А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Бой под Талуканом" (страница 11)

   – Кто вы такие? Что стоите тут? – спросил командарм.
   – «КамАЗ» перевернулся, и ракеты рассыпались, выставлены охранять, – ответил я.
   – Чей «КамАЗ», где он? Кто был старшим машины? – принялся засыпать нас вопросами генерал. Рядом с ним пристроились «шестерки» с блокнотами и планшетами, с готовностью записывая все, что он говорил.
   – Не знаем. Машину вытянули и увезли, мы ждем кран и тягач, чтобы погрузили «упаковки», – ответил Игорь.
   – Кто старший?
   – Наверное, я – лейтенант Ростовцев, заместитель командира роты. Это командир взвода – старший лейтенант Марасканов и семь бойцов восьмидесятой мотострелковой.
   «Писарчуки» все записали, делая особые пометки, и что-то зашептали на ухо командарму. Дубовин кивнул и проскрипел нам следующее:
   – Х-м, приказываю бронежилеты и каски никому, в том числе и вам, не снимать, следить, чтобы ракеты не уперли.
   – Да их, товарищ командующий, вдесятером не сдвинешь, тяжелые, – ответил я.
   – Ну-ну, бдительность и еще раз бдительность, скоро вас сменят, сейчас же вызовем технику.
   Хорошо, что мы успели надеть броники, а то еще раз получили бы нагоняй.
   И весь этот караван машин, обвешанный радиостанциями и облепленный штабными деятелями, умчался, клубя пылью по горной дороге.
   – Ты его откуда знаешь? – поинтересовался Игорь.
   – На той неделе какое-то мероприятие в дивизии проводилось, я вместо Артюхина ездил от батальона для массовости. Вот этот «кадр» объявил такую хохму: основные потери у нас оттого происходят, что толпа бойцов сидит сверху брони. Машины, мол, как цыганский табор, обвешаны солдатами, а их шальные пули и осколки цепляют. «Приказываю, – говорит, – всех усадить внутрь танков, БМП и БТРов. Каждый должен быть в каске и бронежилете, и если ранили, а защиты не было, то раненому выговор объявить надо вместо награждения медалью или орденом».
   – Ну дает! Вот цирк-то! Это как же по такому пеклу сутки трястись в тесноте, да еще и в жестяной коробке? А в Кандагаре – там вообще жара за пятьдесят градусов, меньше не бывает! Помрешь через час!
   – Кто-то ему попытался сказать и про подрывы на фугасах, и про гранатометы, но Дубовин и слышать этого не хотел. Всех усадить в десанты – и точка! Но, как видишь, сам сидит сверху, и толпа «шестерок» вокруг, наверное, уже убедился в глупости своего распоряжения, – улыбнулся я.
   – Они все как из Союза приедут, то такие умные, но война их быстро обламывает, – констатировал Игорь. – Одно спасение от глупых приказов – их полное неисполнение.
   – Все зависит от конкретного человека. Иной негодяй и сам понимает ненужность распоряжения, но продолжает гнуть свою линию. А другой доходит до порога глупости и останавливается, дает отмашку – «отставить». Ошибки признавать всегда тяжело, особенно высокому начальству, если ты много о себе возомнил и считаешь себя личностью исторического масштаба. Вершитель судеб, полководец, титан, гигант мысли – вот головенка и закружилась, – сказал я с горечью.
   Рисовая каша под громким названием «плов» не удалась. Что можно туда добавить? Мелко нарезанное сало из баночки, паштет, сушеные морковь и лук.
   – Якубов, где сушеные лук и морковку взял? – спросил я.
   – На складе у земляка, отсыпал немного, еще специй захватил, но мяса нет, тушенки – тоже. Как сделать вкуснее? Может, подстрелим кого-нибудь? – улыбнулся узбек.
   – Кого, Гурбон? – тяжело вздохнул я. – Разве что Зибоева: в нем мяса много, гораздо больше, чем в Свекольникове.
   – Я предлагаю курицу достать, – сказал повар.
   – Где, в кишлаке? Чтобы через полчаса бушующая демонстрация вокруг нас ходила и камнями забрасывала. Кишлак-то ведь не брошенный, – отказался я от его авантюрной идеи.
   – Потихоньку похожу вдоль реки, может, кто и попадется. Гуси, куры бродят всегда без присмотра, где хотят. Потери одной птицы жители не заметят.
   – Зато я замечу потерю тебя самого. Забыл, как за одну корову было четыре ошкуренных и выпотрошенных трупа?
   – Нет, не забыл. Но то же корова, а тут всего курица, – продолжал гнуть свою линию Гурбон.
   – У азиатов воровство – страшный грех, камнями забьют! Нет! – отказал я в просьбе.
   – Я тоже азиат и мусульманин, – широко улыбнулся Якубов.
   – Ты – не настоящий, ты – советский узбек, к тому же глупый городской романтик! Прекрати даже мечтать о мясе. Что-нибудь придумаем. Завтра тушенку Берендей привезет. Может быть.
   – А может и не приехать, – произнес с сомнением Гурбон.
   – Допускаю и такое, вот тогда и пойдем к аборигенам в гости, пусть сами угощают, но без воровства, – поддержал меня взводный.
   Мы с Игорем залегли между поребриком и БМП на расстеленных матрасах и отбивались от вражеских комаров. Ночь, черная и мрачная, спустилась в ущелье, словно демон зла. В миг стало тихо и темно. Ни огонька, ни шевеленья. Армия ушла за перевал так далеко, что ее не могло быть слышно, а местные жители ложились спать слишком рано, сразу с заходом солнца. Наверное, от этого у них так много детей. Да и чем еще можно заняться в кромешной тьме, имея гаремы?
   Чем хороша ночь, так это прохладой, а ужасна этим липким всюду проникающим страхом. Шорохи, крики птиц, треск веток, шум ветра, завывания собак – все это нервирует. Хуже нет ночевать в кишлаке или вблизи него. Но лучше уж в пустом кишлаке. Покинутые дома и закоулки хотя бы заминировать можно, «сюрпризов» наставить, а что сделаешь, когда вокруг снуют люди и живность? Вскоре взошла и осветила окрестности большая и яркая луна. Собаки осмелели и принялись задорно лаять во дворах. Словно переговаривались и одновременно успокаивали друг друга. Внезапно поднялся сильный ветер, и вокруг лунного диска возникло яркое свечение, которое все больше расширялось и наконец захватило почти весь видимый небосвод. Замычали коровы, заблеяли овцы, проснулись и подняли галдеж птицы, а собаки словно взбесились: одни оглушительно выли, другие лаяли до хрипоты.
   – Ни х… себе! Это что, конец света? – воскликнул испуганно Свекольников.
   – Твою мать! Кранты дембелю, – крякнул Сидорук.
   – Спокойно, балбесы! Это «лунная радуга», молодые люди! В прошлом году такая уже была. Редкое явление, но уже второй раз вижу, – попробовал я успокоить бойцов.
   С пригорка по радиостанции запросили разрешения спуститься Якубовы. Перепугались… А Зибоев с Ташметовым от охраняемых ракет сбежали безо всякого спроса. Страх парализовал всех.
   – Сейчас же успокоиться! Раз замполит говорит «лунная радуга», хрен с ней, пусть будет так! Говорит – значит знает. Всем по местам, «духи» опаснее! – скомандовал Марасканов. – А ты, Никифор, откуда знаешь про это явление и что оно так называется?
   – Да я не знаю точного названия, Ваня Кавун так называл это в прошлый раз, он где-то читал об этой «радуге». Скоро все закончится.
   И действительно, свечение прекратилось, зверье успокоилось, никаких всепланетных космических катаклизмов не произошло, и наступила тишина.
   – Скажу честно, думал «летающая тарелка» объявилась! Я в детстве много фантастики читал, – проговорил, волнуясь, с придыханием Свекольников.
   – Если связь проспишь, будешь летающей «свеклой», – усмехнулся в усы Игорь.
   – В прошлом году я тоже так подумал, – успокоил я солдата.
   – А все же, как было замечательно! Изумительное по красоте явление, сидя в квартире, такое не увидишь! – воскликнул Игорь. – Я человек не впечатлительный, но это что-то невероятное!
   – Да, природа загадочна, особенно когда не знаешь объяснения каких-то явлений. Нужно больше читать, правильно, Витька? – спросил я.
   – Так точно, товарищ лейтенант! – ответил солдат. – Я люблю узнавать про все таинственное и необычное, будет о чем дома рассказать.
   – Тогда слушай занимательную историю, собиратель загадочного! – начал я свой рассказ. – Это было семь лет назад, на Украине. Волею судеб я заканчивал там школу, на родине Брежнева. Как и ты, солдат, много читал фантастики и приключений. Был уверен в присутствии инопланетян и наблюдении ими за нашей жизнью. Вот однажды поздней осенью, как сейчас помню, двадцать седьмого ноября, послала меня вечером мать в магазин, за хлебом. Иду по тенистой дорожке, листва с вишен и абрикосов еще не совсем опала, вглядываюсь в звездное небо, мелодию насвистываю веселенькую. И вдруг, что это? Что в небе среди звезд пронеслось?! Я видел секунду или две, как нечто промелькнуло бесшумно, без малейшего звука, в форме огромного дельтаплана, с семью или девятью огнями по периметру силуэта. Таинственный объект был черный, темнее неба, он промелькнул и мгновенно исчез. Ветки помешали дальнейшему наблюдению, закрыли обзор. Выскочил я на широкую дорогу, но все исчезло, беззвучно, как будто ничего и не было. Это был не самолет и не ракета, двигатели не шумели, а высота была лишь пару сотен метров. Не дельтаплан, так как промчался объект очень быстро, больше километра за секунду! Тогда что это такое? Таинственно и загадочно! Чудеса! Да?
   – Ну ты, Ник, даешь, прямо заворожил своим рассказом! – улыбнулся, переводя дыхание, Игорь. – Посмотри, Витька даже рот раскрыл от изумления. Все, басни закончились! Свекольников, закрывай «варежку», и марш на пост!
   – Товарищ лейтенант! Так вы сейчас-то в пришельцев верите или нет? – спросил Гурбон Якубов.
   – Гурбонище, если скажу, что верю, старший лейтенант Марасканов завтра в психушку упечет, настучит, чтобы должность мою захватить. Скажет, мол, у замполита крыша от войны поехала!
   – Не упрячет! Он хороший и добрый, – улыбнулся Свекольников.
   – Хороший! Добрый! А ну, марш по пещерам и постам! – рявкнул Игорь. – Ник, совсем своими фантазиями взвод «разложил».
   Бойцы, вздохнув, поднялись и ушли в темноту, а я подбросил веток в костерок, подлил в кружку горячего чая и намочил твердокаменный сухарь, чтобы зубы об него не сломать.
   – Ты байку травил, или правда что-то видел? Не фантазируешь? Не соврал? – спросил взводный.
   – Игорь! Хочешь – верь, хочешь – нет, не вру я! Это не плод моей воспаленной фантазии, вызванной прочитанными книгами. Не знаю, что это такое было – секретный военный аппарат или все же НЛО, но что-то летело! К тому же я совсем юный был, спиртного не пил, если ты об этом подумал. На пьяные глаза не свалить. Так-то вот.
   – Да, замполит! Ты меня окончательно с толку сбил. Мало нам этой твоей «лунной радуги», так еще пришельцы! Тьфу, черт! Теперь совсем не заснуть!
   – Вот и хорошо, не спи, а посты ходи проверяй, пока я буду отдыхать, – улыбнулся я.
   – Сколько в тебя сна лезет? Прямо сонная прорва, – удивился Марасканов.
   – Игорек, договорились, сам сказал не уснуть, ну и не спи, а через четыре часа, так и быть, поменяемся ролями.
   – Ладно, дрыхни, если можешь, – согласился Игорь.
   Я обрадовался, накрылся спальным мешком и моментально засопел.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация