А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "В круге времен" (страница 18)

   И замер, не понимая, что делать дальше.
   Слыша, как сильно колотится сердце, и зная, что по тому переулку, где несколько минут назад он вышел из портала, уже наверняка шныряют бойцы Великих Домов. А при плохом раскладе маги наведут переход не на точку, а на отклик, и преследователи вынырнут прямо за спиной.
   «Что я должен сделать?»
   Десять лет спокойной жизни сыграли с Андреем злую шутку: операция только началась, а усталость уже дает о себе знать. Скоро придется принять следующую дозу эрлийских стимуляторов, подстегнуть организм магической химией и расплатиться за это… Не важно, чем расплатиться. И не нужно об этом думать, потому что сейчас в дополнительных стимуляторах нет необходимости. Ещё нет, а вот прерывистое дыхание и лёгкое подрагивание в ногах мешают сосредоточиться.
   «Что я должен сделать?»
   Старинные дома, ручей, водяная мельница. Черное, блестящее от воды дерево, мерный плеск воды… Что нужно сделать? Дождаться очередного портала? Остановить колесо? Прыгнуть в ручей?
   Секунды тают, скользят по воде, словно это их методично, неспешно, но непрерывно перемалывает чёрное колесо. Каждая секунда – по цене жизни. Их прошло мало… Чертовски много их прошло.
   Что делать?
   Ладанка и пергамент, ничего другого нет. В ладанке земля, она, наверное, понадобится позже. Остается пергамент. Но он – карта, магический путеводитель по местам, где Сказочник припрятал спасительные артефакты, свою последнюю надежду. Или не только карта?
   Андрей вновь достал свиток, развернул его, в очередной раз убедившись, что находится в нужной точке, а затем догадался. Не понял, а именно догадался: свернул свиток и концом получившейся трубочки прикоснулся к мокрому от воды дереву. И ошеломленно отступил на шаг, когда здоровенное колесо замерло, словно споткнулось о невидимую преграду.
   – Быть не может…
   А в следующий миг колесо стало медленно уменьшаться в размерах. Чёрные контуры расплылись, колесо потеряло четкость и стало медленно растворяться в загустевшем воздухе.
   – Ты и есть артефакт?
   Получалось – да. Возможно, мельница стояла на этом месте всегда, возможно, когда-то её откуда-то перенесли, возможно, она вообще новодел, призванный радовать туристический глаз, а настоящая канула в Лету, – возможно всё. Но образ, к которому Сказочник привязал свой аркан, теперь «сидел» на этой мельнице. И она уменьшалась, на глазах превращаясь в маленькую копию самой себя.
   – Я справился!
   Андрей воскликнул и тут же обернулся: не стал ли кто свидетелем превращения? Вздрогнул, увидев таращащихся в его сторону туристов, а затем сообразил, что наложенный Сказочником аркан сопровождался мороком, скрывающим происходящее от окружающих.
   – Умно…
   Процесс тем временем завершился. Большое строение исторгло из себя заложенный колдуном образ и вернулось к прежнему виду, продолжило бессмысленное кружение, на радость забредшим в Ульм туристам. А у ног Андрея оказалась мастерски вырезанная из черного дерева миниатюра водяной мельницы.

   – Личим, вы повторяетесь, – устало произнес Сантьяга.
   – Я?! – Шас всплеснул руками. – Вы смеетесь или вы зачем так делаете? Как я мог повториться, если я едва успел позавтракать, а невоспитанные рыжие не позволили мне допить кофе!
   – Рыцари получили приказ вернуть вас в Тайный Город как можно скорее, – громко произнес Гуго. И с нажимом добавил: – Мой приказ.
   Чуд надеялся произвести на шаса впечатление, но не преуспел: Хамзи, похоже, не расслышал ни слова.
   – Один апельсиновый сок, один омлет из шести яиц с беконом, сыром, помидором, перцем и луком, одна половинка грейпфрута… Вдумайтесь, комиссар: одна половинка! Верх экономности, вы не находите? Круассан и кофе, который я не допил! Где я повторился? В чем я хоть раз повторился?
   – Тёмный Двор не станет оплачивать счёт, – твёрдо заявил Сантьяга.
   – Значит, раскошелится Служба утилизации.
   – Попробуйте её раскошелить. – Комиссару Темного Двора нравились неожиданные эксперименты, и он не стал отговаривать старого шаса от выпада в адрес Службы. – Но я не думаю, что у вас получится.
   – Я оказался на краю мира, вдали от Родины, один-одинёшенек. Я перенес психическую травму невероятной глубины, жизнь мелькала перед моими глазами все эти полчаса, а в Тайном Городе осиротели брошенные на произвол судьбы дела… Если Служба не оплатит счёт, я потребую возместить упущенную по их вине выгоду.
   – Не Служба отправила вас за границу.
   – А кто?
   – Преступник.
   Хамзи на несколько мгновений задумался, но все-таки сумел отыскать правильное решение:
   – Я могу связаться с его адвокатом?
   – Поскольку мы не поймали первого, не появился и второй, – развел руками нав.
   – Так за работу!
   – Простите, что?
   Тон не изменился, голос прозвучал с непременной вежливостью, но из антрацитовых глаз Сантьяги напрочь исчезла весёлость. И шасу стало холодно.
   – Извините… извините, комиссар. – Отступающий к дверям Личим тревожно потряс головой. – Оговорился… часто бывает… стар для таких потрясений…
   – Стоять.
   Приказ прозвучал едва не шёпотом, прошелестел чуть различимым эхом, но несчастный застрял на полпути с таким выражением лица, словно в медвежий капкан попал. Впрочем, в некотором роде так оно и было.
   Сантьяга потер пальцами, словно формируя давно заготовленный вопрос, и медленно поинтересовался:
   – В воротнике вашего пиджака мы обнаружили булавку со встроенным артефактом портала.
   – Ризнык купил у Кумара двадцать четыре штуки, – негромко сообщил Гуго, чуть склонившись к Ярине. – Я видел список.
   Высшие боевые маги понимали, что артефакты жертвам подсунули Ризнык, Тыц или их помощники, но надеялись, что жители Тайного Города смогут припомнить хоть какие-нибудь подробности этого действа: кто был рядом, когда… Помочь в расследовании могла любая мелочь. А вот допрашивать обычных челов не имело смысла: им наверняка отвели глаза элементарным мороком.
   – Это очень дорогой артефакт, да ещё с возможностью автоматической активизации, – продолжил Сантьяга, пристально глядя на Личима. – Что вы можете об этом сказать?
   – Дорогой? Автоматический?
   Несколько мгновений на лице шаса отражался ход внутренних боевых действий, причем – весьма интенсивных действий: с применением танков, авиации и тяжёлой артиллерии. Однако боролся Личим хоть и тяжёло, но недолго, и в конце концов проиграл.
   – Берите себе, – махнул рукой шас. И понурился: – Я не в обиде.
   Гуго прыснул в кулак, Ярина отвернулась, скрывая улыбку, у Сантьяги чуть заострились уши. Но комиссар тем не менее ухитрился сохранить хладнокровие.
   – Вы видели, кто воткнул в ваш пиджак булавку?
   Личим развел руками.
   – Это случилось вчера вечером или сегодня утром.
   – Я рано встаю, потому что много работаю, – горестно поведал Хамзи. – Мне нужно кормить семью и двух безмозглых сестер. Вы знаете, насколько прожорливы безмозглые сестры? – Шас довольно быстро пришел в себя после взбучки и практически вернулся к прежней манере разговора. – Гуго, у вас есть сестры?
   – Одна, – машинально ответил чуд.
   – И как вы справились?
   – Выдал её замуж.
   – Вам повезло.
   – Булавка, – негромко произнес Сантьяга.
   – Утром меня едва не сбил какой-то чел, – припомнил Личим. – Пронесся мимо, как сумасшедший, я ещё подумал, что эти челы окончательно свихнулись на своем здоровье. Живут, смешно сказать, несколько десятков лет, а над здоровьем своим трясутся так, словно Спящий им два тысячелетия отмерил.
   – Вы уверены, что мимо пробегал чел?
   – Нет, – мотнул головой шас. – Я вообще его не разглядел.
   Рыцарь отвернулся, воевода закусила губу, Сантьяга глубоко вздохнул, поправил галстук и терпеливо продолжил:
   – Но кто ещё станет бегать по утрам, вместо того чтобы идти на работу?
   – Хван, – тихо сказала Ярина. – Только они способны пробежать так быстро, чтобы сбить с толку не замороченного шаса.
   – Согласен, – кивнул Гуго.
   – Я могу идти? – пролепетал шас.
   – Всего наилучшего. – Сантьяга взглядом посоветовал несчастному Личиму не высовываться из укрытия хотя бы полгода, после чего повернулся к подошедшему Ортеге: – Что в Лондоне?
   – Кто-то устроил шикарный магический аттракцион с фейерверком.
   – Жертвы?
   – Выясняем. Но кажется, нет.
   – Преступники демонстрируют потрясающую аккуратность, – заметила Ярина. – В Лосином Острове тоже обошлось без жертв.
   – И я обратил внимание, – поддакнул де Лаэрт. – Им пришлось вырубать морян и дружинников в условиях ограниченного времени, но ни Тыц, ни Ризнык не использовали боевое оружие.
   – Ризнык стрелял, – напомнила воевода.
   – Для ваших оборотней выстрел не страшнее комариного укуса.
   – Они не хотят ссориться, – медленно произнес Сантьяга. – Но это не значит, что они не готовы убивать. Убьют, если мы подойдем слишком близко. – Комиссар обвел взглядом притихших коллег. – Объясните воинам, чтобы не расслаблялись: пока мы обходимся без жертв отнюдь не потому, что преступники – миролюбивые слабаки. Против нас действуют опытные и безжалостные наёмники, так что пусть наши бойцы не стесняются атаковать первыми.
   – В Ордене не принято недооценивать противника, – буркнул де Лаэрт.
   Ярина же лишь плечами передернула. После чего обратилась к помощнику комиссара:
   – Так все-таки что в Лондоне?
   Ортега покосился на Сантьягу – тот едва заметно кивнул – и развел руками:
   – В Лондоне ничего, разве что Биг-Бен.
   – Я не настроена шутить.
   – Лондон – пустышка, воевода, мы его даже от кровососов зачистили.
   – От упырей этот город никогда не очистится, – подал голос Сантьяга. – Но в остальном я с Ортегой согласен: Лондон – пустышка.
   – Комиссар?
   – Слишком шумно, – объяснил свою позицию нав. – Ризнык и Тыц – профессионалы, и то, что они пытаются отвлечь нас топорными импровизациями, я лично списываю на недостаток времени при планировании или же недостаток ресурсов. – Сантьяга вновь помолчал. – Мы отыскали двенадцать прыгнувших, а переходов было четырнадцать, из двух городов преступники ушли «тройными прыжками».
   – Лондон и Ульм, – протянул Гуго.
   – При этом в Лондоне кто-то сильно пошумел, а в Ульме все прошло тихо и гладко. – Комиссар улыбнулся. – Но серьёзные дела, как мы все с вами знаем, напоказ не делаются.
* * *
   Москва, Щелковское шоссе,
   15 июня, среда, 12:50
   – Какого Спящего?! – взревел Вилар.
   – Такого Спящего, – сварливо отозвался Фуран. – Того самого Спящего, в чьих снах мы с тобой кувыркаемся.
   – Мы не настолько близки, чтобы кувыркаться.
   – Это была аллегория.
   – Ты уверен?
   – Нет, я иногда путаюсь в человских силлогизмах, – признался диспетчер. – Они их столько напридумывали, что даже у Спящего мозги кипят.
   – В чем ты путаешься?
   – Не важно.
   Действительно – не важно. Потому что важно сейчас то, что Вилар услышал несколько секунд назад и во что до сих пор не мог поверить.
   – Повторим наш диалог ещё раз, – медленно произнес оперативник. – Я прошу тебя организовать поиск приметного, будто оранжевый хамелеон, грузовика «М35», а ты…
   – А я говорю, что расследование этого дела запрещено директивой Темного Двора, – весомо закончил диспетчер. – Можешь позвонить Сантьяге и попросить объяснений.
   – Долбаный Урбек!
   – Успел договориться? – понимающе уточнил Фуран.
   – Похоже – да.
   – Сочувствую.
   – А может…
   Оставалась слабенькая, призрачная надежда на то, что честные, неподкупные и радеющие за справедливость сотрудники рискнут…
   – Нет, – прохладно ответил диспетчер. – Даже не думай. Тёмный Двор – последний Великий Дом, с которым рискнет поссориться Служба утилизации.
   И отключился.
   Пару секунд расстроенный Вилар Турчи стоял с поднесенной к уху трубкой мобильного телефона, после чего медленно отнес его на расстояние вытянутой руки, ещё пару секунд разглядывал так, словно видел впервые в жизни, затем швырнул аппарат на асфальт и принялся топтать ногами. Прохожие – случайные свидетели расправы – осторожно обходили взбешенного шаса за несколько шагов. Какой-то фрик, правда, сделал забавный кадр на трубу, но остальные повели себя как люди. Топчет – значит, расстроился, мало ли что человек узнал? Проблемы, они ведь у всех случаются.
   Ровно через минуту, как по часам, Вилар прекратил буянить. Искаженное лицо его молниеносно стало безбрежно-спокойным, красные пятна магическим – и это не метафора – образом исчезли, сведенные бешенством пальцы вернулись в нормальное состояние, а руки перестали дрожать. Турчи спокойно присел на корточки, аккуратно достал из разбитого телефона сим-карту, вставил её в извлеченную из портфеля новую трубку и набрал по памяти номер.
   – Хеций?
   – А кто же ещё? – сварливо отозвался конец.
   – Я нашел твоего грифона.
   Однако вместо радости Вилар услышал ехидное:
   – Купи себе шоколадную медаль, детектив, а мне не мешай, я как раз оформляю страховку.
   Затем Хеций прохихикал нечто обидное, а в завершение громко чмокнул в трубку. Но разозлить менеджера у него не получилось.
   – Вижу, ты опять осмелел, – в меру жёстко отчеканил Турчи.
   – Плохо слышно.
   – Я доложу, что ты отказался забрать свое опасное, как зубы Спящего, животное и сознательно пошел на страховое мошенничество.
   – Разве у Спящего есть зубы?
   – А чем, по-твоему, он скрипит во сне?
   В трубке послышалось: «Извините, я ненадолго отлучусь… Нет, пока не оформляйте…» После чего Хеций недовольно прошипел:
   – Издеваешься?
   – Ни в коем случае. Зубы у Спящего должны быть обязательно.
   – Я о другом… Где грифон?
   – Я выяснил, где его держат.
   В ответ послышался вздох облегчения.
   – А должен был привезти его в зверинец. – Обрадованный монстровод вновь ощутил запах легких денег: – Прощай.
   Фоном прозвучало радостное: «Я возвращаюсь! Продолжаем оформлять! Хочу забрать всю премию сразу…»
   Но Вилар прекрасно знал, что услышит от хитроумного конца, и был готов к решительной атаке:
   – Служба с утра работает по тревоге, сотрудников не хватает, поэтому тебе придется заняться своим зверьком самостоятельно.
   – И не подумаю! Я боюсь монстров! Сплю плохо!
   Вопли шас хладнокровно пропустил мимо ушей. Сейчас его интересовало другое:
   – Ты отнес копию заявления о краже грифона в Зелёный Дом?
   – Разумеется. Кто бы мне иначе страховку выплатил?
   – Сообщи им, что знаешь, где преступники его прячут.
   – Откуда знаю? От тебя?
   – Обо мне молчи.
   – Тогда откуда?
   – Анонимный звонок, – брякнул Вилар первое, что пришло в голову. – Тебе позвонил честный, но скромный житель Тайного Города и рассказал, что видел зверя. Пусть люды ищут грузовик…
   – Какой ещё грузовик? – удивился Хеций. – Мы грифона ищем.
   – Но сначала надо отыскать грузовик. Слушай и не перебивай!

   – Не думаю, что папа это одобрил бы, – недовольно произнесла Ива, холодно разглядывая братьев.
   – Поэтому мы его не спрашиваем, – объяснил Скар. – А собираемся устроить сюрприз.
   – Приятный, – уточнил улыбающийся во весь рот Бодо.
   – Грузовик ведь не случайно попался нам на глаза.
   – Его вела судьба, ну или что-то в этом роде.
   – Нельзя игнорировать символы и знаки.
   – Если хочешь выжить в нашем страшном мире.
   – Об этом тебе любой колдун расскажет.
   Ива лишь головой покачала на этот трёп.
   Вспомнив, что за машину они увидели, близнецы «загорелись» и поручили сестре отыскать грузовик по метке грифона. Девчонка опрометчиво согласилась: в работе всё равно возникла пауза, и было абсолютно безразлично, куда ехать, главное – на месте не стоять, и отыскала. И только потом поняла, что последует дальше.
   – Может, одумаетесь?
   – Мы быстро, – пообещал Скар. – Ты же всё понимаешь.
   Близнецам очень хотелось подраться, и сестрёнка при всём желании не могла их остановить.
   Грузовик, по-прежнему рыжий «КамАЗ», обнаружился на паркинге крупного торгового центра. Среди сонма легковушек и минивэнов он смотрелся достаточно странно, но перенастройка артефакта морока была дикарям не по зубам. Сами Шапки сидели в кабине и о чем-то шумно спорили, изредка предпринимая ленивые попытки настучать оппоненту по лицу.
   – У нас серьёзное задание, не надо тратить время на ерунду.
   – Во-первых, это не ерунда – мы наказываем воров, – серьёзно возразил Скар, с пелёнок отвечавший за разработку идиотских планов. – Во-вторых, времени на это понадобится меньше минуты: выбросим дикарей из машины и уедем.
   – Дольше потом кабину проветривать будем, – вставил Бодо. – Давай, сестренка, садись за руль, а мы со Скаром вернем дорогостоящее имущество.
   – Ну а в-третьих, мы уже приехали, так что рассуждения не имеют смысла. – Скар кивнул на припаркованный неподалеку якобы «КамАЗ».
   Ива поняла, что остановить близнецов мог лишь призыв на войну Великих Домов или звонок отца. А поскольку ни того, ни другого не предвиделось, проще всего было согласиться.
   – Грифона не поцарапайте, – проворчала девчонка, пересаживаясь в водительское кресло.
   – Кстати, кто-нибудь понимает, что задумали эти придурки?

   – Магазин? – переспросил Йога.
   – Не магазин, а торговый центр, дебил! – шикнул на бойца Шкварка. – Кто тебя только навом сделал, мля…
   И даже кулак продемонстрировал, обозначая серьёзность своей позиции. Идея грабежа принадлежала ему, и Шкварка болезненно воспринимал любую критику.
   – Ага, не ларек, а пивнушка, – с иронией, хотя и не зная такого слова, хмыкнул Йога.
   – Ты чем-то недоволен?
   – Слышь, уйбуй, ты всегда сам учил – грабить надо там, где бабла много скоплено, чтобы десять раз не бегать. – Йога сообразил, что противостоять говорливому Шкварке в одиночку он не сможет, и принялся апеллировать к начальству. – Ну там, банк, допустим…
   – Или банкомат ещё, – добавил Мотыга.
   И переглянулся с Натугой.
   – Или, допустим, ювелирку…
   Шапки привычно набились в душную кабину, где пыхтели и агрессивно потели, ерзая друг другу по амуниции и шёпотом проклиная невыносимую московскую жару, сконцентрировавшуюся в отдельно взятой машине. Шапкам хотелось искупаться и ледяного виски, или искупаться в ледяном виски, или хотя бы просто – виски, можно без льда, однако безмерная важность разбираемого вопроса заставила дикарей стоически переносить разгул стихии и пихающихся локтями сородичей.
   – Там внутри есть ювелирка, – сообщил Шкварка.
   – Вот её и надо грабить.
   – Кретин, мля, – выдохнул Шкварка. И заглянул в полуприкрытые глаза Коряги. – Мы не только ювелирку, но и всё вокруг тоже ограбим. И богатыми в эмиграцию поедем.
   Десятник важно кивнул. Ехать богатым он был не против хоть куда, хоть в эмиграцию, хоть в Куала-Лумпур.
   – А если нас полиция повяжет? – продолжил атаку неугомонный Йога.
   – А почему она нас повязать должна? – парировал Шкварка.
   – А почему нет?
   Острый, предельно аргументированный вопрос требовал серьёзного ответа, и поскольку в полуприкрытых глазах Коряги отчетливо читалось, что ехать бедным и в тюрьму он совсем не хочет, Шкварке пришлось конкретно собраться с мыслями. Он глотнул из фляги и выдал аргументированно:
   – Мля, идиот, не каркай про полицию, потому что я всё продумал.
   – Ты – что? – удивился Йога, но сбить разошедшегося Шкварку с намеченного пути не сумел.
   – У нас морок есть? Есть. Входим в магазин с этим мороком и около главных касс и ювелирки становимся. А потом – о-па! – руки в гору – деньги нам! И стволами машем, чтобы не пыхтели.
   – А потом золотишко в сумку – и в эмиграцию, – возбудился Мотыга.
   И незаметно, как бы между делом, взял из руки Шкварки флягу с виски.
   – У нас есть морок? – удивился Йога.
   – У нашего колдуна-уйбуя, – с уважением поведал Шкварка. – Настоящего боевого нава, мля.
   – Все навы – колдуны, – важно добавил Мотыга.
   Натуга почесал потное пузо, а Коряга, сообразив, что отступать некуда, погладил себя по черному отростку и вытащил из перчаточного бокса магический пульт.
   При ярком дневном свете серебряная звездочка выглядела не столь внушительно, как ночью, когда включалась подсветка пояснительных рун, но Шапки всё равно смотрели на неё с благоговением, ибо, даже приняв изрядную дозу виски, дикари не получали ни грана волшебных способностей. Сложные магические артефакты также оставались за пределами их понимания, и та лёгкость, с которой Коряга управлял невиданными силами, поднимала его авторитет на столь же невиданную высоту.
   – Зачем? – неожиданно спросил насмотревшийся на звездочку Йога. Судя по всему, у бойца от трезвости случился припадок «хочувсёзнания».
   – Что зачем? – не понял Коряга.
   – Если у нас морок есть, зачем его снимать и стволами размахивать? – с неожиданной рассудительностью спросил Йога. – Чтобы полиция скорее приехала?
   – Мы всегда так делали, – растерялся уйбуй.
   – Это когда Шапками были деланы, а мы теперь навы. Теперь надо иначе.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация