А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Плясун" (страница 8)

   Возле стола нарисовался Мирза Рахимов. Рука об руку с ним был Темир, облаченный в бойцовскую форму.
   Еще один сюрприз «мишки Гамми».
   – Да, – подтвердил Усто ракс, – и это тоже.
   Младший Рахимов прикипел глазами к ним с учителем. Мирза тоже недовольно сверкнул очами в их сторону и плюхнулся на свободный стул рядом с отцом.
   – Тебе вообще приходилось раньше убивать? – спросил учитель в лоб и уточнил: – Убивать человека?
   Роман нахмурился. Вот и произнесены слова, от которых он пытался отгородиться, выставить блок в своем сознании.
   – Я не служил в горячих точках…
   – Понятно, – тяжело вздохнул Спитамен-ака. – Тогда вспомни, чему я учил тебя, и освободи в себе Зверя. Здесь и будет твоя первая горячая точка.
   «Первая, – невесело усмехнулся про себя Роман. – Она же и последняя».
   – Постой-ка, я тебе помогу. Наклони голову.
   Градов почувствовал что-то холодное на своей груди. Скосив глаза, увидел, что это был серебряный медальон на серебряной же цепочке. Небольшой, с пятирублевик, трезубец – тришула Шивы Натараджи.
   – Зачем?
   Он не любил украшений, считая это «не мужским» делом.
   – Пригодится, – буркнул Усто ракс, быстро ткнув указательным пальцем в основание черепа журналиста, а затем легонько хлопнул ладонями по ушам ученика.
   В голове зашумело, глаза застлало алой пеленой…
   – Итак, достопочтенные, – учитель почему-то находился уже между столом и рингом, – мы начинаем состязания. Путем жеребьевки определены четыре пары первого круга. Четверо победителей образуют две пары во втором круге. Наконец, в последний круг выйдут оставшиеся двое. Один из них и будет объявлен победителем.
   Гости согласно закивали.
   Мастер танца развел бойцов по парам. Негр стал напротив «Синеволосого», «Верзила» – напротив первого из «шкафов», Темиру предстояло сойтись со вторым мордоворотом, а Роману – с «Модником». Журналист с облегчением вздохнул. Хорошо все-таки, что не с Рахимовым-младшим. Не теперь.
   Участники застолья принялись бурно обсуждать образовавшиеся двойки. Из карманов были извлечены бумажники, а оттуда – купюры. Азарт завладел разгоряченными спиртным умами. Святое дело – сделать ставку на кровь ближнего своего.

   Первыми на ринг вышли чернокожий и циклоп с голубыми волосами.
   Градову было интересно, каков негр в бою. О бойцовских качествах синеволосого он уже имел представление.
   Оба противника находились в разных весовых категориях. На фоне глыбообразного темного узбек со странной прической казался легкой тростинкой. Однако в боях без правил комплекция не имеет решающего значения. Как дополнительный нюанс, да. Но главное здесь техника, мастерство.
   И вот она-то у одноглазого подкачала. Это стало ясно уже после первых прыжков и серии молниеносных ударов, которая была проведена «Мальвиной» вхолостую. Выполнены они были технично, нечего грешить, но ни один из них не причинил негру видимого урона. Он только вяло отмахивался от наскоков узбека, будто отгонял назойливого комара.
   Среди зрителей послышались смешки и подзадоривающие выкрики. Одни предлагали соплеменнику начистить рожу этому «немытому медведю». Другие, наоборот, призывали гиганта размазать узбека по асфальту. Где они нашли битумное покрытие на ринге, непонятно.
   Голубоволосый раззадорился. Левой рукой, которая у него явно была сильнее, он попытался нанести удар в ухо, при этом правая нога устремилась прямехонько в пах «зулуса». Здоровяк слегка повернул голову, и первый выпад пришелся по касательной. Узбек не сумел совладать с вложенной в удар силой, которая повлекла его вперед, отчего он потерял равновесие и пошатнулся. Правая нога высоко задралась и оказалась прямо в руках негра.
   Тот угрюмо усмехнулся, а затем, поудобнее ухватившись за нижнюю конечность синеволосого, одним махом сломал ее о свое колено. Раздался противный хруст, и вслед за ним послышался протяжный вой, который тут же и оборвался, потому что чернокожий закрыл широко распахнутый рот циклопа гигантской ручищей. И скривился – обезумевший от боли узбек впился зубами в его ладонь.
   Негр страдальчески посмотрел на «судейский» стол, ожидая решения участи проигравшего. Зрители, разумеется, требовали крови. Пожав плечами, «зулус» тяжело вздохнул и положил вторую руку на затылок обреченного. Роману показалось, что гигант просто погладил по синим волосам, будто жалея парня. Потом бережно опустил тело на пол ринга и перелез через натянутые канаты. Оставшийся на поле брани не шевелился.
   Рафик подал знак, и двое телохранов очистили ринг, освобождая пространство для второй пары.
   Ею стали «Верзила» и мордоворот.
   Они не уступали друг другу ни ростом, ни статью. Только у «Верзилы» на голове был длинный хвост, а его противник вообще не имел волос.
   Скорее всего, оба занимались боксом. Причем, возможно, и в одной школе, поскольку знали друг друга – в начале поединка парни обменялись приветствиями, назвав соперника по имени.
   Первые удары наносились ими нехотя, вяло. К вящему разочарованию раззадоренных первой кровью наблюдателей, которые тут же потребовали от Мирзы призвать лентяев к порядку.
   «Мишка Гамми» подмигнул Рафику, и тот, не долго думая, пальнул из своего пистолета. Пуля пролетела прямо над головами горе-бойцов, срезав у «Верзилы» прядь волос.
   Средство подействовало. Долговязый с воплем подпрыгнул и как заяц-энерджайзер быстро замолотил кулаками по гладкой голове соперника. Тот очумело выпучил глаза, которые тут же налились кровью, и резким движением стряхнул с себя разухабистого барабанщика. Повел тугими плечами вправо-влево, да как двинул правой прямо в нос нахалу, который мгновенно кровью умылся. Зашатался, как подпиленное дерево, и с открытым ртом повалился наземь, где задергался в конвульсиях.
   Не удовлетворившись этим и не дожидаясь особого приглашения, мордоворот подскочил к лежащему и стал изо всей дури пинать его ногами по корпусу. Рахимовским гостям это не особо понравилось. Ничего технически красивого в таких ударах не было. Не то, что в нокауте, встреченном зрителями единодушным ревом одобрения. От «шкафа» потребовали прекратить безобразие. Он послушался и прекратил, ударив ребром ладони по шее бывшего соученика…

   Роман созерцал все происходившее на ринге в каком-то тупом оцепенении. Словно глядел кино. Подмечал особо удачные выпады и атаки, а финалы поединков казались чем-то театральным, ненастоящим. Когда же лицо хвостатого «Верзилы» окрасилось кровью, произошло и вовсе непонятное. Из груди журналиста вырвался звук, похожий на звериное рычание. А ноздри хищно раздулись.
   Еще сильнее затрепетали они, когда на ринг вслед за зеркальным подобием недавнего победителя взошел Темир Рахимов.
   В голове запульсировало: «Враг! Враг!»
   Словно прочитав Градовские мысли, юноша повернулся к журналисту лицом и, погрозив кулаком, глумливо улыбнулся.
   Питерец снова заурчал. Захотелось тут же перепрыгнуть через веревки и разделаться с обидчиком.
   Не дав сопернику собраться, Темир тут же перешел в атаку. Сгруппировавшись, молнией метнулся в ноги здоровяку, обхватил руками его колени и с силой дернул на себя. Взмахнув руками в воздухе, гигант мешком свалился на ринг, пребольно ударившись спиной.
   Быстро, однако, оправившись, он встал на колени и сделал захват, сжав правой рукой шею юного Рахимова, а левой заколотив ему по ребрам.
   При виде этого вышел из своего оцепенения хоким и начал подбадривать сына громкими выкриками. К отцу присоединился и Мирза.
   Непостижимым образом извернувшись, Темир выскользнул из цепких рук крепыша и боднул его головой в грудь, одновременно вскакивая на ноги. «Шкафчик» отлетел в угол и повис на веревках, схватившись рукой за горло. Ему явно не хватало воздуха, он задыхался.
   Закрепляя успех, Рахимов прыгнул на здоровяка. Сначала сел ему на грудь и нанес град мелких ударов кулаками по лицу. Потом, свернув крепыша калачиком, поставил его на голову и ударил ладонью в пах.
   «Чего он возится?» – недоумевал Градов.
   Со своей техникой боя Темир вполне мог управиться с противником уже на первой минуте. Правда, это было бы не столь зрелищно, как сейчас.
   Бросив здоровяка бревном лежать на ринге, владелец модельного агентства стал картинно прохаживаться вдоль веревок, сотрясая кулаками и раскланиваясь перед рукоплещущей публикой. Особенно усердствовали в аплодисментах отец и брат героя.
   «Шкаф» зашевелился и, опершись на локти, стал подниматься. И тут Темир, оттолкнувшись ногами от пола, взмыл в воздухе, пролетел несколько метров и плюхнулся задом прямо на грудь врага. Тот страшно захрипел, изогнулся и обмяк.
   Все было кончено.
   Изящно поклонившись зрителям, Рахимов снова нашел Градова и вытянул кулак сначала в сторону сраженного им здоровяка, а потом ткнул им в направлении журналиста. Угроза была красноречивой. Держись, мол, тебя ожидает такая же участь.
   Роман пожал плечами и пошел на ринг.
   По пути поискал глазами Спитамена-ака и, найдя, кивнул учителю. Тот ответил.
   «Модник» выглядел жалко.
   Вжавшись спиной в угол, затравленно смотрел на того, с кем ему придется сойтись в спарринге, понимая, что у него нет ни малейших шансов на победу.
   А Градов тоже глядел на соперника и отчего-то не видел его. Вместо перекошенной от страха физиономии снова мерещилось все то же бронзовое, но теперь уже с оттенком синевы лицо. Новым было и то, что открытыми были два глаза Танцора, а третий, посреди лба, даже не различался.
   Зато что-то обожгло грудь. Это подаренная учителем тришула отчего-то нагрелась.
   Журналист сделал положенный жест поклонения и пустился в пляс, заходя на малый круг тандавы. Все его мысли сосредоточились только на танце, на правильном и точном выполнении всех движений.
   Со стороны это выглядело завораживающе.
   Полуобнаженный красавец-брюнет с дико горящими глазами бабочкой порхал по огороженному веревками квадрату, наворачивая круги и неумолимо приближаясь к замершей в углу и словно загипнотизированной жертве. Впрочем, какая же это бабочка? Самый настоящий паук!
   Остановился в полушаге от цели и стал хищно втягивать носом воздух, ловя исходящие от несчастного флюиды животного ужаса.
   «Муха», не желая принять и поверить в неизбежное, затрепыхалась и бросилась навстречу судьбе. И оказалась прямо в руках охотника. Но сколько же у него этих рук? Две, четыре или, может быть, шесть? Шевелятся, двигаются, бегают. Как будто плетут вокруг тела жертвы кокон из прочной паутины.
   Сплели.
   И принялись играть продолговатым мячиком, подбрасывая его вверх и ловя попеременно то одной, то второй, то n-ой рукой-щупальцем.
   Да когда же прекратится эта жуть? Хватит! Довольно!
   «Кокон» летит вперед, покидает пределы, очерченные веревками, и с грохотом плюхается прямо на пиршественный стол, обдавая оцепеневших зрителей брызгами разлитого спиртного и кусками развороченных кулинарных шедевров.
   Бронзовое с синеватым отливом лицо исчезает.

   Роман оглянулся по сторонам. Куда это запропастился «Модник»? И почему все как-то странно смотрят на него?
   – Первый круг состязаний закончен! – торжественно провозгласил Спитамен-ака.
   «Как так, закончен?» – не понял сначала питерец.
   И тут его взгляд наткнулся на разгромленный стол, с которого трое нукеров поспешно убирали безвольный тюк человеческого тела. Еще несколько телохранителей мгновенно привели дастархан в порядок, принеся чистые приборы и блюда с яствами. Однако у гостей явно испортился аппетит, и образовалась жажда, которую они стали в срочном порядке заливать виски, коньяком и шампанским.
   Мирза Рахимов тоже взял со стола бокал и, поманив Рафика, сунул напиток ему в руки. Кивнул головой, что-то негромко сказав.
   Нукер переспросил, но, нарвавшись на грубый окрик, подался вперед. Сделал два шага и был остановлен Темиром, схватившим охранника за плечо. Младший брат стал по-змеиному шипеть на старшего. «Мишка Гамми» рявкнул и на него.
   С чего разгорелся сыр-бор, журналист понял только тогда, когда бокал очутился у него в руках. И сразу почувствовал дикую сушь во рту.
   Прильнул губами к хрусталю. В бокале оказалось не вино, а гранатовый сок.
   Жадно осушив сосуд, Роман с благодарностью кивнул Мирзе. Бывший однокашник не принял благодарности, демонстративно отвернувшись к отцу. Чтобы подчеркнуть, что этот жест не был чем-то исключительным, Рахимов распорядился подать такое же угощение и негру с мордоворотом. Темир немного успокоился. Равновесие было восстановлено.
   – Начинаем второй круг! – объявил Усто ракс. – Результаты второй жеребьевки…
   Предугадать, как именно составят пары, было нетрудно.
   Темиру достался негр, а Роману – бритый здоровяк.
   И снова Градов обрадовался. Но не тому, что опять не бьется с отпрыском семьи Рахимовых, а потому, что не ему выпало драться с «зулусом». Отчего-то он нравился питерцу, и лишать чернокожего жизни не хотелось.
   Видно, Темир решил больше не выпендриваться. Зачем зря расходовать силу, которая может пригодиться для финального поединка. Никто из присутствующих уже не сомневался, кто выйдет в третий, завершающий круг.
   Как только чернокожий, перемахнув через веревки, разогнулся на ринге, он сразу был атакован «модельером».
   Правая рука Рахимова, превратившись в живое копье, ткнулась в брюшной пресс гиганта. Из развороченного пупка полилась кровь. Негр схватился руками за живот, не давая внутренностям вывалиться наружу. Его лицо посерело.
   Темир, оскалившись, ткнул указательным пальцем «зулусу» под кадык, а когда великан начал валиться на пол, сделал пальцами «козу» и вогнал их в широко раскрытые глаза сына черного континента и дернул на себя.
   Темнокожий медленно опустился на колени и с глухим стуком ткнулся лбом в пол ринга. Да так, согнувшись под углом, и застыл.
   Меньшой Рахимов понюхал окровавленные пальцы и брезгливо тряхнул ладонью. Алые брызги полетели в сторону следующей пары, приблизившейся к ристалищу. Одна из капель попала в лицо Градова, запачкав ему лоб. Журналист утерся, но только размазал кровь в большое пятно.
   Так, с темно-красным пятном над переносицей, Роман и вступил в свой второй бой. Странно, однако парень готов был поклясться, что его лоб как будто горел огнем. Этот зуд раздражал, мешал сосредоточиться.
   Ни с того ни с сего заслезились глаза. Словно туда кто перца насыпал.
   Питерец потер их кулаками и пропустил тяжелейший удар в челюсть. Клацнул зубами, ощутив, как рот наполняется чем-то солоноватым.
   Нужно сосредоточиться. Но головная боль становилась все сильнее, пока не разорвалась внутри черепа световой вспышкой.
   Из света вынырнуло большое темное пятно, угрожающе двинулось на парня. Он присел, уходя с линии удара, а потом, выставив перед собой руки с растопыренными веером пальцами, устремился вперед, как утопающий, рвущийся из глубины на поверхность. Пальцы угодили во что-то твердое, преодолели сопротивление и завязли уже в мягком и горячем. Роман сжал кулаки и дернулся назад.
   Поскользнулся на ровном месте и чуть не упал. Однако вовремя сгруппировался и всего лишь опустился на колено.
   Туман в голове начал рассеиваться. Уже почти полностью оправившись, увидел, как сверху на него рушится соперник. Принял массивное тело на кулаки и с силой отшвырнул от себя. «Шкаф» долетел до веревок-ограничителей и повис на них.
   Наконец-то организм Романа вновь обрел равновесие, и журналист сфокусировал взгляд на противнике.
   Что это?!
   Вся грудная клетка мордоворота была разворочена так, будто ее располосовал своими когтями хищный зверь. Градову как-то пришлось видеть в Индии человека, разорванного тигром. Картина не из приятных.
   Неужели вот это сделал он? Похлеще, чем исход поединка с «Модником».
   Так вот что имел в виду Усто ракс, говоря о необходимости освободить в себе Зверя. Судя по довольному виду мастера, его ученик справился со сложной задачей.
   И все же когда Спитамен-ака подошел к нему с полотенцем, чтобы вытереть обильный пот, выступивший на теле питомца, Роман попросил:
   – Домуло, верните мне человеческий облик. Пожалуйста.
   Наставник заглянул ему в глаза и, невесело усмехнувшись, покачал головой.
   – Ты и так уже обрел его. Самостоятельно. Иначе не просил бы меня об этом. Странно…
   – Что?
   – Что ты так быстро освободился от воздействия. Вон, вспотел весь. А ведь не должен. Звери не потеют.
   Узбек дотронулся рукой до серебряного трезубца, висевшего на Романовой груди.
   – Холодный, – нахмурился отчего-то.
   Помолчав, спросил:
   – Уверен, что справишься? – уловив в глазах ученика вопрос, пояснил: – Не с Темиром, с собой. На карту поставлено очень многое…
   – Постараюсь, – пообещал журналист.

   – Третий круг! – изрек Мастер танца. – И пусть победит достойнейший!

   Роман и Темир медленно кружили друг вокруг друга и ждали.
   Был бы противником Градова кто-то другой, этой заминки, этого бесконечного ожидания не было бы, всё решилось бы очень быстро. Но против него стоял боец шиванат. Боец талантливый, молодой, сильный, резкий. Неприятель, которого вне всякого сомнения стоило опасаться.
   Как видно, подобные мысли посещали сейчас и Рахимова, потому что он тоже осторожничал.
   Молодые люди вились на месте неспешно и аккуратно, стараясь не сделать ни одного лишнего движения, глядя друг другу прямо в глаза и пытаясь уловить там мимолётный проблеск неуверенности или замешательства. Проблеск, которого хватит для того, чтобы одной моментальной атакой решить всё.
   Когда встречаются два сильных бойца, сказал как-то Спитамен-ака, то побеждает тот, у кого лучше техника. Когда у обоих техника на одном уровне, то побеждает тот, у кого больше опыта. Когда оба одинаково опытные, то побеждает тот, у кого сильнее дух. «А если и дух у них одинаково сильный?» – спросил тогда Роман наставника. Спитамен-ака усмехнулся и ответил: «Тогда победит тот, кому в тот день больше повезёт».
   Журналист смотрел на Темира и понимал, что это именно тот самый случай. Их техника более-менее равна, опыта у Романа немного больше, но «модельер» моложе и быстрее. Дух? Да и с духом у его противника всё в порядке, отметил про себя питерец. Оставалось одно – надеяться на удачу. Ну, или чуть-чуть ей помочь.
   Градов сделал неловкое движение и чуть подался вперёд, как будто споткнулся. Его противник не заставил себя ждать. Как стрела, выпущенная из тугого монгольского лука, он кинулся вперёд, далеко выбросив перед собой левую руку. Рука с раскрытыми подобно китайскому вееру пальцами летела прямо в глаза Романа.
   Это был первый удар классической «Золотой связки Чертынхана». Связки, от которой нет защиты, если её не знать.
   Давным-давно в свите хана Бабура, того самого основателя династии Великих Моголов, был нукер по имени Чертынхан. И однажды в бою с воинами коварного Шейбани-хана он бросил меч и стал драться голыми руками. Вечером того же дня, когда воины Бабура делили добычу и перевязывали раны, Хан подошел к своему верному нукеру и сказал: «Знаешь, когда ты бросил меч посреди сражения, я уже было подумал, что ты струсил, и хотел самолично отрубить тебе голову, но ты проявил недюжинную доблесть и дрался голыми руками, как настоящий лев». – «Да, о повелитель. Бой был очень жаркий, а я в своих тренировках всегда больше уделял внимания искусству руки, нежели искусству меча. Когда совсем тяжело, руками мне драться сподручнее».
   Этот удачный прием Чертынхана вошел в шиванат лет четыреста тому назад под именем «золотой связки» и с тех пор непременно изучался всеми поколениями учеников. Роман ее тоже знал, и знал прекрасно, но дело в том, что у каждого бойца шиванат она своя. Первый удар всегда один и тот же, а вот что дальше… Дальше уже можно только гадать, какой сюрприз приготовил тебе твой противник. Если только ты сам не приготовил ему своего собственного, коронного сюрприза.
   Градов точно просчитал этот выпад Темира. Сделал легкое движение вперед, как будто потерял равновесие, в надежде на то, что опытный боец, заметив оплошку противника, использует ее на все сто. Рахимов ее использовал. И Роман этого ждал.
   Пулей вылетела рука Темира, но еще быстрее журналист метнулся наискосок влево, хватая своей левой рукой, как тисками, кисть противника у запястья, а правой подбивая того под нос.
   Следующее произошло в мгновение ока.
   Рывок вперед, запрокидывание головы Темира и подбив пяткой левой ноги под его колено – слились в одно движение. «Модельера» словно вихрем подхватило. Он беспомощно взбрыкнул ногами и со всего размаху рухнул на землю вниз головой. В его шее что-то очень нехорошо хрустнуло.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация