А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Плясун" (страница 26)

   – Это еще зачем? – удивился питерец, озадаченно посмотрев на обнаженные мускулистые ноги римского пехотинца.
   – Всякое бывать, – согласился Зуль-Карнайн. – Верблюд иногда кусаться.
   Он кивнул на своего противника, одетого в плотные кожаные штаны с вывернутым наружу мехом.
   Да, кивнул Роман, соперники должны быть в равных условиях. Но где разжиться одеждой прямо посреди соревнований? Оно б заранее годилось подумать, да кто ж знал, что подвернется этакая напасть.
   Пошел спросить совета у центуриона. И тут, спасибо ему, Тутухас выручил. Велел одному из царских стражников срочно раздобыть необходимую гостям амуницию.
   Облачив Садая в косматые штаны, узбеки что-то там еще поманипулировали с мехом, потом заставили молодого человека повязать зеленую ленту на конец дротика и, наконец, остались довольны.
   – Да поможет вам Аллах, святой ходжа! – напутствовал парня «мишка Гамми».
   – Аллах акбар! – выкрикнул, вскинув кулак вверх, Рафик.

   Умостившиеся в седлах поединщики направили своих верблюдов в противоположные концы ристалища.
   Молодой араб ощутил, как его четвероногий приятель отчего-то стал на ходу взбрыкивать. Как будто наливался невесть откуда взявшейся энергией, которую ему надобно было тут же выпустить.
   Ты смотри, а он еще сомневался. Правы оказались эти странные люди, знакомые Ромула. Не зря же о них ходит молва, что они колдуны. И даже гадание по бараньей печени и вердикт гаруспика не убедили большую часть легионеров в противном. Тем более Садая, знавшего, что ливер этого барана определенно мог дать и неправильное пророчество. Чародеи, они чародеи и есть.
   Плакса, как Зуль-Карнайн назвал про себя своего скакуна, буквально не мог устоять на месте. Его длинная шея по-змеиному изгибалась то влево, то вправо. С толстых губ слетали непонятные звуки. Юноша готов был поклясться, что дромадер… пел. Да еще и пританцовывал при этом, припадая то на одну, то на другую ногу. Оно, конечно, славно, но вот Садаевой заднице, отвыкшей за время службы от верховой езды, было некомфортно.
   Наконец прозвучал сигнал трубы, объявляющий о начале поединка.
   – Га-та! – взвизгнул его противник, ударив верблюда ногами в бока.
   Араб выбросил вверх свое копьецо и помахал в воздухе изумрудным вымпелом, показывая домине Валерии, что её подарок с ним и ведет его в бой.
   – Аллах акбар! – ни с того ни с сего вырвался из его глотки боевой клич, подслушанный им у старшего годами колдуна.
   – Аллах акбар! – послышалось со зрительской трибуны, где разместились римляне.
   Удалой призыв магическим образом подействовал на Плаксу. Ему не пришлось и пяток в бока давать. Сам рванул с места, будто оводом укушенный.
   Садай трясся и ерзал в седле, невольно щелкая зубами. А сам присматривался и примерялся к противнику.
   Бактриан продолжал упрямиться. Он ни за что не хотел бежать навстречу собрату, все норовя отвернуть в сторону. И таким образом подставлял под удары противника самые уязвимые места своего седока. Хорезмиец пытался совладать с норовистым животным, дергая за узду и направляя его по прямой. Получалось плохо.
   Тогда наездник, не долго думая, треснул космача дротиком по морде.
   Верблюд негодующе взревел и стал на месте, как вкопанный. Причем, развернувшись боком к надвигающемуся сопернику.
   – Хой, хой! – встревожился хорезмиец, осыпая четвероногого ударами плетки и проклятиями.
   Однако бактриан ни на локоть не сдвинулся с места.
   Неловким положением хорезмийца не преминул воспользоваться Зуль-Карнайн.
   Выставив вперед дротик, он на полном бегу ударил им в левый бок наездника и промчался дальше. Задержать Плаксу в его неудержимом стремлении вперед было так же трудно, как и подвигнуть Двугорбого на какое-либо движение.
   Только когда дромадер достиг плетня, отгораживавшего ристалище от зрительских скамей, он затормозил, встреченный громкими воплями восторга. Величественно оглядев зевак, верблюд грациозно раскланялся перед ними (Садай, не желая отставать от скакуна, победно потряс своим копьецом с зеленой лентой) и повернул назад.
   К разочарованию арапчонка, соперник сумел выдержать его удар и удержаться в седле. Но лицо его перекосилось от боли.
   Плакса снова бросился в атаку. Однако и хорезмиец таки справился с бактрианом и развернул его мордой к нападающему, хоть и не смог понудить к бегу. Поэтому следующая атака красавчика переросла в обмен ударами.
   Араб угодил в правое плечо соперника, а тот едва не достал обнаженное горло легионера. Слава богам, Плакса дернулся, и удар пришелся в левую щеку, благо прикрытую височной пластиной. И все равно в ушах зазвенело, а глаза на пару мгновений заволокло красной пеленой. Если бы хорезмийцу удалось повторить удар, то не исключено, что тут бы поединок и кончился. Снова выручил умница-дромадер, умчавшийся в другой конец ристалища.
   Во время верблюжьей скачки Садай немного пришел в себя. Как бы почувствовав его состояние, Плакса, развернувшись, не стал тут же рваться в противоположную сторону, а подался медленно, танцующей походкой.
   Зато хорезмиец вынудил своего верблюда бежать вперед. Зажав дротик под правой рукой, он нацелил его прямо в грудь носатика. И надвигался быстро и неумолимо.
   Зрители на скамьях заволновались. Особенно переживали за своего протеже узбеки.
   – Давайте, ходжа! – вопил Мирза. – Уходите с линии удара!
   – Аллах акбар! – неистовствовал Рафик.
   Сын пустынь улыбнулся. И продолжал, все так же медленно труся, двигаться навстречу решительному удару.
   – Не подведи, миленький, – ласково шептал он Плаксе.
   Верблюд прядал ушами, насвистывая свою странную песенку.
   Когда двух седоков разделял уже всего какой-то верблюжий корпус, Садай дернул узду, и дромадер лихо принял право, выводя наездника из-под удара. Одновременно легионер сделал резкий взмах и послал свой дротик прямо в лицо хорезмийца. Тот от неожиданности дернулся, дротик римлянина пролетел мимо, задев шлем и сбив с него перьевой султан.
   Зуль-Карнайн же пустил в ход плетку. Взмах, и длинный хвост кнута оплелся вокруг копьеца соперника. Бактриан промчался мимо, унося хорезмийца вперед.
   Резкий рывок, и дротик оказался вырванным из рук седока Двугорбого. А сам всадник зашатался в седле, потеряв равновесие.
   Плакса, повинуясь твердой и умелой руке юноши, развернулся на месте и погнался за бактрианом. Догнав его, он неожиданно ощерил зубы и вцепился сородичу в ухо. Двугорбый сначала не понял, в чем дело, а потом заревел от обиды и присел на задние ноги.
   Зуль-Карнайн же обрушил град ударов на голову опешившего хорезмийца.
   Щелк, щелк! – извивалась змея кнута, охаживая противника по ушам, щекам и глазам.
   Щелк, щелк! – клацали зубы Плаксы, кусающего то Двугорбого, то его седока.
   И не ясно было, кто больше досаждал хорезмийцу. То ли хлещущий его кнутом легионер, то ли кусающий за ноги и руки верблюд.
   Наконец, не выдержав издевательств, бактриан вскочил на все четыре ноги и стал стряхивать с себя всадника, мешающего ему разделаться с обидчиком. После двух или трех резких его движений хорезмиец вылетел из седла и, напоследок огретый по голове ногой собственного скакуна, затих на песке.
   Не желая, чтобы поединок закончился кровавым исходом, Садай направил Плаксу подальше от того места, где лежал поверженный соперник.
   Зрители оценили благородство юноши, разразившись приветственными криками. Громче всех вопили, конечно, Роман, коммилитос и узбеки. Но и среди сидящих в царской ложе нашлись такие, кто не жалел глоток. Особенно усердствовали Марк Сервий, Валерия и… Тутухас. Сенатор остался по-патрициански невозмутимым. Его солдат продемонстрировал отменную выучку, и не больше того.
   Разъяренный Двугорбый преследовал победителей, продолжая бросаться на дромадера и сидящего на нем человека. Похоже, человек вызывал у животного даже больший гнев, чем сородич. Потому как он норовил укусить парня то за голову, то за ноги. Зуль-Карнайн возблагодарил небо, подсказавшее колдунам мысль раздобыть штаны. Иначе остаться ему изуродованным.
   Плакса подбежал к барьеру и вдруг сел на землю. Повернув к юноше голову, лизнул его в нос. Потом ласково схватил губами за плечо и стал тянуть вниз. Арапчонок понял, что верблюд хочет, чтобы он спешился.
   Выпрыгнув из седла, Садай быстренько перелез через ограду, оставляя поле боя двум животным.
   С другой стороны поля к хорезмийцу подбежали двое царских стражников и поволокли его прочь с ристалища.
   Легионер добрался до своих, которые тут же принялись поздравлять его с блестящей победой. Но Зуль-Карнайну было не до их приветствий. Он напряженно глядел на поле, где продолжался бой его Плаксы с Двугорбым. Казалось, без победы дромадера его собственный триумф будет неполным.
   – Не переживайте, ходжа, – хлопнул его по-дружески по плечу Мирза. – Готов поставить свой пис… э-э… свои кандалы против двух денариев, что наш победит.
   – Святая правда! – подтвердил нукер.
   Колдуны словно на печень жертвенного барана глядели. Не успел Садай прийти в себя и отдышаться, как Плакса погнал Двугорбого с ристалища, поддавая ему под зад ногами и кусая за хвост. В конце концов, этот самый соперничий хвост оказался в его зубах.
   Смотрители за животными еле поймали перепуганного бактриана и повели прочь, а дромадер гордо прошагал к тому месту, где стоял у плетня его новый друг, и положил ему в протянутые руки добытый в бою трофей. Затем так же гордо удалился с поля.
   – Ну, ты даешь! – восхитился Роман, тормоша молодого человека. – Цирк Дурова, да и только!
   – Почему это я суровый[61]? – не понял довольный араб.
   – А, не обращай внимания, триумфатор!
   – Я хотеть подарить это домина Валерия, – помахал верблюжьим хвостом Зуль-Карнайн. – Можно?
   – Дело твое, – пожал плечами журналист, на лицо которого набежала тень.
   – Я сейчас! – засиял, как новенький ауреус, паренек и помчался в царскую ложу.
   Роман, нахмурившись, проводил его взглядом и обернулся к коммилитос.
   – Ну, ребята, ваш выход!..

   Под рев труб и приветствия восторженных зевак на поле появился небольшой отряд хорошо вооруженных и экипированных хорезмийцев.
   Выбор оружия особо не оговаривался. Как гости, так и хозяева могли пускать в ход все, что им вздумается: мечи, дротики, трезубцы и тому подобное. С тем лишь условием, что все эти средства отнятия человеческой жизни должны быть затуплены, чтоб, сохрани боги, не убить и не сильно искалечить условного противника.
   В принципе, синяки, ссадины, порезы и ушибы не исключались. Какая ж драка без увечий? Однако особо тяжких травм следовало избегать. Поэтому прямые удары в лицо запретили категорически. Нос, глаза, зубы – это не шутки. За порчу этих жизненно важных органов по закону положено выкуп платить. Не отошли от закона и здесь. Если что, покалеченному должно быть выплачено соответствующее вознаграждение.
   Прозвучал еще один сигнал.
   Калитка на левой от царской ложи стороне «Колизея» распахнулась.
   Поднялась уже привычная пыль – вечная спутница сражений на арене. Медленно, красуясь перед зрителями, навстречу местным жителям зашагали римляне.
   Кто-то приветственно выкрикнул с трибун. Кажется, из царской ложи. Одинокий голос вознесся ввысь и затих. Осталось только похрустывание песка под ногами легионеров.
   – Наших местные не очень-то жаловать, – пробормотал вездесущий Зуль-Карнайн.
   Роман, не заметивший, когда здесь появился недавний триумфатор, едва заметно пожал плечами. Чувствовал себя в шкуре Гуса Хиддинка, наблюдающего за игрой подопечной сборной на чемпионате мира по футболу. Да уж, тренеру не позавидуешь.
   Действительно, хорезмийцы не спешили приветствовать гостей. Зрители молчали, расслабленно развалившись на скамьях и наблюдая за римскими бойцами с кривыми полуулыбками. Устали хлопать во время предыдущего поединка? Или полагали, что победа, добытая лихим римским наездником, – это случайность?
   Подобная ситуация очень не понравилась сенатору. Квинт Тиней нахмурился и многозначительно посмотрел на опциона. Тот спохватился, вскочил со скамьи и куда-то убежал. В следующую минуту – не успели римляне остановиться перед рядом хорезмийцев – над ристалищем разнеслось громогласное:
   – Слава Риму! Да здравствует цезарь Марк Ульпий Траян!
   Римские легионеры в ответ сделали традиционный жест – кулаком к сердцу. Точно не зная, кого здесь приветствовать (в Риме обращались непосредственно к императору), новоявленные гладиаторы дружно выкрикнули:
   – Ave Rome!
   Проконсул удовлетворенно кивнул и поерзал на скамье, усаживаясь поудобнее. В толпе зрителей поднялся одобрительный гул.
   Итак, семь римлян против… раз, два, три… девятерых хорезмийцев. Почему так, непонятно. Наверное, не учли того, что Садай, выигравший первую схватку, не будет продолжать борьбу.
   Но шансы равны. Даже можно сказать, что гости имеют преимущество. Ибо хорошо подготовленный легионер в бою стоит двух, а то и трех «варваров». Если, конечно, эти варвары не были какими-нибудь чудо-ниндзя. Но это вряд ли.
   Хотя…
   Был бы здесь Фработак, журналист не поставил бы на свою команду и медного аса. Оставалось надеяться, что людей, владеющих шиванатом, среди противников контуберния Децима Юния нет. Но это можно будет определить лишь после того, как хорезмийцы начнут двигаться по полю боя. Кого-кого, а уж носителей Искусства Роман отличит с ходу.
   «А я милого узнаю по походке…»
   Еще один звук трубы возвестил начало поединка.
   Противники стали сходиться. Стенка на стенку.
   Градов с удовлетворением отметил, что плясунов среди местных нет.
   Вот Децим подал своим короткую команду, и римский ряд рассыпался.
   Время словно бы замедлилось для Романа. Общая картина сражения распалась на ряд картинок поменьше, будто на мультиэкране большого цифрового телевизора.
   Показалось, что находится в зале своего любимого спорт-бара «Дон Кихот», что на Седьмой линии Васильевского острова. Частенько там сиживал с приятелями-журналистами, болея за любимую футбольную команду. Естественно, как и каждый приличный питерец, за «Зенит». Нравилось то, что обстановка заведения располагала скорее к спокойному, нежели к бурному «болению». Да и до дома близко. Когда не добирали у «рыцаря печального образа», всегда можно было догнать на Градовской квартире.
   Жаль, что здесь не подают ни пива, ни закусок. А, кстати, отчего? Как-то не в традициях древности. Как говорят источники (если, конечно, не врут), обычно на подобных мероприятиях всегда бойко торговали снедью и выпивкой.
   – Эх, пивка бы сейчас! – словно прочитав его мысли, потер рядом руки Мирза.
   Журналист покосился на бывшего одноклассника. Странно, однако по внешнему виду Рахимова нельзя было сказать, что он волнуется перед предстоящей ему и Рафику схваткой. А ведь там будет отнюдь не церемониальный бой. Никто с узбеками церемониться не станет.
   – Тебе совсем не страшно? – спросил, вдруг почувствовав острую жалость к другу детства.
   – А, – махнул рукой «мишка Гамми». – Двум смертям не бывать, одной не миновать.
   Естественно, Роман не поверил этой его браваде. Не иначе, на что-то надеется хокимов сынок.
   – Пива бы… – мечтательно повторил молодой узбек.
   Словно услышав последнее желание приговоренного к смерти, рядом с их скамьей нарисовался разносчик-хорезмиец с лотком, уставленным кувшинчиками с пенящимся хмельным напитком, кулечками с жареным нутом и чем-то, напоминающим шаверму.
   – О, вот это сервис! – восхитился Рахимов, но тут же сник.
   Денег в карманах не было.
   – Бери, бери, – понял его колебания русский. – Я плачу. И ты, Рафик, угощайся.
   – Богатенький Буратино! – проворчал «мишка Гамми», но выделываться не стал.
   Сгреб с подноса и кувшинчик, и нут, и хорезмийский хот-дог. Аналогично затарились и журналист с нукером. Градов расплатился. За все про все хватило четверти денария.
   «Нормальные у них тут цены».
   – Пивко, конечно, дрянь, – оценил Мирза продукт местных мастеров, похрустывая каленым турецким горохом. – Не «Гиннес» и даже не наш «Юнусобод».
   – Мне из наших больше «Нокдаун» нравится, – утер пенные усы Рафик. – С «Кириешками» или куртом.
   – Ну, ты эстет, – оскалился его хозяин, подсыпая в кувшин какой-то порошок, что не осталось незамеченным острым глазом питерца.
   – Это что?
   – Допинг, – невозмутимо ответил Рахимов. – Надеюсь, здесь не принято проводить тестирование перед соревнованиями.
   – Не тот ли, что вы подсунули и верблюду? – заподозрил неладное Роман.
   – Смотри, смотри! – вскричал нукер. – Началось!

   И правда, пока они закусывали и выясняли отношения, парни на арене закончили разминку и рванулись в бой.
   Децим Юний, вооруженный, по обыкновению, щитом и гладиусом, ринулся на рослого хорезмийца, по всему видать, предводителя команды соперников.
   – Одним ударом! – рявкнул Роман напутствие, стараясь докричаться до римлянина сквозь рев толпы. – Одной атакой!
   Командир контуберния подскочил вплотную к противнику и изо всех сил заехал ему в правое ухо щитом. Голова воина дернулась влево, из носа брызнули кровавые капли. Но шлем немного ослабил удар, хотя предполагалось, что соперник сразу будет повержен наземь. Хорезмиец же только зашатался, нелепо взмахивая руками.
   Слева набежал еще один местный, пытаясь закрыть собой начальника, однако тут же был перехвачен Луцием.
   Децим же продолжил атаку командира, пока тот окончательно не пришел в себя. Следующий удар щита пришелся противнику в грудь, отбрасывая его на спину. И последней точкой поединка стал удар гладиусом (плашмя, само собой) по лбу и вслед за тем пинок ногой в пах.
   Римлянин даже не стал смотреть, как, заливаясь кровавыми соплями и раскинув руки крестом, пал на землю недавний враг. Результат поединка и так был ясен. После таких ударов у бедолаги практически нет шансов в ближайшее время прийти в себя.
   Поспешил на помощь Луцию, столь своевременно выручившему его.
   У крепыша дела обстояли не лучшим образом. Его соперник был вооружен боевым цепом, которым, похоже, учился орудовать чуть ли не с пелен.
   Металлический шарик на цепи, из соображений безопасности лишенный шипов, но от этого не ставший менее грозным оружием, молотил по щиту легионера, не давая тому и носа высунуть. О каких там подсечках по ногам могла идти речь!
   – Щит! – крикнул ему командир.
   Поняв, что от него требуется, Луций присел и прикрылся щитом, наклоненным под углом. При этом как-то умудрился отбить пару ударов цепа гладиусом. На третьем ударе цепь оплелась вокруг клинка, и меч оказался выдернутым из рук римлянина.
   В это время Децим, оттолкнувшись левой ногой от земли, правой запрыгнул на импровизированный трамплин, изготовленный коммилито, и уже сверху прыгнул на хорезмийца, сминая его весом своего тела. Воин ударился затылком оземь, да еще и оказался припечатанным Юниевым щитом. Тут и Луций подоспел и добавил пару метких ударов.
   – Лежачего не бьют! – возмутился было Мирза такому безобразию, но тут же прикусил язык, получив испепеляющий взгляд тренера римлян.
   Гай применял свою излюбленную тактику изматывающего боя на дистанции. Он отказался от щита, предпочтя ему два гладиуса, и теперь сражался одновременно с двумя противниками.
   Хорезмийцам, вероятно, была в диковинку тактика двуручного боя. Вооруженные небольшими круглыми щитами и длинными узкими мечами, они наскакивали попеременно на Гая, а тот, принимая удары то на левый, то на правый гладиус, метался из стороны в сторону быстрыми зигзагообразными движениями.
   – Помочь? – осведомился пробегавший мимо Луций.
   Парень покачал головой. Мол, сам справлюсь. Разве не видишь, какой противник попался.
   Оно и впрямь, хорезмийские воины за исключением их предводителя, сраженного Децимом, не отличались физической мощью и завидной статью. Как, впрочем, и большинство местных жителей. Разве что черная стража верховного жреца была исключением. Там молодцы были на подбор. Но набирались ли они из жителей города или были иноземцами, разобрать было трудно из-за того, что их лица всегда были прикрыты черными шарфами.
   И все равно, не послушавшись собрата по оружию, крепыш не удержался от того, чтобы не пнуть одного из наседавших на Гая ребят ногой в зад. Воин споткнулся и с гневным криком обернулся назад, ища обидчика. А того уже и след простыл.
   Зато воспользовавшийся его ротозейством римлянин преспокойненько атаковал второго противника, сначала обрушив град ударов на его щит и расколошматив деревянный диск в щепки, а потом, соорудив из своих гладиусов некое подобие ножниц, «выстриг» меч из рук соперника. Тот только рот разинул.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация