А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Где бы ты ни скрывалась" (страница 1)

   Элизабет Хейнс
   Где бы ты ни скрывалась

   Elizabeth Haynes
   INTO THE DARKEST CORNER
   © 2011 Elizabeth Haynes
   All rights reserved

   © Elizabeth Haynes, 2011
   © А. Галль, перевод, 2012
   © ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2012
   Издательство АЗБУКА®

   Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

   © Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)
   Посвящается
   Венди Джордж и Джеки Моциски —
   сильным и мужественным женщинам

   Коронный суд города Ланкастера. Слушание по делу Ли Брайтмана

   Среда, 11 мая 2005 года
   Утреннее заседание
   Председательствует: мистер Нолан, достопочтенный судья

   Мистер Маклин, представитель защиты: Пожалуйста, назовите ваше имя и фамилию.
   Ли Брайтман: Ли Энтони Брайтман.
   Мистер Маклин: Благодарю вас, мистер Брайтман. Ответьте суду, состояли ли вы в интимных отношениях с мисс Бейли?
   Ли Брайтман: Состоял.
   Мистер Маклин: Как долго?
   Ли Брайтман: Я познакомился с Кэтрин в последний день октября две тысячи третьего года. Мы встречались до середины июня прошлого года.
   Мистер Маклин: Как вы познакомились?
   Ли Брайтман: На работе. Я проводил операцию, ну и встретил ее… там.
   Мистер Маклин: И у вас завязались отношения?
   Ли Брайтман: Да.
   Мистер Маклин: Вы сказали, что они были завершены в июне. Это решение было взаимным?
   Ли Брайтман: Ну, к тому времени начались ссоры. Кэтрин страшно ревновала меня к работе… и почему-то внушила себе, что у меня роман на стороне.
   Мистер Маклин: У вас действительно был роман на стороне?
   Ли Брайтман: Ничего подобного, господин судья. Видите ли, по долгу службы я вынужден часто отсутствовать, иногда неделями не бываю дома, и особенности моей работы таковы, что я никому, даже своей девушке, не имею права рассказать, где я нахожусь и чем занимаюсь…
   Мистер Маклин: То есть вы хотите сказать, что именно ваши частые командировки стали причиной ссор с мисс Бейли?
   Ли Брайтман: Да. Она проверяла мой мобильник, выискивала любовные послания, выясняла, где я был, с кем виделся. А мне хотелось одного: дома хоть немного расслабиться, не вспоминать о работе. В общем, никакой возможности нормально отдохнуть, вот такие возникали ощущения.
   Мистер Маклин: И вы решили с ней расстаться?
   Ли Брайтман: Нет! Мы иногда ругались, но я любил ее! Я знал, что у Кэтрин проблемы, слишком она эмоциональная. Поэтому, когда Кэтрин набрасывалась на меня, я говорил себе, что она не виновата в том, что она такая.
   Мистер Маклин: «Слишком эмоциональная» – что именно вы имеете в виду?
   Ли Брайтман: Ну, она как-то рассказала мне, что раньше у нее случались приступы непонятного страха. И чем дольше мы были вместе, тем чаще я замечал ее нервозность. Например, она могла пойти с друзьями в бар и там напиться или напивалась дома, а когда я возвращался с работы, осыпала упреками.
   Мистер Маклин: Давайте остановимся на ее эмоциональных проблемах. Еще несколько вопросов. Скажите, вы никогда не замечали свидетельств того, что в момент стресса мисс Бейли пыталась нанести себе телесный вред?
   Ли Брайтман: Не замечал. Хотя ее друзья говорили мне, что тяга к самоистязанию у нее порой возникала.
   Мистер Льюис, представитель обвинения: Возражаю, ваша честь. Вопрос к свидетелю не о том, что говорили о мисс Бейли ее друзья.
   Мистер Нолан: Мистер Брайтман, попрошу вас четко отвечать на вопросы. Спасибо.
   Мистер Маклин: Мистер Брайтман, вы сказали, что мисс Бейли «набрасывалась» на вас. Объясните, пожалуйста, что конкретно вы имели в виду?
   Ли Брайтман: Ну, она орала на меня, толкала, била по лицу, пинала ногами. Ну и так далее.
   Мистер Маклин: То есть она применяла к вам насильственные действия?
   Ли Брайтман: Ну да, наверное, это так называется.
   Мистер Маклин: Как часто это происходило?
   Ли Брайтман: Не знаю, не могу сказать. Я сбился со счета.
   Мистер Маклин: И что же вы делали, когда мисс Бейли «набрасывалась» на вас?
   Ли Брайтман: Старался спустить все на тормозах. Конфликтов мне и на работе хватает, я не хотел, чтобы меня напрягали и дома.
   Мистер Маклин: А вы сами когда-нибудь применяли насильственные действия в отношении мисс Бейли?
   Ли Брайтман: Только в последний день. Она заперла меня в доме и спрятала ключ. Так на меня разозлилась. У меня как раз было очень сложное задание, вымотался страшно, ну и не сдержался. Ударил ее. Впервые в жизни ударил женщину.
   Мистер Маклин: «В последний день» – уточните, пожалуйста, когда именно.
   Ли Брайтман: В июне. Кажется, тринадцатого числа.
   Мистер Маклин: И что же произошло в тот день?
   Ли Брайтман: Накануне я ночевал у Кэтрин. Я дежурил в выходной, поэтому ушел, когда Кэтрин еще спала. Вернулся вечером, она дома была, и уже под градусом. Начала кричать, что я весь день торчал у какой-то бабы. Это обычная ее песня, часа через два терпение мое лопнуло. Я повернулся, чтобы уйти, но она заперла входную дверь. Орала, ругалась, совсем обезумела. Скакала вокруг меня, все лицо расцарапала… пришлось ее оттолкнуть, чтобы пройти. Но она снова подбежала, снова с визгом в меня вцепилась. Тут я ее и ударил…
   Мистер Маклин: А как вы ее ударили, мистер Брайтман? Дали пощечину или кулаком?
   Ли Брайтман: Кулаком.
   Мистер Маклин: Понятно. И что было дальше?
   Ли Брайтман: Это ее не образумило, она еще громче заорала и опять на меня набросилась. Я снова ударил, наверное уже сильнее. Она упала на спину. Я подошел посмотреть, не ушиблась ли, хотел помочь ей подняться… наверное, я нечаянно наступил ей на руку, потому что она снова завизжала и чем-то в меня швырнула. Это был ключ от входной двери.
   Мистер Маклин: И что вы сделали потом?
   Ли Брайтман: Поднял ключ, отпер дверь и ушел.
   Мистер Маклин: В котором часу?
   Ли Брайтман: Примерно в четверть восьмого.
   Мистер Маклин: В каком состоянии находилась мисс Бейли, когда вы ее оставили?
   Ли Брайтман: Она сидела на полу и продолжала кричать.
   Мистер Маклин: Она была травмирована, в крови?
   Ли Брайтман: Да, мне кажется, у нее шла кровь.
   Мистер Маклин: А поточнее, мистер Брайтман?
   Ли Брайтман: У нее была кровь на лице. Не знаю, откуда она взялась. Совсем немного крови…
   Мистер Маклин: А у вас были какие-нибудь физические повреждения?
   Ли Брайтман: Несколько царапин на щеке.
   Мистер Маклин: Вы не подумали, что ей требуется медицинская помощь?
   Ли Брайтман: Нет.
   Мистер Маклин: Несмотря на то, что она была в крови, плакала и кричала от боли?
   Ли Брайтман: Я не помню, чтобы она кричала от боли. Когда я уходил, она выкрикивала мне вслед оскорбления. Если бы ей требовалась помощь медиков, полагаю, она сама вполне могла бы их вызвать.
   Мистер Маклин: Понимаю. Итак, вы ушли из дома Кэтрин в четверть восьмого, а после вы встречались с мисс Бейли?
   Ли Брайтман: Нет, не встречался.
   Мистер Маклин: Может быть, разговаривали по телефону?
   Ли Брайтман: Нет.
   Мистер Маклин: Мистер Брайтман, прошу вас хорошенько подумать, прежде чем ответить на мой следующий вопрос. Что вы чувствуете теперь, когда вспоминаете о том инциденте?
   Ли Брайтман: Я крайне сожалею о том, что случилось. Я любил Кэтрин. Хотел жениться на ней! Я тогда не подозревал, что ее… мм… эмоциональные проблемы настолько серьезны. Господи, и зачем я тогда не сдержался, ударил ее! Мне надо было проявить больше терпения, успокоить…
   Мистер Маклин: Спасибо, мистер Брайтман. Ваша честь, у меня больше нет вопросов к свидетелю.

   Перекрестный допрос

   Мистер Льюис, представитель обвинения: Мистер Брайтман, я правильно понял, что у вас были серьезные намерения в отношении мисс Бейли?
   Ли Брайтман: Да, я так думал.
   Мистер Льюис: Я полагаю, вам известно, что одним из условий того рода деятельности, которой вы занимаетесь, является незамедлительное информирование руководства о переменах в вашей личной жизни, четкое уведомление о статусе этих отношений?
   Ли Брайтман: Да.
   Мистер Льюис: Но при этом вы не поставили ваше начальство в известность об отношениях с мисс Бейли?
   Ли Брайтман: Я собирался сказать об этом после того, как Кэтрин согласится выйти за меня. Очередная сверка данных была назначена на конец сентября, так что в отчете я бы рассказал о нас с Кэтрин.
   Мистер Льюис: Обращаю ваше внимание на документ «Вэ-эль один» – папка свидетельских показаний, страница четырнадцать. Показания констебля Уильяма Лея. Констебль Лей арестовал вас во вторник пятнадцатого июня две тысячи четвертого года, арест произведен по вашему адресу. В своих показаниях констебль утверждает, что, когда он спросил у вас о мисс Бейли, вы ответили, цитирую: «Не знаю, о ком вы говорите». Вы подтверждаете показания констебля?
   Ли Брайтман: Я точно не помню, что говорил тогда.
   Мистер Льюис: Речь идет о женщине, которую, как вы сами только что сказали, вы любили и на которой собирались жениться. Я вас верно понял?
   Ли Брайтман: Констебли Лей и Ньюмен заявились ко мне в шесть утра. Я три ночи подряд был при исполнении и только-только лег поспать. Я вообще ничего не соображал.
   Мистер Льюис: Позже, в полицейском участке Ланкастера в тот же день на допросе, вы сказали следующее, цитирую: «Она просто проходила по одному расследованию. Когда я ушел, с ней все было нормально. Но в принципе у нее имеются эмоциональные проблемы, нарушена психика». Это было вами сказано?
   Ли Брайтман (неразборчиво).
   Мистер Нолан: Мистер Брайтман, если можно, погромче.
   Ли Брайтман: Да.
   Мистер Льюис: Мисс Бейли действительно была причастна к некоему проводимому вами расследованию?
   Ли Брайтман: Нет.
   Мистер Льюис: У меня больше нет вопросов, ваша честь.
   Мистер Нолан: Благодарю вас. Дамы и господа, объявляю перерыв на обед.

   Четверг, 21 июня 2001 года

   Какая, собственно, разница, в какой день умирать… самый длинный день в году ничем не хуже других. Глядя в небо широко открытыми глазами, Наоми Беннет лежала на дне канавы, кровь, еще сохранявшая ей жизнь, покидала ее двадцатичетырехлетнее тело и впитывалась в грязный песок. То теряя сознание, то ненадолго вновь приходя в себя, Наоми вяло удивлялась иронии судьбы – как странно, что она умрет именно сейчас, после всего, что пережила, когда долгожданная свобода казалась ей такой близкой. И впрямь поразительно, что погибает она от руки единственного мужчины, который действительно любил ее и был так к ней добр. Он стоял сейчас на краю канавы, глядя вниз, его лицо оставалось темным, но солнце весело светило через блестящую зеленую листву, и пляшущие кружевные тени подрагивали на светлых волосах, окружая его голову золотистым нимбом. Он ждал.
   Кровь заполнила ее легкие, и она закашлялась. Ярко-алые пузыри вспухли на губах и лопнули, багровая струйка потекла по подбородку.
   Он стоял неподвижно и, опершись на лопату, глядел, как сверкающая рубиновая кровь толчками покидает ее тело. Как все-таки красива Наоми – даже в момент смерти она оставалась самой великолепной женщиной из тех, которых он встречал.
   Но вот поток крови ослабел, превратившись в тонкий ручеек, и он отвернулся, мельком оглядев пустырь между старым заброшенным заводом с его огромной промышленной зоной и фермерскими полями. Никто сюда не ходит, даже собак здесь не выгуливают, среди куч старого железа, строительного мусора, скопившегося за десятилетия, обросшего сорняками в человеческий рост. Чего тут только нет: мотки старого кабеля, ржавые канистры, истекающие бурой маслянистой жидкостью, – полно всякой дряни. А у рощицы, на краю пустыря, точнее, под тремя раскидистыми липами – глубокая канава, после сильных дождей здесь собирается вода, которая потом стекает к речке, в миле отсюда.
   Прошло еще несколько минут.
   Все. Умерла.
   Порыв ветра растрепал его волосы, и он машинально взглянул на небо сквозь резной свод листвы: с востока надвигались темные дождевые тучи со встрепанными рваными краями.
   Он осторожно спустился по крутому обрывистому склону канавы, опираясь на лопату, чтобы не потерять равновесие, встал над телом и с размаху, не колеблясь, вогнал острое лезвие в лоб лежащей перед ним женщины. В первый раз он слегка промахнулся, и штыковая лопата, спружинив, отскочила, но во второй раз послышался глухой треск – череп Наоми раскололся. Тяжко дыша от натуги, он продолжал методично, мерно опуская лопату, дробить кости, выбивать зубы, превращать кожу, кости, мясо в жуткое месиво.
   Ну вот, теперь это уже ничем не напоминало Наоми.
   Он снова пустил в ход лезвие лопаты, отрезал один за другим пальцы, затем порезал в лоскуты ладони, чтобы не оставить ни единой зацепки для опознания.
   Орудуя перепачканной в крови лопатой, он забросал месиво камнями, песком и мусором, покрывавшим дно канавы.
   «Грязно сработано, – с досадой отметил он, – кругом кровь».
   Но когда он закончил, утирая слезы, не унимавшиеся с того момента, как Наоми (с перерезанным уже горлом) изумленно произнесла его имя, потемневшее небо уронило первые капли дождя.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация