А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Игрушки для императоров: лестница в небо" (страница 1)

   Сергей Анатольевич Кусков
   Игрушки для императоров: лестница в небо
   Роман

   Выражаю благодарность всем-всем-всем самиздатовцам, принимавшим участие в проекте.
...
   Сентябрь 2447, Венера, Альфа
   Адолат не любил слово «профессионал», считая себя специалистом. Правда, специалистом хорошим. Он не брался за дела, в успехе которых сомневался, но, если уж брался, всегда доводил до конца. Да, требовал за работу не много, однако и дела были простые, без изысков и лишних сложностей. Он гордился званием, которым сам себя наградил, поскольку помимо профессионалов и специалистов существуют еще любители, откровенные халтурщики. Их услуги оцениваются жалкими центаво, а качество работы соответствующее. Адолат же работал с гарантией, всегда держал марку, даже если это шло в ущерб оплате – так нужно для репутации.
   Спустя всего пять лет после изгнания из королевских вооруженных сил он, с помощью такого подхода, завоевал репутацию уважаемого человека, известного в определенных кругах общества, и теперь со смехом вспоминал годы глупой юности, когда он пытался связать свою судьбу с армией. Да, она предоставляет много разных полезных для жизни благ, делает сильным и ответственным, но… Скучные будни, ночные побудки, вахты, марш-броски, прыжки с орбиты и изнуряющие тренировки, железная дисциплина и казарменные условия – и все это где-то на окраине планеты, куда Аллах и в лучшее время не заглядывал!
   Сейчас он не жалел об этом, космодесант не его стезя. Да и выгнали-то за ерунду! Зато теперь он – вольная птица, сам себе хозяин, занимается достаточно прибыльной работой, которая по душе, и строит планы на светлое беспечное будущее. Возможно, если бы не те полтора года в армии, когда из него, хилого юнца, «лепили» человека, он не стал бы таким, и за это стоит сказать спасибо. Как знать? Тем не менее обида глубоко в душе осталась. А то, что его ремесло несколько, как бы это мягче, незаконное, так государство само виновато, вышвырнуло его на помойку, вот пусть терпит!
   Адолат как бы невзначай хлопнул себя по бедру. Ствол на месте, надежно прикрыт длинной широкой курткой, ножи на месте. Карта на козырьке навигатора показывает нужный район, включая подсвеченного красным клиента. Вроде все в порядке. Но щемящее чувство беспокойства не давало расслабиться второй день.
   …Это началось в армии, на учениях. На тренажерах, где они стреляли настоящими боеприпасами по настоящим вооруженным и тоже стреляющим дроидам. Да, те палили сначала мимо цели, так запрограммированы, но вторая очередь у них шла на поражение. Те, кто плохо тренировался в учебке, по логике инструкторов военного департамента, должны отсеяться, и не факт, что они останутся живы. Смерти там, конечно, случались редко, поскольку дроиды стреляют по конечностям, однако и машины иногда промахиваются. Он нервничал тогда, сильно боялся. Считал, что уж на нем их программа непременно даст сбой, и мысленно представлял, как сотни игл, пробивающих доспех насквозь, врезаются в грудь. Его будто переклинило тогда, как в мозгу щелкнуло, и он начал чувствовать их. В смысле, роботов. Чувствовать и обходить, минуя расставленные инструкторами засады и расстреливая железяк с выгодной ему позиции.
   Как это произошло? Каков механизм этого? Он не понял до сих пор. Но родившееся тогда сверхъестественное чутье не раз спасало ему жизнь и после армии, давало уйти от слишком жадных заказчиков или слишком сильных клиентов.
   Да, интуиция. Она обострилась тогда, выйдя за грань человеческого восприятия, и это единственное, за что он благодарен армии. Собственно, именно она вот уже второй день била тревогу, причину которой он понять не мог. Слежку не обнаружил, электронные средства защиты молчали, дорогу кому-то сильному и могущественному не переходил. Но это ничего не значило, в мире достаточно способов наблюдать за человеком, оставаясь незамеченным, а преследовать его могут и за старые грехи, о которых сам он давно забыл.
   Этот заказ ему не понравился сразу. Он не убивает лохов, поскольку неинтересно – слишком просто. У него тоже есть профессиональная честь и собственные неписаные правила. Ему же предложили такого человека, не связанного ни с криминалом, ни с миром денег. Такого себе стандартного серого обывателя. Согласился он только из уважения к заказчику, достаточно известному человеку с хорошими связями. Возможно, он переоценивает его, на самом деле тот играет роль, которую ему позволяют, но недооценивать людей Адолат не любил. Это обычный заказ, достойный халтурщика, а не специалиста. Но заказчик платил за него неплохо, три куска золотом, причем со стопроцентной предоплатой. У Адолата же недавно возникли финансовые трудности, последний аргумент перевесил чашу весов его принципов. Это произошло позавчера.
   Вчера же он почувствовал неладное.
   Он, как обычно, вышел на разведку, посмотреть на клиента со стороны, так сказать, вжиться, понять его образ мыслей. Это часть хобби, не связанная с работой, он всегда так поступает по возможности. Так сказать, коллекционирует людей. Клиента он рассмотрел четко, тот шел в костюмчике, с папкой в руке, от метро к месту, обозначенному как «дом». Действительно, лох, но Адолат напрягся: что-то в нем прослеживалось ненормальное, необузданное, первозданное – от зверя, каким являлся он сам. Зверь зверя всегда чувствует, это непреложная истина, но, к сожалению, того, что он увидел, оказалось недостаточно, чтобы считать его «в теме», и он искренне сожалел, что парня придется убить.
   Адолат долго стоял, рассматривая клиента через линзу козырька, и, как только проводил его взглядом, интуиция, бросавшая его в сторону от очередей роботов, погнала прочь.
   Можно сказать, он убежал оттуда, уж слишком быстро шел. Чутье гнало и гнало куда-то, не направляя конкретно в сторону угрозы. Это не просто страх, паника, и он поддался ей, поскольку привык доверять своему чутью.
   Он насиловал все ресурсы навигатора, петлял, словно заяц, по одному ему знакомым местам, использовал все доступные тактические приемы, но так и не отследил источник опасности. Отпустило только через несколько часов, когда он находился в противоположном от Центрального парка районе города, полностью выбившийся из сил и желавший, чтобы его, наконец, нашли, пристрелили и отстали.
   Вот и сегодня то же самое. Им все больше и больше овладевало пока не столь сильное, но стойкое ощущение, что не стоит никуда идти, лучше остаться дома и вернуть золото.
   До места добрался нормально, без приключений. И даже благополучно встретил клиента, прошмыгнувшего в толпе мимо. Адолат не собирался устранять его здесь у всех на виду, у него другой план, но хотелось лично убедиться, что тот идет именно туда, куда должен идти вечером в среду, согласно данным заказчика. Ну вот и славно, на обратном пути он его встретит в заранее подобранном месте, выполнит это долбаное задание и жестко надерется, снимая двухдневное напряжение.
   …Так он думал, но, отойдя метров на триста, вдруг вновь ощутил приступ.

   Тот же самый приступ, что беспощадно гонял его вчера по всему городу. Ему вновь грозила опасность, опасность смертельная, и гораздо серьезней, чем все дроиды, вместе взятые, стреляющие поверх головы. Но он опять не увидел источник! Снова и снова вращал камеры, в надежде зацепить взгляд за что-то неправильное, нелогичное, третировал электронику, даже выпустил жучков-шпионов, потратив их впустую. Опять ничего не нашел. Ничего!
   Тут его разобрало зло, сегодня он не уйдет! Это дело даже не репутации – чести! Или он сможет побороть себя и свой страх, или не сможет.
   Трясущимися от волнения руками Адолат вновь набрал на браслете заветный номер. Он никогда не делал этого раньше, но паника заставила пойти против правил третий раз за два дня. Гудки. Минута. Другая. Нет ответа.
   Из груди вырвалась матерная тирада. Не может такого быть, просто не может! Он звонил заказчику вчера вечером, правда не пытаясь отменить заказ, а всего лишь уточнить кое-что, ему показалось, что тот недоговаривал нечто важное о деле, что полностью меняет сумму его вознаграждения. И сегодня утром. Оба раза не дозвонился. Вот и теперь, уже третий раз. А ведь сейчас он хотел сказать, что в любом случае не будет выполнять заказ, пусть тот летит в космос со своими недомолвками. Но третий раз ответа нет.
   Вот то самое место. Тихая улочка, людей немного. Клиент ходит по ней, срезая дорогу до подземки. Адолат проверил карту – красная точка расположилась в квадрате здания, где и должна находиться. Ну, хоть здесь все спокойно! От души немного отлегло. Порядок!
   Достал сигарету. Хороший табачок, мексиканский, продирает так, что из мозгов выходит всякая дурь, оставляя голову светлой и работоспособной. Оглянулся. Тихо.
   Улица представляла собой серию невысоких зданий с торговыми точками на первом этаже – кафе, магазины, рестораны и прочие подобные заведения. Выше шли второсортные офисы – район небогатый, не деловой центр, но и не нищий. Аккуратненькие такие офисы мелких фирмочек, где работают среднеобеспеченные клерки и недостаточно удачливые менеджеры. Он сам хотел одно время организовать себе такой под вывеской частного детектива, но передумал. Рядом с ним на информационном развале женщина-продавщица выставляла красивые заставки капсул газет и журналов. Дико для выходца из трущоб, но многие люди, особенно работающие в этом районе, предпочитают не качать информацию из сетей, а покупать ее на таких вот развалах. Капсулы периодики одноразовые, их не сотрешь и ничего поверх не запишешь, но в плане оформления издатели вшивают им такой интерфейс, с заставками и сопровождением – закачаешься! В сети подобную красоту не выкладывают, а потому хочешь насладиться стопроцентным виртуалом, окунуться в мир прекрасного, словно живого, журнала, купи! Особенно это касалось журналов мод и путешествий, в которых и без того немалые ресурсы разовой капсулы используются на полную катушку.
   – Есть последний номер «Хочу быть красивой»? – услышал он звонкий девичий голосок.
   К женщине за лотком из-за его спины подошла молоденькая фифа с темно-русыми волосами лет двадцати. Явная полукровка спортивного телосложения. Красивая! Хотя и с неправильным выделяющимся носиком, который, впрочем, не портил, напротив, придавал внешности нестандартную изюминку.
   Адолат заинтересовался, ибо всегда был неравнодушен к полукровкам. Он не жаловал атлетическое сложение, обожаемое в «имперском» секторе, но в Альфе редко встретишь иных девушек, и выбора не было. Маленькими шажками подошел ближе. Эх, если бы не работа, обязательно зацепил бы ее! И зажег. Главное начать, а дальше все получится само собой. А будет возражать, он возьмет ее и так, женская сила и показная мускулатура достаточно хрупкая вещь, на деле они ничего не стоят рядом с сильным мужчиной. Впрочем, обычно ему хватало обаяния, и заставлять их делать что-то приходилось редко. Конечно, речь шла о нормальных женщинах, а не тех, что отдаются за деньги, но эта на таковых не походила.
   «Но работа есть работа, а значит, не судьба», – одернул Адолат сам себя.
   Он сделал глубокую затяжку, разочарованно вдыхая едкий дым, и вдруг понял, что нашел то, над чем безуспешно бился два дня. Нестыковка, взгляд зацепился-таки за нее. Одежда незнакомки. Скромный спортивный верх и не длинная, но широкая дорогая юбка сочетались плохо, не гармонировали. Он насторожился.
   Фифа спорила с продавщицей о высоких женских материях – что с чем можно надевать. Продавщица явно получала удовольствие от дискуссии. Он не вслушивался, вглядываясь в девушку, все больше в его душе поднималась тревога. Дешевая спортивная майка на ней не сочеталась с дорогой юбкой, наверняка из бутика, и тем более не сочеталась с военным широким ремнем, пусть и с замененной на нечто гламурное бляшкой. Ремень не простой, со своими секретами. На него можно зацепить уйму вещей, и мало кто догадается, что они там есть. Ножи, миниатюрный пистолет, какие-нибудь стреляющие штуковины, небольшие важные приборы. Под юбкой же или в ее складках можно спрятать черта!
   Задумавшись, он нечаянно выдохнул прямо в ее сторону. Фифа резко обернулась, глаза ее полыхнули огнем. Ну, натуральная львица!
   – Молодой человек, вы не могли бы курить в другом месте? Подальше от меня?
   Она… Она приказывала ему на правах сильного и не терпела возражений, вот что прочел он в ее интонации. Таким тоном командуют, а не просят. Сталь и огонь! И еще, посмотрела она на него как-то… Не так. Ну, не так смотрят на источник раздражения молоденькие девицы, пусть даже накачанные в спортивном зале и осознающие свою крутость. Она его как бы…
   Правильно, она его знала. Таким тоном говорят с человеком, которого не близко, но знают, а не с первым встречным. В подобной ситуации срабатывает механизм оценки раздражителя как потенциального противника, и только потом, исходя из оценки, выдается предупреждение. Всего лишь доли секунды, но они должны быть! Девчонка же ответила сразу, оценивать раздражитель ей не было необходимости.
   – Извините.
   Он развернулся и пошел в сторону, откуда пришел, щелчком отправив сигарету в автоматическую урну. Вот и угроза. Первая зацепка.
   – Нет, с синей блузкой лучше надеть… – С этими словами девчонка вновь повернулась к продавщице.
   Он настороженно смотрел на нее через выход задней камеры, увеличив изображение. На боку фифы, под юбкой, проступило очертание того, что Адолат узнал бы с закрытыми глазами – ручной игломет AEG-109 усовершенствованной модели, мечта любого наемного убийцы. Очень маленькая, но достаточно мощная для своих размеров штука.
   Паника захлестнула. Он ускорил шаг и собирался было перейти улицу, как нечаянно врезался в еще одну девичью фигуру. Та зевала по сторонам, что-то рассматривая, а он засмотрелся на полукровку у лотка.
   – Ой, извините! – проворковала та с сильным «имперским» акцентом. – Я такая рассеянная! Вы не поможете мне? – Она принялась что-то объяснять, но Адолат не расслышал.
   Он пялился на ее тело. Еще одна гламурная фифа, в разы эффектнее первой! На первый взгляд всецело состоит из ног. Длинные, стройные, от ушей, идеально ровные. Почти не перекачанные, как у большинства местных. Узкие шортики, кстати не из дешевых, их не только не пытались скрыть, а наоборот, подчеркивали. Выше – талия с голым пупком, далее – величественная грудь. Вершили конструкцию девушки длинные волосы, выкрашенные в едко-красный возбуждающий цвет. Адолат почувствовал, как челюсть его непроизвольно опустилась, а слова улетучились.
   Образ шлюхи, дорогой, но очень эффектной. На вид ей, по прикидкам Адолата, было не более двадцати – двадцати трех, но на самом деле она могла оказаться еще моложе.
   – Я… – все-таки выдавил он. – Я… не могу.
   Затем развернулся и побежал, не чувствуя ног под собой.

   В сквере возле метро он успокоился. Что это он, как мальчишка, в самом деле? Интуиция, кричащая об угрозе, стихла, и он попробовал анализировать.
   Итак, он увидел вооруженную иглометом девчонку, стоящую у лотка. Оружие ее под юбкой спрятано, его еще нужно отцепить и достать – непрактично. Люди, идущие на охоту, экипируются куда практичнее. На охоте роль играют доли секунды, и тратить их на то, чтобы вытащить замаскированное оружие…
   Возможно, это какая-то гламурная шавка, имеющая хорошего папочку (либо папика), понтуется вседозволенностью. Иглометы ведь запрещены для населения, лишь легкие «Шмели» для частной охраны, а у нее сто девятый AEG. Возможно ли, учитывая ее внешность и район, где встретились? Вполне. А он испугался, словно смерть увидал! А от красноволосой чего удрал? Чего испугался? Эта вообще не вооружена, да и оружие прятать на теле… Хм-м-м, да негде прятать, все наружу! Идиот.
   Раздумывая над этим, он выкурил еще пару сигарет и вдруг обнаружил, что точка клиента сдвинулась, тот возвращался. Рано, должно пройти еще больше часа! Но клиент не знал об этом и шел навстречу. Более того, шел уже достаточно давно, у Адолата оставалось мало времени, чтобы достойно его встретить.
   Решение созрело быстро – идти навстречу и… ничего не делать. Да, именно так, он должен встретиться с ним лицом к лицу, но ничего не предпринимать. Пасущие его люди просто обязаны занервничать и раскрыться, а он – увидеть их и оценить угрозу. Он все-таки специалист! Единственное, что напрягало, – возможность получить иглу в затылок, если нервы у ребят окажутся совсем уж ни к черту. Именно этот миг он и должен поймать, пока нервы держат, а пуля не летит.
   Выбросив пустую пластиковую пачку в сжевавшую ее урну, он пошел назад к злополучному лотку. По ходу движения купил в ларьке новую пачку, непрестанно всматриваясь в то, что творится по сторонам. Вывел на козырек еще два выхода, виды справа и слева, и теперь имел круговой обзор.
   А вот и оно. Интуиция вновь запела песнь отчаяния, но на сей раз он чувствовал источник. Нежно-желтая «Эспаньола», припаркованная в пятидесяти метрах выше по улице. Да, так и есть, его пасут.
   Он перешел дорогу к тому самому лотку, стал напротив машины и, закурив, как бы невзначай принялся сверлить последнюю глазами. Естественно, ничего не увидел. Что можно разглядеть в планетарном броневике? Но чем-то недружелюбным оттуда веяло.
   Итак, откуда у лоха, парня не в теме, могущественные покровители? Кто они? Люди сеньора Кампоса? Кого-то из команданте? Бандеры? Силовики? Чем парень так важен им и не потому ли, что их сделка стала чьим-то достоянием, он второй день не может дозвониться заказчику?
   В этом случае все не просто плохо, а очень плохо! Чтобы убрать ТАКОГО заказчика, нужно быть ОЧЕНЬ крутым!
   Лучше об этом не думать. Убивать он однозначно не собирается, а значит, и его не тронут. Заказчику звонить он больше не станет, мысленно отпустив того в космос, а сразу после встречи с клиентом заляжет на дно, для этой цели заранее припасены несколько вариантов. Если успеет, конечно.
   Почему бы ему не уйти сейчас, пока тот далеко? Ведь хорошее решение, верное. Но уйди он сейчас, ничего не узнает. Риск? Таковы особенности его работы, Адолат привык к риску. Для него ремесло не средство выжить, а хобби, приносящее деньги, дело для души, а душа требовала остаться, вопреки голосу разума, и посмотреть опасности в лицо. Интересно, есть ли тут снайперы?
   Мысль перескочила на более важное. Должны быть. Но где?
   Он оглядел верхние этажи через камеры навигатора, покрутил головой, делая вид, что разминает шею. Да, есть пара мест, где он сам бы устроил логово. Значит, двигаться нужно плавно и не резко, чтобы его не восприняли как угрозу.
   – Ой, снова ты? – раздался сзади удивленный щебет. – И опять с сигаретой?
   Адолат обернулся. Как она умудрилась подойти незамеченной при его круговом обзоре?
   Та самая полукровка в широкой юбке стояла сзади и довольно скалилась. В ее руках не было ничего, даже сумочки, при этом исходила угроза, как от вооруженного человека. Игломет, судя по складкам юбки, находился на месте, но он не стал бы атаковать девицу ни за какие пирожные. И вообще, лучше держаться от нее подальше.
   Он отошел, думая, не задать ли стрекача прямо сейчас? Но, отойдя метров на двадцать, передумал, та осталась на месте, вновь заведя беседу с лоточницей. Следовательно, она не по его душу? Тогда зачем?
   Стало ясно через минуту, когда он заметил на другой стороне улицы точно такую же полукровку в аналогичной юбке. Более того, так же накрашенную, с точно таким же тоненьким навигатором без козырька на голове. Будто это виртуал, и одну из них скопировали со второй.
   – …мать! – выругался он на родном языке.
   Его тупо обложили. И дают это понять. Зачем? Профи так не работают. В их жестоком мире или валишь ты, или валят тебя, третьего не дано. А возможности у них, скорее всего, имеются, учитывая AEG.
   Дрожащий палец переключил козырек с линзы на карту. Клиент находился в нескольких минутах ходьбы. Ну, девочки, что теперь будете делать?
   Девчонки бездействовали, показушно занимаясь своими делами. Адолат не сомневался, они не бойцы, а манекены-подставы. Но от этого не легче – на прицеле его держат настоящие бойцы, бежать бесполезно. Наоборот, тогда его, скорее всего, и грохнут. Пока же, стоя здесь, он вписывался в чей-то план, позволявший жить. Игра, смертельно опасная игра, в которой он ничего не понимал, оказавшись втянутым случайно. Но пока играет по правилам, все будет хорошо.
   Сигарета догорела. Он машинально достал и прикурил следующую – которую за сегодня? Побоку, главное выжить сейчас, а не через несколько лет. Он стоял почти неподвижно, поднося руку с зажатой сигаретой ко рту с черепашьей скоростью, ждал, получая незабываемый кайф от непонятной игры. И не променял бы это ощущение ни на что. Знать бы еще, кто стоит за этим?
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация