А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "СМС-загадки от Бабы Яги" (страница 1)

   Николай Михайлович Тёмкин
   СМС-загадки от Бабы Яги. Повесть-сказка

   Посвящается лукоморцам,
   проживающим в Лукоморье.
   А также всем прочим магам,
   волшебникам и изобретателям.

   Глава первая
   Сочинение на заданную тему

   Мама Варвара Анатольевна и папа Степан Африканович были на работе. Алёша Попов вернулся из школы, пообедал, вымыл посуду и теперь сидел за столом на кухне, ероша пятернёй рыжую шевелюру. Он размышлял, прихлёбывая остывший чай из большой кружки. Тема сочинения, заданного на дом, звучала так: «Моё самое яркое воспоминание». Недостатка в ярких не наблюдалось, но в том-то и таилась трудность. Наконец Алексей вздохнул, раскрыл тетрадь, поставил сегодняшнее число – первое марта – и начал писать: «Однажды, давно уже, дедушка Африкан Поликарпович попросил, чтобы я сменил его на посту следователя по особым делам в сказочной стране Лукоморье. Я, конечно, согласился. Дедушка вручил мне волшебный мобильник, с помощью которого можно переноситься туда и возвращаться обратно. С тех пор мы с кошкой Марусей отправлялись в Лукоморье трижды…»
   Тут бойко бежавшая по листу авторучка застыла. Вот она, проблема выбора! Какое же из воспоминаний самое-самое? О пропавшей избушке? Об агентстве «Морской дозор»? О смерти Кощея Бессмертного?
   Раздумья прервал звонок волшебного мобильного телефона: пришла СМС-ка. Обрадовавшись возможности отложить сочинение, Алёша перешёл в режим просмотра и прочитал: «Прошу срочно объявить в розыск 29». Подписи не было. Да и не надо: во всём Лукоморье только у Бабы Яги был мобильник.
   Теперь оставалось лишь понять, что именно хочет от следователя по особым делам Баба Яга. СМС-ка оборвалась на полуслове! Двадцать девять кого? Или чего? И главное – почему? Делать нечего: придётся отправиться в сказочную страну, чтобы разобраться. Перезвонить-то нельзя: нет у волшебных мобильников обратной связи, так уж они устроены.
   – Маруся, пора! – обратился Алёша к кошке.
   Та прищурила глаза, потянулась так, что вытянулась в струнку, и обрадованно мурлыкнула. Ещё бы: предстояло приключение! А мама с папой ни о чём и не узнают: ведь время в Лукоморье идёт не так, как в реальном мире: гораздо быстрее. Тут только миг мелькнёт, а в сказочной стране может целый день пройти. В общем, до возвращения путешественников родители точно не успеют вернуться с работы.
   Следователь по особым погладил свою всегдашнюю помощницу по шелковистой шёрстке, взял в руку волшебный мобильник и нажал заветные кнопки для переброски в Лукоморье: «звёздочка», «ноль», «решётка». Воздух заколыхался, пошёл вроде как волнами. На месте оклеенной весёлыми обоями стены образовалась белёсая пустота. Алексей Попов приблизился к границе колыхания и пересёк её. Маруся, весело мяукая, юркнула следом. Пространство за Алёшиной спиной и кошкиным хвостом сомкнулось. Раскрытая тетрадь с едва начатым сочинением осталась начатым сочинением осталась лежать на кухонном столе.

   Глава вторая
   Дядька

   В Лукоморье ярко светило солнце, было даже жарковато. Ничего удивительного: край этот не только сказочный, но и тёплый. Следователь с помощницей оказались, по-видимому, точнёхонько там, откуда была послана СМС-ка. Но ничего похожего на Бабу Ягу здесь не обнаруживалось. Скалы. Золотистый песок с многочисленными следами огромных куриных лап. Белобрысые кудряшки прибоя. За спиной, подальше от воды, – могучий дуб. И никого.
   Берег уединённой бухты был абсолютно пуст.
   – Вот так так, – сказала Маруся, по обыкновению обретя в сказочной стране способность изъясняться по-человечески.
   – Не спорю, – согласился с ней Алёша, – ситуация действительно довольно неопределённая. Пойди туда, не знаю куда, найди то, неведомо что.
   – В общем, – подытожила кошка, – надо поговорить с Бабой Ягой.
   – Это неплохо бы, – кивнул следователь, – но где она?
   – Местожительство нам известно: избушка на курьих ножках.
   Лёша усмехнулся:
   – Жаль только, что неизвестно местонахождение местожительства. Ишь, как понатоптано, а избушка-то – тю-тю. – Выбрав небольшой гладкий камешек, он, сильно размахнувшись, плашмя бросил его в море. – И-их!
   Камешек, соприкоснувшись с поверхностью воды, сделал прыжок, потом второй и третий, и только после этого с легким бульканьем пошёл ко дну.
   – Ну, ты мастер «блинчики» запускать! – восхитилась кошка, захлопала в ладоши, спрятав коготки, и, конечно, рухнула в песок, не удержавшись на задних лапках.
   – Не приспособлена ты к бурным овациям, – усмехнулся Лёша и пустил следующий «блинчик». – И-их!
   Море взбурлило, и из воды наполовину высунулся какой-то немолодой тип с окладистой бородой. Его шлем ярко сверкал под палящим солнцем. С узорчатой кольчуги стекали блестящие капли.
   – Звали? – спросил обитатель подводного царства.
   – А вы кто? – поинтересовалась потрясённая Маруся, поднимаясь с песка и отряхиваясь.
   – Дядька Их морской, – без промедления ответил тот.
   – Чей это – их? – не отступала заинтересовавшаяся кошка.
   – Имя у меня такое – Их, – объяснил дядька. – Странные вы всё-таки существа! Сами же звали: «И-их!», а теперь вид делаете, будто моего имени не знаете.
   Но помощница следователя упрямо хотела докопаться до самого дна:
   – А Морской – фамилия, что ли?
   – Нет, определение. Я ведь в море живу. Вот и выходит: дядька Их морской.
   – Очень приятно, – вступил в разговор Алёша. – Я – Алексей Попов, следователь по особым делам. Подождите минутку, мне надо провести с помощницей небольшое совещание.
   Они с кошкой отошли в сторонку. Дядька Их, наполовину высунувшись из воды, продолжал молча покачиваться на поверхности моря, как затейливый поплавок.
   – Слушай, Маруся! – взволнованно сказал Алексей. – Я, кажется, понял, в чём дело. И как только сразу не догадался! Мы ведь в Лукоморье, верно?
   – Точно, – подтвердила помощница.
   – А в Лукоморье – что? У Лукоморья дуб зелёный!
   – Зелёный, – согласилась, оглянувшись, кошка.
   – Там лес и дол видений полны!
   Маруся припомнила свои прошлые визиты в сказочную страну и утвердительно кивнула.
   А следователь продолжил:
   – Там о заре прихлынут волны на брег…
   – Что ещё за брег?
   – Это, – объяснил Алёша, – то же самое, что берег, но по-старинному.
   – Тогда ясно.
   – Тогда слушай дальше… На брег песчаный и пустой, и тридцать витязей прекрасных чредой из вод выходят ясных, и с ними дядька их морской!
   – Что-то не очень они выходят, – засомневалась Маруся.
   – Потому и не выходят, что двадцать девять из них бесследно пропали. Каким-то образом узнав об этом, умница Баба Яга, костяная наша нога, оперативно попросила объявить исчезнувших в розыск.
   – Отличная версия! – обрадовалась кошка.
   – Следственные мероприятия начнём немедленно, – подвёл итог Алексей и вместе с помощницей вернулся к кромке прибоя.
   Бородатый поплавок был на месте.
   – Как поживают ваши витязи? – с деланным безразличием обратился Алёша к дядьке.
   – Отлично поживают, – отрапортовал Их.
   – Что ж они на брег не выходят?
   – Режим. Очень строгий. Самолично слежу за неукоснительным соблюдением. Сейчас у витязей послеобеденный сон.
   – Они все на месте? – подключилась к мероприятиям Маруся.
   – Как же иначе? – удивился дядька.
   – А проверить можно? – осведомился следователь по особым делам.
   – Тоже мне инспекция, – не очень любезно отреагировал Их. – Можно, конечно. Забирайтесь ко мне, ныряйте, проверяйте.
   – Я в воду не полезу, – всем телом вздрогнула кошка.
   – А я приглашение приму, – Алёша решительно стал раздеваться.

   Глава третья
   На суше и на море

   Немного пройдя по мелководью, он пустился вплавь и, следуя за дядькой, скрылся за небольшим мысом. Маруся, оставшись одна, принялась размышлять, прохаживаясь по бережку: «Предположим, Лёша обнаружит недостачу в двадцать девять витязей. И что с того? Надо ведь ещё выяснить, почему Баба Яга, костяная нога, сочла такое исчезновение заслуживающим внимания. С другой стороны, дядька Их уверенно говорил, что все на месте, и против проверки не возражал. Вероятнее всего, ничего подозрительного следователь по особым не найдёт.»
   Рассуждая так, кошка дошла до дуба и в задумчивости стукнулась о ствол лбом.
   За мыском дядька прекратил движение:
   – Ныряйте здесь, гражданин следователь.
   Алёша набрал в грудь побольше воздуха и погрузился под воду. Он уходил всё глубже и глубже, делая гребок за гребком. Становилось темнее и сумрачнее. Мимо, покачивая плавниками, проплывали мелкие рыбёшки, посматривали на незнакомца удивлённо вылупленными глазами.
   Вдруг в зарослях водорослей Алексей разглядел довольно длинный ряд лежанок. Быстрей-быстрей – запас кислорода в лёгких стремительно истощался.
   Действительно, витязи. В самом деле, прекрасные. Спят себе как миленькие, в узорчатых кольчугах. Один. Второй. Третий.
   Шумно отдуваясь и разбрасывая брызги, следователь по особым делам вынырнул на поверхность. Лёг на спину, чтобы отдышаться и отдохнуть.
   – Тридцать? – спросил дядька.
   – Всего шесть, – с трудом выдохнул Алёша.
   – Быть того не может! – разволновался Их.
   – Больше не успел сосчитать, – объяснил Алексей, – воздуха не хватило. Сейчас приду в себя и снова начну нырять.
   – Ну-ну, – сказал морской дядька, – дело ваше.
   Маруся потёрла лапкой ушибленный лоб и сказала сама себе:
   – Дуб.
   Из-за неохватного ствола раздалась песенка:

И стоит пригожий
Дом сороконожий,
Сушатся пелёнки,
Жарится пирог,
И стоят в порядке
Тридцать три кроватки,
В каждой по ребёнку,
В каждой сорок ног…

   – Ага, – сообразила помощница следователя, – сейчас, наверное, будет про то, что двадцать девять кроваток пропали.
   – Ничего подобного, – возразил, прервав пение, показавшийся слева от неё усатый-полосатый котяра, – все кроватки тут как тут.
   – Значит, пропали двадцать девять ног? – догадалась Маруся.
   – Снова пальцем в небо, – хмыкнул усатый-полосатый.
   – Так чего же, – удивилась кошка, – ты поёшь?
   – Иду направо – вот и пою. А ты, собственно говоря, кто такая?
   – Я – Маруся, – представилась Маруся. – А ты?
   – Кот Учёный.
   – Видно, что Кот. А почему учёный?
   – Фамилия у меня такая… Вот и познакомились. Кот и кошка уселись у корней дуба и принялись беседовать о том, о сём.
   – Двадцать четыре! – проинформировал Алёша дядьку, в четвёртый раз показавшись на поверхности.
   – Всего-то особых дел на одно погружение осталось, – удовлетворённо подытожил тот.
   Отдыхая, как всегда после подъёма, на спине, следователь по особым делам осведомился, чтобы развеять тягостное молчание:
   – Чем вы со своими витязями занимаетесь? Половина дядьки приосанилась, взяв руки по швам, и доложила:
   – Строевая подготовка, навыки рукопашного боя, изучение устава, политинформация.
   – Да нет, – прервал его Лёша, – я в более общем плане.
   – В более общем поддерживаем покой и порядок в акватории и на прибрежной полосе.
   – Значит, мы в какой-то степени коллеги, – улыбнулся Алексей и нырнул.
   Вынырнув, он победно выкрикнул:
   – Тридцать один!
   – Что? – заволновался дядька Их. – Как так – тридцать один? Должно быть тридцать в полной комплектации! Давайте-ка вместе пересчитаем!
   – Вы уж как-нибудь сами, – ответил следователь, размашисто плывя к берегу. – Меня лишний витязь не волнует. По мне, главное, чтобы меньше не было.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация