А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "В круге времен" (страница 14)

   – Нет!
   – Жребий выбрал, – ехидно напомнил Коряга. – Но если общество не против, можем повторить раздачу коротких палочек…
   Ответом стали вскинутые стволы, передернутые затворы и взведенные курки – диверсионный отряд перекинутых навов не желал рисковать повторно.
   – Жребий правильный, – выразил мнение общества Мотыга. – Давай, Шкварка, покажи, как тебя в гарочей школе учили кур душить.
   – Я не учился в школе! – завизжал Шкварка.
   – И пушку свою отдай, – надавил уйбуй. – И ятаган тоже отдай, чтобы птичку не поцарапать, в реале. А то знаю я тебя!
   – Не губите, братцы!
   Но разве способны жалкие вопли противостоять торжеству демократии?
   Под прикрытием вскинутых стволов братца Мотыги и братца Натуги братец Йога разоружил несчастного, воткнул на его палец защищающее от уменьшения кольцо и подтолкнул к кузову, сопроводив свои действия философским:
   – А может, и справишься… Всяко в жизни бывает.
   Из кузова громко клацнуло клювом.
   – Сетью сначала, – посоветовал Натуга, опасливо отходя на шаг назад. – В сеть его сначала, а потом – по клюву.
   Шкварка, который как раз взобрался на задний борт, собрался обернуться, дабы послать проклятым «братцам» последнее в жизни ругательство, но предусмотрительный Коряга толкнул бедолагу в спину, и Шкварка с воплем «Мать!» полетел внутрь. А дикари заинтересованно припали к дырочкам в брезенте.

   – В общем, победил Шкварка чудище, – подытожил Коряга, умильно глядя на Урбека. – И даже не поцарапал, можешь хоть сейчас посмотреть.
   – То есть, – медленно протянул барыга, размышляя о чем-то своем, – ты все-таки использовал уменьшающий артефакт?
   – Ага, – с готовностью кивнул уйбуй.
   – И сколько привез телефонов?
   – Сколько чего?
   – Телефонов, – терпеливо повторил Урбек. – Я ведь тебя за телефонами посылал. Помнишь?
   – С трубками не очень вышло, – честно, но после длинной паузы ответил Коряга и аккуратно заправил под бандану вылезший от напряженного разговора отросток. – Взяли мало, а то, чего взяли, птичка в кузове потоптала.
   – Птичка?
   – Клёвая, в реале, – вернулся к рекламе Шапка. – У неё как будто тело из кошки большой, а голова – нет.
   – Знаю, – кисло произнес Кумар.
   – Откуда?
   – По телевизору видел. – И сразу, не позволив дикарю опомниться, перешел в наступление: – Ты хоть представляешь, какую бузу устроил?
   Неожиданное нападение вызвало ожидаемый ответ:
   – Вообще не трогал!
   Коряга знал, что именно эту фразу необходимо вопить всегда, когда тебя в чем-то обвиняют. И стоять до конца. Это нехитрое правило здорово помогло бедовому дикарю, когда великий фюрер Кувалда расследовал похищение из незапертой кладовой «Средства от перхоти» ящика виски. Веселые были времена…
   – Все последние новости – о вас, придурки! Человские новости, ты понял? Не тиградкомовские.
   – Не губи!
   Уйбуй только сейчас сообразил, что шас не шутит, и попытался надавить на жалость. Собрался в ноги упасть, но передумал, вспомнил, как били упавшего Фомку два дня назад во дворе Форта, и передумал.
   – Вас, придурков, весь Тайный Город обсуждает…
   – Не губи!
   – И совершенно непонятно, почему тебя ещё на дыбу не вздернули?
   У Коряги затряслись губы. И руки. И внутри, наверное, тоже затряслось, но этого не было видно. Довольный произведенным эффектом Урбек потер ладошки, продемонстрировал гадливенькую улыбочку, специально разработанную для подобных случаев, и продолжил:
   – Не знаю, почему ты ещё на свободе, но выхода у тебя и твоей кодлы два: забиться в какую-нибудь далекую и никому не интересную дыру и не высовываться лет триста…
   – Мы столько не живем.
   – А ты постарайся, – хрюкнул шас.
   Коряга покрутил пальцами, помогая мозгу переварить неожиданное предложение, секунд через десять решил оставить его на потом и пропищал:
   – А что на второе?
   – На какое второе? – не понял Урбек.
   – Выход второй какой?
   – Сдаться Великим Домам, – пожал плечами барыга. – Сантьяга, говорят, много о тебе спрашивал.
   Шапку едва не стошнило от ужаса.
   – Лично обо мне?
   – Нет, не лично, – сжалился барыга. – Сантьяга спрашивал о Шапках, у которых есть живой грифон. Но скоро бесяевские программисты обработают видео с Краснопресненской заставы, определят, кто там бузил помимо грифона…
   – Это вряд ли, – улыбнулся Коряга. – За Мотыгу на все документы Натуга фоткался, а Шкварка вообще не пойми откуда фотку приволок, он на ней как женщина какая-то. Так что не найдут нас бесяевские, как пить дать не найдут.
   Теперь тайм-аут взял Урбек. Несколько секунд шас внимательно смотрел на дикаря, затем решил, что с бесплатной лекцией пора завязывать, и резюмировал:
   – Надеюсь, мы поняли друг друга.
   – Да… я тоже надеюсь, – вздохнул уйбуй и, приободренный тем, что барыга назвал его другом, поспешил осведомиться: – Так птичку возьмёшь? Имущество там охранять или друзьям за деньги показывать?
   – Э-э…[3]
* * *
   Офис компании «Неприятные Ощущения»
   Москва, улица Большая Лубянка,
   15 июня, среда, 11:51
   Продемонстрированная торопливость навела Ингу на мысль, что работать им предстоит, как южноамериканским пеонам – не разгибая спины, – но Яна, к некоторому удивлению рыжей, даже компьютер запускать не стала.
   Вернувшись в офис, гиперборейская ведьма отправилась в комнату отдыха, жестом пригласив подругу следовать за собой, затем включила кофеварку и плюхнулась в самое большое кресло:
   – Присоединяйся.
   – Такое расследование по мне, – пошутила в ответ Инга, с ногами забираясь на диван. Рыжая прекрасно понимала, что долго бездельничать не придется, и потому потянулась с особым наслаждением.
   – Хорошо, что компьютер на сегодня отменился.
   – Мы просто отложили свидание с ним, – улыбнулась в ответ Яна.
   – Предлагаю заняться чем-нибудь более веселым. – Молодая колдунья терпеть не могла однообразную работу, особенно такую нудную, как сидение перед монитором, – ей не терпелось перейти к делу. – Давай допросим кого-нибудь?
   – Кого?
   – Какого-нибудь старого человского ведьмака, – передернула плечами рыжая. – Поехали в «Кружку для неудачника».
   Инга откровенно шутила, однако Яна ответила серьёзно:
   – Разве ты мало прочитала о Ризныке?
   Но сбить с подруги веселый тон одним вопросом не получилось.
   – В том-то и дело, что много прочитала, слишком много, чудовищно много! Так много…
   – Я поняла, – попыталась перебить рыжую гиперборейская ведьма.
   – …что если я увижу ещё одну фотографию Ризныка, он будет сниться мне всю следующую неделю.
   Получив информацию о странном бегстве Андрея, наёмники немедленно взялись за его личное дело и под микроскопом изучали материалы до того, как отправиться в Лабиринт. Самые громкие дела, взаимоотношения с челами и Великими Домами, сохранившиеся высказывания, отзывы о нём… Они разложили жизнь Ризныка на составляющие, но гиперборейской ведьме всё равно казалось, что упущено нечто важное – ведь полученные знания пока не привели к результату.
   – Ты помнишь адрес его конторы?
   – И как зовут его детей.
   – Похвальное прилежание.
   – Не надо острить.
   Яна улыбнулась, выбралась из кресла и направилась к кофеварке.
   – Тебе с сахаром?
   – Нет, не хочу.
   – Мы не сделали главного.
   – Забыли купить сливки?
   – Не обдумали прочитанное.
   – Ещё скажи: не поделились впечатлениями.
   – И это тоже, – спокойно кивнула гиперборейская ведьма, подавая подруге кружку с кофе. – Я хочу понять, что заставило Ризныка пойти на поводу у Ярги. А для этого нужно не только прочесть личное дело Андрея, но понять его, вникнуть.
   – Может, ты всё усложняешь? – Инга сделала маленький глоток горячего. – Что, если Ярга ему банально заплатил?
   – Деньгами?
   – Да. – Рыжая передернула плечами: – Как говорил Александр Македонский: «Нет такой крепости, которую не взял бы груженный золотом осел».
   – Так говорил его папа, Филипп.
   – Разве он не был македонцем? – удивилась Инга.
   Девушки рассмеялись. Затем недолго помолчали, а потом Яна покачала головой:
   – Можно я пока не поверю в банальную продажность Андрея Ризныка?
   Слово «банальную» гиперборейская ведьма выделила голосом, и рыжей не составило труда понять намек:
   – То есть его купили как-то иначе?
   – Надеюсь.
   – Как?
   – Закрой глаза, – попросила Яна.
   Прозвучало неожиданно, однако странной просьбой в Тайном Городе мало кого удивишь, поэтому Инга спокойно подчинилась.
   – Надолго?
   – Теперь расслабься.
   – Звучит интригующе. – Рыжая улыбнулась, но было видно, что она продолжает выполнять просьбы Яны: девушка поставила кружку с кофе на журнальный столик, удобнее устроилась на диванных подушках, а её дыхание замедлилось.
   – Сыграем в ассоциации, – негромко произнесла гиперборейская ведьма. – Помнишь, как это делается?
   – Ты называешь слово, я отвечаю первое, что придет в голову.
   – Совершенно верно. Зима?
   – Лето.
   – Хлеб?
   – Тесто.
   – Улица?
   – Дом.
   – Кино?
   – Экран.
   – Ризнык?
   – Орден…
   На этом игра закончилась.
   – Что? – Инга распахнула глаза и уставилась на подругу. – Почему я так сказала?
   – Потому что я не просто так предложила тебе поиграть, – спокойно ответила Яна. – Мы не обдумали то, что увидели в личном деле Ризныка, уехали, и только в Лабиринте я вдруг сообразила, что Андрей в отличие, к примеру, от нас был тесно связан с рыцарями. Большая часть его заданий, в том числе самые знаменитые дела, были контрактами с рыжими. Не с навами или зелёными, а с чудами.
   – Что нам дает это знание?
   – Как минимум то, что Сантьяга ни на секунду не задумается, отдавая приказ на уничтожение Андрея.
   И это было правдой. Горькой, резкой, сорвавшейся с языка только потому, что ведьма была под впечатлением от игры.
   «Сантьяга не задумается…»
   – Я не хочу его смерти, – тихо сказала рыжая, вновь принимаясь за кофе.
   – Ризнык связался с Яргой, – в тон подруге произнесла Яна. – И мы должны быть готовы ликвидировать его.
   Инга отвернулась.
   Почти десять секунд в комнате царила неловкая пауза, после чего гиперборейская ведьма сходила в главный зал и принесла ноутбук.
   – Я обещала, что мы вернемся к работе.
   – Снова листать личное дело? – скривилась Инга.
   – Попробуем вычислить старые связи Андрея, – отозвалась Яна, не спуская глаз с экрана. – Навы хвастаются, что перевели в электронный вид почти весь свой архив…
   – Только у нас нет полного доступа.
   – У нас есть достаточно. – Гиперборейская ведьма прошла через серую страницу с черной белочкой в центре, ввела пароль, подтвердила личность, приложив к монитору большой палец правой руки, перешла в раздел «Архив» и ввела в поисковую строку «Андрей Ризнык». – А затем распределяем все встречающиеся в ссылках имена по частоте упоминаний…
   – Не факт, что получится, – подумав, произнесла рыжая. – Уверена, что на первом месте будет…
   – Франц де Гир, который в те времена занимал пост мастера войны, и большинство боевых контрактов шло через него. – Яна улыбнулась и жестом предложила Инге посмотреть на монитор. – Следом – Рик Бамбарда. Который на протяжении всей своей карьеры был правой рукой Франца.
   – А замыкает первую тройку Гуго де Лаэрт, нынешний мастер войны, а в те далекие времена – один из главных забияк Ордена.
   – Кого из перечисленных мы будем допрашивать?
   – Меня интересуют не они, а номер четыре.
   Тыц.
   И только сейчас Инга поняла, что имела в виду Яна: присутствие в списке трех рыцарей, традиционно принимающих участие едва ли не во всех устраиваемых Чудью заварушках, было объяснимо и естественно, обращать на них внимание не стоило. Гиперборейская ведьма искала того, кто окажется первым после них, того, кто не отдавал приказы, не инструктировал, не оплачивал работу, но часто пересекался с наёмником Андреем Ризныком. Этим кем-то оказался четырехрукий убийца по имени Тыц.
   – Хочешь сказать, мы отыскали напарника?
   – Это предположение легко проверить. – Яна вывела на экран известную информацию о старом хване, усмехнулась и взялась за телефон: – Алло, «Алтайская Неувязка»? Мне нужен Тыц, мы договаривались встретиться, но его мобильный не отвечает… Ах, вот в чем дело… Да, спасибо, я перезвоню. – Гиперборейская ведьма отключила телефон и задумчиво провела рукой по голове, по черной подписи Азаг-Тота, навсегда въевшейся в её кожу. – В настоящее время господин Тыц не может подойти к телефону. Он будет завтра.
   – Спорим, что, если мы запустим поиск по генетическому коду, у Тыца наберется тысяч тридцать откликов?
   – Нет, не спорим, – мягко произнесла Яна. – Уверена, что так оно и есть.
   – Мы нащупали ниточку! – Инга азартно вскочила на ноги, то ли от переполняющих чувств, то ли собираясь бежать. Куда? Не важно. На поиски.
   – Но до сих пор не знаем, какой морковкой Ярга соблазнил Ризныка, – вздохнула гиперборейская ведьма.
   В отличие от подруги она осталась в кресле и продолжила бездумно гонять курсор по экрану ноутбука.
   – Мы не можем утаивать от Сантьяги важные сведения, мы подписали контракт. – Голос рыжей звучал недовольно, но твёрдо. – О Тыце придется доложить.
   Несколько секунд девушки смотрели друг дружке в глаза, а затем Яна чуть качнула головой:
   – Я позвоню.
   И отвернулась.
* * *
   Складской комплекс «КумарКаргоЭкспресс»
   Москва, улица Левобережная,
   15 июня, среда, 12:09
   Иногда чертовски приятно возвращаться туда, где тебя не любят, не желают видеть и стараются обидеть любыми доступными способами. Возвращаться, разумеется, «на коне», обретя силу и полномочия. Возвращаться, четко понимая, что открылась великолепная возможность расплатиться за невежливость (сказано мягко) и откровенное хамство (точно описывает поведение Урбека Кумара по отношению к честному сотруднику Службы утилизации). Возвращаться победителем. Иногда забывается воспитание, дает сбой врожденное дружелюбие и хочется банальной, как банан, и холодной, как холодец, мести.
   Именно с такими чувствами Вилар Турчи пересекал негостеприимно распахнутые ворота «КумарКаргоЭкспресс». Предвкушая чарующие моменты торжества справедливости и потирая руки в радостном ожидании предстоящего разговора с барыгой, Вилар в деталях представлял вытянувшееся лицо Кумара, отчетливо видел капельки пота на его лбу, преступно бегающие глазки и трясущиеся губы. Обдумывал, сильно ли задрожат у барыги руки и захочет ли тот в туалет от страха… Другими словами, Турчи настолько увлекся, что совершенно не продумал разговор с Урбеком, в результате которого, собственно, лицо Кумара должно было вытянуться, капли пота появиться, а руки – задрожать.
   И отсутствие подготовки сыграло со следователем злую шутку. Его первая фраза:
   – Я всё знаю! – вызвала саркастический ответ:
   – Так вот куда подевался Дегунинский оракул! – и стала прологом неудачного разговора.
   Но в тот момент Вилар ещё не понял, что потерпел позорное поражение.
   – Твои дружки доигрались, – холодно бросил он.
   – Деньги не играют, сынок, они или работают, или жиреют на депозитах, – наставительно поведал Кумар. – А других друзей у меня нет.
   – Зачем тебе понадобился грифон?
   – У тебя странные фантазии, сынок. – Кумар поднял правую бровь и тоном дипломированного врача осведомился: – Каким ты представляешь себе это чудовище? Во что оно одето в твоих мечтах?
   И Турчи начал понимать, что разговор идет… неправильно. Он, выдающийся менеджер Службы утилизации, только что фактически обвинил Урбека в серьёзном преступлении, а проклятый барыга даже ухом не повел, продолжая ехидно улыбаться выдающемуся менеджеру в лицо. А в его лице – всей Службе утилизации в лицо ехидно улыбаться. Словно зная, что в очередной раз выйдет сухим из воды.
   У Вилара задергалось веко. И стали предательски запотевать очки.
   – Ты ещё не понял, что доигрался? Краснопресненскую заставу им не простят.
   – Если я доигрался, то почему ты говоришь «им»? Кто эти они? Что им не простят? Вы играете с грифоном дружной группой?
   Омерзительное замечание оперативник хладнокровно проигнорировал.
   – Только не говори, что ты не слышал о выходке на Краснопресненской заставе.
   – Слышал, – подтвердил Кумар.
   – Ага!
   – Но искренне не понимаю, с какой стати ты увязываешь мое имя с этим трагическим географическим названием.
   – Решил всё отрицать?
   – Сынок, скажи, в чем сознаться, а я подумаю, нужно ли мне это?
   Турчи медленно досчитал до пяти, неприятно улыбнулся и тоном взбешенного, но ещё держащего себя в руках завуча произнес:
   – Я как раз готовлю доклад о серии ограблений, в ходе которых Красные Шапки на удивление грамотно использовали серьёзные артефакты.
   – Забудь о докладе – сразу за диссертацию.
   – Дикари с опаской относятся к магии, поэтому я думаю, что это ты научил их пользоваться артефактами. – Турчи сорвал запотевшие очки и потряс ими перед собой. – И отправил грабить человские склады.
   – А ты не думай, ты доказывай.
   – Мне обратиться к навам? – Вилар вопросительно приподнял левую бровь.
   – Ты ещё этого не сделал? – Урбек вопросительно приподнял правую бровь.
   – Хотел договориться по-хорошему.
   – Хотел доказать себе, будто крут настолько, что можешь взять старого и нервного Кумара «на слабо».
   В Тайном Городе говорят, и правильно говорят, что с шасами трудно общаться. Однако шасу с шасом препираться попросту невыносимо.
   – Я предупредил, – как можно увереннее резанул Вилар.
   Но бой был проигран, и фраза громыхнула впустую, как залп главного калибра уходящего под воду линкора.
   – Сынок, если бы ты знал, сколько раз эта фраза звучала на моем складе, то сейчас не позорился бы.
   Элегантно-издевательской расплаты за все прошлые обиды не случилось.
   – Я вернусь, – буркнул Вилар, усаживаясь на водительское место.
   – Ты смотришь слишком много фильмов, – посетовал барыга. – Меньше кинотеатров и больше дела. – Менеджер завел мотор, но Урбек решил его добить: – Или же устройся на работу, которая тебе по зубам.
   Добрый совет, как это частенько бывает, оказался обрамлен ответом витиеватых ругательств.
   Кумар сделал отъезжающему автомобилю ручкой, почесал нос, собрался вернуться к делам, но буквально в следующую же секунду скромный седан Вилара сменил массивный чёрный внедорожник, из которого выбрались известные всему Тайному Городу наёмники. Легкая простуда перешла в хронический бронхит.
   – Привет, Урбек! – хмыкнул Кортес.
   – Доброе утро! – махнул рукой Артём.
   – Выглядишь веселым.
   – Но слегка озабоченным.
   – Если из-за нас, то мы ненадолго.
   – Новости читал?
   – Или смотрел?
   – В Москве был с утра?
   Барыга без восторга оглядел улыбающихся челов и покачал головой:
   – Решили клоунов изобразить? Получается.
   – Мы знали, что тебе понравится, – не стал скрывать Кортес.
   – Решили тебя развеселить, – поддакнул Артём, оглядывая стоящие вдоль дальнего забора фуры. – Перед разговором.
   – Шутите хором, – попросил шас. – А то по одиночке я вас плохо слышу.
   – Обратись к эрлийцам, – предложил молодой наёмник.
   – Закончили, – негромко велел Кортес, который замечательно чувствовал собеседников и понял, что барыга вот-вот взорвется. – Помнишь такого наёмника: Андрей Ризнык?
   – Чел?
   – Чел.
   – Здоровый такой, высокий, мощный… ещё бородку носил? – Урбек прищурился. – Лет десять назад ушел из Тайного Города.
   – Ага.
   – Нет, не помню.
   – Это он пустил Москву-реку в Лабиринт, – негромко, но веско сообщил Кортес, глядя барыге в глаза.
   – Негодяй, – оценил шас. – Это всё?
   Но отделаться от наёмников было куда сложнее, чем от следователя. Артём и Кортес переглянулись, похолодели глазами, отчего стали окончательно походить на братьев, и старший продолжил:
   – Мы проводим первичное расследование для Темного Двора, выясняем, где Ризнык купил снаряжение.
   – Магазины Торговой Гильдии, сам понимаешь, отпадают, – добавил Артём. – Они бы уже выдали информацию.
   – Остаются вольные художники вроде тебя.
   – В жизни не держал в руках краски, – сварливо произнес Урбек.
   – А боевые артефакты?
   – В обмен на мирные деньги?
   – Времени мало, нужно отыскать парня.
   – Ризнык мог покупать снаряжение и артефакты через подставных лиц и постепенно, чтобы не привлекать внимания, – предположил Кумар. – Я поступил бы так.
   – Профессионально, – одобрил молодой наёмник.
   – Умно, – поправил Артёма шас. – Вы закончили?
   – Нам не важно, у кого Ризнык приобрел снаряжение, – медленно продолжил Кортес, буравя барыгу взглядом. – Нас интересует, что он покупал.
   Это был даже не прозрачный намек, а высказанное открытым текстом предложение: тебе ничего не грозит. Но шас лишь несильно передернул плечами, на мгновение став похожим на высокомерного кота: мол, видали мы такие предложения…
   Однако в следующий миг Кумар услышал невысказанное: «…пока он ещё чего-нибудь не натворил…» Наёмники намекали, что взбешенные Великие Дома будут делить ответственность за действия Ризныка на всех вольных или невольных соучастников.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация