А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Плясун" (страница 16)

   Для удобства подсчета журналист условно пометил каждого легионера порядковым номером. Первый – с большими ушами. Второй – носатый со шрамом над левой бровью. Третьему недостает передних зубов. И так далее.
   Кулак одного из противников почти коснулся щеки. Русский приблизился к легионеру почти вплотную и поднял согнутую руку, заключая локоть бойца в замок.
   Тычок головой в переносицу. Ногой – в лодыжку, и завершающий удар плечом в скулу.
   «Ушастый» противник покатился под ноги бегущих товарищей.
   Второй легионер отлично работал ногами, но ему изрядно мешал беззубый сослуживец.
   Градов блокировал выпад коленом и слегка развернул Второго налево. Тот с удивлением увидел перед собой кулак приятеля.
   Тресь!
   – Ах ты… – успел закричать Второй.
   И тут же обмяк – Роман двумя указательными пальцами ударил его в шею. Точки на гортани и яремной вене – замечательные мишени.
   Пока Третий еще отдергивал сразившую однополчанина длань, журналист поднырнул под нее и провел подсечку. Римлянин не упал, но отклонился в сторону, размахивая руками для балансировки.
   Ромка распрямился и треснул бойца под кадык. Тот захлебнулся и схватился за горло. Удар кулаком в висок оборвал его мучения.
   Если бы Градов бил на полную силу – не обошлось бы без переломов и сотрясений мозга. Но парень не собирался обзаводиться новыми врагами. Благо, хватало тех, кто сидел в здешней клетке для рабов.
   Потому Пятый легионер свалился на Четвертого, и оба они схлопотали коленями в ухо. Свалить сразу двоих – зрелищное представление. Роману пришлось поднапрячься и подпрыгнуть, обеими ногами грохнув обнявшихся противников в спины.
   Оставшиеся римляне благоразумно держались на дистанции. Они своими глазами видели, как обычный в общем-то парень уделал шестерых, да-да, – шестерых профессиональных солдат, учитывая постанывающего громилу.
   – Стена, – вдруг шепнул кто-то из них. – Посмотрим, как он теперь попляшет.
   С такой манерой боя Градову еще не приходилось встречаться. Римляне прославились во все века и миры как лучшая дисциплинированная армия. В одиночку каждый легионер был обычным солдатом. Но объединенные силы нескольких воинов превращались в смертельную угрозу для любого врага.
   Солдаты тесно прижались друг к другу плечами. Двое на полшага вышли вперед, образуя условную дугу. Изогнутая фаланга.
   Весьма эффектно. Не надо разворачивать линию, бегая туда-сюда. Фланги прикрыты, центр наступает.
   Вот только драться голыми руками римлян в строю не учили. Сжимая гладиусы или ксифосы, легионеры мигом бы разделались с Романом. Кулаками же сражаться несподручно.
   Чеканя шаг, маленькая, но грозная фаланга двинулась вперед.
   – Люблю такое! – донеслось со стороны сенатора. – Красота! Подлинное величие Рима!
   Что-то гордо ответил центурион. В очередной раз охнула Валерия.
   Этот вздох (или всхлип) девушки и решил все дело. Надо было показаться во всей красе.
   Роман приготовился отразить удар. Он понимал, что противники будут поддерживать друг друга, и пока один станет блокировать выпады Градова, другие атакуют.
   Глубокий вдох, пока хватало сил. Воздух наполнил легкие кислородом, взбурлила и до того разгоряченная кровь. Резкий выдох, чтобы ничего не осталось. Еще раз, и еще.
   В ушах зашумело, перед глазами поплыли яркие пятна. Реакция ускорилась, движения журналиста стали резкими и очень быстрыми.
   Он прыгнул вперед, нанося стремительный удар. Пятка с неприятным плотским гулом треснула левого крайнего в грудь.
   Фаланга пошатнулась. Ближайший товарищ подхватил скрючившегося римлянина за плечи. И тут же получил локтем в надбровную дугу. Брызнула кровь.
   После прыжка довольно тяжело рассчитать следующий удар. Но Роман порадовался, что не попал легионеру в глаз. Могли возникнуть неприятные последствия.
   Добавил первому, еще не оправившемуся от потери дыхания бойцу. Хлесткий удар ладонью в шею. Резкий поворот, уход в тыл фаланги. Обеими руками схватил противников за шеи и стукнул их голова об голову.
   Отряд поредел ровно наполовину. Оставшимся бойцам не осталось ничего лучшего, как разъединиться и попытаться затиснуть Романа в клещи.
   Градов сделал несколько шагов вперед, минуя бойцов. Развернулся, хватая ближайшего за ухо, и двинул его локтем в ключицу. Противник выгнулся, ощерившись гримасой боли. И свалился спиной назад, угостившись пяткой с разворота.
   – Останется только один, – тяжело дыша, пошутил Роман.
   Римлянин не понял юмора двадцать первого столетия.
   Он схватил Градова за плечи и ударил коленом. Но его нога вдруг наткнулась на бедро Романа.
   Парень подцепил легионера за пятку и резко дернул ее наверх. Если бы еще ушел влево и приподнялся – не миновать врагу растяжки или перелома. А так только хрустнула лодыжка.
   Римлянин замер в странной позе: с согнутой ногой, почти прижатой к ягодице, и откинувшись назад. Роман небрежно отклонил его плечом еще пониже. И завершил поединок эффектным хлопком раскрытой ладони по гортани противника.
   – Поверить не могу, – хмуро выдавил центурион, глядя на своих побитых подчиненных.
   – Я же говорил! – с торжеством воскликнул Садай и полез обниматься с победителем.
   Надо сказать, что и побежденные повели себя по-мужски. А что, всё было по-честному. Поэтому, отряхнув с туник пыль, они также подошли к варвару, и кто обменялся с ним рукопожатием, а кто попросту легонько ткнул парня кулаком в плечо или бок, показывая, что зла не держит.

   Квинт Тиней Руф был уязвлен, казалось, даже больше, чем его родственник. Откинувшись на подушки, он лежал, смертельно бледный, дыша так, словно ему не хватало воздуха. Заметив состояние высокого пациента, Соран принялся хлопотать вокруг него, быстренько сварганив компресс и поднося укрепляющее питье.
   Медикусу помогала и Валерия, хотя больше всего ей хотелось сейчас оказаться на месте Садая, чтобы осмотреть, цел ли герой, нет ли у него каких ран и ушибов. Но следовало соблюдать приличия.
   Отдышавшись, сенатор жестом подозвал к себе Марка Сервия и стал вполголоса что-то втолковывать ему.
   О чем говорили родственники, девушка не разобрала. Видно было только, что центуриону не очень нравилось слышимое. Он пару раз энергично потряс головой, возражая послу. Но патриций настаивал, и в конце концов ветеран сдался.
   Подойдя к Роману, он, не глядя ему в глаза, произнес:
   – Тут это… Посол требует, чтобы ты выступил против еще одного бойца. Последний поединок…
   – Так нечестно, доминус! – возмутился Садай. – Он же выиграл. Один против десяти.
   – Рот закрой, щенок! – рявкнул офицер. – Давно розог не пробовал?
   И неожиданно с виноватой заботой поинтересовался у пленника:
   – Ты как, выдержишь, а?
   Градов понимающе улыбнулся. Разумеется, он устал. Но не настолько, чтобы подводить этого, в общем, неплохого дядьку, вынужденного терпеть капризы спесивого аристократа.
   – Постараюсь. А что за боец?
   Центурион вздохнул.
   – Это один из личных охранников проконсула…
   Садай присвистнул. Негров-великанов, служивших носильщиками и одновременно телохранителями Руфа, среди легионеров никто не любил. Уж больно те кичились своим положением.
   Еще бы, кормили, поили, одевали их не в пример простым римским солдатам. Мясо и вино у них не переводилось. И жалованье получали тройное. Преторианцы, понимаешь! Выделенные самим императором для охраны драгоценной особы посла.
   – Ладно, пусть будет телохранитель, – пожал плечами журналист.
   А что ему еще оставалось.
   По знаку проконсула вперед выступил темнокожий богатырь гигантского роста.
   При виде этого звероподобного чудища Валерия ойкнула. Вся восьмерка отцовских носильщиков отличалась физической силой и статью, но даже среди них Север выделялся. Это была поистине глыба, сплетенная из тугих клубков мышц.
   Вот он каменной статуей замер напротив варвара, одетый лишь в набедренную повязку. Солнечные блики забегали по натертой маслом антрацитовой коже Севера. С легким презрением рассматривал он стоявшего перед ним пленника, словно тот был некоей букашкой, мешавшей полуденному отдыху великана.
   Роман оценивающе глядел на противника. В принципе, ничего особенного. Гора костей и мяса. Наверняка, привык массой брать, сразу сшибая соперника с ног. Где же у него слабые точки?
   Ага, приметил русский, вот они. Пресс слабоват, подкачать бы не мешало и не жрать после шести вечера. И там, на шее парочку.
   – Начинайте! – нетерпеливо махнул платком сенатор, которому не терпелось, чтобы с этим бактрийским наглецом поскорее было покончено.
   Будто повинуясь его приказу, Градов сорвался с места.
   На самом деле он применил обычную тактику шиваната, создававшегося как учение о нападении, а не обороне.
   Великан опешил. Он не ожидал, что эта мелочь пузатая решится на атаку. Полагал, что самая лучшая тактика для варвара в этом бою – постараться как можно дольше уклоняться от прямого контакта с ним, Севером. Ладно, кроха, сам напросился.
   Валерия увидела, как гигант, раскинув в стороны руки-бревна, пошел на бактрийца. Так движется неумолимая гигантская волна, сметающая все на своем пути. Девушке приходилось видеть такие в царстве кушан, на берегу великого океана.
   То, что произошло потом, было поразительным не только для девичьих глаз, но и для взоров видавших виды вояк, с любопытством наблюдавших за поединком.
   Варвар маленькой, но злобной собачонкой кинулся прямо на грудь Северу и провел серию молниеносных ударов-тычков. Сначала ткнул левой рукой в правое предплечье гиганта, затем клюнул правой в левое, а потом той же правой, как гладиусом, сделал выпад в живот, в область селезенки.
   Север выпучил глаза, открыл рот, вывалив наружу язык, и согнулся пополам. Было видно, что он испытывает жуткую боль.
   Зрители, за исключением сенатора, одобрительно загалдели. Валерия даже хлопнула пару раз в ладоши.
   – Север! – гневно крикнул проконсул. – Север!
   К чести гиганта, он довольно быстро собрался с силами и снова пошел в атаку. Громадный кулак взлетел над курчавой головой молодого человека, готовый размозжить её. Но не успел опуститься, перехваченный быстрым движением соперника. Пальцы варвара легонько прошлись по запястью негра, будто нащупывая пульс, а пальцы левой ноги впечатались в правое колено телохранителя. Тот охнул и осел на песок под издевательские улюлюканья легионеров.
   Взревев диким зверем от боли и унижения, Север подхватился на ноги, но было видно, что его правая нога и левая рука плохо повинуются ему.
   И тогда в его руке блеснул короткий клинок. Откуда он его взял, никто не успел заметить. Может, из складок набедренной повязки извлек. Или кто из его товарищей незаметно подбросил…
   Центурион собрался было вмешаться в поединок, пошедший не по правилам, но был резко остановлен сенатором.
   – Ты неправ, дружище, – осуждающе покачал головой Роман, глядя в налитые кровью глаза негра. – Ты очень неправ.
   Невысоко подпрыгнув на месте, он провел серию ударов ногами, поразив второе колено, а затем и пах гиганта. Одновременно «пощупал пульс» на правой руке противника, отчего та сразу повисла плетью.
   Нож упал на землю.
   Ребром левой ладони Градов ударил по кадыку Севера, а его правая рука вонзилась в левый бок великана, прямо под ребра.
   Телохранитель вытянулся во весь рост и медленно, как срубленное дерево, завалился на спину.
   Журналист, смахнув со лба пот, повернулся лицом к сенатору, не выходя из боевой стойки.
   – Кто-то еще желает? – осведомился, переводя дыхание.
   Двое носильщиков по знаку проконсула кинулись к своему поверженному приятелю. К ним поспешно присоединился и Соран Эфесский.
   – Мертв? – слабо справился Руф.
   – Хвала богам, нет, – отрицательно затряс головой эскулап. – Пару ребер сломано, а так все в порядке.
   – В порядке, – передразнил его посол и зло сплюнул.
   – Ну, варвар… – обратился он к Роману, но договорить не успел, потому что на площадке появился дозорный с вестью о том, что к лагерю приближается процессия местных.
   – Что им нужно? – пожал плечами проконсул. – Вроде, недавно виделись.
   – Впустить? – поинтересовался Марк Сервий, одним глазом кося на племянницу, которая под шумок пробралась к бактрийцу и принялась обтирать его своим платком, что-то горячо нашептывая парню на ухо.
   Патриций кивнул. Осложнять отношения с варварами не входило в их планы. Слишком уж мало было римлян. А до ближайших имперских провинций, ой, как далеко.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация