А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Плясун" (страница 30)

   Парочка направлялась к озеру у Нижнего дворца. Прячась за невысокими молодыми банановыми пальмами, Зуль-Карнайн проследовал за ними.
   Дойдя до водоема, Ромул с Валерией остановились и стали тихо о чем-то разговаривать. К сожалению, ближайшая пальма находилась слишком далеко, так что араб ничего не мог расслышать. В надежде уловить нить разговора, он осторожно, боясь быть замеченным, перебрался в кусты, что росли всего в паре шагов от озера. И сразу же пожалел о содеянном, поскольку то были заросли шиповника, которые пребольно царапали ему кожу.
   «Эх, говорила мне мама, что нехорошо подглядывать за влюбленными парочками, добром это никогда не заканчивается», – пронеслось в его голове.
   Парень прислушался.
   – …считаешь, будто я бог? – донесся до него обрывок фразы бактрийца.
   Зуль-Карнайн заинтересованно заерзал в кустах. Наколовшись на очередную колючку, он решил оглядеться и поискать более удобное укрытие, поскольку его бедный зад уже порядком напоминал решето.
   Ничего подходящего, к своему огромному сожалению, парень не обнаружил. Зато его взору открылась более интересная картина – к пруду приближалось четыре рослых человека. Они были ужасно похожи на тех, с которыми им с Ромулом уже однажды довелось биться.
   То, что это, собственно, бактриец с ними сражался, а сам Садай оказался поверженным уже в самом начале схватки, дела не меняло.

   – Не хотеть вас прерывать, – сквозь зубы процедил вдруг вывалившийся из-за кустов Садай, – но у нас гости.
   Зуль-Карнайн был прав, всего в двух шагах от Градова неожиданно вырос, будто из-под земли, одетый в черные одежды мужчина с закрытым маской лицом.
   Ба, недавний знакомый! Хотя нет, наверно просто парень из той же банды, ведь он своими глазами видел трупы напавших на них тогда воинов в подземелье у Вазамара.
   За его спиной точно так же незаметно появились еще трое.
   И как только Роман не заметил их присутствия, неужели он так увлекся беседой с девушкой?
   Первый, по-видимому, главарь, резко бросился на питерца, пытаясь свалить его с ног. Тот еле успел уйти из-под удара, кувыркнувшись через левое плечо.
   Ого, видимо, за прошедшие десять дней местных боевиков хорошенько натренировали.
   – Хватай девушу и давай отсюда! – крикнул он Садаю. – Я тут сам как-нибудь разберусь.
   Зуль-Карнайн не стал особо сопротивляться. Воспоминания о прошлой схватке еще были живы в его голове, ох и хорошенько ему тогда наподдали эти «закутанные». В боевом товарище он особо не сомневался, а после недавних боев так вообще был уверен в его непобедимости.
   – Побежали, домина Руфина, надо уносить отсюда наш нога очень быстро. Мы очень скоро вернуться сюда с помощь, не волнуйтесь, – несмотря на сопротивления барышни, ему все же удалось оттащить ее подальше от Романа.
   Поняв, что по своей воле девушка не уйдет, Садай схватил ее и, перекинув через плечо, благо благородная патрицианка была довольно хрупкого телосложения, помчался в сторону дворца.
   Отметив, что хрупкие товарищи эвакуированы, Градов немного расслабился. Теперь можно и поразмяться.
   Побег араба и Валерии особо не расстроил нападавших, потому как все их внимание было сконцентрировано лишь на питерце. Они не спешили нападать, пока только окружая его с четырех сторон и перекрывая путь к отступлению.
   – Ом нама Шивайя! Ом, ом… – начал произносить мантры Плясун, набираясь божественной энергии.
   Внезапно его прервали.
   Тот верзила, что стоял справа, со скоростью гепарда бросился на него, и лишь только свист воздуха, разрезанного его телом, выдал практически незаметный выпад. Но и Роман был не лыком шит. Ловко присев, пропуская над головой удар и уйдя немного влево, он правой рукой со всей силы ударил здоровяка в солнечное сплетение. Предполагалось, что от такого удара бедолага должен был вырубиться просто на месте, но тот, отлетев на пару метров и ударившись о близстоящую пальму, тотчас же подскочил на ноги.
   Плясун на мгновенье замешкался, удивленный реакцией противника на удар. Этим не преминул воспользоваться следующий бандит, напавший со спины. Он обхватил парня сзади за руки, давя с чудовищной силой. Градов попытался разорвать захват привычным приемом – ударить пяткой под коленной чашечкой и немного присесть, отступая вправо. Но намеченный выпад не увенчался успехом – журналист так и остался стоять, обхваченный сзади за руки верзилой. Человек в маске попросту не отреагировал на удар по болевой точке и не сдвинулся с места.
   – Эй, парни, вы кто такие? – обратился питерец к соперникам.
   Ему никто не ответил.
   Собрав всю силу, Градов дернулся вперед, выводя державшего его «ниндзя» из равновесия, и таки скинул того с себя. Перевернувшись через голову, «закутанный» поднялся на ноги.
   Два оставшихся бойца напали одновременно. Один бросился ему в ноги, обвивая руками колени, а второй решил схватить за горло. Роман уже догадался, что в намерения соперников не входит его смерть, тогда бы они действовали совсем иначе. Да и оружия при них не было, что было крайне удивительно.
   Градову удалось предупредить прием второго разбойника, так что тот, получив локтем в челюсть, отправился подальше. При этом его голова, выдержав толчок, в который журналист вложил почти всю свою мощь, неестественно повернулась против часовой стрелки.
   «Вот черт, не хватало еще трупов, что потом делать с временным коллапсом?» – ругнулся Роман, все еще удерживаемый за ноги одним из негодяев.
   Руки были свободны, и, сложив правую ладонь ковшиком, питерец налаженным движением двинул его по сонной артерии. Однако противник не среагировал, продолжая спокойно сидеть в ногах у парня и крепко сжимая их.
   Тем временем поднялся бандит с поломанной шеей. Судя по всему, травма ему не сильно мешала, так как он спокойно переминался с ноги на ногу, не спеша атаковать. Будто ожидал чьего-то приказа.
   «Ни хрена себе, фокусы. Это что еще за киборги, у которых нет слабых мест?» – Градов начал немного волноваться.
   Он нагнулся вперед, вытянув обе руки, и, подогнув голову, кувыркнулся, освобождаясь от туши, схватившей его за ноги.
   Теперь на арену вышел самый первый, тот, что стукнулся о пальму. Он решил обхватить Романа спереди, но наткнулся на преграду. Вовремя выставленная «вилка» из двух пальцев воткнулась в его глазницы. Противная влага обволокла кисть плясуна, мерзкий запах ударил в нос. Ему еле удалось сдержать рвотный порыв, вызванный удушающей вонью. Это был запах гниющей плоти, разлагающегося тела.
   «Живые так не пахнут, неужели… зомби?» – чудовищная догадка родилась в голове журналиста.
   Нет, это невозможно. Хотя, учитывая то, что сам он находится в Древнем Хорезме почти за две тысячи лет до своего рождения, невозможность становится весьма размытым понятием.
   Парень вспомнил свой любимый фильм, «Обитель зла». Ох, и лихо Мила Йовович мочила там живых трупов. Только там они, кажется, были ужасно ядовитые и питались человечинкой. Его же новые знакомые похожих симптомов пока не проявляли. Жаль, что под рукой, как в кино, нет парочки пистолетов, тогда бы он показал этим исчадиям ада.
   Что ж, это меняет ход дела. Если его соперники уже мертвы, то временному балансу он не сможет сильно навредить. Хотя какой там «баланс» после всего того, что наворотили на арене его приятели-узбеки.
   Теперь в атаку перешел Градов. Поняв, что воздействие на болевые точки в данном случае бессмысленно, он решил применить грубую силу.
   В два прыжка подлетев к одному из таинственных соперников, Роман с силой рванул его за руку, выводя локоть из сустава. Хрустнула кость, треснула, будто по швам, кожа, и оторванная по локоть конечность осталась в руках плясуна.
   Несмотря на то, что руку отсоединили от туловища, та продолжала извиваться и шевелить пальцами, пытаясь схватить парня за шею. Он с отвращением отбросил мерзкий кусок живой плоти подальше.
   Следующий зомби попрощался со стопой, получив по суставу острым камнем, подобранным журналистом.
   Градова удивлял ход этой странной битвы. Соперники тщательно старались не покалечить его, взамен чего расставались с частями собственных тел. Последнее их, видимо, особо не расстраивало – они абсолютно не замечали травм, не чувствуя боли.
   Внезапно живые мертвецы подняли головы в небо, будто к чему-то прислушиваясь. Затем они резко обернулись к противнику, протянув к нему свои мертвые руки.
   Не успев даже моргнуть, Роман оказался придавленным к земле тяжестью четырех тел. При этом он довольно больно ударился головой о камень, которым отсек часть ноги одному из живых трупов.
   Похоже, хозяину тварей надоела эта игра в кошки-мышки, и он решил закончить задуманное.
   Журналист почувствовал, как по его виску течет теплая струйка крови, и понял, что проваливается в забытье.

   Глава двенадцатая
   Назад, в будущее

   Город Топрак-Кала,
   Хорезм, Кушанское царство, 118 г.

   Роману казалось, что прямиком под нос ему положили дохлую кошку. Мерзкий запах гнили обжигал ноздри, сдавливал грудь. Что-то горячее пульсировало в затылке, жгучими иголками покалывало в позвоночнике. Запястья и лодыжки словно состояли из ваты – пальцами не пошевелить, ничего не ощущается.
   Со стоном приоткрыв глаза, молодой человек не сразу понял, где находится.
   Дурной сон? Не удержался и выпил лишнего на празднике во дворце? Не потому ли вместо выбеленного потолка или трепещущего полога римской палатки над головой раскинулись замшелые стены. Что произошло?
   Следующий вдох принес немного воспоминаний. Вместе с неприятным воздухом вернулась память: четыре загадочных типа, нечувствительные к смертельным ударам. Проклятые зомби, вышедшие из кошмаров. Раньше Градов был уверен, что живых мертвецов на самом деле не существует. Уму непостижимо, так не бывает. Невозможно! Однако зомби оказались вполне реальными. И душок от них исходил вполне настоящий. До того реалистично, что слезились глаза.
   Один из мертвецов стоял перед журналистом. Без маски, вполоборота. Сквозь сумрак проглядывало знакомое лицо. Убитый – в этом Роман не так давно убедился. И все же непоколебимо стоящий на своих двух, хотя ему бы полагалось покоиться в сырой земле.
   – Что, болезный, – спросил журналист, с трудом подавляя рвотный порыв, – в могилке никак не лежалось? Решил выйти на белый свет, уродина? Себя показать, на людей посмотреть…
   При звуке голоса мертвец едва шевельнулся. Подбородок чуть-чуть подвинулся в сторону питерца. Прямо в переносицу плясуну смотрела бесцветная пустая глазница. Зрачок уже успел разложиться и растекся по роговице, отчего казалось, что око залито мутным туманом. Холодные пальцы ужаса схватили Градова за горло. Он ощутимо содрогнулся. Одно дело – драться с живыми соперниками, пусть даже смертельно опасными. Другое…
   – На каком языке ты говорил, чужеземец? – донеслось из полумрака.
   Парень досадливо скривился. Как он мог забыть о конспирации? Понятное дело – очнувшись, сболтнул пару слов на родном языке, чтобы страшно не было.
   Он находился где-то под землей. Ни лучика дневного света. Над головой довлели низкие каменные своды. На склизких от вечной сырости стенах коптили небольшие факелы, воткнутые в металлические держатели, выполненные в виде грифонов. Открытое пламя колебалось на слабом сквозняке. Черный дым стелился по воздуху, прижимаясь к холодным камням, обволакивая неровности.
   Градов сидел на низкой каменной тумбе. Руки и ноги сковывали крепкие бронзовые браслеты; на каждой полоске металла, даже на звеньях тяжелой цепи, теряющейся где-то на полу, тускло поблескивали незнакомые письмена. Молодого человека сковали мастерски. Подняли наручные оковы так высоко, что он почти висел на широко расставленных предплечьях. Ноги разведены, цепь натянута – даже не шевельнуть коленом. Хорошо приготовились, нелюди. Еще и этот римский ошейник вместо воротничка.
   В центре комнаты возвышался массивный стол. Его покрывала гладкая лоснящаяся скатерть, настолько черная, что края сливались с подземной темнотой. За столом клубился непроницаемый мрак. То ли выход из комнаты – еще глубже в подземелья, то ли какая-то завеса. Именно там обрывался другой конец цепей, сковывавших Романа.
   – Прячешься? – спросил журналист уже на местном наречии. – Правильно, прячься. Обещаю: едва увижу твое трижды мерзкое лицо – мигом тебе голову откручу, святоша.
   – На каком языке ты выражался? – Вазамар проигнорировал грубое обращение.
   Он понял, что его голос узнали. Но выходить на свет не спешил.
   Мобедан мобед стоял в самом темном углу, брезгливо прикрывая нос кулаком, чтобы не чувствовать запаха разлагающихся стражников, и внимательно разглядывал жертву. Ему очень не нравилось то, что, даже будучи связанным, неизвестно где и в присутствии живых мертвецов, этот воин не проявил и толики страха. Словно бы каждый день его швыряли в смердящие мертвечиной подземелья и опутывали кандалами.
   Заносчиво приподнятый подбородок, лукаво прищуренные глаза… Какая сила может содержаться в странном человеке? Пришелец – Вазамар не сомневался, что «бактриец» на самом деле появился в Хорезме отнюдь не из Бактрии – обладал невидимой силой. Очень могущественной и, к глубокому сожалению святейшего, ему, верховному жрецу Ахура-Мазды, неподвластной.
   «Пока что неподвластной! – думал старик. – Не даром, так хитростью. Не хитростью – так силой. Никто не устоит перед истинным владыкой этих земель».
   – Вряд ли у нас получится достойный разговор, – предположил Роман. – И все же я хотел бы знать, зачем меня сюда приволокли? Неужто служитель богов оказался настолько злопамятным, что затаил на меня злобу из-за отклоненного предложения?
   – О, нет, – ответил верховный жрец, выражаясь как можно более ласково, по-отечески. – Раз ты не захотел носить мое украшение – дело твое. Я позвал тебя совершенно по другой причине.
   – Посчитаю за честь узнать эту причину. – Журналист держал себя в руках и говорил изысканно, точно находится на светском приеме.
   Картину портили лишь цепи и мрачная обстановка. На четырех зомби, неподвижно стоящих вокруг Романа, пришелец из будущего внимания не обращал.
   Мобедан мобед сделал шаг и вынырнул из темноты.
   – Я хочу получить оружие дэвов, – требовательно произнес Вазамар. – Ты понимаешь, о чем я говорю, чужеземец? Огненное оружие, плюющееся смертью. То, из которого был ранен посол румов и которое у меня дерзко похитили из этих самых покоев!
   Роман широко улыбнулся. Ясное дело, что речь идет о пистолетах узбеков. Хорошо, что кто-то догадался отобрать их у этого маньяка. С него бы сталось разобрать их на винтики и шпунтики и заказать своим умельцам изготовить аналогичные огнестрелы.
   – И почему меня это не удивляет? Исключительной власти захотелось? Да, дедушка?
   – Никто не смеет так разговаривать со святейшим! – из сумрака выскочил безобразный мужичок; хилый, сгорбленный от болезни, с перекошенным от ненависти лицом.
   А, никак жрецов целитель Фрийяхваш объявился. Наслышаны, как же. Садай кое-что рассказывал, да и Соран Эфесский тоже. Причем, отзывался о коллеге очень нелестно.
   Горбун несколькими короткими прыжками приблизился к Роману. Рывком поднял голову журналиста за подбородок. Замахнулся свободной рукой. Ударил изо всех сил.
   – А еще лекарем называется. – Удар оказался не слишком сильным – Роман даже не поморщился от боли.
   Улыбнулся шире.
   – Да тут, оказывается, вместо жрецов и лекарей одни душегубы. Признавайтесь, кого еще вы тут пригрели? Уж не малека ли?
   Вазамар молча всматривался журналисту в глаза. На его лице играла недобрая улыбка. Казалось, сейчас он в мыслях предает Романа немыслимым пыткам. Фрийяхваш пританцовывал в нетерпении, насколько позволял тяжелый горб. Лекарю хотелось побыстрее закончить с пленником. Он тоже чувствовал, что Градова поддерживают неведомые силы. И силы эти были столь неприятные, что горбуну хотелось сбежать. Не успокаивали даже четыре бездушных телохранителя, по мановению ресницы готовые разорвать пришельца на куски.
   – Мы можем разговаривать с тобой годами, раб, – медленно прошипел святейший. – Ты будешь страдать от восхода и до заката, и даже ночью не будешь забыт. Следом за болью придут кошмары, и священный огонь Ахура-Мазды сожжет твой мозг.
   – Весьма непрозрачный намек на пытки, черти бы вас побрали, – пробормотал Градов по-русски.
   Заметил, что при незнакомых словах хорезмийцы дернулись как от удара хлыстом. Без сомнений, они сочли, что Роман читает какое-то заклинание. Дикари.
   – Мне нужно огненное оружие, – повторил жрец.
   – И все? – Градов решил немного подыграть.
   Все время, пока глава местных зороастрийцев расхаживал по комнате, огибая бездыханных зомби, журналист искал пути отступления. Оковы держали на совесть: ни разорвать, ни перетереть; по крайней мере, не за пару часов. Невидимое в темноте крепление тоже не поддавалось. Эх, если его хотя бы рассмотреть! Возможно, нашелся бы какой-нибудь шанс. Оставались только внутренние резервы Плясуна.
   – Нет, не все, – важно заметил Вазамар.
   Поскольку парень не уклонялся от диалога, старик немного расслабился. У него имелись средства, чтобы сделать пленника сговорчивым и кротким. Не хватало только времени.
   – Я хочу знать, где и каким образом ты научился так сражаться? Кто были твои учителя? И зачем ты пожаловал на нашу землю? Кем послан?..
   Мобедан мобед собирался играть долгую партию. Это питерец видел по его глазам. Но также видел он и то, что жрец немало спешит. Наверняка Романа ищут. И римляне, да и Тутухас с Фработаком.
   – Вижу, что ты очень разумный юноша, – вкрадчиво продолжал жрец. – Мы найдем общий язык, и ты окажешься более сговорчивым, чем эти… демоны.
   Он кивнул головой, и по команде Фрийяхваша живые мертвецы извлекли из сумрака два безжизненных тела и положили у ног журналиста. Тот с содроганием узнал в них Мирзу и Рафика. Узбеки имели весьма неприглядный вид, мало чем отличаясь от зомби. Покрытые с ног до головы запекшейся кровью, грязные и дурно пахнущие.
   Впрочем, все-таки живые. Присмотревшись (насколько это позволяло освещение в каземате), Роман заметил, что грудные клетки его приятелей вздымаются. Причем очень равномерно. Не так, когда человек находится в болевом шоке и обмороке, а так, когда он… спит.
   «Э-ге-ге, – подумалось питерцу, – да ты, святой отец, блефуешь. Ничего-то ты не смог сделать с восточными братьями. Побоялся демонов. Спят они себе, как миленькие, утихомиренные Фработаком».
   Еще тогда, во время состязаний, молодой человек увидел, что пастух не стал убивать противников, а всего-навсего усыпил их. Точно так, как он в свое время усыплял сенатора. Градов был благодарен наставнику за такой гуманизм, но не совсем понимал его природу. Теперь он все понял. Не иначе хорезмиец заключил сделку со жрецом. Его жизнь и свобода в обмен на «демонов». Но мобедан мобед не стал играть по-честному. Получив необходимое, он решил спрятать концы в воду, скормив пастуха хищным тварям. И если бы не вмешательство журналиста, кто знает, чем бы все кончилось.
   Получается, хваленый лекарь Вазамара не может привести узбеков в чувства. Или боится?
   Парень представил, какое впечатление произвели на этих людей древности пистолеты Мирзы и Рафика. После такого дива вполне понятен пиетет, испытываемый хорезмийцами к спящим «демонам». Думают, наверняка, что проснувшиеся дэвы смогут уничтожить все вокруг простым щелчком пальцев. Вон, и на арене они проявили подлинные чудеса, искрошив в клочья превосходящего противника.
   – Вот, – тыча пальцем в спящих, молвил верховный жрец, – и с тобою то же самое будет, если не покоришься воле великого Ахура-Мазды.
   – Кстати, ваше святейшество, – невинно поинтересовался Плясун. – А вот эти ваши художества с оживлением мертвецов разве не противны сути маздаяснийской религии? Уж больно дурно от этого всего попахивает. Узнает царь, вам точно несдобровать.
   – Пугаешь? – скривил бледные губы в презрительной усмешке жрец. – Напрасно надеешься на помощь извне. Никто не знает, куда ты запропал. Что ж до твоего вопроса, то я скажу тебе так. Все, что свершается на пользу дела веры, творится во благо!
   – Ну, да. Цель оправдывает средства.
   – Не умничай! – рявкнул Фрийяхваш. – Святейший, позволь применить к нему средства устрашения?
   Вазамар пронзительно посмотрел на пленника, словно пытаясь пробуравить его взглядом насквозь. Роман ответил ему бесстрашным взором человека, уверенного в своей правоте и грядущей победе. Сколько тянулся этот безмолвный поединок: минуту, две, три, десять? В конце концов старик сдался, скосив глаза на горбуна.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [30] 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация