки сидят, то ли ПВО, то ли космонавты, в общем, засекреченные по самые гланды. А рядом мой ангарчик притулился.
   – Проверяли?
   – Кто сунется? – рассмеялся Ризнык. – Местные считают, что ангар военный, военные уверены, что его борзые гэбэшники воткнули за ними следить, гэбэшники тут не появляются, поскольку не знают, что тут о них думают. Так и живем.
   – Лучше бы морок навёл.
   – Морок включается, если посторонний вторгается в зону безопасности. Из дверей выходит часовой с автоматом и ведет себя крайне агрессивно.
   – Посторонние пугаются и убегают?
   – Должны, – подтвердил чел.
   – Эти не убежали.
   – Что?! – Отвлекшийся на автомобильные маневры Андрей только сейчас разглядел следы вторжения. – Чёрт! Дерьмо!!
   Небольшой ангар, похожий на высунувшийся из земли бункер, уныло таращился на хозяина перекошенными, воротами, пережившими, точнее не пережившими, последствия жёсткого взлома. Площадку перед разоренным ангаром усеивали бумажки, смятые коробки, подозрительные обрывки и прочие следы похозяйничавших преступников.
   – Похоже, нам все-таки придется идти в магазин, – хмыкнул хван.
   – Убью!
   Расстроенный Андрей бросился внутрь, ненароком снеся правую, наиболее пострадавшую створку. И огласивший ангар вопль лучше всяких слов показал, что любимым «М35» воры не погнушались.
   – Они забрали всё! – Возвращение расстроенного чела ознаменовалось гибелью второй створки. – Убью!!!
   – Кого убьешь? – хладнокровно осведомился четырехрукий.
   – Кто сделал!
   – Сделал, между прочим, недавно, – протянул Тыц. Поскольку содержимое склада не вызывало у него сентиментальных чувств, хван занялся исследованием места происшествия. – Неделю назад, не больше.
   Несколько секунд удивленный Ризнык таращился на четырехрукого, затем вспомнил, что хваны – прирожденные охотники, умеющие читать любые следы, и поинтересовался:
   – Может, скажешь кто?
   – Конечно, скажу, – улыбнулся хван. Он прошёл вдоль стены ангара и вытащил из травы пустую бутылку «бима». – Узнаешь?
   – Убью, – угрюмо повторил Андрей. – Если не вернут машину, всех, кто здесь был, всех…
   И выразительно сжал кулаки.
   – Вопрос не в том, что ты с ними сделаешь, – рассудительно произнес Тыц, отбрасывая бутылку в сторону и доставая из кармана платок. – Вопрос в том, что они сейчас делают с твоим наследством?
* * *
   Складской комплекс «НордЛогистик»
   Подмосковье, Каширское шоссе,
   14 июня, вторник, 03:03
   Что на свете может быть скучнее охраны пары гектаров огромных ангаров, под завязку набитых разнообразным товаром? Пропалывание морковки от петрушки? Подчеркивание буквы «ижица» в первом издании «Войны и мира»? Наблюдение за гонками улиток?
   Чертовски трудно с ходу назвать столь же монотонное занятие, однако старый Сергеич, служивший некогда в комендантских подразделениях имперской армии, а ныне занимающий весомую должность начальника смены, считал свою работу одной из самых интересных и уж точно – одной из самых важных в мире. Опытный, подозрительный, доверяющий исключительно своим глазам, он стал настоящей находкой для службы безопасности гигантского комплекса и только за последний год сумел предотвратить три попытки хищений ходового товара. К Сергеичу прислушивались не только из уважения к должности – он свой авторитет честно заработал, а потому, когда начальник смены неожиданно вызвал на монитор картинку с одиннадцатой камеры и долго, почти три минуты, не отрываясь смотрел на изображение пустого пандуса и закрытых ворот, смешков за его спиной не возникло. Даже скрытых. Пара находящихся на КП охранников терпеливо ждала, когда шеф закончит, и лишь сообразив, что изучение простой картинки неприлично затянулось, один из них рискнул подать голос:
   – Сергеич?
   – Странно мне что-то, – помолчав, ответил начальник, не отводя взгляд от монитора.
   – Страшно?
   – Странно.
   Охранники переглянулись.
   – Заметил чего?
   – В том-то и дело, что нет, не заметил. И собаки молчат. Но… – Сергеич медленно оглядел коллег и продолжил: – Чувство у меня такое, будто чего-то мы не замечаем.
   Необъяснимое чувство не раз выручало, позволяло предотвращать проникновения на объекты, но сейчас – и распространяться об этом старый охранник благоразумно не стал – его не просто «тюкало», а изрядно «долбило», что означало высокую вероятность крупных неприятностей. На складе определенно что-то происходило.
   – Давно чувство появилось? – тихо спросил Виталич.
   – Минут десять.
   – И проблема у одиннадцатых ворот?
   – Да.
   У закрытых, если верить передаваемой с камеры картинке, ворот.
   – Пойду проверю, – серьёзно проронил Виталич. – Патруль далеко ушел, так что я молодого возьму и проверю.
   – Молодой пусть в мониторы таращится и за тревожную кнопку держится, – решительно распорядился начальник смены и резко, как будто сам был молод, поднялся с кресла. – Я с тобой пойду.
   И расстегнул кобуру…

   – Не было в этом ангаре големов, дятел ты кривоносый, – зло бросил Натуга. – Это человский склад, всосал? Тут големов не бывает.
   – Мля, Натуга, ты, мля, как напруга: давишь и давишь, – выдохнул в ответ Шкварка. – У тебя в ушах волосы выросли? Я ведь сказал: сначала надо было другой склад подломить, с големами.
   – Это не из тебя ум капает, а? – осведомился толкающий следующую тележку Коряга. – Весь склад изгадил.
   Мотыга и Натуга заржали, но набросился Шкварка только на своего напарника.
   – По шее захотел?
   – Сам заткнись!
   Впрочем, все понимали, что драки не случится: для этого Шапки слишком устали. И ругались они от этой самой усталости. Весь последний час дикари грузили в машину выбранную Корягой добычу, которая, по закону подлости, хранилась в дальнем конце ангара. Электрокаров Шапки не обнаружили, пришлось пользоваться примитивными тележками, дело затянулось, основательно всем надоело, и радовало только то, что нынешняя ходка должна была стать последней.
   – Хватит ныть, умник.
   – Я не ною, мля, а выражаю неудовольствие. В конце концов, я гарка, мля, хоть и Шкварка.
   – Не нравится работа, найди другую, – предложил Мотыга.
   – Ну и найду, мля, что я, работ не видел, что ли?
   – Дубина ты, Шкварка, когда это навы на стороне работали, а? – примирительно произнес Коряга.
   – А мы чо делаем?
   – Так мы на себя.
   – И я буду на себя. – Шкварка остановился, вытер тыльной стороной ладони пот, оглядел бескрайние ряды коробок и ящиков, вздохнул и поинтересовался: – Слышь, Коряга, а чо мы только этот товар таскаем? Давай разный брать.
   – Зачем? – осведомился Мотыга.
   – Чиста, чтобы лохами не казаться. А то спросят, мля: чего вы из такого богатого места приехали и ничего разного не привезли? А нам и ответить нечего.
   – Один товар Урбеку впарить легче, – веско произнес уйбуй. – Чиста, мы привезли самое ценное, в реале.
   – Здесь много всего ценного, – заметил Шкварка. – Вон там, например, очень красиво на коробке что-то нарисовано. Наверняка ценное.
   – А мы сюда ещё вернемся, – пообещал Коряга. – Давай двигай, харэ бездельничать.
   Шкварка с Натугой впряглись в тележку, но любознательности боец не утратил.
   – Хочешь сказать, что тупые челы не заметят, сколько мы у них этих коробок подрезали?
   – Заметят, конечно, – не стал скрывать уйбуй.
   – Когда?
   – Когда пересчитывать начнут.
   – Круто.
   – А мы тогда уже уедем? – неожиданно для всех уточнил Натуга.
   – Куда? – не сразу понял Коряга.
   – Отсюда. – Переживаемые сомнения отразились на бесхитростной роже бойца испуганной гримасой. – Когда они пересчитывать станут, мы уже уедем? А то на нас могут подумать.
   – Мля, боец, какой же ты тупой, в реале, – покачал головой Коряга. – Конечно, уедем!
   В последнее время уйбуй полюбил покачивать головой по самым разным поводам, ему нравилось, как хохол поглаживает кожу черепа. А бандану он повязал на руку, чтобы не мешала хохлу ершиться на покрытой шрамом башке.
   – Тупой не я, а Йога.
   – Почему?
   – Йога не тупой, а хитрый, – наябедничал вредный Шкварка. – Фигли он спрятался, когда грузить надо?
   Оставленный у грузовика водила действительно не наблюдался.
   – До ветра отошёл, – неуверенно предположил Мотыга. – Из Йоги вечно льется, когда не нужно.
   – Брандспойт хренов.
   – Следы оставляет, – буркнул Натуга с интонацией заправского урки.
   Но сородичи не оценили.
   – Да здесь он… – Коряга прошёл вдоль кузова и заглянул за левый борт. И убедился в своей правоте: Йога действительно был там.
   Стоял с поднятыми граблями и тоскливо таращился на двух челов в темно-синей форме местных сторожей.

   Грузовик оказался там, где быть его никак не могло. Ну то есть могло, конечно, раз он там оказался, но явление сие означало, что воры подключились к местной сети и гнали на мониторы ложное изображение, а до сих пор Сергеич и Виталич наблюдали подобную лихость исключительно в кинофильмах про заграничную фантастику. При этом воры, как ни странно, чувствовали себя необычайно вольготно: первого из них подкравшиеся сторожа обнаружили омывающим переднее колесо грузовика, да ещё насвистывающим популярный в этом сезоне мотивчик. При виде направленных на него стволов свистеть бандюга перестал, но полилось из него быстрее.
   – Руки в гору и молчок!
   Сказать, что воришка не ожидал появления охраны, – не сказать ничего, изумленный бедолага даже к расстегнутой кобуре не потянулся, замер, раскрыв рот, и послушно поднял к небу густо татуированные конечности.
   – Сколько вас? – приступил к допросу Виталич, опасливо косясь на приделанную к бандитскому поясу саблю: «Казак он, что ли? Или абрек?» До сих пор Виталичу воры с саблями не попадались. – Сколько?
   – А?
   – Под дурака косишь?
   – Вызывай полицию и скажи, что видишь на одиннадцатой камере, – приказал Сергеич в рацию.
   – У одиннадцатых ворот? – переспросил молодой. Он был изумлен не менее бандита.
   – Да.
   Охранник ещё раз посмотрел на монитор, потер глаза, посмотрел ещё раз и доложил:
   – Пусто, как в моем кармане.
   – Здесь стоит грузовик.
   – Не вижу.
   – Потому что здесь никого нет! – завопил Коряга и бодро шмальнул в потолок.
   События следующих тридцати семи с половиной секунд были переполнены шумом, воплями, неразберихой и той долей здорового безумия, которой отличаются все пошедшие не так ограбления.
   Коряга шмаляет из сорок пятого «кольта», Йога грамотно рушится на пол, главный чел разряжает служебную пукалку в борт грузовика, аккурат туда, где только что маячила грудь Йоги, неглавный чел просто бабахает, и сторожа ездовыми собаками несутся за подвернувшийся контейнер, спасаясь от следующего выстрела: подсуетившийся Шкварка извлекает заныченный в кузове дробовик, и на складе громыхает по-взрослому.
   Полудюймовая пушка едва не сносит бетонные перекрытия.
   – Тикаем!
   Челы палят из-за контейнера, но высунуться боятся и мажут. Шкварке никто не мешает, и металлические бока контейнера принимают один удар за другим, постепенно растворяясь под суровыми зарядами. Оставшийся на КП молодой до упора вдавливает тревожную кнопку, а заодно начинает звонить в полицию. Йога лезет под машину, Коряга шмаляет куда-то, тупо создавая огневое прикрытие, Мотыга с Натугой забрасывает в кузов последние коробки с товаром.
   – Тикаем!!!
   Не прекращая лупить из верного «кольта», Коряга добирается до кабины, распахивает дверь и хватается за руль, на соседнее сиденье плюхается пролезший под машиной Йога. Грузовик срывается с места, и Шкварка едва успевает вцепиться в борт, его втягивает Натуга, а добравшийся до своего дробовика Мотыга гулко прикрывает бегство, и потому Сергеич с Виталичем выбегают из укрытия лишь после того, как протаранившая ворота машина исчезает во тьме.
   На удаляющиеся красные огоньки злобно брешут опомнившиеся псы.
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация