А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "В круге времен" (страница 12)

   – Этого ещё не хватало.
   – Папа маму не всегда слушает, – меланхолично заметил Скар.
   – И чем это заканчивается? – немедленно парировала девчонка.
   Молодые хваны припомнили некоторые подробности алтайской семейной жизни, вновь переглянулись, вздохнули, и Скар предположил:
   – Думаю, я никогда не женюсь.
   – Молодой ты ещё, – хихикнула Ива.
   – Слушайте, рукастые, – медленно произнес Бодо, до которого наконец дошло, где и что он слышал про экзотическую машину. – А грузовик, на котором рассекают Шапки, – не тот случайно, о котором говорил папа? Ну, помните, когда ругался, что схрон Ризныка обокрали?
   В роскошном салоне «Шевроле» воцарилась тишина.
   – Вряд ли по Москве гоняет больше одного «М35», а? – добил родственников Бодо.
   Ива и Скар молча переглянулись.

   – Настоящий грифон? – кисло переспросил Сантьяга, едва покинув портал. – Та самая помесь льва и орла, которую по неясным причинам до сих пор разводят в Ордене?
   – Если судить по следам когтей, отпечатку ауры, показанию очевидцев и видеозаписям – самый настоящий, – подтвердил Ортега. – Половозрелый самец.
   – Агрессивный?
   – Удивленный.
   Помощник прибыл на Краснопресненскую заставу семь минут назад и успел собрать кое-какую информацию.
   – Я слышал, грифона сопровождали…
   – Красные Шапки, – закончил за шефа Ортега. – Один сидел у монстра на шее, второй оказался привязанным к нему… Можно предположить, что второй дикарь также был наездником, но свалился с грифона в портале. – У помощника вспыхнули глаза. – Тогда получается…
   – Ортега, вы себя слышите? – мягко осведомился Сантьяга. – Два дикаря верхом на половозрелом грифоне. В центре Москвы. Вы думаете, они его объезжали?
   – Но ведь откуда-то они взялись, – развел руками Ортега.
   – Да, – после короткой паузы согласился комиссар Темного Двора. – Откуда-то они взялись.
   Но с придумыванием следующего предложения навы справились не сразу.
   – Возможно, Ризнык сделал первый ход, – озабоченно произнес помощник.
   – Скорее – отвлекающий маневр.
   – Слишком шумно.
   – Зато все по горло заняты.
   И Сантьяга недовольно оглядел площадь: взволнованные челы, некое подобие оцепления, владелец павильона, мрачно изучающий поврежденную крышу, гомон, шум, щелчки телефонных фотокамер и металлическая голова на асфальте как символ недавнего бардака.
   Времени прошло мало, и шестеро подоспевших полицейских ещё не успели приступить к опросу свидетелей. За них это сделали наводнившие Заставу специалисты по утилизации – даже на первый, поверхностный взгляд было видно, что шасы пригнали к месту ЧП весь личный состав Службы.
   – Тиградком определил номера мобильных, которые находились на площади во время инцидента, – сообщил пообщавшийся по телефону Ортега. – Бесяев гарантирует, что все видеозаписи будут уничтожены.
   Егор Бесяев возглавлял обслуживающую Тайный Город телекоммуникационную компанию и слов на ветер не бросал: раз сказал, что его маги-хакеры сумеют замести следы, значит, так будет. Но замести следы – полдела, гораздо больше Сантьягу занимал вопрос:
   – Откуда вообще взялся грифон? Вряд ли чуды нанимают Красных Шапок в качестве пастухов.
   – Рыжие появятся через тридцать секунд, – доложил Ортега. – Можно будет расспросить.
   – Грифона украли из «Зверициума Хеция Крю». – К комиссару протиснулся Вилар. – Сегодня ночью.
   – Как мило… – Комиссар вопросительно поднял брови. – А вы…
   – Я как раз расследую преступление. – Шас приосанился. – Вилар Турчи, менеджер по оперативному вмешательству.
   После чего пригладил рукой волосы и зачем-то попытался сунуть комиссару свою визитку. Её перехватил Ортега.
   – Слышал о вас, – кивнул Сантьяга.
   – Трудно поверить, – пролепетал шас, наблюдая за тем, как помощник равнодушно опускает его визитку в карман.
   – Это ведь вы руководили строительством ямы на территории Кремля?
   – И получилась она на загляденье.
   – Рад, что мы будем сотрудничать, – обаятельно улыбнулся комиссар, пожимая Турчи руку. – Что вам известно по данному делу?
   Предложение поработать вернуло Вилара в реальность. Он поправил очки, тряхнул портфелем и деловым тоном осведомился:
   – Здесь видели Красных Шапок?
   – Да.
   – Я не знаю, что они здесь делали, но в «Зверициуме» – ставлю на кон свою репутацию – работал профессионал высокого класса. Там использовались заклинания или артефакты такого уровня, до которого Шапкам никогда не подняться.
   Сантьяга и Ортега переглянулись.
   – Все-таки Ризнык… – протянул помощник.
   – Но зачем ему грифон? И почему он отдал его дикарям?
   – Может, что-то пошло не так? Просто всё вот это слишком уж… – Ортега помялся, подбирая нужное сравнение. – Отдает детством.
   – Или дикарством.
   – Извините, комиссар, но такого слова нет.
   – Не важно. Я хочу…
   Однако закончить Сантьяга не успел: стоявший неподалеку координатор Службы поднес к уху телефон, несколько секунд слушал сообщение, побледнел и тихо произнес:
   – У нас ещё одна проблема, комиссар. Очень большая.
* * *
   Где-то под землей
   Москва, Лабиринт, 15 июня, среда, 10:14
   Нормальный москвич… ну или человек, считающий себя москвичом… или нормальным… в смысле – думающим… Другими словами, любой человек, хотя бы приблизительно представляющий устройство современного города, искренне считает, что под асфальто-бетонной кожей мегаполиса прячется метро. И канализация. И паркинги. И, наверное, ещё что-нибудь военное. Ну и всякая археология в ассортименте. Но в первую очередь – метро и канализация, отражающие два главных умения современного горожанина: ездить и гадить.
   И мало кто задумывается над тем, что подземный мир любого мегаполиса, особенно столь древнего, как Москва, гораздо богаче новомодного метро и жизненно необходимой канализации. Что складывался он веками, и спрятанные в трубы реки сплетаются в недрах грунта с выкопанными во времена Ивана Грозного подземельями, а те, в свою очередь, плавно переходят в бетонные коридоры и бункеры ХХ века, смыкающиеся с естественными пещерами. И весь этот ералаш образует единое пространство, имя которому – Лабиринт. Не официальное, разумеется, имя, но так подземный мир Москвы назвали в Тайном Городе, а в Тайном Городе ошибались редко.
   И редко спускались под землю, поскольку в отличие от обычных челов, пусть даже разумных и думающих, подданные Великих Домов не догадывались, а абсолютно точно знали о существовании гигантских, размером с собаку крыс, которых разводили в дебрях Лабиринта охотники-осы, давным-давно превратившие московские подземелья в свою вотчину. А значит, в вотчину Темного Двора, вассалами которого тощие крысоводы стали тысячи и тысячи лет назад.
   Селились осы так же, как стреляли рыцари-Горностаи, – кучно. Логово помещалось в нескольких соседних коридорах, что облегчало защиту зоны жилых пещер и её магическую маскировку, которую обеспечивал Тёмный Двор. И обеспечивал старательно, на высшем уровне: ни заплутавшие метростроевцы, ни военные, ни диггеры – никто не нарушал спокойствия осов и не видел их жилищ. Режим секретности соблюдался, но у плотного размещения был и существенный недостаток: мощный удар мог поставить под угрозу все Логово, всех обитателей Лабиринта разом. В возможность такого удара никто не верил в силу запрета войн на тотальное истребление, но бывает так, что обстоятельства заставляют плевать на самые суровые запреты.
   – Двести девяносто восемь, двести девяносто девять, триста. Уф! – Тыц снял рюкзак и театрально вытер несуществующие капли пота. – Спящий тебя разорви… Все!
   Играл хван для самого себя, по старой, появившейся больше шестидесяти лет назад привычке. В те далекие времена романтично настроенный юноша много читал, посещал драматический кружок районного Дворца пионеров, был завсегдатаем галерки Алтайского театра, не пропускал гастроли столичных звезд и мечтал о сценической карьере. Резвиться молодому Тыцу не мешали. Отец его, как любой здравомыслящий крестьянин, рассудил просто: если в пацане есть толк – он проявится на любом поприще, а если нет, зачем тратить силы на нравоучения? И мудрый папа не ошибся: Тыц окончил «Щуку», заработав у преподавателей репутацию будущего «короля эпизодов», но служить по распределению не стал, посвятив себя, на радость мудрому папе, семейному бизнесу.
   Тыц вовремя понял, что стать легендой театра ему не грозит, и вернулся туда, куда вела его судьба. И добился на правильно выбранном поприще больших высот.
   – А рюкзачок оказался нелегким… Посмотрим, что в нем…
   Триста шагов отмерены, правильность расположения подтверждена навигатором Тиградком, а значит, именно здесь следует избавляться от опасного груза. Хван раскрыл короткую лопату, театрально поплевал на ладони и принялся резво, но стараясь не испачкаться, углубляться в невысокий потолок. Выкопав «дупло» размером с рюкзак, Тыц отложил лопату, распаковал свою ношу и осторожно вложил в «дупло» матово-чёрный ящик, на крышке которого тускло серебрились три навских иероглифа. Излишним патриотизмом старый хван не страдал и предпочитал оружие Темного Двора: дорогое, зато надёжное. Придерживая устройство левой верхней рукой, Тыц быстро набрал код и усмехнулся, когда из боковых стенок выдвинулись и вонзились глубоко в землю стальные штыри. Теперь ящик мог оставаться в «дупле» без посторонней помощи. Оставаться и ждать следующего кода. Матово-чёрный подарок представлял собой мощную модернизированную бомбу узконаправленного действия – усиленная колдовством взрывчатка плюс магические направляющие – и гарантированно пробивал любой грунт на сорок ярдов, оставляя отверстие диаметром в пять-семь футов. А большего хвану не требовалось: всё остальное сделает давление, и основная проблема заключалась в том, чтобы вовремя унести ноги.
   Тыц выставил взрыватель на шестьдесят секунд, активировал и резво помчался прочь.

   – Вода!
   Если вы не страдаете от жажды в Сахаре или Калахари, нет никакого смысла радостно вопить при её появлении. Сам факт наличия воды, пусть даже большой, если вспомнить о весеннем половодье, явление в наших широтах обыденное и не вызывает ничего, кроме скуки. Ну в том случае, конечно, если вам удалось уберечься от волны и переплыть разлившуюся реку хоть Мазаем, хоть зайцем.
   Но когда вы находитесь в темном подземном тоннеле, к появлению воды следует относиться с тревогой. Особенно если кто-то пробил дыру в потолке, и миллионы галлонов Москвы-реки, повинуясь заурядным физическим законам, хлынули в Лабиринт.
   – Вода!
   Передовые магические датчики стояли в двух уровнях выше Логова, и лишь благодаря этому у навов оказалось время на подготовку.
   – Прорыв!
   – Откуда?
   – Не важно!
   Прорыв уже шириной в несколько ярдов, в середине Москвы-реки вертится гигантская воронка, вызвавшая изумленные крики прохожих, первый коридор полон, в Логове паника.
   – Блокируйте её!
   – Как?!
   Навы могут многое, но им ещё не доводилось останавливать наводнения. «Закрывать» коридоры для любого проникновения, возводя невидимые, но непроходимые магические стены? Можно. Двадцать магов – передовой отряд Темного Двора растерянны, но сражаются со стихией с отчаянностью обреченных. Перекрывают, блокируют, порталами отправляют подворачивающихся под руки осов в безопасные места, снова блокируют коридоры, щедро разливая по Лабиринту невиданное количество магической энергии, но… Но сверху до ужаса много воды, слишком много галлонов всеприбывающей воды. Она повсюду.
   – Проклятье!
   – Как её остановить?!
   На второй коридор идет поток. Нет, падает поток, потому что вода просачивается через мельчайшие отверстия между уровнями, старательно разминает их, увеличивает и падает. Сметает неуклюжие баррикады, что лепят перепуганные осы, сметает самих осов и несёт, несёт по знакомым, родным, но внезапно ставшим опасными коридорам. Баррикады не держат, двери не держат, первый уровень под завязку, лишь в нескольких местах остались воздушные пробки, в которых спасаются охотники и их пищащие крысы. Рушатся подмытые стены, падают потолки, то там то тут появляются завалы, но они не спасают от воды, а лишь добавляют хаоса и разрушений. Мешают пройти. Убивают.
   Вода прибывает и прибывает.
   – Ортега! В реку! Сделайте «пробку»!
   Комиссар на набережной стоит не в первом ряду, но благодаря высоченному росту прекрасно видит ошеломляющий водоворот в центре Москвы-реки. Челы вопят и тычут в него пальцами, снимают на видео, придумывают версии, но сходятся на том, что «Метро затопило!».
   – Остановите воду!
   И Сантьяга чувствует возникшее волнение магических полей: понявший что к чему Ортега резко накладывает на себя простейший морок – заклинание невидимости, – левитирует, зависает над воронкой водоворота и начинает формировать мощный аркан, не только закрывающий здоровенную дыру, но и укрепляющий соседнюю породу. Возможностей помощника не хватает, но к нему уже подключились советники Темного Двора – высшие маги Нави вкачивают в Ортегу энергию и дают советы по её использованию.
   – Логово почти в воде! – кричит из-под земли Бога.
   – Больше не будет, – спокойно обещает в телефон Сантьяга. – Через четыре минуты начинайте её перебрасывать.
   – Куда? – теряется Бога.
   – Обратно в реку. – Комиссар помолчал. – Или она вам нужна?

   …Некрасиво?
   Слабо сказано.
   Подло?
   В точку! Не просто подло – чудовищно подло. Омерзительная акция заставила трепетать сердца осов: перепуганные женщины, рыдающие дети, эвакуация, которую остановили лишь после того, как самоотверженный Ортега залатал прохудившуюся реку… И пусть в Тайном Городе принято смеяться над недалекими охотниками – их женщин и детей лучшие маги Нави спасали со всей серьёзностью, бесстрашно бросаясь навстречу лютому потоку воды.
   Храбро?
   Да, с той стороны храбрость. Такая складывается взаимосвязь: когда одни делают подлость, другим не остается ничего, кроме храбрости и самопожертвования.
   Но ведь и на подлость не всегда идут по велению души.
   Как бороться с Великими Домами без хитроумных шагов? Как заставить колдунов всерьез воспринимать угрозы?
   Как попасть в «закрытое место», которое, по иронии судьбы, оказалось совсем рядом с Логовом? Там, где постоянно шляются крысоводы и полно магических датчиков Темного Двора. Ждать удобного момента? Ломиться силой?
   Ждать удобного момента действительно пришлось. Точнее, не удобного, а нужного, короткого звонка от Тыца:
   – Пора.
   Отвечать Андрей не стал. Убрал телефон в карман и быстро, но без суеты стал спускаться по лесенке в тёмный зев обычного канализационного колодца – тяжёлую крышку Ризнык снял и отложил в сторону заранее. Колодец находился на краю мира – в Чертаново, в одном из тишайших его переулков, незаметный и неприметный, и именно поэтому Ярга установил здесь автоматический портал к «закрытому месту».
   «Наблюдатели, разумеется, засекут магический переход, но они должны быть слишком заняты, чтобы обратить на него внимание. Вы сможете придумать им достойное развлечение?»
   Тогда Андрей заверил первого князя Нави, что сумеет, действительно сумел, но теперь ощущал себя немного грязным.
   Двенадцать ступенек вниз… выждать четыре секунды… семь ступенек вверх… выждать четыре секунды… спуститься на три, сразу же подняться на одну, пауза в шесть ударов сердца, и теперь спускаться до конца…
   Когда Ризнык откинул крышку люка и посветил фонариком вниз, он насчитал двадцать ступенек. Однако после проведения спортивно-прикладного ритуала их число выросло втрое, а входной люк, как заметил добравшийся до подземного коридора Андрей, оказался закрытым.
   Потому что это уже был совсем другой люк.
   «Вы окажетесь в трех коридорах от Логова…»
   И воды здесь было по колено.
   «…встаньте спиной к лестнице, поверните налево и пройдите сто шагов…»
   Их Ризнык пробежал, поскольку вода прибывала. Медленно, но прибывала.
   «…справа вы увидите большой серый камень, не меньше трех ярдов длиной и двух в высоту. Идите прямо в него – камень ненастоящий».
   Оказался не твердым, а вязким. И жгучим – пронзил Андрея миллионом осиных укусов. На миллиардную долю секунды Ризныку показалось, что он умер, однако силы вернулись так же быстро, как были отняты, а ещё через три вязких шага Андрей оказался в коротком коридоре, который начинался ненастоящим камнем, а заканчивался тупиком. И в этом тупике, спиной прислонившись к земляной стене, сидел труп. В смысле – покойник. Точнее – иссохшая мумия, в которую превратился здоровый и сильный некогда мужчина за многие сотни лет.
   «Не обманул!»
   Ризнык и верил, и не верил Ярге. Умом понимал, что первому князю Нави вряд ли необходимо подставлять отошедшего от дел наёмника, но не сумел прогнать мысль, что его могут использовать в какой-нибудь хитрой комбинации. Этот червячок грыз Андрея с воскресенья и умер только сейчас, когда Ризнык увидел мумию.
   «Не обманул!»
   Андрей сделал два медленных шага вперёд, вода в «закрытое место» проникнуть не могла, остановился, кашлянул и тихо произнес, вложив в голос всё свое уважение:
   – Здравствуй, Сказочник.
   Мумия промолчала.
   Одежда, что когда-то была на мертвеце, давно истлела, так же как деревянный жезл, что служил ему оружием, – Сказочник был магом.
   Впрочем, они все были магами. Все четверо.
   – Ты умер не зря, – продолжил Ризнык, присаживаясь перед мумией на корточки. – Ты умер, но ты успел. И теперь я помогу тебе победить.
   Тело, одежда, жезл – тлен поглотил всё. Кроме маленькой ладанки, что висела на шее мертвеца, и свернутого в трубочку пергамента в его левой руке.
   Андрей аккуратно срезал ладанку, медленно, боясь, что от его прикосновений лист рассыплется, забрал свиток, бережно упаковал добычу в прозрачные пластиковые пакеты, поднялся на ноги и замер. Помолчал – он уже всё сказал, затем чуть поклонился, повернулся и быстрым шагом направился к выходу.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация