А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Оружейник. Тест на выживание" (страница 27)

   Оказывается, это летучее отродье можно глушить гранатами. Как глушат обычную рыбу. Цирк-зоопарк, да и только!
   Когда где-то рядом грохнул взрыв, я уже ничего не видел. Все, что помнил и понимал, был смех. Я и вправду смеялся. Без звука и без улыбки, без губ, голосовых связок и гортани. Ибо ничего этого у меня уже просто не было.

   Глава 13

   Я чувствовал, что меня гладят по волосам. Ласково так гладят. Как будто это мама. В детстве она садилась ко мне на кровать и, желая спокойной ночи, вот точно так же гладила. Что она говорила при этом? Кажется, «Спи, вояка», или «…забияка», или «…разбышака». Я никогда не был ангелом и тихоней, поэтому после моих дневных подвигов душещипательное «зайчик» или «котик» ко мне никак не клеилось. Вот и сейчас мне почему-то казалось, что прошедший день выдался не таким уж тихим и мирным. Что-то в нем было такое… Сейчас я вспомню… Как только услышу слова мамы, так сразу и вспомню.
   – Товарищ подполковник, он очнулся!
   Голос был женский, но не мамин. Слишком молодой. И еще это «подполковник». Отец у меня сугубо штатский человек, так что… Где же я? Кто рядом со мной?
   Попытка открыть глаза принесла боль. Резкий желтый свет ослепил, заставил сморщиться и застонать.
   – Свет! Потушите верхний свет!
   Сейчас говорил мужчина, и голос его был жесткий и властный, командирский, я бы сказал. Что ж, все интересней и интересней.
   Первый, так бесславно завершившийся, эксперимент по возвращению зрения меня кое-чему научил. Теперь я открывал глаза очень медленно и осторожно. Сперва две узенькие щелочки. Вокруг царил благодатный мягкий полумрак. Он успокаивал, говорил, что уже можно без боязни взглянуть на окружающий мир, познакомиться с его обитателями. Хотя мне все больше и больше казалось, что я их знаю.
   – Лиза… – прошептал я, когда округлое пятно напротив моего лица обрело более или менее четкие очертания.
   Она была совершенно не похожа на ту девчонку, которую я впервые увидел на грязных, пропитанных запустением и страхом улицах мертвого города. Бейсболка исчезла, свитер тоже. Теперь густые каштановые волосы закрученным в плавную спираль потоком текли по голой, казалось, выточенной из мрамора шее. На Лизе была блузка. Уже сто лет не видел женщин в блузках, особенно таких белоснежных. В ушах девушки блестели сережки, маленькие вкрутки с белыми камешками. Они светились и переливались радужными бликами. Ярко, очень ярко. Но даже бриллианты выглядели тускло и убого по сравнению с сиянием больших карих глаз.
   – Вот и хорошо, Максим! – Теперь Лиза схватила мою руку. – Ты пришел в себя. Теперь все будет замечательно. Ты выздоровеешь, ты поправишься.
   – Где… – Я попытался спросить, но горло ссохлось, и вместо слов на свет появился лишь сиплый хрип.
   – Воды? Хочешь пить?
   Девушка мигом угадала мое состояние. Я еще не произнес «да», а около моих губ уже появилась белая эмалированная кружка. Сделав несколько жадных глотков, я почувствовал, что смогу говорить.
   – Где Толя?
   – Милиционер?
   На этот раз мне уже не пришлось гадать, кто он, обладатель этого командирского баса. Загребельный собственной персоной возник в поле моего зрения. Он улыбался. Правда, улыбка была слегка странная, усталая и виноватая. Нет, все же сначала виноватая, а затем уже усталая.
   – Милиционер, он тоже здесь. Живой. Только вот в сознание пока не приходил.
   – Здесь? – Я провел взглядом по грязному в желтых разводах потолку.
   – Ну да, здесь, в санчасти.
   Слова Лешего, словно нафтизин, прочистили мне нос. Я тут же уловил запах крови, медикаментов и хлорки.
   – Как я здесь…
   Лиза поспешно приложила палец к моим губам, требуя не напрягаться. А вопрос мой… он и так был понятен.
   – Как ты здесь оказался? Товарищ подполковник вас вытащил, спас. Тебя и Нестерова.
   Пока Лиза говорила, я увидел, что к Андрею подошел санитар. Старый знакомый, Виктор Ильич, кажется. Он что-то шепнул Лешему. Тот кивнул в ответ, и медик быстро ушел. Хлопнула дверь, и я понял, что в комнате нас осталось трое.
   – Вам совсем немного не хватило, – тем временем продолжала девушка. – Метров восемьсот до периметра не дотянули. Но вы стреляли, и дозорные услышали.
   – Ты рискнул… – Я в упор поглядел на Загребельного.
   – Рискнул, – Леший кивнул и сразу же отвел глаза. – Сообщили, что до начала стрельбы вроде бы слышался рокот мотора. Вот я и подумал, что это, скорее всего, ты.
   – Спасибо.
   Я уже успел прийти в себя настолько, что даже смог отвести руку Лизы, которая пыталась удержать меня от излишних разговоров. Глупая. Разговоры сейчас для меня самое лучшее лекарство. На том свете ведь не поговоришь, на том свете царит тишина. Даже крики и стоны там становятся частью полного ледяного безмолвия.
   – Вам с ментом крупно повезло. – Леший пропустил мимо ушей мою благодарность. – Успели проскочить. А после того, как мы вас приволокли, вокруг такое началось… Я только что со стены. Ночь буквально стонет от воя и рева. Не удивлюсь, если после того, как рассветет, мы обнаружим все дома в округе стертыми до фундаментов.
   – Призраки? – спросил я.
   – Должно быть, они. – Леший невесело хмыкнул. – Хотя, честно говоря, я не проверял.
   – Что в поселке?
   После моего вопроса Загребельный даже как-то вздрогнул, словно очнулся, словно вспомнил что-то. Он положил руку на плечо Лизе и попросил:
   – А ну, боевая подруга, сгоняй за мистером Крайчеком.
   Девушка одарила подполковника возмущенным взглядом, как будто тот изрек что-то немыслимое, крамольное.
   – Давай-давай. – Леший был непоколебим. – Кому доктор велел ноги расхаживать? А то так и останешься кошкой-хромоножкой.
   Мне показалось, что Лиза сейчас вцепится Андрюхе в горло. Этакая маленькая разъяренная фурия, готовая сражаться с каменным колоссом.
   Загребельный, видимо, тоже понял, что ляпнул что-то не очень тактичное и притом не к месту. Поэтому он поспешил зайти с другой стороны:
   – Боец, вы что, отказываетесь выполнять приказ своего командира? – Чтобы Лиза не подумала, что он намекает на себя самого, Леший уточнил: – По-моему, Крайчек четко и ясно выразился: «Когда Ветров придет в себя, немедленно сообщить».
   Тут мне показалось, что Загребельный желает непременно спровадить мою сиделку. И вроде бы ему это удалось. Услышав последние слова подполковника, Лиза с неохотой сдалась:
   – Я быстро, – она обращалась уже ко мне: – Крайчек, он ведь здесь, в убежище. Так что мигом обернусь.
   Лиза отстранила протянутую руку Загребельного, который попытался помочь ей встать с краешка моего матраса. Однако Леший проигнорировал этот протест. Он схватил девушку под руки и, как пушинку, поднял. Только оказавшись на ногах, та наконец поняла, что подполковник избавил ее от довольно неприглядного процесса – вставания с пола на частично парализованных ногах. Не глядя на Загребельного, Лиза буркнула: «Спасибо» и, довольно сильно хромая, пошла к выходу.
   Когда дверь за ней закрылась, Леший кивнул мне:
   – Хорошая девчушка. Правильная. Завидую тебе, Максим. Видал, как принарядилась? Все ждала, когда ты очухаешься.
   – Что у нее с ногами? – Я был подавлен. Ведь то, что мне довелось сейчас увидеть, совсем не походило на обычно легкую пружинистую походку Лизы.
   – Доктор сказал – остаточное явление. Газ этот проклятый так подействовал.
   – Ей будет тяжело идти.
   – Куда?
   Мне показалось, что Леший не следит за моей мыслью, что сейчас он где-то далеко.
   – Завтра. Вместе со всеми. Ей не выдержать долгого марша.
   – Это кто бы говорил. – Андрей притащил откуда-то из-за пределов моего зрения низенький колченогий табурет, поставил его рядом с матрасом и уселся.
   – Да, ты прав, – я горько улыбнулся.
   Подумалось, что скорее всего мне придется остаться здесь, в убежище. А вот Лиза… она обязана уйти. Леший должен будет ей помочь. Обязательно должен! Я уже собирался попросить его об этом, да не успел. Андрей первым обратился ко мне:
   – Слушай, Максим… Это, как его… – Загребельный с трудом подбирал слова. – Прошлым утром… Ну, тогда, когда тебя схватили. Я приказал…
   Ах вот он о чем! Вот что не дает героическому подполковнику ФСБ покоя. И торчит он здесь в санчасти наверняка именно поэтому. Решил не затягивать с выяснением отношений. Молодец. Далеко не у каждого на такое хватит смелости и решимости.
   Размышляя об этом, я продолжал молчать, поэтому Лешему ничего не оставалось, как закончить свой ох какой нелегкий монолог:
   – Тот выстрел… У нас не было возможности вытащить тебя. Я приказал снайперу… – тут он запнулся, понял, что произнести это не сможет. Андрей сумел лишь выдавить из себя: – Прости.
   Что я мог на это ответить? Разве не точно так же поступил я сам, когда колесами БТР раздавил еще живого Виктора Сотникова. Я просто прервал его мучения. Вот и Леший… Он сделал… вернее, хотел сделать то же самое. Это правильно. Это скорее милосердие и проявление настоящей дружбы в ее нынешнем суровом обличье. Так какого же черта тут каяться!
   – Хреновый у тебя снайпер, – медленно протянул я. – В такую здоровенную мишень не попал. Ты ему разнос устрой… непременно устрой.
   Придать своему голосу более или менее дружеские интонации мне было невероятно сложно. Но тем не менее я постарался. Правда, видимо, вышло не ахти как. После моих слов Андрюха помрачнел еще больше.
   – Нету больше снайпера. И половины тех, кто с нами ходил, тоже нет. Вот такая канитель получилась.
   Расспрашивать дальше не имело смысла. Дальше и так все понятно. Рассказ Андрея о том, как кентавры перебили его людей, станет лишь еще одной страшной историей, которая отнимет у меня силы и время. Главное – время! Спохватившись, вспомнив о нем, я поспешил спросить:
   – Как разведка? Что-нибудь выяснилось?
   – Ты о кашалотах?
   – Да. Куда они подевались?
   – Полагаю, сгорели, так же, как тот кентавр, которого ты резал. – Леший с подозрением покосился на меня: – Ты хоть это помнишь?
   – Помню, – кивнуть у меня не было сил, поэтому в знак согласия я закрыл глаза.
   – Пепел. После него остался пепел, точно такой же, как на тех огромных кругах, которые мы осматривали. Три круга, и кашалотов было тоже три. Вывод напрашивается сам собой.
   – Кентавра убил я, а кто убил кашалотов?
   – Интересный вопрос, но я не знаю на него ответа. – Несколько секунд подполковник думал, а затем робко, как будто стесняясь своих мыслей, предположил: – А вдруг их никто и не убивал. Тот человек… Ну, тот белорус, с которым мы говорили на стене. Он ведь сказал, что кашалоты ушли. Ушли в туннель. Может, и кентавра ты того… отправил назад, в то самое место, откуда они все и появляются. – Леший пожал плечами. – Теория. Это всего лишь открытый вопрос. Точно такой же, как был ли вообще весь тот разговор и тот одноглазый лесник в бандане.
   От слов Загребельного у меня в мозгу что-то щелкнуло. Цирк-зоопарк! А ведь это был именно он! Тот человек, что спас меня и Нестерова от призраков. Серый плащ, ружье, бандана. Точно, он! Белорус! Олесь!
   – Нет, Андрюха, похоже, то был совсем не мираж. Этого лесника я встретил еще раз.
   – Не может быть! – выдохнул Загребельный. – Когда? Где?
   Я не успел ответить. Дверь распахнулась, и в комнату вошли четверо: Крайчек, Горобец, очкарик-доктор, выполняющий обязанности радушного хозяина, и тот невысокий крепыш, заместитель Нестерова. Как же его, Колесов… или Карцев… Вспомнить мне так и не дали. Возле двери возникло маленькое недоразумение. Пятой в палату пыталась прорваться Лиза, но Горобец ее притормозил. Произнеся отцовское: «Погодь, дочка. Дай людям поговорить», он захлопнул дверь перед самым носом девушки.
   Крайчек выглядел очень усталым, но, даже несмотря на это, улыбнулся увиденной сцене.
   – Шикарно ты устроился, Макс. Личные апартаменты, хорошенькая сиделка.
   – Всего этого я вроде бы не просил. – Юмор Крайчека мне пришелся не по вкусу.
   – Шучу, – Томас примирительно махнул рукой. – Я сам приказал положить тебя отдельно от всех остальных. Тут у нас хоть имеется возможность спокойно поговорить.
   – А Нестеров?
   – Пока в общей палате. Когда очнется, тоже сюда перенесем, – при этих словах Крайчек поглядел на медика, и тот кивнул, подтвердив тем самым, что прекрасно помнит приказ начальства.
   – Как он? – Мне действительно хотелось это знать, я по-настоящему волновался за Анатолия.
   – Лучше, чем можно было ожидать, – вопрос относился к медицинской части, поэтому и ответил на него врач. – Отравление фосфатами имело место в гораздо меньшей степени, чем у Лизы Орловой.
   – Странно, – протянул я. – Он ведь был в этом проклятом подвале столько же, а может, даже и дольше, чем она.
   – Ничего странного… – начал было медик, но его перебил Горобец:
   – Повезло нашему сыскарю. Я гадав, шо такого в жизни не бувае, тильки в кино.
   – Это ты о чем? – Не моим мозгам сейчас разгадывать загадки.
   – У Нестерова язва желудка, – доктор вновь завладел нитью разговора. – В последние дни как раз обострение. Появились боли. Так что перед самым вашим выездом к магазину я ввел ему атропин. Надо было уменьшить выделение желудочного сока. Вот как вышло удачно. Нежданно-негаданно подготовил человека ко встрече с этой дрянью.
   Слова медика многое прояснили. Вот почему Анатолий остался жив, уцелел там, где погибли все остальные, выжил даже без моей помощи. Надо же, выходит, я сделал правильный выбор, истратил аптечку на того, кого и следовало. Тут я вспомнил тот миг у входа в полуразрушенный магазин, мгновение, когда я принимал решение. Почему тогда я выбрал именно Лизу? Только ли по каким-то своим личным причинам и симпатиям? Или… или мне подсказали верное решение? Кто? Несколько мгновений этот вопрос занимал все мои мысли, но длилось это лишь несколько мгновений, не больше. Глупости. Кто мог повлиять на мое решение? Этот выбор сделал я сам. И если послать к дьяволу все моральные и этические составляющие данного дела и учесть только результат, то получается, что не ошибся. Уцелели два человека. Два! А это гораздо лучше, чем один.
   – Ладно, будэ про Нестерова балакать. Даст бог, выдюжит наш доблестный милиционер. – Голос Мыколы Горобца стал доходить до моего сознания, пробиваясь сквозь пелену неуверенности, сомнений, перепутанных, крутящихся, как в водовороте, мыслей. – Мы сюда зовсим за иншим пришли. Рассказывай, Максим, шо там да як було? Може, чего новенького про цих тварюк разузнав.
   В помещении тут же повисла гробовая тишина. Пять пар глаз буравили меня с надеждой и нетерпением.
   То состояние, в котором я находился, не очень-то способствовало мыслительному процессу. Но я напрягся и заплетающимся языком кратко поведал товарищам всю историю сегодняшнего дня. Опустил только лишь две вещи, две встречи. Первая – это с тем зловещим повелителем кентавров, вторая – с одноглазым лесником в самом конце нашего путешествия. Не думаю, что Крайчек, да и все его помощники готовы узнать о них, тем более сейчас, когда все уже на пределе, когда все и так запуталось и перепуталось.
   – Ничего, что могло бы нам помочь, – в конце моего рассказа сделал вывод крепыш разведчик.
   – Да-а-а… Ця информация зацикавыть лише Нину Андреевну.
   Мыкола по-свойски ткнул Крайчека в бок. На что тот лишь невесело кивнул.
   – А что произошло в конце? – Кальцев, да, точно, фамилия разведчика была Кальцев, словно спохватился: – Кто вас с Нестеровым так оглушил?
   – Призраки, – я не стал врать.
   – Кто?! Призраки?! – в один голос воскликнули Крайчек и Горобец.
   – И они вас просто так оставили в живых? Дали подполковнику возможность добраться до вас и вытащить? – Казалось, удивлению Кальцева не будет границ.
   – Не знаю… – Я закрыл глаза, чтобы они меня не выдали. – Мы стреляли. Много стреляли. Конечно, не для того, чтобы убить их, а скорее, чтобы осветить себя. И призраки вдруг ушли.
   – Невероятно, – протянул Крайчек.
   – И не говори, – подтвердил Горобец.
   – А что с машиной? С погрузчиком, я имею в виду? – быстро сориентировался разведчик.
   – Заглох. Аккумулятор мертвый.
   – Николай, – Томас обратился к Горобцу, – у нас есть аккумуляторы?
   – Знайду. Кажись, маемо парочку у доброму стани.
   – У доброму стани? – переспросил американец.
   – В хорошем состоянии, – перевел молчавший до этого Загребельный.
   – Значит, погрузчик можно будет вновь завести? – Вопрос адресовался уже мне.
   – Можно, – я с готовностью согласился, очень довольный тем, что разговор малость отклонился от скользкой темы. – У него, кстати, и фары имеются. – Эта информация должна была еще больше порадовать одинцовцев.
   – Ну, хоть одна добра новость, – с облегчением протянул Горобец. – И транспортом кое-каким разжились, и выяснили, шо бестий цих ночных можно свитлом налякаты, светом, значит, – поправился украинец.
   Вообще-то на душе у меня было скверно. И еще эта гребаная радость Мыколы… Эх, знал бы он правду! А может, рассказать? О чем? О том, что какая-то неведомая, похожая на привидение личность швыряла в призраков гранатами. Именно от них, а совсем не от нашей пальбы те и разбежались, вернее, разлетелись. Точно примут за контуженого, а стало быть, и относиться станут соответственно. Нет, о леснике в бандане можно говорить только с Лешим.
   Подумав о Загребельном, я поднял на него глаза. Он стоял в сторонке, молчаливый, угрюмый, насупившийся. Этот вид приятеля кое-что мне подсказал. Андрюха не мог не доложить Крайчеку о результатах разведки, об исчезновении кентавра и кашалотов. Неужто эта информация не вызвала интереса, не возымела ровным счетом никаких последствий, действий? Каких? Да не знаю я, каких! Но это ведь я, несчастный, у которого голова затянута туманом и болью. А они… Крайчек и его люди… Они ведь не дураки и к тому же располагали целым днем. За это время можно подумать и придумать. Обязательно что-то придумать!
   – Том, – позвал я.
   – Да, Макс.
   – Загребельный доложил…
   – О чем? О вашей бессмысленной утренней прогулке?
   Кальцев перебил меня, словно прочитал мысли. Честно говоря, этот смышленый мальчуган уже начал порядком доставать. Кроме того, как мне показалось, он довольно сильно стал влиять на Крайчека. У него всегда и все должно срастись, все должно быть без вариантов. Как раз то, что уважают обстоятельные и рассудительные янки.
   На вопрос Кальцева я не ответил. Ждал, когда за меня это сделает Крайчек.
   – Твой друг имеет очень интересную теорию, – начал Томас. – Но это всего лишь теория.
   – Фантастическая теория, – не замедлил вклиниться Кальцев.
   – Да, – Крайчек устало кивнул. – Все эти параллельные миры… У нас нет времени ее доказывать. Нам следует спасать людей. Быстро спасать.
   – А если Загребельный прав?
   – Не маемо часу, понимаешь?! – Горобец повторил это громко, как для глухого.
   – Что значит нет времени? – возмутился Леший. – Где он, ваш плавучий город? За тысячи километров. А Одинцово вот оно, вокруг нас. И может быть, лучше попробовать, подумать… просто хорошенько подумать, что следует сделать, чтобы сохранить все это.
   – Вы, подполковник, еще вчера советовали нам уйти, – напомнил Томас.
   – Советовал, – покаялся Леший. – Но вчера я не знал того, что знаю сегодня. Кашалотов можно убить, и я буду искать этот способ.
   – Пока вы его будете искать, Одинцово постигнет участь Красногорска. Вы не справились тогда, где гарантия, что у вас выйдет теперь? А расплачиваться за все эти эксперименты будут другие люди, те, кто вам поверил, те, кто будет ждать от вас помощи и защиты.
   Кальцев нанес Андрюхе удар ниже пояса. Подлый удар. Повесить на Загребельного всех мертвецов Красногорска, это уж слишком!
   – Ах ты! – Леший зарычал и угрожающе двинулся в сторону Кальцева.
   – Хватит! – Крайчек встал у него на пути. – Хватит ваших ссор. Поступим так: будем продолжать подготовку к эвакуации. У нас почти сутки. Если за это время возникнут другие реальные предложения, мы их рассмотрим.
   – О цэ разумно! – поддержал начальника Горобец. – Так шо выздоравливай, Максим, набирайся сил, а промеж делом думай, як це гадское племя порешить.
   Мыкола сказал от чистого сердца, я в этом не сомневался, и слова его никаких задних мыслей с собой не несли. Горобец человек прямой и рубит правду-матку, не задумываясь. Однако… другие мои гости были слеплены из совершенно иного теста. Я заметил, как Крайчек с Кальцевым переглянулись. Быстрые такие взгляды. И судя по всему, они поняли друг друга. Я тоже их понял.
   Начатая Горобцом церемония прощания завершилась быстро. Мне пожали руку, сказали несколько традиционных воодушевляющих фраз, а затем четверо посетителей ушли. Разумеется, их ждала подготовка к дальней дороге.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация