А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "В круге времен" (страница 27)

   Тётка в красном взвыла.
   – Что это за хрюканье в кузове? – безмятежно осведомился Кортес.
   – Ива монстров переправляет из Бестиария Ордена.
   – Сколько заказал?
   – Сколько успеет. – Тыц вздохнул. – Сейчас к ней уже ломятся чуды.
   – Я смотрю, у вас был невероятный по дерзости план.
   – Понравился?
   – Не будь я на другой стороне, обязательно сыграл с тобой, – не стал скрывать Кортес. – Только ради того, чтобы провернуть такую операцию.
   – Мы знали, что профессионалам понравится. – Хван по-прежнему не шевелился. – Ты уже позвонил в Тёмный Двор?
   – Урбек позвонил, – хмыкнул Артём. – Он догадливый.
   А Вилар принял на себя заботы о тётке: подбежал, приобнял, заговорил о чем-то, мягко направляя прочь. Менеджер занялся своими прямыми обязанностями: заметанием следов.
   – Устал я, – вздохнул Тыц. – Да и старый.
   – Где Ризнык, скажешь?
   На ответ Кортес не рассчитывал, но не поинтересоваться не мог – мало ли?
   – Сами ищите.
   Из черного вихря портала появились двое навов в аккуратных чёрных костюмах: Дрега и Ларга. Сказка под названием «Оставь в дураках Великие Дома» закончилась, во всяком случае, один из рассказчиков со сцены сошёл.
   – Чуды дергаются, – негромко произнес Дрега, набрасывая на все конечности хвана заклинание пут. – Говорят, у них кто-то половину Бестиария стащил и где-то спрятал.
   – В кузове эта половина лежит, – хмыкнул Кортес.
   – Все твари там? – удивился Ларга.
   – Заклинание масштабирования. – Дрега успел просканировать грузовик и перевел взгляд на наёмников: – Отгоните машину в Замок?
   – Не вопрос.
   – Увидимся.
   – Ага.
   Навы и Тыц исчезли в портале.
   – Артём, лезь в кузов и посчитай, сколько нам прислали тварей.
   – Почему я?
   – И не забудь взять у Шапок предохранительное кольцо, а то будешь там от монстров бегать…
   – Но…
   – И скотч возьми.
   – Зачем?
   – Свяжешь.
   Когда Кортес говорил таким тоном, пререкаться не имело смысла. Артём убрал жезл, кивнул, показывая, что исполнит приказ, но не удержался от вопроса:
   – Что будешь делать ты?
   – Думать, – вздохнул опытный наёмник. – Кто-то ведь должен.
   – Очень смешно.
   – Повеселишься, когда всё сделаешь.
   Молодой, бурча под нос что-то неразборчивое, но явно ругательное, отправился исполнять. А Кортес поставил ногу на подножку с водительской стороны, оперся локтем на бедро и задумался.
   Все получилось подозрительно просто. Полдня Тыц уверенно носился по городу, легко отвечая на любые вызовы и постоянно вынимая из рукава припрятанные козыри. И вдруг – сдался. Фактически – на ровном месте, не рискнув затеять потасовку с наёмниками. Кортес не обольщался: хван, даже старый, даже побитый, даже, как собака, уставший, всё равно остается хваном, то есть предельно неприятным противником для двух сидящих на «ускорителе» челов. Тыц мог устроить большой бедлам, но не стал. Почему?
   В кузове загрохотало и заматерилось, то ли Артём соревновался сам с собой в прыжках, то ли с кем-то сражался.
   У них закончились сюрпризы? Мы наконец-то прижали их к стене? У Тыца нервный срыв? Почему он сдался? Он отправил дочь в Замок, организовав ещё одну блестящую диверсию, собрал тварей в «М35» и… И сдался.
   Не стыкуется.
   – Всё! – хмуро доложил Артём, снимая порванные рабочие перчатки. Перехватил взгляд напарника и уточнил: – В ангаре увидел и догадался напялить. Иначе бы мне эти куры все руки поклевали.
   – Кто там?
   Кортес уселся за баранку, медленно поправил зеркало и завел двигатель.
   – Два единорога, две виверны и шесть грифонов. – Молодой устало откинулся на спинку сиденья. – Виверна едва не улетела, когда я полог откинул. Еле поймал.
   – Интересный набор.
   – Угу.
   – Хотелось бы знать, для чего?
   – Ты обещал подумать.
   – Я пришел к выводу, что Тыц был слишком спокоен, – поделился результатами обдумывания Кортес.
   – Пока ты доходил до этой гениальной мысли, я, рискуя жизнью, шагнул в кузов…
   – Мы поймали его, поймали его дочь, скоро возьмём сыновей. Но он предельно спокойно среагировал на вопрос о Ризныке, – продолжил опытный наёмник. – Слишком спокойно.
   – Тыц вообще мужик хладнокровный, – заметил Артём. – Не зря же говорят, что хваны от ящериц произошли.
   – Не слышал о шестиногих ящерицах.
   – Значит, от ящерриц.
   – Нет, это значит, что Тыц уверен: Великим Домам до Ризныка не добраться.
   – Или Ризнык уже совершил задуманное, – пожал плечами Артём, доставая артефакт портала. – Как думаешь, нас на территорию Замка пустят?
   – Нет, задуманное они ещё не совершили, – медленно протянул Кортес. – Но Ризнык в безопасности, его кто-то плотно прикрывает и… – Наёмник ударил по баранке: – Я понял! – И резко обернулся к напарнику: – Ты должен навести портал на…

   – Невероятно! – Изумленный Андрей не сдержал громкого возгласа.
   – Добро пожаловать в реальный мир.
   – Вы шутите?
   – Нисколько, – покачал головой отец Алексей. – В Юлианском заложена огромная, невероятная даже по меркам Тайного Города сила. Достаточно сказать, что Великие Дома неспособны понять принципы действия этого артефакта. Он уникален.
   Рассказ монаха потрясал воображение. Нет! Рассказ монаха переворачивал незыблемое, ставил с ног на голову не только магические, но и обычные науки, приоткрывал двери в фантастику. Юлианский Круг уникален? Как бы не так! Он рычаг, с помощью которого можно перевернуть Вселенную, и он же – точка опоры. В этом артефакте скрыто немыслимое могущество, позволяющее изменить всё… Нет, позволяющее изменить ВСЁ!
   – И вы отдаёте его мне? Вы понимаете, что вешаете на обыкновенного, за исключением магических способностей, чела грандиозную ответственность? И одновременно вводите его в неслыханный соблазн? Вы уверены, что я, Андрей Ризнык, не подведу и не превращу артефакт в инструмент своей личной, бесконтрольной и беспредельной власти? Вы понимаете, как рискуете?
   – Рано или поздно за Юлианским должен был кто-то прийти, – спокойно ответил отец Алексей. – И вы, Андрей, кажетесь мне прекрасным кандидатом. Вам можно доверить даже такую силу.
   – А если я не оправдаю ваших надежд?
   Монах улыбнулся.
   – В душе вы до сих пор мальчишка, Андрей. Вы прекрасно знаете, что решение принято и вы в любом случае поступите так, как должны. Но всё равно поддеваете меня.
   И Ризныку вдруг показалось, что это Алексей старше его на пару десятков лет, а не наоборот. А он перед юным церковником – открытая книга.
   – Не будь в моей душе мальчишки, я вряд ли бы столько наворотил, – усмехнулся Андрей.
   – Тоже правильно, – не стал спорить монах. И перешел к делу: – Что вы уже собрали?
   – Ладанка… – Ризнык протянул её монаху, но тот выставил перед собой ладони.
   – Я не должен к ней прикасаться, только вы.
   – Хорошо.
   – Аккуратно разрежьте ткань и рассыпьте землю небольшим кругом.
   – Так?
   Под руками Ризныка появился маленький островок, цветом отличающийся от окружающей земли.
   – На восточную часть поместите кузницу, а на западную – мельницу. – Монах подождал, а затем протянул Андрею образ лодки. – Поставьте на юг.
   – Что дальше? – хрипло спросил Ризнык, осторожно завершая композицию.
   И опешил, услышав неожиданный ответ:
   – Не знаю.
   – Как так?!
   – Не кричите.
   Напряженные взгляды мужчин устремились на созданный ими образ острова.
   – Что-нибудь видите?
   – Не-е…
   Закончить короткий ответ Ризнык не успел: вокруг «острова» появилась вода. Настоящая? Да! Ошеломленный Андрей не удержался: прикоснулся пальцем и почувствовал неспешное, но ощутимое стремление проточной воды. Она появлялась ниоткуда, омывала покатые берега маленького клочка суши и уходила прочь, скрываясь нигде. Остров оживал на глазах. Игрушечность фигурок исчезала, обращаясь резкими очертаниями настоящих, хоть и миниатюрных строений и предметов. Закачалась на тихих волнах лодка, завертелось черное мельничное колесо и заблестело от воды, взвился дымок над кузней, и показалось, что выйдут сейчас на площадь четверо друзей да усядутся рядком на лавочке. Отдохнуть и поговорить.
   – Это образ прошлого, – прошептал догадавшийся Алексей. – Мостик к нам…
   Изображение затуманилось, «поплыло», теряя четкость и уменьшаясь в размерах, сжимаясь, складываясь, уплотняясь и превращаясь в тонкий каменный диск диаметром семь-восемь дюймов. Превращаясь в Юлианский Круг.
   – Так вот что затеял Сказочник, – усмехнулся монах. – Умно.
   – Вы можете мне объяснить? – сглотнув, попросил Андрей.
   Прикасаться к лежащему на земле диску он пока не рисковал.
   – По всей видимости, Сказочник связал в артефакте образ прошлого: остров, строения и себя с друзьями… Живыми. Сейчас они там. – Отец Алексей кивнул на Юлианский Круг. – И ждут, когда вы их освободите.
   – Как?
   – Сказочник говорил: «Там, где всё началось». – Монах потёр переносицу. – Полагаю, вам придется доставить артефакт в то место, где некогда стоял остров. В полнолуние.
   – Полнолуние сегодня.
   – Значит, сегодня.
   Мужчины вновь посмотрели на диск, точнее, на вырезанные пиктограммы, сплетающиеся в причудливый узор, – густым смешением линий обращенная к ним сторона напоминала восточный ковер.
   – Я не смогу укрывать вас до ночи, – тихо произнес отец Алексей. – Наши возможности небезграничны.
   – Я знаю, где спрятаться, – коротко рассмеялся Андрей, вертя в руках Юлианский. – Вам лучше отойти, святой отец.
   – Вы уже разобрались, как с ним обращаться? – удивился монах.
   – Здесь есть инструкция. – Ризнык коснулся пальцем центра диска. – Я знаю этот иероглиф.
   – Что он означает?
   – «Думай!»
   – Не очень сложно.
   – У многих не получается.
   Андрей положил диск на левую ладонь, вышел на дорогу и сделал несколько пассов правой рукой – со стороны могло показаться, что Ризнык управляется с планшетником.
   – Вот и всё.
   Над его головой возникло облачко разноцветной ряби, медленно опускающейся, превращаясь из облачка в туман.
   – Спасибо за всё, святой отец! Увидимся!
   – Удачи! – пожелал отец Алексей и вздрогнул: из наспех слепленного портала на дорогу выскочил тяжёлый грузовик.

   – А вот и наш главный герой, – холодно рассмеялся Гуго, глядя на приближающегося Тыца.
   – Один из двух героев, – уточнила Ярина. Её зелёные глаза не сулили скованному хвану ничего хорошего. – Совсем главного он нам сейчас выдаст.
   – Если сможет, – прошелестел Сантьяга.
   – Сможет, – уверенно ответила воевода. – Язык мы отрезаем в последнюю очередь.
   – Пытать наёмников – моветон, – поморщился четырехрукий. – Добрый день, господа.
   Ответил ему только нав.
   – Не уверен, что тебе удастся спрятаться за Кодексом, – хмыкнул де Лаэрт. – Всё зашло слишком далеко.
   – Тыц – опытный наёмник, – негромко произнес Сантьяга, прежде чем хван объяснил рыцарю свое понимание понятия «далеко». – Ставлю сотню против бумажного платка, что у него нет возможности нам помочь. Именно поэтому он сдался.
   – У нас было четыре пары связных телефонов, которые мы меняли в ходе операции, – сообщил Тыц. – Перед тем как меня взяли, мы избавились от последних. Так что сейчас Андрей действует полностью автономно, и я не могу навести на него при всём желании.
   – Проверим, – жёстко пообещала Ярина. Судя по всему, невысокая ведьма здорово соскучилась по некоторым аспектам службы в «секретном» полку её величества.
   – Почему «сдался»? – До Гуго только сейчас дошёл смысл последнего произнесенного Сантьягой предложения. – Ты сам говорил, что Тыца взяли в бою.
   – Только бой был странным, – мягко улыбнулся нав. – Наш четырехрукий пленник не сопротивлялся и медленно брел к грузовику, в который его шальная дочь…
   – Иветта – образец хладнокровия и ума, – перебил комиссара хван. – Я горжусь ею.
   Сантьяга покосился на де Лаэрта – рыцарь скривился так, словно муравьиной кислоты хлебнул, – и невозмутимо продолжил:
   – Так вот, Тыц справился с дружинниками и рыцарями, ускользнул от фей на Девичьем Поле, его прикрывала дочь, готовая бросить любого монстра в любую точку Москвы, а он взял и сдался. – Тёмный взгляд чёрных глаз с неожиданной тяжестью вонзился в хвана. – Вы узнали, что в прикрытии больше нет необходимости.
   Четырехрукий наскреб сил на улыбку – под взглядом Сантьяги такой подвиг удавался далеко не каждому, – и отвернулся. И кивнул едва заметно, признавая правоту комиссара.
   – Ризнык собрал все части артефакта?
   – Андрей предположил, что так.
   – Что дальше? – быстро спросила Ярина.
   – Он не имел права делиться со мной информацией.
   – Всё верно: ведь вам предстояло сдаться… – тонко улыбнулся нав.
   – До сих пор не могу осознать, что ты пошёл против своего Великого Дома, – громко произнес Гуго. – Всё дело в старом долге, да? Ты обязан Ризныку жизнью.
   – Жизнью я обязан маме и папе, – с кривой ухмылкой сообщил хван. – Андрею я должен последние десять лет, но он не напоминал об этом.
   – Потому что ты и так помнил.
   – Потому что я признал его правоту, – неожиданно резко бросил Тыц. – Знающие Выселки нужно возродить.
   – Почему? – заинтересовался вдруг Сантьяга. С того момента, как мастер войны приступил к «лирике», комиссар, как показалось, потерял к разговору интерес. Он стоял у окна, заложив руки в карманы светлых брюк, и бездумно разглядывал забитую автомобилями улицу. И челов, снующих по раскаленным тротуарам. – Почему вы согласились с возрождением Выселок?
   – Потому что Андрей, не задумываясь, спас жизнь, которую собирались отнять люды…
   – Я так и думал! – с презрением бросил де Лаэрт.
   Но хван ещё не закончил:
   – Потому что Забытая пустынь обратила силу Инквизитора против старого врага Тайного Города. Потому что де Сент-Каре призвал гиперборейцев, а Кортес сражался против них плечом к плечу с нами. Я считаю, что с челами можно договориться, и в этот раз Ярга обманул сам себя. Знающие Выселки станут нашим союзником.
   – Похоже, ты долго репетировал оправдательную речь, – перебила четырехрукого Ярина.
   – Я объяснил комиссару Темного Двора свои мотивы. А оправдываться не собираюсь. – Тыц гордо вскинул голову. – Я – наёмник, я хорошо сделал свою работу.
   – Замечательно сделали, не подкопаешься, – кивнул Сантьяга. – Подтопление Лабиринта, звери на улицах, аттракцион в Лондоне… Вам не кажется, что вы несколько перестарались?
   – Очень хотелось остаться в живых.
   – Для чего следовало крепко потрепать нам нервы.
   – Я знал, что вы поймёте.
   – Служба утилизации готовит вам счёт длиной в милю.
   – Не мне – Андрею, – хладнокровно уточнил хван. – Но, насколько я знаю, Андрей выудил из Ярги достаточно денег, чтобы оплатить счёт в две мили.
   – Я передам бухгалтерам Службы, что они могут не стесняться, – усмехнулся нав и сделал знак охранникам. Гарка легонько подтолкнул четырехрукого в верхнее плечо, и хван послушно направился к дверям.
   – Думаю, он недоговаривает, – жёстко произнесла воевода Дочерей Журавля.
   – Проверьте «Поцелуем русалки», – безразлично пожал плечами Сантьяга. – Но я уверен, что вы думаете неправильно. Нужно брать Ризныка.
   – Находящегося в автономном плавании Ризныка, – напомнила Ярина. И хищно усмехнулась: – Правда, если верить Тыцу, его приятель остался без поддержки.
   – Ты забыла о близнецах, – проворчал Гуго.
   – Серьёзная проблема, – согласился нав.
   – Что они могут сделать?
   – Не следует недооценивать хванов, Ярина. – Комиссар позволил себе немного иронии. – Тыц выставил на посмешище вас, Ива всласть поизмывалась над Орденом…
   – Хочешь сказать, что настала очередь Темного Двора побывать в дураках?
   Несколько секунд Сантьяга пристально изучал довольного собой Гуго, после чего чуть качнул головой:
   – Нет, ничего подобного я сказать не хотел. Но не отказался бы узнать, чем сейчас занимаются четырехрукие братцы…

   – Сидеть, я сказал! – с нарочитой грубостью рявкнул Бодо.
   – А то что? – осведомился седой как лунь и морщинистый, как лунная поверхность, шас.
   – Догадайся! – Юным хванам было крайне неудобно кричать на пожилого продавца, но они знали, что обязаны произвести серьёзное впечатление, и прятали смущение под вызывающим поведением.
   – Ключи от подвала давай!
   – А то что? – повторил шас.
   – Что, что? – растерялся Скар.
   – Убьете меня?
   Четырехрукие переглянулись, после чего Скар не слишком уверенно протянул:
   – Почему нет?
   А Бодо помахал ножом и сделал страшные глаза.
   Шас тяжело вздохнул.
   В «Оружейную палатку» тишайшего Ми Хамзи хваны залетели перед самым обедом. Заблокировали двери, воткнули хозяина в кресло, откатили в центр торгового зала, быстренько вооружились витринными дробовиками, зарядив их витринными патронами, и замерли на пару минут, ожидая нападения. И лишь убедившись, что старый шас не успел вызвать подмогу, приступили к интересующей их теме:
   – Нам нужен твой подвал.
   Потому что дробовиками и пистолетами ничего не сделаешь, а магические приспособления шас на витрины не выставлял. Точнее, выставлял, но мелкие, малозначащие брелоки с «Эльфийской стрелой» да кольца с «Дыханием дракона».
   – В моем подвале хранятся такие штуки, за которые вам, когда поймают, отрубят лишние руки по самую печень, – предупредил Ми. – Причем рубить будут долго, потому что начнут с кончиков пальцев.
   Если он собирался напугать парней, то добился совершенно обратного эффекта:
   – Я хочу эти штуки! – У Бодо вспыхнули глаза. – Давай!
   – Не имею права.
   – Лучше не вставай у нас на пути, – предупредил Скар.
   Но тоже не очень уверенно предупредил, поскольку почувствовал подвох.
   – Я смотрю новости, – поведал шас. – И знаю, что вы ещё никого не убили.
   – Предлагаешь начать с тебя?
   – Ой, вот только не надо делать страшные лица. Вам не идет. – Старый Ми поджал губы, оглядел хванов, вспомнил, что они его не связали и даже ни разу не ударили, вздохнул и выдал Истину: – Все вопросы можно решить цивилизованно.
   – После того, как мы направили на тебя стволы? – не поверил Скар.
   – Ваши футболки выглядят страшнее, – не стал скрывать шас. – А я вижу перед собой двух вежливых, воспитанных юношей. – И продолжил, не давая братьям опомниться: – Для чего вы на меня напали?
   – Нам нужно снаряжение.
   – Форс-мажор, – объяснил Бодо. – Остались без припасов.
   – А требуется кое-что сделать.
   – Только мы не можем сказать что.
   – Дети, дети, я начал торговать оружием и боевыми артефактами задолго до того, как ваш папа появился в животике вашей бабушки, и уж поверьте, прекрасно знаю, для чего обычно приспосабливают мой товар. Я спросил, зачем вы на меня напали?
   – Нас ищут.
   – А у тебя сигнализация и нервная работа.
   – Можете говорить мне «вы».
   – К тому же мы всё равно без наличных, – развел нижними конечностями Скар.
   – Вот мы и добрались до сути, – шас удовлетворенно потёр руки. – Почему вы не попросили о кредите?
   – Под какой процент?
   – Кстати, можете называть меня дедушкой Ми.
   – Под какой процент? – упрямо повторил Скар.
   – Какая разница? – удивился Бодо. – Он всё равно нас задурит.
   – Во-первых, неприлично называть меня в третьем лице в моем присутствии, – строго произнес Ми. – А во-вторых, я занимаюсь бизнесом, а значит, умею находить компромиссы. Вы ребята рисковые, и только поэтому я дам вам кредит под процент: Великие Дома на вас злы и могут перестараться при задержании.
   – То есть, если мы выживем, процент отменяется? – быстро уточнил Скар.
   Дедушка посмотрел на молодого хвана долгим отеческим взором, после чего осведомился:
   – Где ты подрабатывал прошлым летом?
   – В Алтайской фактории Торговой гильдии.
   – Чувствуется.
   – Меня хвалили.
   – И это чувствуется. – Шас поерзал в кресле. – Помоги мне встать. А ты… – Он взглянул на Бодо. – Достань из верхнего ящика ключи от подвала. Заодно разряди дробовики и верни их на место. Перенервничал я с вами, шалопаями… Ворвались… Натоптали… Чего застыл?
   Бодо с сомнением почесал шею.
   – Где гарантия, что ты… Что вы не сдадите нас Великим Домам после того, как мы уйдем?
   – Я скажу, где храню «Пыльцу Морфея», и вы погрузите меня в здоровый, продолжительный сон. Только двери не забудьте закрыть. Так пойдёт?
   – Вполне! – кивнул Бодо, принимаясь разряжать дробовик.
   – А на будущее запомни: если честный шас заключил сделку, он скорее Спящего разбудит, чем её отменит.
   – Почему вы нам помогаете, дедушка Ми? – вдруг спросил Скар.
   И услышал неожиданное:
   – Я начал торговать оружием и боевыми артефактами задолго до того, как ваш папа появился в животике вашей бабушки, – медленно повторил шас, улыбаясь своим мыслям. – Ещё я смотрю новости и знаю, что ни вы, ни ваш нахальный папаша ещё никого не убили. А в наше время, дети, это дорогого стоит. Уж поверьте мне на слово.
* * *
   Центральный офис Тиградком
   Москва, улица 2-я Брестская,
   15 июня, среда, 14:14
   – Знающие Выселки… – Сантьяга выдержал паузу, которую можно было бы назвать театральной, и оглядел немногочисленных участников совещания. – Полагаю, господа, вы уже подняли материалы по данной проблематике?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация