А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Бой под Талуканом" (страница 18)

   – Сережка, пойду к ручью, посмотрю, как там дела, а ты попей и Сомова угости.
   Опираясь на автомат, я спустился к ручью к «стонущему лазарету», вокруг валялись пустые бутыли и ампулы, медики уже использовали весь кровезаменитель и промедол. Очухались не все, Уразбаева понесли наверх обратно на КП, чтобы отправить в госпиталь. Таджибабаев очень громко стонал, но он был такой большой, что его эвакуировать начмед не захотел. Решили лучше постараться поставить на ноги на месте, чем всем умереть, неся его в гору. Вкололи промедол и последнюю порцию кровезаменителя, Дормидович хлопал по щекам, давал нюхать нашатырь еще и еще.
   – Солдат, оживай, ты такой огромный, мы тебя не донесем! – воскликнул Сероиван.
   – Плехо, очень нехорошо. Сапсем нехорошо, – жалостно ответил солдат.
   – Ничего страшного, сейчас мы тебя еще водичкой польем, плащ-палатку растянем, будет тень, к вечеру будешь в норме, – успокоил его начмед.
   Скрипя пылью на зубах и глотая налипший песок, Сероиван отпил из протянутой фляжки. С вершины вновь спустились два бойца с водой в бурдюках. Солдаты-водоносы принялись заполнять наши фляжки, по две каждому, чтоб на всех хватило. Я прилег на песок и спрятал голову в жалкое подобие тени, отбрасываемой от камня. Накрыл лицо снятым намоченным в ручье маскхалатом. Уф! Чуть не умер! Жизненные силы постепенно возвращались. Мысли восстанавливали свою стройность и ясность.
   Чуть в стороне лежали и постанывали бойцы минометного расчета.
   – Радионов! Ты уже ожил? Готов двигаться в гору? – спросил я хрипло.
   – Нет еще. Полчаса или даже час необходимы для отдыха, – откликнулся слабым голосом лейтенант.
   – А ты что, опять желаешь принять участие в войне? – ухмыльнулся лежащий головой на мешке Бодунов. – Вовка только из госпиталя: сил много, дай человеку повоевать. И Мандресов очень энергичный, еще не измотанный, слышишь, как хорошо стреляет. Пулеметы почти не смолкают.
   – Игорек, сам понимаешь, раз стрельба идет без перерыва, то у них скоро патроны кончатся. Нужно поднимать народ, некоторые уже ожили и сачкуют, – возразил я.
   – Если сам очухался, то лезь в гору, а другим не мешай болеть. Какой же ты нудный и тошный, болеть мешаешь! – энергично возразил Игорь.
   – И полезу! Вот минут пятнадцать полежу – и двинусь, но и тебя с собой прихвачу.
   День давно перевалил за полдень. Я закрыл глаза и вновь провалился в забытье. Мерещилась какая-то дрянь, «духи» режут наших на горе. Думал, полежу чуть-чуть, а вышло на сорок минут. Очнулся из-за громкой перебранки Бодунова с сержантом Юревичем.
   – Спустился за боеприпасами? Молодец! Вот, бери мешок и ступай обратно к пулемету. Что ты меня теребишь? Сколько их еще есть? – ругался Бодунов.
   – Ня бильше одной ленты у ПК, а «Утес» выстрялит еще разов восям-девять, – ответил зам. командира взвода.
   – Неси патроны, Юрик, сейчас соберем ленты к НСВ и будем выбираться. Замполит рвется к вам на помощь, но что-то заснул, и вроде как желание пропало, – ухмыльнулся взводный.
   – Не пропало, я ожил и чувствую, что полностью готов к движению. Альпинисты, подъем! Все встали, идем, ползем, карабкаемся! – принялся я орать, чувствуя, что голос полностью восстановился.
   – Ну вот, Бодунов, болван горластый, разбудил замполита, дрыхнул себе лейтенант и нам не мешал. А теперь нас заставит ползти в гору, – вздохнул лежащий навзничь Ветишин.
   – Игорь, все, вставай, хорош сачковать, цепляй на спину АГС и пойдем, – сказал я, довольный реакцией Ветишина на мое пробуждение. – И ты вставай, Радионов! Родимый, мы что, зря твои мины несем, пошли стрелять из миномета. Дорогой, поднимай своих «трубочистов», пусть тащат трубу на вершину!
   Понемногу все пришло в движение. Солдаты, ругаясь и матерясь, собрали вещи и тронулись в путь. Довольно крутой подъем одолели за полчаса и к шести вечера практически все выползли.
   Взбодрившийся Бодунов даже успел расстрелять запас гранат из АГСа по уходящим из кишлака «духам».
   – Ник, ты чего так хреново себя ведешь? – насмешливо спросил Сбитнев. – Такой опытный воин – и издох! Не ожидал, не ожидал. Падаешь в моих глазах!
   Я тут воюю почти в одиночестве, а взводные у ручья прохлаждаются.
   – Зато с тобой вон какой джигит с Кавказа! Правильно, Сашка? – отмахнулся я от упрека и похлопал по плечу взводного.
   Мандресов криво усмехнулся в ответ и продолжал нервно курить мятую-перемятую сигарету. Руки его сильно дрожали, в первый раз попал в горы – и сразу бой с «духами».
   – Понимаешь, Володя, как обухом по башке дало, и словно через центрифугу пропустили. Ломит все кости, перекрутило мне мышцы, думал, помру. Это же надо, сволочи, послали роту без воды в такую адскую жару. У меня лишь на донышке в одной фляжке было граммов сто, и все. Хорошо, никто не умер.
   – Как там Уразбаев и Таджибабаев? – поинтересовался командир роты.
   – Уразбаев был совсем плох, на КП, когда понесли, был прямо серый, лицо почти землистое. А Таджибабаева в чувство привели, думаю, минут через двадцать подойдет, ему Алимов помогает пулемет нести, – ответил я.
   – Только начали операцию, а рота уже редеет, – вздохнул Володя.
   – Ну а как ты тут, какие результаты дневной перестрелки? – спросил я ротного.
   – Да вон, у того дувала, ближайшего к дороге, лежит три или четыре тела. Это из своих ПК Мурзаилов с Зибоевым достали. Молодцы братья-мусульмане! Пора сержантами делать, – улыбнулся Володя и продолжил рассказ – Арамов и Шерстнев со своими взводами зажали в ущелье каких-то наемников, негров-арабов, человек десять завалили. Утром разведка спустится, разберется, кто такие и сколько их валяется. Сейчас начнется артобстрел долины, и целую ночь в небе будут «факелы» вешать, чтоб «духи» отомстить в темноте к нам не полезли.
   – Я думаю, они теперь далеко драпанут, пока мы не уйдем, не вернутся. Они же не ожидали, что их обложит армия со всех сторон. Тут – край непуганых дураков! Наверное, они оттого в открытый бой вступили с сидящими сверху «шурави», что воевать не привыкли, а только грабить обучены. Обычно опытные «духи» стараются наоборот сидеть выше нас.
   – А в этот раз не получилось! Мы их топтали и с грязью смешивали, – криво ухмыльнулся Володя. – Что, ожил или не совсем? Воды принес командиру?
   – Принес, правда, не тебе, а исключительно для себя, но, учитывая твои сегодняшние заслуги, выделю вам с Мандресовым полфляжки на двоих, – ответил я.
   – Почему так мало? – возмутился ротный.
   – А ты как хотел, чтоб я себе половину оставил, а вам полную? Не жирно? – размышлял я вслух. – Ну ладно, пользуйтесь моей добротой, пейте на здоровье.
   Солнце быстро опустилось за горный хребет, и воздух из огненной смеси стал вполне «употребим». Голова еще болела, но тело теперь достаточно хорошо подчинялось командам моего мозга. Я достал три банки с паштетом и стограммовую с яблочным соком. Отпразднуем окончание этого тяжелого дня.
   – Что, как ты, Ники? Жить будешь? Очень тяжело? – участливо спросил Володя.
   – Сейчас уже почти чувствую себя человеком, а часа три назад ощущал, что становлюсь шашлыком, суп-набором и бульоном одновременно. Мозги почти закипели в кровяном соусе. Веришь, мочи в организме совсем нет, отсутствует, а ведь я недавно две литровые фляжки выпил! В глазах помутилось, ни черта не соображал, думал, скончаюсь. Но оклемался. Сероиван сказал, это был тепловой удар, но не в самой тяжелой форме. А вот некоторым очень сильно досталось, особенно Уразбаеву. Жалко, хороший узбечонок пришел с пополнением. А что же день завтрашний нам принесет?
   – Завтра будет отдых. По плану – лежим и балдеем, а разведка пойдет вниз, прочешет руины. Давай, угощу тебя соком, а то вид у тебя никудышный, болезненный, витамины, может, оживят, – хмыкнул Сбитнев и крикнул – Саня, иди к нам, третьим будешь.
   Рядом с нами молча присел поужинать Мандресов. Взводный был растерян и задумчив. Он автоматически ковырялся ложкой в банке, проглатывал еду, жевал, но в мыслях был где-то далеко.
   – Ну что, Сашок, как тебе первый бой? Как война? – спросил Володя. – Давай закурим вдвоем хабарик, а то замполит – парень не компанейский, старовер какой-то, не курит, почти не пьет и баб не…
   – Зря ты так обо мне. Все тобою перечисленное, кроме курения, хорошее занятие, но в меру. А никотин ни уму, ни сердцу, я – что паровоз, чтобы дымить? – огрызнулся я.
   – Ни хрена ты не понимаешь в прелестях жизни. Сесть на камень, затянуться сигареткой вкусной, красота! Выдохнуть несколько колец дыма ртом, пустить красивые клубы через нос – это искусство. А как становится легко, нервы успокаиваются, тело расслабляется, – нравоучительно принялся выговаривать Сбитнев, а Мандресов кивал головой в поддержку. – Был бы хорошим человеком, получал бы сигареты на складе и нам отдавал, – уже сердито закончил Володя.
   – Да пошли вы к черту, «табашники». Я посмотрю на ваш кайф через пару недель, когда эта зараза у вас закончится. Вот это будет радость для моей души, бальзам сердцу! Все хватит трепаться! Вы можете хоть до утра дымить, а мой ослабевший организм требует восстановления, сонотерапии.
* * *
   Утром мы с Володей сидели у обрыва, пили чай с последними галетами и разговаривали о том о сем: что происходит в ущелье, о бестолковости планов командования, о домашних, о детях. Внизу дымился раздолбленный кишлак, а по тропе вдоль горной и бурной речушки шли разведчики. Вначале прошла разведка дивизии, затем – наша разведка и в замыкании – Пыж со своими тяжело нагруженными архаровцами. Весь его взвод – это десять человек. Солдаты медленно и осторожно двигались след в след, вплотную друг к другу.
   Тропа возвышалась над бурной рекой метра на три и резко обрывалась у воды. Внезапно дорога, по которой они шли, казавшаяся надежной, обвалилась в нескольких местах, и в быстрый горный поток посыпались нагруженные солдаты. Четверых бойцов, цепляющихся за край выступа, успели подхватить за руки товарищи, а трое упали и закувыркались в ледяной воде. Пару раз то голова, то ноги появились среди брызг и совсем исчезли. Автомат, бронежилет, каска, мешок, ленты, гранатомет, все это навешано на каждого и пристегнуто, сразу не сбросишь. Моментально наглотались воды, вот и ушли ко дну. Несколько солдат бежали вдоль берега еще метров сто, но никто не вынырнул, а быстрое течение не оставило ребятам никаких шансов спастись. Оказалось, в этом месте речушка подмыла песчаный берег, дорога метра на полтора зависла над рекой и не выдержала веса идущих. Все могло обрушиться вчера, час назад, пять минут назад, через полчаса. Не под этой группой, так под другой. Но гибель выпала именно этим. Погибли один солдат из взвода Пыжа и два разведчика разведроты полка. Поиски по руслу шли до самого захода солнца, но эти усилия не дали никаких результатов.
   Командование впало в прострацию, и всех оставили на своих местах на три дня без передвижений, а затем вывезли на вертолетах в Поли-Хумри.
* * *
   Мы шли по тропе, а на изгибе ручья, на мелководье в камнях лежали тела мятежников. Набегающая мелкая волна шевелила их волосы и бороды, качала руки и ноги, казалось, что они прилегли отдохнуть, спасаясь от изнурительного зноя. Правда, некоторые «охлаждались» лицом вниз, целиком скрывшись в воде.
   Вот так же и наших утонувших солдат где-нибудь выбросит на отмель или прибьет к валунам, и вряд ли кто похоронит по-людски.
   Начала работать комиссия особого отдела армии. Показания, объяснительные, докладные записки, рапорта. Не изъявлял ли кто из утонувших желания дезертировать, перейти на сторону «духов». Тела не найдены, значит, без вести пропавшие. Закрутилась бюрократическая карусель с всякими домыслами вокруг человеческой трагедии. Появились проблемы с похоронами, оповещением родных и донесением в вышестоящие штабы.
   Погибли и вроде не погибли. По крайней мере на бумаге «без вести пропавшие» – этот ярлык, отдает душком «сталинизма» и перекликается с другим пережитком той эпохи, «врагом народа»
   Обзовут «без вести пропавшим» и словно грязью перепачкают твое имя!
* * *
   Вновь горы, опять прочесывание кишлаков, поиски складов с боеприпасами и оружием, разминирование, минирование. Два дня работы и новая задача. Володя перенес на свою карту точки десантирования с карты Лонгинова. Затем быстро сложил ее в боковой карман мешка. Планшеты, как в кинофильмах о войне, никто не носит – неудобно, без того все висит и болтается.
   Прилетела первая группа вертолетов, и в авангарде отправилась третья рота и разведвзвод. Третьей – сам бог велел идти впереди всех, как-никак горнострелковая рота, любимчики Лонгинова. Горная новенькая экипировка, полный комплект офицеров, обученных скалолазанью.
   Внезапно налетевший порыв ветра быстро покатил полупустой рюкзак Сбитнева на край площадки. В нем кроме спального мешка и карты ничего не было. Паек съели, воду выпили, а запасом гранат и патронов Вовка себя отягощать не стал, все в нагруднике. Рюкзак быстро подкатился к обрыву, чуть задержался, и новая волна воздушного потока от винтов очередного вертолета швырнула его вниз, в глубокое ущелье.
   Ротный захлопал глазами, громко и витиевато выругался и, швырнув панаму на землю, в гневе ее растоптал. Я подошел к краю и взглянул вниз: рюкзак летел и подпрыгивал на каменных уступах. Катился, катился и, наконец, остановился. Спуститься за ним пришлось бы метров на триста вниз, а затем нужно еще с ним возвращаться. Присоединившийся ко мне Сбитнев почесал затылок и зло заорал на Сашку Фадеева:
   – Сержант, ну чего думаешь? Кто мой связист и ординарец, ты или не ты? Почему не подхватил рюкзак? Теперь дуй вниз за ним! Не успеешь – улетим без тебя, поэтому торопись! Оружие и шмотки оставь тут. Бегом!
   Сержант, матерясь на чем свет стоит, принялся спускаться вниз, а подскочивший к нам Лонгинов начал ругаться:
   – Какого черта Вы туда сержанта отправили? Что, из-за Вас десантирование задерживать? На кой хрен этот пустой мешок сдался, Сбитнев?
   – Мешок, может, и не нужен, но там карта лежит в боковом кармане, на ней и кодировка, и задачи обозначены, – ответил хмуро Володя.
   – Товарищ старший лейтенант! Я просто поражен! Вы что себе позволяете? Утрата секретного документа в ходе боевых действий! На территории противника! Как прикажете докладывать? То они «подствольник» прое…ут, то карту! – взбеленился Бронежилет.
   – Чего докладывать, чего шуметь? Полчаса – и сержант вернется, он шустрый, – ответил я за Володю.
   – Замполит, тебя никто не спрашивает, не вмешивайтесь. Вы хотя бы видели, куда он упал? – продолжал злобствовать Семен Николаевич.
   – Мы видим, и сержант видит. Сейчас он почти у цели, я сам с ним последним вертолетом вернусь, – успокаивающе ответил Володя.
   – Ну-ну, не успеете – будете с Фадеевым вдвоем пешком по горам возвращаться, – высокомерным тоном закончил разнос Лонгинов и удалился.
   – Черт, какая-то невезуха! – вздохнул Сбитнев, и мы принялись ждать возвращения Сашки, склонясь над обрывом.
   Вертолеты кружили над ущельем, выгружая одну за другой группы пехоты. Горная гряда была с острыми вершинами, скалистая, с глубокими, крутыми обрывами. Ветер не позволял приземляться винтокрылым машинам. Поэтому вертушки зависали на краю узенькой площадки в двух-трех шагах от обрыва, а солдаты с высоты трех метров прыгали вниз и отбегали в сторону подальше, от работающих винтов.
   Я прильнул к иллюминатору и наблюдал высадку второго взвода, следующие – мы. Вот «борт» завис над узеньким плато, и солдаты по моей команде принялись десантироваться. Вертолет трясся, словно в горячке, и борттехник всех торопил и выталкивал в люк. Впереди шедший сержант с воплем вывалился вниз и еле-еле удержался на краю обрыва, вцепившись растопыренными пальцами в землю.
   Летчик толкнул меня в спину, я сделал шаг вперед, но, взглянув вниз, вернул ногу обратно в вертолет и отпрянул назад, отталкивая «бортача».
   – Ты куда, козел долбанный, меня толкаешь? В пропасть? Я тебе что, Карлсон что ли? У меня что, в заднице пропеллер? – начал ругаться я на него.
   – Прыгай, солдат, – заорал вертолетчик. – Быстрее выпрыгивай, а то мы улетаем.
   – Пошел ты на…! Я лейтенант, а не солдат! И посмотри, куда ты меня толкаешь!
   Борттехник, держась за края люка, взглянул вниз и заматерился. Прижав к горлу ларингофон, по радиосвязи начал давать указания пилоту.
   – Извини, брат, ветром чуть-чуть отнесло. Прости, что так получилось. Не обижайся и не сердись!
   – Если бы ты меня еще сильнее в спину толкнул, то извинялся бы и говорил свое «прости» моему изуродованному трупу. Я же не олимпийский чемпион Валерий Санеев с загруженым мешком и оружием на три метра вперед прыгать!
   – Виноваты, виноваты, но и метеоусловия неважные, что поделать, сносит в сторону, да и пилот молодой, неопытный. Ну все, уже вернулись обратно, сейчас над плато, скорее прыгай.
   Я опять осторожно выглянул: площадка прямо подо мной.
   – Смотри, не загуби кого другого, – крикнул я ему, еще раз оглядевшись. – Головой думать надо, прежде чем выталкивать!
   Летчик больше в спину пихать не стал, поэтому я мягко упал на четвереньки и уполз по булыжникам в сторону, подальше от пыльного вихря, вызываемого винтами.
   Закрепились, осмотрелись, обстреляли кишлак в долине, «духи» нам ответили тем же. Все, как всегда на войне, обыденно до безобразия: кровь, огонь, смерть.
   Мы играли в карты, лежа в просторном укрытии: я, Сбитнев и минометчик Радионов. Хорошее «духовское» укрепление с толстыми стенами превратилось на неделю в укромное, комфортабельное жилище – век бы в таком сидели и не уходили. Тем временем по радиосвязи творилось что-то странное. Командир дивизии уточнял у разведроты и взвода Пыжа, заходили ли они в такой-то квадрат, а точнее кишлак в этом квадрате, согласно кодировке на карте.
   Разведчики, чувствуя какой-то подвох, мялись и что-то докладывали несвязное. Комдив кипел и негодовал. Эти переговоры то прерывались, то возобновлялись. Командир разведроты капитан-десантник по фамилии Ардзинба только недавно принял должность, но дров уже наломал немало! По его вине погибли и Петя Турецкий, и солдаты. Теперь он сильно нервничал и суетился.
   Расспросы комдива закончились и начались переговоры с разведчиками по очереди: на радиосвязь выходили то особисты, то начальник политотдела, то зам. командарма. Ошуев полчаса Ардзинбу расспрашивал, что-то пытался уяснить для себя лично. Что там стряслось? Непонятно-Внезапно операцию по прочесыванию прекратили, можно сказать, оборвали, как песню, на полуслове. Всех вернули вертолетами к технике, и возня вокруг разведки продолжилась. Командиров частей собрали на совещание, а когда из кунга Ошуева вернулся Лонгинов, все прояснилось.
   Кто-то изнасиловал аборигенку. Совсем молоденькая девчонка, лет шестнадцати, оказалась дочкой то ли вождя, то ли старейшины, то ли представителя местной власти. Да ее и не один «попользовал», а вдвоем. Назревал крупный скандал. В афганских частях забурлило недовольство действиями союзников – «шурави». «Зеленые» могли выйти из-под контроля, а это – срыв спланированной Генштабом грандиозной операции. В широком поле выстроили всех, кто был в кишлачной зоне: разведчиков, несколько рот десантников, роту спецназа. Вдоль строя прошла женщина в парандже и указала на двоих солдат-насильников.
   Черт! Один – чеченец, другой – русский, и оба из нашей разведроты. С демонстрационного показа вернулся бледный и взмокший Пыж.
   – Мужики, я был в предынфарктном состоянии! Девица минут десять разглядывала взвод. Ну, думаю, хана: кто-то из моих. Нет. Нашла обоих парней у Ардзинбы.
   Вовка, ты с ним подружился, иди, успокаивай, посочувствуй капитану.
   – Что теперь с ними будет? – поинтересовался Володя.
   – А хрен его знает. Обоих забрали на гауптвахту в Кундуз, а самого командира роты полковник Баринов минут пятнадцать колотил. Но его недавно назначили, с него как с гуся вода, взводного Бурова вместо Турецкого тоже недавно прислали. Пострадают старшина и замполит Сурков. Думаю, и Ардзинбу все равно позже снимут или переведут куда-нибудь.
   – Неприятная история, но Суркову по большому счету давно наплевать на все, ему в конце июля будет замена, орден уже получил, старлея присвоили, а с роты никто не снимет, ниже некуда, – задумчиво произнес я, шокированный этими новостями. – Хороши интернационалисты!
   – Ну что ж, в Афгане никто его не задержит, в наказание, значит, остается что? Выговор! А выговор – это не триппер, это даже совсем безболезненно. Раз, и все. Не больно. Выговор получить немного неприятно, но не смертельно. Замполитам, как всегда, везет, – ухмыльнулся Сбитнев.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация